Что изучает морфемный уровень языка + видео обзор

Морфемный уровень

Морфемный уровень – подсистема языка, объединяющая минимальные значимые, но несамостоятельные единицы языка – морфемы. Морфемы, в отличие от фонем, имеют своё собственное значение, а в отличие от слов, не могут использоваться изолированно, вне состава слова. Функция морфемы определяется как конститутивная: из морфем составляются слова и формы слов.

Парадигматические отношения на морфемном уровне основаны на противопоставлении морфем по статусу в составе слова, функции и месту относительно других морфем.

— с-каз-а-ть – ‘устно сообщить информацию’;

— за-каз-ать – ‘сообщить информацию о своём желании’;

— от-каз-а-ть – ‘сообщить информацию о нежелании’;

— при-каз-а-ть – ‘сообщить информацию о требуемых действиях’;

— у-каз-а-ть – ‘сообщить информацию о важных деталях’;

— по-каз-а-ть – ‘сообщить визуальную информацию’.

По функции аффиксы делятся на словообразовательные и формообразующие: словообразовательные аффиксы входят в лексическую основу и выражают компонент лексического значения, а формообразующие – не входят в лексическую основу и выражают один или несколько компонентов грамматического значения словоформы.

Формообразующие аффиксы не меняют лексического значения и в современном русском языке представлены двумя типами морфем: формообразующими суффиксами и флексиями (окончаниями). Флексии используются для выражения значений, объединённых категориями склонения и спряжения: рода, числа, падежа, лица. Для выражения других грамматических словоизменительных категорий используются формообразующие суффиксы (таблица 9).

По месту относительно других морфем аффиксы делятся на следующие типы:

-префиксы (приставки) – аффиксы, расположенные перед корнем, например, по-бежать, не-простой, под-ытожить;

-суффиксы – аффиксы, расположенные после корня (перед формообразующими аффиксами, например, хорош-о (наречие), солом-енн-ый, рассчит-ыва-ть;

-постфиксы – словообразовательные аффиксы, расположенные после формообразующих, например, крадущий-ся, кто-нибудь, какой-то.

Формообразующие суффиксы и флексии в современном русском языке

Часть речиЗначения формообразующих суффиксовФормо-образующие суффиксыЗначения флексийФлексии
Имя существительноеМножественное числолист-j- неб-ес-Число, падеж Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Имя прилагательноеПоложительная степеньнетРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка
Сравнительная степень Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языканетНет
Превосходная степень Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Имя числительноеНетнетПадеж, род*, число Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
МестоимениеНетнетРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
НаречиеПоложительная степеньнетНетНет
Сравнительная степень Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаНетНет
ГлаголИнфинитив; сослагательное наклонение** Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаНетНет
Изъявительное наклонение, настоящее и будущее времянетЛицо, число Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Изъявительное наклонение, прошедшее время; сослагательное наклонение** Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка
Повелительное наклонение Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаЧисло Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка
Действительные причастия настоящего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Действительные причастия прошедшего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Страдательные причастия настоящего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Страдательные причастия прошедшего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Деепричастия Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языканетНет

*Для некоторых форм числительных один, два.

** При наличии частицы «бы», «б».

В составе слова могут быть использованы морфемы, не имеющие значения, а предназначенные для удобного произношения соседних морфем – интерфиксы (соединительные гласные или согласные), например, вод-о-провод, син-е-зелёный, гаи-ш-ник. Причём морфемы могут не только формально выражаться, но ничего не обозначать, они могут значимо отсутствовать. Такие морфемы называются нулевыми, например, неодушевлённые существительные второго склонения мужского рода имеют в именительном и винительном падеже единственного числа нулевое окончание: стол-Ø (ср. стол-а, стол-у и т.д.). Наличие нулевых окончаний объясняется тем, что система может образовываться не только противопоставлением различных единиц, но и противопоставлением наличия / отсутствия единицы: если в других падежах грамматическое значение выражается окончаниями, то окончание есть и в указанных формах.

