Принципы установления родства языков + видео обзор

1) Сравнительно-исторический метод и установление родства языков. Принципы генеалогической классификации языков.

Изучение языкового родства относится к области сравнительно-исторического языковедения. Метод сравнительно-исторического языковедения предполагает такое сравнение языков, которое направлено на выяснение их исторического прошлого. Работая сравнительно-историческим методом, ученые сравнивают между собой генетически тождественные слова и формы родственных языков и восстанавливают (разумеется, предположительно) их первоначальный вид, их архетипы, или праформы. В итоге получается приблизительная реконструкция по меньшей мере отдельных сторон языкового строя, каким он был до обособления соответствующих языков или ветвей языков. Так, определенным образом направленное сравнение позволяет раздвинуть рамки исторического исследования, проникнуть в те эпохи жизни языка, от которых не дошло прямых свидетельств в виде письменных памятников.

В своих реконструкциях сравнительно-историческое языковедение опирается на неодинаковость развития родственных языков, на различия в характере и направлении языковых изменений, а также в темпе развития процессов, направленных в одну сторону. Обычно из общего наследия что-то одно сохраняется в относительно неизменном виде в одной части родственных языков, что-то другое — в другой; собирая эти реликты прошлого, исследователь воссоздаст первоначальную картину. Там же, где развитие оказывается во всех родственных языках более или менее одинаковым, метод сравнительно-исторической реконструкции не имеет нужной «зацепки», это существенно ограничивает его возможности. Ведь родственные языки часто бывают сходны не только по унаследованному материалу, но и по тенденциям развития: независимо друг от друга они развивают такие формы, которые трудно отличить от унаследованных.

Иногда и при неодинаковости развитии в отдельных языках или ветвях бывает нелегко отличить сохранившиеся реликты oт позже возникших и н н о в а ц и й. Так, долгое время считалось, что богатая синтетическими формами система древнегреческого и древнеиндийского глагола лучше представляет древнее индоевропейское состояние, чем глагольные системы других ветвей, переживших различные утраты и упрощения. Но после открытия и расшифровки в начале XX века текстов хеттского языка, во многом очень архаичного, положение это подверглось пересмотру. Стало ясно, что дренегреческая и древнеиндийская системы отражают ряд общих диалектных инноваций индоевропейского праязыка, но затронувших тех его диалектов, на базе которых сложился хеттский.

Объективные трудности реконструкции праязыкового состояния ведут к тому, что восстанавливаемая картина пестрит там и сям «белыми пятнами», а какие-то части этой картины оказываются противоречащими друг другу. В итоге реконструкции мы получаем, собственно, не язык, реально существовавший в какой-то период времени, а скорее лишь некую совокупность языковых фактов, существовавших отчасти одновременно, отчасти неодновременно и объединенных только тем, что каждый из них схвачен в древнейшем, доступном нашему познанию состоянии.

Установление родства языков и их генеалогическая классификация – довольно сложная задача.

Во-первых, для определения родственного статуса языков необходимо обработать огромное количество языкового материала. Однако лингвисты не всегда обладают достаточной информацией. Например, не до конца изучены языки Африки, Южной Америки, Новой Гвинеи и Австралии.

Во-вторых, родственные языки нередко принадлежат к разным структурным типам (русский и английский), в то время как часто типологическое сходство объясняется не родством языков, а их длительными контактами в рамках языкового союза.

Каким же образом компаративисты устанавливают родство языков?

В этих целях еще в XIX веке был разработан специальный компаративный метод, суть которого состоит в том, что языки сравниваются и между ними устанавливаются корреспонденции.

Корреспонденции – системные соответствия, указывающие на родство языков.

Приведем пример таких соответствий:

англ. лат. греч. санскрит

Нетрудно заметить, что английскому звуку t в других языках соответствует звук d. Данные звуки корреспондируют, так как находятся в одной и той же позиции в словах, сходных по значению. Корреспондирующие звуки восходят к звуку общего праязыка.

Если у звуков в нашем примере общий предок, то почему они не одинаковы? Это объясняется действием фонетического закона, который показывает, как менялись определенные звуки в истории различных родственных языков. В данном случае мы столкнулись с действием закона Раска-Гримма, который, в частности, говорит, что в германских языках (английский в их числе) индоевропейский звук d перешел в звук t:

Корреспонденции выделяются не только на фонетическом и фонологическом уровнях, но и в грамматике (соответствия морфем), лексике (соответствия исконных незаимствованных слов), семантике (соответствия между значениями слов).

На основе регулярных корреспонденций языки объединяются в семьи: одни весьма многочисленны и насчитывают сотни языков (индоевропейская семья); другие могут быть представлены только одним языком (баскский); третьи включают в себя мертвые языки (египетская группа семито-хамитской семьи).

Самая распространенная семья языков – индо-европейская, к которой относятся около 100 языков, при этом число говорящих достигает почти 2 миллиардов человек. Некоторые ученые говорят о родстве индоевропейских языков с алтайскими, уральскими, палеоазиатскими и дальневосточными языками и объединяют их в одну макросемью, называемую ностратической семьей.

