Русские падежи на китайском языке + видео обзор

Скрытая падежная система в китайском языке

Китайский и русский языки являются языками разных грамматических типов и поэтому данные языки имеют разные грамматические способы реализации падежа.

Грамматический способ реализации категории падежа в русском языке – морфологически изменяемая часть слова – окончание. Падеж – это грамматическая категория имени, выражающая его синтаксические отношения к другим словам высказывания или к высказыванию в целом. В русском языке 6 основных падежей. Что касается китайского языка, то китайский язык – это язык изолирующего типа, потому что грамматическая форма его слова не изменяема, и не указывает на связь с другими словами и тем самым на их принадлежность к какой-либо части речи. Поскольку слова в изолирующих языках не способны сами выражать принадлежность к грамматической категории (часть речи), язык использует для этого служебные слова и порядок слов.

На протяжении длительного времени в китайской, советской лингвистической науке существовало мнение о том, что в китайском языке категории падежа не существует.

Проблему категории падежа рассматривал американский ученый Чарлз Филмор в статье «Дело о падеже», 1967 г. Под термином падеж он понимает «глубинное синтактико-семантическое отношение. Филмор выделяет поверхностный синтаксический уровень предложения, представленный синтаксическими ролями (члены предложения) и глубинный синтаксический уровень, который отвечает за семантические отношения и определяет их способ реализации в поверхностной структуре предложения.

Филмор говорит о том, что падежи нужно выделять, основываясь не на морфологических изменениях формы слова, а по семантическим отношениям, которые устанавливает глубинный синтаксический уровень.

Ч. Филмор выявил универсальную категорию падежа, которая прослеживалась в результате разграничения поверхностных и глубинных синтаксических структур.

Ч. Филмор выделяет следующие глубинные падежи:

1. агентив – субъект действия;

2. объектив – объектив (бывший эргатив) непосредственно затрагиваемый действием предмет, лицо, т.е. собственно объект действия;

3. датив – лицо, затронутое действием;

4. инструменталис – сила или предмет, вовлечений в действие;

5. фактив – результат действия (лицо, предмет и т.п.);

6. локатив – место, пространство действие.

Эти падежи, по мнению Ч.Филмора, являются универсальными для всех языков.

В китайском языке, реализация категории падежа осуществляется на глубинном синтаксическом уровне. В поверхностном синтаксическом уровне категория падежа маркируется при помощи предлогов.

Об этом была написана статья китайского ученого Чэнь Ли миня «Стандартизированная классификация китайских падежей». («Лингвистические исследования» Издательство Высшее образование,1998г). В этой статье автор рассматривает основные способы маркирования падежа в китайском языке. Автор статьи выделяет 6 групп семантико-синтаксических отношений, которые включают 20 типов управления, по которым выделяется 10 падежей:

Источник

Ш. Шао, Ю. В. Казакова

Sh. Shao, Y. Kazakova

ПАДЕЖНАЯ СИСТЕМА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВ

CASE SYSTEMS OF MODERN RUSSIAN AND CHINESE

Аннотация: В статьe рассмотрена падежная система современного русского и китайского языков.

Ключевые слова: падежная система; русский язык; китайский язык.

Abstract: The article describes the case system of modern Russian and Chinese languages.

Keywords: Case system; Russian language; Chinese.

Категория падежа – это словоизменительная категория имени существительного, местоимения, количественного числительного и прилагательного. Термин падеж – калька с греческого и латыни – др. греч. πτῶσις (падение), лат. casus от cadere (падать). Такое название связано с античным представлением о «склонении» как «отклонениях», «отпадениях» от правильной, первоначальной формы слова. В современном русском языке традиционно выделяют шесть падежей.

Однако вопрос о выделении шести падежей остаётся спорным, так, некоторые исследователи выделяют звательный, количественно-отделительный, местный и исходный падежи.

Средством выражения падежа в русском языке являются флексии, чередования в основе существительных (ухо – ушей), акцентные характеристики (го́рода – городо́в).

В отличие от русского языка, который относится к флективным языкам, китайский язык является изолирующим: в его словах не выражено отношение между словами. Академик В. М. Солнцев отмечал: «… существуя в условиях изолирующего строя, формы китайских слов не служат для установления связей слов в предложениях, они характеризуют слово само по себе» [3, с. 47]. Эта особенность китайского языка создала предпосылку для ошибочных выводов о том, что в китайском языке отсутствует понятие падежа, так как нет флексий.