Синтагматические отношения морфем проявляются в том, что под воздействием фонемного состава соседних морфем единицы этого уровня могут реализовываться в различных алломорфах (вариантах морфем), а также в изменениях границ морфем.

Так, например, большинство приставок, заканчивающихся на согласную фонему, могут реализовываться в вариантах с конечной гласной, если на морфемном шве возникает труднопроизносимое сочетание фонем: от-бежать / ото-йти (не отйти), раз-бирать / разо-брать (не разбрать). Аналогичную ситуацию можно наблюдать в реализациях суффиксов, где в отличие от приставок, труднопроизносимость устраняется с помощью алломорфа с начальной гласной фонемой, например, кипят-к-а / кипят-ок (не кипятк).

Смещение границ морфем может проявляться в их полном или частичном наложении, когда одна фонема или сочетание фонем являются частями двух соседних морфем, например, Что изучает морфемный уровень языка

Иерархические отношения устанавливаются между фонемами и морфемами как между минимальными незначимыми несамостоятельными элементами, из которых состоят минимальные значимые несамостоятельные элементы, а также между морфемами и словами как между минимальными значимыми несамостоятельнымит элементами, из которых состоят минимальные значимые самостоятельные элементы.

Источник

Морфемный уровень

Морфемный уровень – подсистема языка, объединяющая минимальные значимые, но несамостоятельные единицы языка – морфемы. Морфемы, в отличие от фонем, имеют своё собственное значение, а в отличие от слов, не могут использоваться изолированно, вне состава слова. Функция морфемы определяется как конститутивная: из морфем составляются слова и формы слов.

Парадигматические отношения на морфемном уровне основаны на противопоставлении морфем по статусу в составе слова, функции и месту относительно других морфем.

— с-каз-а-ть – ‘устно сообщить информацию’;

— за-каз-ать – ‘сообщить информацию о своём желании’;

— от-каз-а-ть – ‘сообщить информацию о нежелании’;

— при-каз-а-ть – ‘сообщить информацию о требуемых действиях’;

— у-каз-а-ть – ‘сообщить информацию о важных деталях’;

— по-каз-а-ть – ‘сообщить визуальную информацию’.

По функции аффиксы делятся на словообразовательные и формообразующие: словообразовательные аффиксы входят в лексическую основу и выражают компонент лексического значения, а формообразующие – не входят в лексическую основу и выражают один или несколько компонентов грамматического значения словоформы.

Формообразующие аффиксы не меняют лексического значения и в современном русском языке представлены двумя типами морфем: формообразующими суффиксами и флексиями (окончаниями). Флексии используются для выражения значений, объединённых категориями склонения и спряжения: рода, числа, падежа, лица. Для выражения других грамматических словоизменительных категорий используются формообразующие суффиксы (таблица 9).

По месту относительно других морфем аффиксы делятся на следующие типы:

-префиксы (приставки) – аффиксы, расположенные перед корнем, например, по-бежать, не-простой, под-ытожить;

-суффиксы – аффиксы, расположенные после корня (перед формообразующими аффиксами, например, хорош-о (наречие), солом-енн-ый, рассчит-ыва-ть;

-постфиксы – словообразовательные аффиксы, расположенные после формообразующих, например, крадущий-ся, кто-нибудь, какой-то.

Формообразующие суффиксы и флексии в современном русском языке

Часть речиЗначения формообразующих суффиксовФормо-образующие суффиксыЗначения флексийФлексии
Имя существительноеМножественное числолист-j- неб-ес-Число, падеж Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Имя прилагательноеПоложительная степеньнетРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка
Сравнительная степень Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языканетНет
Превосходная степень Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Имя числительноеНетнетПадеж, род*, число Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
МестоимениеНетнетРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
НаречиеПоложительная степеньнетНетНет
Сравнительная степень Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаНетНет
ГлаголИнфинитив; сослагательное наклонение** Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаНетНет
Изъявительное наклонение, настоящее и будущее времянетЛицо, число Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Изъявительное наклонение, прошедшее время; сослагательное наклонение** Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка
Повелительное наклонение Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаЧисло Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка
Действительные причастия настоящего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Действительные причастия прошедшего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Страдательные причастия настоящего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Страдательные причастия прошедшего времени Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языкаРод, число, падеж Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языка, Что изучает морфемный уровень языкаи т.д.
Деепричастия Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языка Что изучает морфемный уровень языканетНет

*Для некоторых форм числительных один, два.