Сейчас большинство лингвистов полагают, что все языки произошли от ограниченного количества праязыков, а возможно и от одного общего языка. Однако праязыки трудно реконструировать полностью, так как, скорее всего, они представляли собой не отдельные цельные языки, а группы близких диалектов (диалектные континуумы).

Источник

1.Понятие языкового родства.

2. Сущность сравнительно-исторического метода.

3. Формирование сравнительно – исторического языкознания.

4. Важнейшие семьи языков: языки индоевропейские, тюркские.

Генеалогическая классификация опирается на отношения родства. Отношения родства связаны с общностью происхождения. Языковое родство может быть прямым /непосредственным/ и опосредованным. Генеалогическая классификация строится на учете как прямого, так опосредованного типа родства языков.

Отношения родства проявляются в материальном тождестве звуков, морфем, слов. Достоверные данные дает сравнение слов, составляющих древнейший фонд. Сравнивая лексику, необходимо учитывать наличие заимствований. Материальное сходство грамматических показателей является одним из самых надежных доказательств родства.

Фонетическое тождество проявляется в наличии звукового соответствия. Фонетические соответствия не отражают полного артикуляторного и акустического сходства между звуками родственных языков. Звуковые соответствия являются результатом действия древнейших фонетических процессов. Фонетические соответствия обнаруживаются не в одном изолированном факте, а в целом ряде подобных примеров.

Таким образом, установление родства языков опирается на совокупность данных лексики, грамматики и фонетики.

При установлении исторического тождества языков применяется сравнительно – исторический метод. Сравнительно-историческийметод основан на сравнении родственных морфем с целью реконструкции древнейшего прототипа, праформы. Сравнительно-исторический метод применяется только по отношению к родственным языкам, поскольку он используется при решении специфических задач. Праязык – это центральное понятие при определении родства языков, т.к. именно язык-основа является тем языком, из которого произошла группа родственных языков: все славянские языки восходят к одному праязыку – общеславянскому, а все романские – к прароманскому.

Значение сравнительно-исторического метода для лингвистики велико, поскольку именно с разработкой этого метода связано становление языкознания как отдельной области научного познания. В его формировании участвовали как зарубежные, так и отечественные лингвисты.

Расмус Раск продемонстрировал общие принципы сравнительно-исторических исследований на материале скандинавских языков. Франц Бопп пытался обосновать происхождение индоевропейских глагольных флексий из местоимений. Якоб Гримм основное внимание уделял звуковым изменениям. Им были выявлены фонетические соответствия между древнегреческим, древнеиндийским, латинским общегерманским праязыком на материале отдельных групп согласных. Среди отечественных лингвистов нужно назвать А.Х. Востокова. Он был первым, кто стал последовательно применять сравнительно-исторический метод к анализу славянских языков.

Генеалогическая классификация – наиболее разработанная классификация языков мира. В ее основе лежат отношения родства. На основе этих отношений языки объединяются в так называемые языковые семьи, каждая из которых состоит из языковых ветвей или групп, в свою очередь они делятся либо на отдельные языки, либо на подгруппы близкородственных языков. Выделяются обычно следующие семьи языков: тюркская, индоевропейская, семитская, фино-угорская, иберо-кавказская, палеоазиатская и др. Есть языки, которые не входят в состав языковых семей (напр.баскский язык).

Индоевропейские языки включают в себя такие большие объединения, как славянская семья языков, индийская, романская, германская, кельтская, балтийская и др. Также к индоевропейским языкам относят армянский, албанский, греческий.

В свою очередь отдельные семьи индоевропейских языков могут иметь свое членение на подгруппы. Так, славянскаягруппа языков делится на три подгруппы – восточнославянскую, южнославянскую, западнославянскую. К восточнославянской группе языков относятся русский, украинский, белорусский, к западнославянской – польский, чешский, словацкий и др., в южнославянскую группу входят болгарский, сербохорватский, словенский и др.

Индийскаясемья языков включает в себя язык, сложенный в глубокой древности. Этот язык называется ведийским. К древнейшим индийским языкам относится санскрит.

Германские языки членятся на восточногерманскую, западногерманскую и скандинавскую /или северогерманскую. Северная группа включает в себя шведский, датский, норвежский, исландский, фарерский. Западная группа – это английский, немецкий, нидерландский, люксембургский, африкаанс, идиш. Восточная группа состоит из мертвых языков – готского, бургунского и др. Среди германских языков выделяются новейшие языки – идиш и африкаанс.

Романская семья языков объединяет такие языки, как французкий, испанский, итальянский, португальский, румынский, каталонский и пр. Эта группа языков связана общим происхождением от латинского языка.

Иранская группа – это персидский, дари, осетинский, таджикский, курдский, афганский /пашто/ и др. языки, которые составляют группу памирских языков.

Балтийские языки представлены латышским и литовским языками.