С античных времён падеж являлся морфологической категорией, считалось, что выделить падеж возможно при существовании формальных различий. Исследуя русский язык, современные учёные (В. В. Виноградов, Н. Ю. Шведова и др.) пришли к выводу, что категория падежа является важнейшей, так как «системой падежей в морфологии организуется весь класс имён, а в синтаксисе – в значительной степени область словосочетаний и предложений» [1, с. 313]. Таким образом, не только морфологические показатели, но и синтаксические связи определяют категорию падежа. Значение падежа формируется на основе его синтаксической функции в словосочетании или предложении. Так, американский лингвист Чарлз Филлмор в своём исследовании «Дело о падеже» отмечал центральную роль не морфологии, а синтаксиса, предложив выделять падежи, основываясь не на морфологических изменениях существительных, а на синтаксической структуре.

Именно синтаксический аспект позволил систематизировать категорию падежа в китайском языке. Так, в первой китайской грамматике 1898 года Ма Цзяньчжун при определении падежа также основывался на синтаксической функции слов: 凡名代诸字为句读之起次者,其所处位曰.

В китайском языке нет аффиксов со значением падежа, лица, времени и рода. Падеж в китайском языке определяется в зависимости от позиции слова, например, если существительные или местоимения занимают в предложении место подлежащего, то такая их позиция называется именительным падежом. Если существительные или местоимения занимают в предложении место дополнения, то такая их позиция называется винительным падежом. При этом одно и то же слово может выражать разные падежи по отношению к другим членам предложения. Например, в предложении (汉霍光传)霍氏之 Неудачи рода Хо начались тогда, когда замыслили убийство их слово 祸 неудача одновременно находится в позиции именительного падежа 主次 (в сочетании 祸萌于 неудачи происходят), а также в позиции определяемого падежа 正次 (в словосочетании 霍氏之祸 неудачи рода Хо).

Таким образом, падеж в китайском языке – это грамматическая форма имени, которая определяется его ролью в предложении по отношению к другим членам предложения, то есть синтаксическими отношениями между словами. Китайский язык не обладает развитой системой морфологических показателей, поэтому в китайской языковедческой традиции именно синтаксис стал в основе разработки грамматических категорий.

Библиографический список

1. Виноградов, В. В. Грамматика русского языка : в 2 т. Т. 1: Фонетика и морфология / В. В. Виноградов. – М. : Изд-во АН, 1960. – 720 с.

2. Русский язык. Энциклопедия / гл. ред. Ю. Н. Караулов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Большая Российская энциклопедия : Дрофа, 1997. – 703 с.

3. Солнцева, Н. В. Теоретическая грамматика китайского языка (проблемы морфологии) : курс лекций / Н. В. Солнцева, В. М. Солнцев. – М. : Военный институт, 1979. – 152 с.

Источник

С. Бай, Ю. В. Казакова

ТВОРИТЕЛЬНЫЙ ПАДЕЖ В ГРАММАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВ

INSTRUMENTAl IN THE GRAMMATICAL SYSTEM OF MODERN RUSSIAN AND CHINESE LANGUAGES

Аннотация: Статья посвящена сопоставлению морфологических и синтаксических характеристик творительного падежа современного русского и китайского языков.

Ключевые слова: творительный падеж; русский язык; китайский язык.

Abstract: Article is devoted to the comparison of morphological and syntactic characteristics of the instrumental case of modern Russian and Chinese languages.

Keywords: the instrumental case; Russian; Chinese.

Категория падежа является очень важной грамматической категорией, она связана с морфологической характеристикой слова и синтаксической характеристикой слова в составе словосочетания или предложения. В нашей статье мы рассматриваем творительный падеж двух мировых языков: русского языка, который относится к флективным языкам, и китайского языка, который относится к изолирующим языкам.

Творительным падежом (лат. инструменталис, инструментатив) в языках мира обозначается инструмент, орудие, которым производится действие.

В русском языке творительный падеж отвечает на вопрос кем? чем?

В китайском языке нет флексий, поэтому падеж в предложении определяется контекстом. На определённый падеж также могут указывать частицы, которые стоят после или перед именем существительным. Например, на творительный (инструментальный) падеж китайского языка указывает 用-юн –пользоваться, употреблять: 用笔写字 – юн би се-цзы – кистью писать; 用水洗脸洗手 – юн шуй си-лянь-си шоу – водою мыть лицо, руки.

В русском языке беспредложный творительный падеж может быть приглагольным и приименным.

Приглагольный творительный падеж имеет основное значение орудия или средства действия: резать ножом.