** При наличии частицы «бы», «б».

В составе слова могут быть использованы морфемы, не имеющие значения, а предназначенные для удобного произношения соседних морфем – интерфиксы (соединительные гласные или согласные), например, вод-о-провод, син-е-зелёный, гаи-ш-ник. Причём морфемы могут не только формально выражаться, но ничего не обозначать, они могут значимо отсутствовать. Такие морфемы называются нулевыми, например, неодушевлённые существительные второго склонения мужского рода имеют в именительном и винительном падеже единственного числа нулевое окончание: стол-Ø (ср. стол-а, стол-у и т.д.). Наличие нулевых окончаний объясняется тем, что система может образовываться не только противопоставлением различных единиц, но и противопоставлением наличия / отсутствия единицы: если в других падежах грамматическое значение выражается окончаниями, то окончание есть и в указанных формах.

Что изучает морфемный уровень языка

Синтагматические отношения морфем проявляются в том, что под воздействием фонемного состава соседних морфем единицы этого уровня могут реализовываться в различных алломорфах (вариантах морфем), а также в изменениях границ морфем.

Так, например, большинство приставок, заканчивающихся на согласную фонему, могут реализовываться в вариантах с конечной гласной, если на морфемном шве возникает труднопроизносимое сочетание фонем: от-бежать / ото-йти (не отйти), раз-бирать / разо-брать (не разбрать). Аналогичную ситуацию можно наблюдать в реализациях суффиксов, где в отличие от приставок, труднопроизносимость устраняется с помощью алломорфа с начальной гласной фонемой, например, кипят-к-а / кипят-ок (не кипятк).

Смещение границ морфем может проявляться в их полном или частичном наложении, когда одна фонема или сочетание фонем являются частями двух соседних морфем, например, Что изучает морфемный уровень языка

Иерархические отношения устанавливаются между фонемами и морфемами как между минимальными незначимыми несамостоятельными элементами, из которых состоят минимальные значимые несамостоятельные элементы, а также между морфемами и словами как между минимальными значимыми несамостоятельнымит элементами, из которых состоят минимальные значимые самостоятельные элементы.

Дата добавления: 2015-01-01 ; просмотров: 272 ; Нарушение авторских прав

Источник

Уровневая организация языка: морфемно-морфологический уровень, лексико-семантический уровень, синтаксический уровень.

В вопросе о выделении этого уровня у языковедов нет единства. Некоторые ученые выделяют только морфемный уровень, исследуя системные взаимоотношения семантически минимальных единиц — морфем, выделяя, в свою очередь, в их составе аффиксальный подуро­вень. Другие ученые, кроме морфем, включают в морфемно-морфоло-гический уровень словоформы и их парадигмы как единицы морфологии. Учитывая тот факт, что морфемы и их связи должны изучаться в единстве с выполняемыми ими функциями, мы также включаем в состав единиц этого уровня морфемы и слово­формы. Как уже говорилось выше, слово является узловым элемен­том языка, фокусом взаимодействия многих языковых факторов. В силу этого разными своими сторонами оно имеет отношение к другим единицам языка, а следовательно, и к другим языковым уровням. Слово не только носитель лексического значения, оно одновременно и морфологическая единица, образованная по присущим данной языко­вой системе правилам. Поэтому словоформа и лексема как совокуп­ность словоформ — это морфологические образования, а потому имеют отношение к морфемно-морфологическому уровню.

Подобно другим единицам языка, морфема выступает в виде определенных своих видоизменений, вызванных историческими при­чинами или конкретными текстовыми условиями. Представители (ре­презентанты) морфемы, образующие в совокупности парадигму ее изменений в системе языка, т. е. ее тождество, называются морфами, или алломорфами (по аналогии с аллофонами фонемы; ср.: друг — дру­га — друзья — дружить; свечойтучей; избить — испить; искатьподыскать; история — предыстория и т. п.).