Все тюркские языки разделены на 6 групп: булгарскую, уйгурскую, кыпчакскую, чагатайскую, кыпчакско-туркменскую, огузскую. В булгарскую группу входит чувашский язык, в уйгурскую – древнеуйгурский, тувинский, якутский, хакасский; кыпчакская группа состоит из татарского, башкирского, казахского, киргизского и алтайского языков; чагатайская группа охватывает современный уйгурский язык, узбекский и др.; кыпчакско-туркменская группа – промежуточные говоры; огузская группа включает в себя турецкий,азербайджанский, туркменский и некоторые другие.

Вопросы для самоконтроля:

1.В чем заключается суть сравнительно-исторического метода?

2.Почему при применении сравнительно-исторического метода анализируются

только родственные языки?

3.Что понимается под звуковыми соответствиями? Какое значение имело открытие

звуковых соответсвий для изучения языков в исторической перспективе?

4.Какие факты кладутся в основу установления родства?

5.Расскажите о вкладе в развитие сравнительно-исторического языкознания

отечественных и зарубежных лингвистов.

6.Какие языки относятся к индоевропейской и тюркской семьям языков?

7.На какие подгруппы делятся славянские языки?

8.Какие группы выделяются в тюркской семье языков?

Источник

Принципы установления родства языков

Вы будете перенаправлены на Автор24

Основные сведения о сравнительно-историческом методе

Сравнительно-исторический метод применяется в языкознании при решении вопроса о родстве языков, а также при определении эволюции языковых систем.

Основы его были заложены в первой четверти XIX в. в работах Ф. Боппа, Р. Раска, Я. Гримма, А.Х. Востокова. На разном материале эти языковеды пришли к аналогичным выводам относительно сходства между многими языками Европы и Азии, разработали основные принципы сравнительно-исторического языкознания, в рамках которого был создан сравнительно-исторический метод.

В основе этого метода лежит понятие языкового родства, определяемого при помощи соответствующих процедур. Сходство между языками объясняется общностью их происхождения от единого источника, называемого праязыком.

Сравнительно-исторический метод предполагает сравнение языков в их современном состоянии и в историческом развитии в разные периоды их существования. Для такого сравнения необходимо наличие письменных памятников на языках, которые подвергаются исследованию. Важная роль в сравнительно-историческом анализе принадлежит древним письменным памятникам, которые позволяют проникнуть в более далекое прошлое языка.

В случае отсутствия или недостаточного количества письменных памятников используют лингвистическую реконструкцию, т.е. восстановление картины более древнего состояния языка при помощи данных того же языка или других языков. Правда, в этом случае полученные результаты менее достоверны, чем при наличии письменных памятников. В сравнительно-историческом языкознании разработана подробная методика определения родства языков. Языки сравнивают по трем типам соответствий:

В случае наличия регулярных соответствий указанных типов сравниваемые языки следует считать родственными. Если же отсутствуют регулярные соответствия, то такие языки не относятся к числу родственных, даже если и обнаруживается между ними определенное сходство. Сходство может объясняться не только общностью происхождения, но и другими причинами – случайным совпадением или длительным взаимодействием этих языков.

Лексические соответствия как способ определения родства языков

Для установления лексических соответствий между языками выбирают слова жизненно необходимые, отличающиеся высокой частотностью и относящиеся к древнейшему слою лексики:

К сравнению при доказательстве родства языков могут привлекаться и другие слова. Важно, чтобы это были слова, сохраняющиеся в языке в течение многих столетий и в меньшей степени, чем другие, подвергающиеся разного рода изменениям и заменам.

Однако далеко не все похожие по звучанию слова в разных языках могут служить доказательством их родства. Существует ряд слов, заимствованных многими языками (например, «демократия», «футбол», «машина» и др.), и только этим, а не общностью происхождения из праязыка объясняется их сходство в разных языках. Такие совпадения не могут быть аргументом в пользу происхождения из одного источника всех языков, в которых употребляются эти слова.

Грамматические соответствия как способ определения родства языков

В родственных языках наблюдается также сходство в грамматике – в окончаниях изменяемых слов, в формах их изменения, в использовании служебных слов, в особенностях грамматического типа языка. Известно, что окончания, суффиксы, грамматические категории, как правило, не заимствуются в отличие от лексических средств. Есть языки, в которых заимствованные слова составляют более половины лексического запаса. Но грамматика при этом сохраняется в основном исконная. Поэтому грамматические соответствия при определении родства языков более надежны, чем лексические. В этом смысле показательно спряжение вспомогательного глагола «быть» в индоевропейских языках – как в древних, так и в современных.

Сходство в спряжении вспомогательного глагола в трех древних (латинский, готский и санскрит) и трех современных языках (болгарский, чешский и таджикский) заключается в том, что, во-первых, используется общий корень: его более древняя форма «es-«; а во-вторых, употребляемые окончания в большинстве случаев по своему звуковому составу совпадают. В тех случаях, где нет такого совпадения, различия объясняются фонетическими законами, специфическими для того или иного языка. Так, в болгарском и чешском По данной теме мы уже выполнили реферат Чешский язык подробнее в 3-м лице единственного и множественного числа настоящего времени отпало окончание «-т». Эта особенность свойственна и остальным глаголам болгарского и чешского языков в отличие, например, от русского, где «-т» сохраняется в этих же грамматических формах.