Творительный приглагольный падеж может иметь обстоятельственные значения времени, пространства, образа и способа действия: вернуться осенью, лететь вихрем, идти лесом, говорить громким голосом.

Приглагольный творительный падеж может иметь значение производителя действия: Роман «Дым» написан Тургеневым в 1867 году.

Особый случай применения творительного падежа представляет так называемый творительный предикативный, он образует (со связкой или без нее) составное сказуемое и используется для выражения именной части составного сказуемого: он стал опытным переводчиком.

Приименный творительный падеж употребляется:

а) при именах существительных со значением

— производителя действия: охрана сада сторожем;

— содержания действия: занятия иностранным языком;

— определительным: усы колечком, кепка блином;

— в сравнительно редких случаях – со значением образа действия: пение тенором;

б) при именах прилагательных для указания на область проявления признака со значением ограничения: известен открытиями, сильный чувствами.

Творительный падеж китайского языка, как и русского, может быть предложным и беспредложным:

安东研究眼科学问题。– употребление творительного беспредложного;

灯悬在桌子的上面。– употребление творительного предложного с предлогом 上面 (над).

В китайском языке творительный падеж так же, как в русском и других мировых языках, имеет основное значение инструмента, орудия, средства действия:

小男孩用铅笔画画。– Мальчик рисует карандашом.

Как и в русском языке, творительный падеж китайского языка употребляется:

— с глаголами являться, быть, стать, становиться. Например, 我想成为一名优秀的翻译。– Я хочу стать хорошим переводчиком;

— с глаголами руководить, управлять, владеть, пользоваться, заниматься, гордиться и др. Например, 安东研究眼科学问题。他领导眼部显微外科学的团体。– Антон занимался проблемами офтальмологии. Он руководил научно-исследовательским комплексом «Микрохирургия глаза»;

— в пассивных конструкциях: 阳光照亮了房间 – Комната освещается лучами солнца;

— с краткими прилагательными доволен, богат, беден, болен, известен: 她对您的答复很满意。– Oна довольна вашим ответом.

Сходство в употреблении творительного падежа русского языка и китайского языка прослеживается в сочетаемости с предлогами. Эти данные приведены в таблице.

Предлог

Значение

В китайском языке

В русском языке

В комнату вошла девушка с большими голубыми глазами

Источник

Русско-китайский разговорник

Ещё употребляется в значении «я давно не видел. (кого-либо)» — 好久不见 他 — давно не видел его.

高兴!
jiàndàozhēngāoxìng
увидеть(результат действия)тыдействительнорадостный
我们常常想起您!
wǒmenchángchángxiǎngqǐnín
я + суф. мн. ч.частовспомнитьВы

Глагол направления движения 起 qǐ добавляется к другому глаголу, чтобы обозначить возникновение действия, побуждение или подъём. 想起 xiǎngqǐ — ещё можно перевести, как «приходило в голову», «поднималось в памяти».

全家吧?
quánjiādōuhǎoba
тывесь + семьявсе; всёхорошо(вопр. част.)

Между «ты» и «семья» в данном случае можно опустить частицу 的 de — она необязательна, если речь идет о родственниках.

吧 ba — это ещё одна (наряду с 吗 ma ) вопросительная частица, использующаяся для создания предположений, просьб и требований.

啊 a — это просто фразовая частица, она никак не переводится.

什么动向?
yǒushénmexīndòngxiàng
естьчто?; какой?новыйход развития событий

没什么 méi shénme — в данном случае после 没 отсутствует глагол 有 yǒu (обладать, иметь(ся)). Его можно опускать для краткости.

没什么有意思事情
méi shénmeyǒuyìsideshìqíng
ничегоинтересный(служ. част.)дело; событие

«Ты хороший?» — именно так в буквальном переводе китайцы спрашивают «как дела?».

明天电话
qǐngmíngtiāngěidiànhuà
пожалуйстазавтра(предл.)я(гл.)телефон

给 gěi — предлог, вводящий дополнение адресата (на кого/что направлено действие). На русский обычно переводится дательным падежом (кому? чему?) или предлогами для, у.

Глагол 打 dǎ + существительное замещает широкий спектр различных глаголов.

Служебная частица 得 de ставится после глагола, чтобы присвоить ему признак (интенсивность, степень, силу и проч.), следующий сразу после частицы.

我们高兴
wǒmenhuìhěngāoxìngde
я + суф. мн. ч.(буд. время)оченьрадостный(служ. част.)