Морфемы самостоятельно не употребляются в предложении, не являются тем самым номинативными или коммуникативными едини­цами языка. Они служат для образования слов и словоформ. Выделя­ются знаменательные морфемы (корни) и служебные (аффиксы). В свою очередь аффиксы подразделяются на словообразовательные и словоизменительные. С помощью словообразовательных суффиксов образуются новые слова различных частей речи; словоизменительные аффиксы участвуют в образовании форм слова. Приставки образуют новые слова одной и той же части речи. В соответствии с этим делением словообразовательные аффиксы имеют словообразовательное значе­ние, словоизменительные — грамматическое.

Морфема — явно выраженный показатель классификационной природы слова. Если с корнем связано выражение вещественного значения слова, то словообразовательные и словоизменительные аф­фиксы являются показателями принадлежности слова к тому или другому соответственно содержательному или формальному разряду слов.

Главной КЕ этого уровня является слово как носитель лексиче­ского значения; кроме него, к этому уровню относятся также прирав­ниваемые к слову — по характеру своих значений и выполняемым функциям — неоднословные вторичные единицы языка: фразеологиз­мы, лексикализованные номинативные и предикативные сочетания слов, а также аббревиатуры. Лексико-семантический уровень аккуму­лирует и закрепляет итоги познавательной деятельности говорящего коллектива, выработанные в практике общения понятия. В силу этого лексико-семантический уровень существенно отличается от всех дру­гих уровней. Языковеды указывают на ряд определяющих его характе­ристик.

Словарный состав подвижен и проницаем, это открытый уровень 82

языка. Новые факты действительности, попадающие в сферу челове­ческой деятельности, новые понятия, формирующиеся на этой основе, получают непосредственное отражение в словарном составе языка. В соответствии с разными условиями и целями общения, в результате изменения самого языка и исторической смены коммуникативных сис­тем, под воздействием других языков в лексической системе языка формируются разные слои лексики: диалектная, профессиональная, тер­минологическая, старославянская (в русском языке) и др. Разнообразны тематические и семантические группировки слов, отражающие различные связанные между собой явления действительности и понятия.

Лексика языка непосредственно связана с разными сферами обще­ния, с разными внешними коммуникативными участками речевой деятельности. На лексико-семантическом уровне смыкается и пере­крещивается внутренняя и внешняя структура языка. В результате происходит стилистическая дифференциация лексики языка. Однако основанием такой дифференциации выступает межстилевая, нейтраль­ная лексика, служащая словарным ядром в любом стиле и сфере общения; эта лексика представляет собой стилистический фон, на котором выделяются другие стилистически маркированные слои лек­сики.

Лексика языка внутренне системно организована на разных семан­тических основаниях. Отмечается логическая подчиненность и сопод-чиненность словарного запаса. На этом основании выделяются различного ранга гиперонимы (генеральные, общие понятия) и гипо­нимы (видовые, логически подчиненные понятия). Гиперонимия и гипонимия пронизывают лексику языка от базовых, категориальных понятий до конкретных, единичных.

Систематическая организация лексики на семантических основа­ниях выражается и в таких явлениях языка, как многозначность, синонимия, антонимия, лексическая ассимиляция, семантическая со­четаемость слов и др. Примером системной организации лексики могут служить упоминаемые выше тематические группы слов и семантиче­ские (понятийные) поля.

Как говорилось выше, к лексико-семантическому уровню принад­лежат и другие лексикализованные единицы, которые по своей семан­тике, выполняемым в языке функциям тождественны слову либо приближаются к нему. Это фразеологизмы, глагольно-именные соче­тания слов, составные наименования (ср.: составные термины, различ­ного рода устойчивые аналитические названия, сложно-сокращенные слова). В сравнении со словом эти единицы по своему образованию генетически вторичны.