Фонетические соответствия как способ определения родства языков

Регулярные фонетические соответствия особенно чётко проявляются в близкородственных языках, как, например, в славянских, где количество примеров для каждого звука в сравниваемом языке исчисляется многими сотнями или тысячами слов: русским /д’/ и /т’/ в белорусском соответствуют /дз’/ и /ц’/: «тень – цень», «теперь – цяпер», «ветер – вецер», «тёмный – цёмны», «день – дзень», «деление – дзяленне», «дятел – дзяцел».

Только при наличии названных трёх типов соответствий между языками – лексических, грамматических и фонетических – можно говорить о родстве языков, об их происхождении от одного праязыка.

Источник

Принципы установления родства языков

Принципы установления родства языков

Людмила Сметанина Принципы установления родства языковзапись закреплена

34. Понятие языкового родства. Три признака родства языков

Родственными называют такие языки, которые, возникнув из одного и того же источника, обнаруживают древние общие корни и аффиксы, регулярные фонетические соответствия. Родство языков не есть полное тождество, а закономерное развитие из одного и того же праязыка. Русское слово «морозная» закономерно соответствует болгарскому мразовита и польскому mrózna. В мире

35. Генеалогическая классификация языков. Индоевропейская языковая система

Это группировка языков по общности языкового материала (корней, аффиксов, слов), а тем самым и по общности происхождения. ГКЯ прямо связана с исторической судьбой языков и народов, носителей этих языков, и охватывает, прежде всего, лексические и фонетические сопоставления, а далее и грамматические.
Шлейхер: создание родословного языка (индоевропейский праязык – основа всех европейских языков, в результате образовались 2 ветви – северная ветвь и южная ветвь). Как практика теории Шлейхера появлялась волновая теория Шмидта (родственные языки даже на ранних этапах формирования испытывали влияние других языков). Индоевропейская семья:
• восточнославянская подгруппа славянской группы: русский, украинский, белорусский
• западнославянская подгруппа славянской группы: польский, чешский, словацкий
• южнославянская подгруппа славянской группы: болгарский, македонский
• балтийская группа: литовский, латышский;
• германская группа: английский, немецкий, голландский
• романская группа: французский, испанский, итальянский, португальский
• кельтская группа: ирландский, шотландский;
• индийская группа: хинди, санскрит;
• иранская группа: персидский, афганский, таджикский;
• греческая группа: новогреческий, древнегреческий;
• армянский (отдельный язык внутри семьи).
Индоевропейская семья языков – самая распространенная. Эти языки являются основными языками почти для 150 народов. Индоевропейские языки распространены большей частью в Европе, но они сейчас используются в Азии (например, в Индии) и Америке и даже в Австралии и Африке. Среди индоевропейских языков нам известны не только живые, но и мертвые – бесписьменные и письменные. Мертвыми бесписьменными языками, являются, например, полабский, скифский, галльский, прусский, парфянский.
Среди индоевропейских языков известны и мертвые письменные языки – санскрит, древнеперсидский, пали, пехлеви, древнегреческий, латинский, византийский (среднегреческий), старославянский, готский и др. В XX в. были открыты тохарский и хеттский языки, составляющие особые группы индоевропейских языков.
Хеттский язык – самый древний письменный индоевропейский язык. Он известен по памятникам клинописного письма XVIII– XIII вв. до н. э. Хеттское Древнее царство было в Малой Азии. Расшифровка хеттских текстов и установление индоевропейского характера языка были сделаны в 1916–1922 гг. чешским ученым Б. Грозным.
Открытие и изучение древних письменных языков сыграло исключительную роль в развитии языкознания, привело к созданию генеалогической классификации языков и сравнительно-исторического метода.

36. Морфологическая типология языков и морфологическая классификация языков

37. Законы языкового развития

Источник

Глава 1.7. Доказательство языкового родства

Принципы установления родства языков Принципы установления родства языков Принципы установления родства языков Принципы установления родства языков

Принципы установления родства языков

Принципы установления родства языков

I. Выдвижение гипотезы о языковом родстве.— II. Метод «массового сравнения» Дж. Гринберга, его достоинства и недостатки.— III. Аргументы в пользу языкового родства и степень их доказательности (грамматический аргумент, аргумент регулярных фонетических соответствий).— IV. Критерии проверки гипотез о языковом родстве (критерий базисности лексики, статистический критерий, критерий транзитивности).— V. Недоказуемость отсутствия родства.

I. Доказательство языкового родства — это обоснование того, что наблюдаемое сходство между языками с очень высокой вероятностью обусловлено их общим происхождением (а не случайностью или контактным влиянием).

Такой подход предполагает два этапа работы: (1) наблюдение сходства и (2) доказательство того, что происхождение сходных элементов из общего языка-предка вероятнее, чем появление их в результате контактов или по чистой случайности. Заметим, однако, что компаративист имеет дело не с числовым значением вероятности, а лишь с вероятностной оценкой. Это обусловливает возможность разногласий: то, что одному исследователю кажется более вероятным, другому может показаться менее вероятным.