Слово — знак большого обобщения, выполняющий в языке раз­личные семантические и грамматические функции (номинативную, предикативную, образную, характеристическую и др.). Поэтому вполне естественно и закономерно, что со словом могут совпасть семантически

и функционально и быть соотносительными различного рода устой­чивые сочетания слов. Однако различное оформление и выражение соотносительного со словом значения (аналитические номинативные и предикативные единицы различаются составом своих элементов, смысловой сфуктурой) не может не вносить своеобразия в их значения и выполняемые функции, по сравнению со словом. Все это определяет их самостоятельное место и роль на лексико-семантическом уровне, а следовательно, и их отношение к обозначаемой действительности.

Своеобразие этих вторичных единиц особенно рельефно обнару­живается в случае их синонимичности слову. Само обобщение в слове (понятие) разрабатывается исторически и не выступает данным в момент образования слова. Поэтому было бы словесной аберрацией видеть в других номинативных и предикативных единицах обязатель­ный семантический и фамматический эквивалент слову с тождествен­ными функциями, т. е. рассмафивать их как знаки с такой же разработкой понятия и всеми возможными функциями, как и в слове. Значение слова должно рассмафиваться не как эталон приравнения и отождествления значения и функций других номинативных и преди­кативных единиц языка, а скорее как общий семантический и функ­циональный фон, на который проецируются значения и функции вторичных составных единиц языка. Это позволяет определить свое­образие этих единиц, глубину и объем разрабатываемого в них обоб­щения, роль образности, специфику и набор осуществляемых функций, по сравнению со словом. Поэтому нет оснований полностью прирав­нивать семантику и функции слова и таких единиц, как фразеологизм, глагольно-именные сочетания, составные термины на том основании, что они на определенном участке своего функционирования могут выполнять одни и те же семантические и фамматические функции, быть семантически или ономасиологически тождественными, т. е. синонимичными. Близость составных лексикализованных единиц сло­ву различна, что зависит от развитого в них обобщения, выполняемых семантических и фамматических функций, от их смысловой сфуктуры (внутренняя форма) и ее соотношения со значением.

Отношение слова и фразеологизма было в ценфе внимания фра-зеологов со времени формирования фразеологии как отдельной линг­вистической дисциплины. Если первоначально лексикологи по большей части отождествляли слово и фразеологизм (и прежде всего в семантическом отношении), то в последнее время многие языковеды склонны видеть во фразеологизме особую конститутивную единицу языка, образующую свой сфуктурный уровень; утверждается при этом особый характер значения фразеологизма и выполняемых им функций. В противоположность такому мнению мы считаем, что нет достаточных оснований выделять фразеологизм из лексико-семантического уровня. И семантической близостью, и своей семантико-фамматической фун­кцией, соотносительностью с морфологическими разрядами слов, со-84

отношением внутренней формы и значения фразеологизм не порывает со словом. Разумеется, эти общие черты не исключают своеобразия фразеологизма. Своим образным, характеристическим значением, вы­полняемыми в предложении функциями фразеологизм родствен сло­вам с синтаксически обусловленным значением (образная, эмо­циональная характеристика, даваемая подлежащему). Фразеологизм, имея образное, характеристическое значение, либо выполняет собст­венно предикативную функцию, либо образно определяет, уточняет предикат. Отсюда становится понятным, почему самыми многочис­ленными в языке являются глагольные и наречные фразеологизмы. Малочисленные субстантивные и адъективные фразеологизмы упот­ребляются, как правило, в функции сказуемого, т. е. являются преди­кативами, образной, эмоциональной характеристикой субъекта-под­лежащего (ср.: чучело гороховое, сонная тетеря, от горшка два вершка, с коломенскую версту, не все дома и т. п.).

Особое место на лексико-семантическом уровне занимают глаголь­но-именные сочетания. Это весьма продуктивный класс лексически расчлененных устойчивых предикатов, в большинстве своем корреля­тивных глаголу (участвовать = принимать участие, помогать = оказы­вать помощь, влиять = оказывать влияние и т. п.). Предикаты такого типа весьма продуктивны во многих современных языках, как вторич­ные образования они наблюдались и в древнем состоянии языков.

В отечественном языкознании утвердилось мнение, высказанное Потебней, что в языке, по направлению к нашему времени, увеличи­вается противоположность имени и глагола. Это выражается прежде всего в их формальных, фамматических признаках, в их роли в предложении как главных членов, в поляризации и тяготении второ­степенных членов предложения к этим двум фамматическим ценфам в предложении. Но рядом с этим в процессе развития языка наблюда­ются и тесные, взаимопроникающие отношения между именем и глаголом, в результате чего образуются единицы, в которых объединя­ются и активно проявляются свойства имени и глагола.

В современных языках, в том числе и в русском языке, активно развивается аналитизм не только в обозначении действия, но и предмета в широком его понимании. Однако в языке одновременно продолжает быть продуктивным и развивающимся и синтетическое, однословное обозначение понятий. Аналитическое и синтетическое обозначения понятий сосуществуют, взаимодействуют и во многих случаях предполагают друг друга, выполняя дифференцирующую, до­полняющую, в том числе и синонимическую функции.

В языках отмечается большое количество аналитических устойчи­вых названий как в общеупотребительном языке, так и — особенно — в научных терминологиях (ср.: заработная плата, грузовой автомобиль, начальное образование, железная дорога, высшее учебное заведение, теория познания, химическое соединение, двигатель внутреннего сгорания, элек­тромагнитное излучение и т. п.). По наблюдениям лингвистов, в современных научных терминологиях составные термины преоблада­ют.

КЕ синтаксического уровня являются словосочетание и предложение. Синтаксис, как раздел грамматики, не занимается описанием и анализом конкретных смыслов этих единиц; теоретически и практически они неисчерпаемы. Предметом изучения синтаксиса являются отвлеченные модели строения этих единиц и их типовые значения, закрепленные в системе языка.

Теоретическую и практическую разработку словосочета­ние получило в трудах прежде всего отечественных ученых — Ф.Ф. Фортунатова, A.M. Пешковского, Н.П. Петерсона, В.В. Виног­радова, В.П. Сухотина и др.

Наиболее признанной, теоретически цельной является концепция словосочетания В.В. Виноградова. Словосочетание — номинативная единица, подобная слову; оно представляет собой строительный мате­риал, из которого образуется предложение. Вслед за В.В. Виноградо­вым, под словосочетанием понимают сочетание, как правило, двух знаменательных слов, связанных между собой подчинительной связью и выражающих одно «расчлененное понятие». Форма словосочетания зависит от грамматически главного, стержневого слова. Словосочета­ние — это, в сущности, семантическое распространение этого слова на основе его морфологических свойств. Словосочетание — ближайший контекст слова, в котором снимается отвлеченность его значения, оно «привязывается» к конкретной действительности и реализует ту или иную свою семантическую функцию. Обозначение словосочетанием «расчлененного понятия» говорит о том, что значение, а точнее — смысл словосочетания, не представляет собой простую сумму значений двух сочетающихся слов.

Наметившееся в отечественном языкознании в 50—60-е годы ак­тивное теоретическое и практическое изучение словосочетания прежде всего русского языка в последующие годы, по сути дела, сведено на нет. После трудов В.В. Виноградова, В.П. Сухотина, Н.Н. Прокоповича

заметного продвижения в этой области не наблюдается. Между тем это все еще недостаточно изученная область языка: не инвентаризованы и не описаны типовые значения моделей словосочетаний русского языка, не исследованы регулярные семантические функции слов, образующие смыслы словосочетаний, не раскрыто своеобразие номинативной фун­кции различных типов словосочетаний, сравнительно со словом и лексикализованными сочетаниями слов; не приведена в известность богатейшая синонимика словосочетаний, быть может, более всего демонстрирующая семантическую гибкость и подвижность языка на синтаксическом уровне и др.