>uka, на тохарском A (одном из индоевропейских) `я (ж. р.)’ —

>uk, слово `влажный’ в немецком языке и в индейском языке зуньи звучит приблизительно как [nas]. Ср. также «рум. fiu `сын’ из лат. flius и венг. fi `сын’, родственное финскому poika» [Хелимский 2000, 523].

Весьма часто гипотеза выдвигается на основании сходства морфологических данных. Например, в качестве обоснования австрического родства приводится сходство префиксальных и инфиксальных морфем (см. Гл. 1.8). Все же, по-видимому, можно утверждать, что на этапе формирования гипотезы наиболее информативно обнаружение достаточно большого сходства в области базисной лексики (скажем, не менее 10% совпадений в стословнике); если это сходство подкреплено еще и грамматическими данными, гипотеза усиливается — однако наличие грамматических сходств на этом этапе необязательно.

II. Статистические закономерности при сравнении лексики используются в так называемом «методе массового сравнения» (англ. mass comparison, в более поздних работах — multilateral comparison, «многостороннее сравнение») американского лингвиста Дж. Гринберга. Этот метод заключается в том, чтобы сравнить как можно большее число слов из как можно большего числа языков (не проводя этимологического анализа и не устанавливая регулярных фонетических соответствий) — чем больше между языками похожих слов, тем ближе их родство. Действительно, случайное совпадение большого количества лексики между неродственными языками маловероятно, и родство многих групп, предполагавшееся Дж. Гринбергом, подтверждается при более тщательном сравнении (так, например, было доказано — путем установления регулярных фонетических соответствий в базисной лексике — родство чадских языков, гипотеза о существовании которого была выдвинута Дж. Гринбергом).

Принципы установления родства языков

Недоверие Дж. Гринберга к регулярным фонетическим соответствиям обусловлено тем, что, по его мнению, они со временем затемняются и, следовательно, для доказательства дальнего родства непригодны (ср. выше).

Сравним в качестве примера несколько слов языка лахнда (одного из новоиндийских языков) с их переводами на французский:

ЛахндаФранцузский
дымdh

>

fume
змеяsappserpent
новыйnav

>

neuf
полныйpr

plein
носnakknez
ногаprpied
солнцеsijjhsoleil
знатьjconnatre
датьe-donner
питьpboire
сердцеh

>

cur
глазakkhil
идтиjaller
огоньaggfeu

Сходство практически ограничивается совпадением начальных согласных, причем лишь в части слов.

Сравним теперь эти слова с теми, которые выражали те же значения в более древних языках тех же групп — санскрите и латыни (заметим, что санскрит не является предком лахнда, в отличие от латыни, являющейся предком французского):

ЛахндаСанскритЛатыньФранцузский
дымdh

>

dhmafmusfume
змеяsappsarpaserpensserpent
новыйnav

>

navanovusneuf
полныйpr

praplenusplein
носnakkns

nasusnez
ногаprpadapes, род. п. pedispied
солнцеsijjhsryasolsoleil
знатьjjn-(g)nscoconnatre
датьe-dadd

donner
питьppiba-bibo, инф. bibereboire
сердцеh

>

hdayacor, род. п. cordiscur
глазakkhakioculusil
идтиjyeo, realler
огоньaggagniignisfeu

Здесь сходство уже более заметно: отсутствуют позднейшие фонетические преобразования (ср. такие примеры, как 1, 2, 7, 11), меньше морфологических различий (например, в качестве названия носа в санскрите выступает бессуффиксальная форма ns, в качестве названия ноги — pada, тогда как в лахнда представлены суффиксальные образования g, *><0/>, *ol> olo*gp>p, *va>o, *l>’рукаlima*ra*>u, *>k*r>l, *>i, *>mсынkeiki*oikni*>c, *oi>y, *kn>n, *i> <0/>(на конце слова)*>k, *oi>ei, *kn>kженаwahine*ien

*> <0/>(в начале слова), *> (перед е), *ie>e, *>a*>a, *>h, *ie>i, *>e, w в начале слова перед гласным протетическое

Разумеется, «доказательная сила» такого «предъявления праязыка» равна нулю. В то же время известно, что для праязыка (даже относительно неглубокого уровня) часто восстанавливается больше фонем, чем имеется в любом из языков-потомков. Поэтому формальные критерии, которые позволяли бы определить, при каком количестве фонем и их сочетаний в предполагаемом праязыке гипотеза родства еще не теряет доказательной силы, едва ли могут быть предложены.

При любой схеме регулярных фонетических соответствий на доказательность гипотезы о языковом родстве влияет степень правдоподобности отдельных этимологий, включенных в сопоставление. Обсуждение критериев оценки этимологий см. в Гл. 1.6.

При установлении регулярных фонетических соответствий между языками необходимо, чтобы они выполнялись на множестве базисной лексики, поскольку в принципе может оказаться, что соответствия существуют, но схождения в области базисной лексики им не подчиняются. Это возможно, если сходств в базисной лексике немного и они на самом деле представляют собой случайные совпадения, а система регулярных соответствий обязана своим существованием массовым заимствованиям из одного языка в другой.