Предложение — это коммуникативная единица языка. По­добно другим основным единицам языка, предложение имеет много определений. В качестве рабочего мы воспользуемся определением В.В. Виноградова: «Предложение — это грамматически оформленная по законам данного языка целостная (т. е. неделимая далее не речевые единицы с теми же основными структурными признаками) единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли» (11, с. 254).

Традиционное изучение предложения преимущественно обращало внимание на структурно-грамматические его признаки. Это изучение выявило существенные грамматические признаки предложения. Отталкиваясь от логицизма и психологизма, Потебня и его школа (Д.Н. Овсянико-Куликовский и др.) выделили предикативность и модальность как тот необходимый грамматический минимум, который характеризует предложение в качестве особого грамматического явле­ния (категории времени, наклонения, лица, отношения выражаемой мысли к действительности). Морфологически эти категории выража­ются в формах глагола. Поэтому глаголу отводится в трудах таких ученых, как А.А. Потебня, A.M. Пешковский, В.В. Виноградов и др., исключительная роль в образовании предложения. По Потебне, основ­ные грамматические признаки современного предложения связаны с глаголом’. Если главным признаком нашего предложения, замечал он, является глагольность, то, определив глагол, мы тем самым определим минимум предложения.

Грамматисты описывали грамматические модели, или схемы, по которым строятся предложения, исследовали их семантику. Содержа­ние предложения рассматривалось с логической либо психологической точки зрения (ср. выделение утвердительных, отрицательных, частно-отрицательных и других предложений). Очевидно, что при таком подходе предмет собственно языковедческого анализа содержания предложения оставался недостаточно затронутым.

В современных исследованиях по синтаксису стало весьма распро­страненным выделение в традиционно понимаемом предложении, по

сути дела, двух синтаксических единиц — собственно предложения и высказывания. При этом под предложением понимается абстрактная модель, или схема, предложения, реализуемая в открытом числе вы­сказываний. Высказывания, таким образом, представляют собой лек­сические наполнения этой модели, выражающие индивидуальные смыслы. Последние образуются в конкретных речевых условиях в результате отражения определенных «ситуаций». Воспроизводимой в высказываниях модели соответственно приписывается статус языковой единицы, высказыванию — речевой. Такое понимание коммуникатив­ной единицы языка, в которой реализуются все другие единицы, дает основание некоторым лингвистам говорить о двойственности нашей науки вообще. Традиционное языкознание предлагается разделить на науку о языке и науку о речи. Эти идеи восходят к концепции Соссюра о дихтомии языка и речи и соответственно о двух лингвистиках.

Источник

Видео

Введение в языкознание. Лекция 5. Лексический уровень языка

Введение в языкознание. Лекция 5. Лексический уровень языка

Русский язык 6 класс (Урок№40 - Морфемный и словообразовательный анализ слова.)

Русский язык 6 класс (Урок№40 - Морфемный и словообразовательный анализ слова.)

Морфемы. Словообразование | Русский язык ЕГЭ, ЦТ

Морфемы. Словообразование | Русский язык ЕГЭ, ЦТ

РУССКИЙ ЯЗЫК 6 класс: Морфемный разбор слова. Окончание, основа, корень, приставка, суффикс

РУССКИЙ ЯЗЫК 6 класс: Морфемный разбор слова. Окончание, основа, корень, приставка, суффикс

Морфемы: словообразовательные и формообразовательные

Морфемы: словообразовательные и формообразовательные

Русский язык 7 класс (Урок№5 - Морфемный и словообразовательный разборы.)

Русский язык 7 класс (Урок№5 - Морфемный и словообразовательный разборы.)

Русский 5 кл Морфемный разбор слова

Русский 5 кл Морфемный разбор слова

Введение в языкознание. Лекция 4. Фонетический уровень языка

Введение в языкознание. Лекция 4. Фонетический уровень языка

Фонетика. Фонетический разбор слова | Русский язык ЕГЭ, ЦТ

Фонетика. Фонетический разбор слова | Русский язык ЕГЭ, ЦТ

Морфологический разбор имени существительного Как объяснить ребенку морфологический разбор

Морфологический разбор имени существительного  Как объяснить ребенку морфологический разбор
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.