Рассмотрим в качестве примера китайский и японский языки. У них довольно много внешне схожих элементов в базисной лексике, в частности, личные местоимения: ср. кит. w `я’ — яп. wa‑, кит. n `ты’ — яп. na‑. Более того, эти языки обнаруживают вполне регулярную систему фонетических соответствий, демонстрируемую в громадном количестве случаев. Однако оказывается, что соответствие кит. w — яп. w в этой системе отсутствует! Китайскому w- во всех случаях (за исключением местоимения w) соответствует яп. g- (ср. wi `снаружи’ — яп. gai, wan `круглый’ — яп. gan и т. д.). Иероглиф, которым записывается кит. w, в японском имеет также чтение ga (весьма малоупотребительное) — и именно оно и соответствует китайскому w. При внимательном рассмотрении оказывается, что все слова, на множестве которых устанавливаются регулярные китайско-японские соответствия, являются результатом массового заимствования из китайского в японский и не относятся к области базисной лексики; базисные же слова регулярных соответствий не обнаруживают.

Даже если языки контактировали настолько интенсивно, что заимствования проникли в стословный список, картина, получающаяся в результате контактов, все же будет отличаться от той, которая ожидалась бы при исконном родстве. Процент общей лексики (по стословному списку) у таких языков будет невелик, что само по себе могло бы говорить о большой древности родства, но в то же время правила фонетических соответствий достаточно просты, что должно свидетельствовать об относительно недавнем распаде праязыка. Гипотеза о родстве, таким образом, приводит к противоречию, поскольку предполагаемый в этом случае праязык должен был бы распасться одновременно давно и недавно.

Но даже в том случае, если установленная система регулярных соответствий выполняется и на множестве базисной лексики, родство все же еще нельзя считать окончательно доказанным: возможно, налицо результат контактов, но таких интенсивных, что затронутой оказалась и часть базисной лексики. Имеет смысл проверить результат статистическим критерием — если окажется, что основная часть совпадений концентрируется в менее устойчивой части стословного списка (например, в 65-словном списке С.Е. Яхонтова), то налицо, скорее всего, результат заимствований; в противном случае вероятнее всего исконное языковое родство.

Еще один полезный критерий — критерий транзитивности. Представим себе, что языки A, B и C родственны и имеют порядка 50% совпадений в области базисной лексики. Имеется также язык D, имеющий около 15% совпадений с C. Если при этом язык D не обнаружит никаких совпадений с A и B, это верный признак того, что эти 15% — заимствования из D в C, а вовсе не отражение языкового родства. Именно такая ситуация наблюдается, например, при сравнении китайского языка (D) с тайским (= сиамским, C) и с кадайскими языками (A, B).

Если первоначально выдвинутая гипотеза прошла все перечисленные стадии проверки, родство можно считать практически доказанным.

V. Однако гипотеза, не прошедшая проверку и признанная ошибочной, еще не свидетельствует об отсутствии родства между исследовавшимися языками. Всегда остается возможность, что эти языки родственны на более глубоком уровне и их родство можно доказать с применением метода ступенчатой реконструкции или что неверно была установлена система соответствий. Если сопоставлялись праязыки, то, возможно, установлению родства помешали ошибки в реконструкции. Таким образом,

доказать родство можно,

но отсутствие родства недоказуемо.

Как писал Э. Сэпир, «мы можем только сказать с законной долей уверенности, что такие-то и такие-то языки восходят к общему источнику, но мы не можем говорить, что такие-то другие языки генетически между собой не связаны. Мы можем лишь ограничиться утверждением, что не располагаем совокупными данными в пользу их родства, а следовательно, что вывод об общности их происхождения не является абсолютной необходимостью» [Сепир 1934, 160].

Библиография.

Методика доказательства языкового родства специально обсуждается в [Мейе 1934/1954]. Достаточно обширную библиографию по основам сравнительно-исторического метода можно найти в «Лингвистическом энциклопедическом словаре», см. [ЛЭС 1990, 485-486] («Сравнительно-исторический метод»), [ЛЭС 1990, 486-490] («Сравнительно-историческое языкознание»), [ЛЭС 1990, 93-98] («Генеалогическая классификация языков»).

Метод «массового сравнения» описан в работах [Greenberg 1953], [Ruhlen 1994].

ПРИЛОЖЕНИЕ

Большое значение для развития любой науки имеет выработка эффективных методов, с помощью которых можно было бы проверять выдвигаемые в ее рамках гипотезы. Это очень важно, поскольку «неудачные опыты. способны дискредитировать гораздо более фундированные и продуктивные начинания» [Хелимский 2000, 481]. Кроме того, возможность оценить степень достоверности научной гипотезы позволяет не уделять слишком много времени и сил разработке ложных версий.

В отсутствие же методов проверки выдвигаемых предположений «обсуждение «подозрительной» гипотезы древнейшего родства или древнейших контактных связей, если оно возникает, имеет тенденцию сводиться либо к обмену субъективными оценками (но в случае серьезного расхождения между оценками это малоконструктивно), либо к критике отдельных этимологий или отдельных предполагаемых звукосоответствий (но если такая критика не сводит число предложенных сопоставлений к нулю, что вряд ли реально, то она не способна опровергнуть выдвинутую гипотезу)» [там же].

Рассмотрим некоторые методы, предлагавшиеся для оценки компаративистических гипотез.

Е.А. Хелимский предложил такой способ опровержения несостоятельных гипотез, как «получение на базе того же материала и с использованием тех же методов и процедур альтернативного «списка соответствий», несовместимого с исходным (например, из-за того, что он включает принципиально иные этимологические объяснения тех же слов или предполагает существенно отличную сетку фонетических соответствий)» [там же, 482]. То есть, если окажется, что на одном и том же материале некоторый метод позволяет с равным успехом обосновать несколько альтернативных предположений, это будет означать, что ни одно из таких предположений (в том числе и исходное, то, которое подвергается проверке) не может считаться единственно верным. Тем самым, будет показано, что проверяемая гипотеза является как минимум недостаточно обоснованной.

Анализируя предложенную американским лингвистом А. Бомхардом ([Bomhard 1984], [Bomhard 1987]) сетку индоевропейско-семитских соответствий, Е.А. Хелимский составил два альтернативных списка соответствий, используя те же самые приемы: «при составлении списков здесь — как и у А. Бомхарда, и во всех известных нам работах по индоевропейско-семитскому сравнению: а) практически не принимается во внимание вокалическая огласовка корней (для семитского, вслед за Д. Коэном, указывается только их консонантный остов); б) признается в принципе допустимым сравнение по двум (обычно первым двум) согласным корней, которые состоят из более чем двух согласных, исходящее из предположения о вторичной («детерминативной», «расширительной») природе третьего корневого согласного» [там же, 483], при этом семантические соотношения между сопоставляемыми словами допускаются столь же нечеткие, как и у А. Бомхарда. Ср.:

Сопоставления А. Бомхарда«Сопоставления» Е.А. Хелимского
сем. *b <

> и.‑е. *t

афраз.и.‑е.сем.и.‑е.сем.и.‑е.
*k’wl `говорить’*gow- `кричать’*bgs `испускать’*ehs `из’*bgg `протыкать’*(s)teg- `шест, кол’
сем. *hgg `жечь’*ah- `день’*bdd `сук, жердь’*edh- `жердь’*bw `гнить’*t— `таять’
сем. *bw `стать известным’*bheudh- `бдеть; будить’*bl `глотать’*el<э>k- `голодный’*bkr `детеныш’*tek- `родить’
егип.tms `прятать’*tem <э>`темный’*bsn `красивый’*esu- `хороший’*blm `узда, немой’*tel- `быть тихим’
егип. tp `гореть; пламя’*tep‑ `греть; теплый’*bl- `перемешивать, будоражить’*el- `гнать, приводить в движение’*br `бежать, уходить’*tregh- `двигаться, бежать’

Индоевропейские реконструкции приводятся по словарю Ю. Покорного [Pokorny 1959], семитские — по словарю Д. Коэна [Cohen 1976]; В работе А. Бомхарда на соответствие афраз. *b <

> и.‑е. *b- (в традиционной записи *bh-) приводится 22 примера, на соответствие афраз. *t <

> и.‑е. *t- — 13 примеров; в работе Е.А. Хелимского — 20 примеров на «соответствие» сем. *b <

> и.‑е. * <0/>и 18 — на «соответствие» сем. *b <

Можно видеть, что «этимологии», приведенные во всех трех столбцах таблицы являются (в равной мере!) правдоподобными: действительно, такие слова, как `гореть’ и `греть’, `красивый’ и `хороший’, `детеныш’ и `родить’ вполне могут в родственных языках оказаться родственными. Но, как показывает эксперимент Е.А. Хелимского, одних только «правдоподобных» этимологий для доказательства родства недостаточно, поскольку возможность одинаково «убедительно» обосновать таким способом несколько альтернативных списков соответствий «позволяет думать, что для любого (тривиального или нетривиального, верного или ошибочного) индоевропейско-семитского «соответствия» инициальных согласных средней или высокой частотности. можно отыскать порядка 15-20 иллюстративных примеров приблизительно того же качества, что в приведенных списках» [Хелимский 1989/2000, 485]. Этот пример позволяет убедиться, что доказательной силой обладает лишь такой список этимологий, в котором ведущее место принадлежит сопоставлению слов (желательно не корней, а именно слов) с тождественной и при этом базисной семантикой (в методике же А. Бомхарда «ведущее место принадлежит сравнению глагольных и межкатегориальных корней расплывчатой семантики» [там же, 486]). Тем самым, предположение о том, что между индоевропейскими и семитскими языками имеются те фонетические соответствия, которые постулировал А. Бомхард, должно быть признано необоснованным.

В последние годы разрабатываются методы оценки надежности компаративистических гипотез, основанные на теории вероятности.

Р. Осволт в работе [Oswalt 1991] предложил для оценки числа случайных совпадений, ожидаемого при заданном сравнении языков, так называемую «проверку сдвигом» (англ. shift test), осуществляемую следующим образом: берется, например, стословник Сводеша для двух языков, A и B. Первое слово языка A сопоставляется со вторым словом языка B, второе слово языка A с третьим словом языка B и так далее, 100‑е слово языка A — с первым словом языка B. Затем, используя критерии фонетического сходства на свой выбор, исследователь подсчитывает число совпадений, которые точно являются случайными (поскольку слово `all’ языка A сопоставляется со словом `ashes’ языка B и т. д.). Для лучшего результата эта процедура повторяется 99 раз: во второй раз 1 слово языка A сравнивается с третьим словом языка B и т. д., в третий раз — с четвертым и т. д. Усредненный результат — это фоновый уровень (англ. «background score»), оценка вероятности уровня случайных совпадений между сравниваемыми языками при том уровне фонетического сходства, который автор гипотезы считает приемлемым. Затем те же критерии применяются для нормального сопоставления (первое слово с первым и т. д.). Если результат существенно (по стандартным статистическим критериям) превышает вышеоцененный уровень случайных совпадений, можно говорить о языковом родстве (см. [Trask 1996, 368]). Заметим, что этот метод является довольно громоздким; возможно, для оценки фонового уровня достаточно протестировать три-четыре сдвига.

Подобного рода тест может быть выполнен при помощи компьютера, но для этого необходимо, чтобы компьютер мог сам определять, в каком случае слова следует считать «совпадающими». Соответствующий алгоритм предлагается в работе [Baxter, Manaster Ramer 2000]. Слова считаются «совпадающими» в том случае, если их начальные согласные попадают в один класс, где класс — это группа согласных (включая нулевой), такая, что в истории языков изменения в пределах одного и того же класса встречаются чаще, чем переходы из одного класса в другой. В [Baxter, Manaster Ramer 2000] используется классификация, разработанная А.Б. Долгопольским, см. [Долгопольский 1964]:

2. T — шумные зубные (кроме сибилянтов)

4. K — шумные велярные и увулярные k, g, x, q, а также зубные и альвеолярные аффрикаты c, , ,

8. W — w и начальный u

10. <0/>— ларингалы, нулевой согласный и начальный .

Разумеется, при таком подсчете некоторая часть исконнородственных слов (а именно, те из них, начальные согласные которых в результате изменений перешли в другой класс) будет пропущена, а в числе «совпадений» окажется определенное количество слов, случайно начинающихся на согласные одного класса. Но при анализе достаточно больших списков слов эти отклонения приблизительно уравновесят друг друга, и получить результат, значимо превышающий уровень случайных совпадений, можно будет лишь для действительно родственных языков, поскольку в этих языках обязательно обнаружится некоторое количество общих исконных слов, начальные согласные которых остались в одном и том же классе [Baxter, Manaster Ramer 2000, 182].

Отметим, что сравнение слов с нетождественной семантикой ухудшает дело: в этом случае исходный список как бы удлиняется: помимо обычных слов, предполагающих сближения типа `X’ <

> `Y’, в него оказываются включены еще и «слова», предполагающие сближения типа `X’ <

> `X’. В этом случае для демонстрации неслучайности сходства требуется большее количество сближений, число же фонетически сводимых слов увеличивается гораздо меньше и может оказаться недостаточным для превышения барьера случайности даже при сравнении родственных языков (см. [Ringe 1992]).

Критерии оценки гипотез о языковом родстве и способы опровержения несостоятельных гипотез обсуждаются также в работах [Долгопольский 1963], [Долгопольский 1964], [Бурлак 1998].

Следует, однако, отметить, что отклонение гипотезы о том, что некоторые языки являются родственными, не означает признания отсутствия родства между ними, оно означает лишь, что степень родства этих языков по-прежнему остается неизвестной.

Источник

Видео

Этимология. Урок 2. Открытие родства языков

Этимология. Урок 2. Открытие родства языков

Языкознание. Урок 7. Типологическая классификация языков

Языкознание. Урок 7. Типологическая классификация языков

Семья как система. Принадлежность. Иерархия. Баланс

Семья как система. Принадлежность. Иерархия. Баланс

Русский язык. Орфография. Орфографические нормы. Основные принципы русской орфографии

Русский язык. Орфография. Орфографические нормы. Основные принципы русской орфографии

Введение в языкознание Система языка

Введение в языкознание  Система языка

«Мир русского языка и культуры в пространстве информационных технологий»

«Мир русского языка и культуры в пространстве информационных технологий»

Введение в языкознание. Лекция 7. Основные проблемы классификации языков мира

Введение в языкознание. Лекция 7. Основные проблемы классификации языков мира

Введение в науку о христианском Востоке. Разве есть что-то общее у Эфиопии и Грузии?

Введение в науку о христианском Востоке. Разве есть что-то общее у Эфиопии и Грузии?

Тайны пульса и возможности пульсовой диагностики.

Тайны пульса и возможности пульсовой диагностики.

Особенности преподавания русского языка как иностранного на начальном этапе

Особенности преподавания русского языка как иностранного на начальном этапе
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.