会 huì в данном случае используется для обозначения действия в будущем — будем очень рады.

Частица 的 de употреблена здесь для образования прилагательного.

散散步 sàn sànbù — «удвоенная» форма глагола 散步 sànbù — «гулять». Удвоенные глаголы в китайском языке употребляются с той же целью, что и 一下 yīxià — придать предложению более неформальный оттенок, а также обозначить повторяемость. 一下 не может стоять после удвоенного глагола.

希望我们见面
xīwàngwǒmenhěnkuàiháihuìjiànmiàn
надеятьсяя + суф. мн. ч.оченьскороещё(буд. время)увидеться
我们什么时候哪儿见面
wǒmenshénmeshíhòuzàinǎ’erjiànmiàn
я + суф. мн. ч.чтовремянаходитьсягде?увидеться
电话号码是……
dediànhuàhàomǎshì
я(служ. част.)телефонномерявляться
住址,一下
zhèshìdexīnzhùzhǐqǐngyīxià
этоестья(служ. част.)новыйадреспожалуйстазаписывать(суф.)
见面!
hěnkuàiháihuìjiànmiàn
оченьскороещё(буд. время)увидеться

Еще разговорники:

Комментарии

Русские падежи на китайском языке

Русские падежи на китайском языке

Ольга ⇒ Грамматика
09.12.2019 19:31

Анна ⇒ Упражнения
09.12.2019 15:39

Если дополнением является какой-то предмет, то его можно поставить как между глаголом и модификатором, так и убрать в конец предложения. А если дополнением является какое-то место, то тогда модификатор разбивается и «место» ставится между глаголом и модификатором.

это я ⇒ Упражнения
03.12.2019 21:54

二零零二 年 七 月 五 号
05.07.2002
надеюсь помог)

Andrey ⇒ Статьи
02.12.2019 13:49

Юлия ⇒ Статьи
01.12.2019 17:32

Информация новая? И относится ли она ко сдаче HSK в Китае?

Вводите слоги с номерами тонов (1-4), чтобы получить пиньинь, например:
ni3 hao3nǐ hǎo

Источник

Сопоставительный анализ имени существительного в китайском и русском языках

Выделение частей речи в русском и китайском языках, основы грамматики. Общие признаки имени существительного как части речи. Грамматические категории имени существительного в русском и китайском языке (одушевленность/неодушевленность, род, число, падеж).

РубрикаИностранные языки и языкознание
Виддипломная работа
Языкрусский
Дата добавления03.12.2011
Размер файла84,2 K

Русские падежи на китайском языке

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА

Кафедра общего и русского языкознания

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ИМЕНИ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО В РУССКОМ И КИТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Выполнила: студентка 4 курса

доктор филологических наук,

Глава I. Основы китайской и русской грамматики

1.1 Основы грамматики русского языка

1.2 Основы грамматики китайского языка

1.3 Выделение частей речи в русском и китайском языках

Глава II. Имя существительное в русском и китайском языках

2.1 Общие признаки имени существительного как части речи

2.2 Грамматические категории имени существительного в русском языке

2.3 Грамматические категории имени существительного в китайском языке

Данная работа посвящена исследованию имени существительного в русском и китайском языках.

В дипломной работе рассматриваются грамматические категории имени существительного в китайском и русском языках.

В данной работе мы стремились учитывать следующий принцип сопоставительных лингвистических исследований: сопоставительная лингвистика отличается от сравнительно-исторического языкознания тем, что она не занимается вопросами генетического родства языков, а является синхронно-сравнительной отраслью языкознания (Ярцева 1987, с. 9).

Основной целью данной работы является сопоставительный анализ имени существительного в русском и китайском языках как целостных самостоятельных частей речи, выявление универсальных и специфических особенностей их грамматических категорий.

Достижение поставленной цели требует решения следующих частных задач:

— установление единого терминологического инвентаря для сопоставительного исследования имён существительных в русском и китайском языках;

— рассмотрение в сопоставительном аспекте отдельных грамматических категорий имён существительных двух языков (одушевлённости/неодушевлённости, рода, числа, падежа) и определение восполняющих языковых средств в сферах различия;

Основная цель и задачи работы определили структуру данного исследования. Работа состоит из введения, двух глав и заключения.

Для выполнения данных задач в дипломной работе применён семантико-функциональный метод. Этот метод, направленный на углубленное изучение грамматической семантики, позволяет объединить разноуровневые языковые средства (лексические, морфологические, синтаксические), служащие для выражения определенных грамматических значений.

В качестве материала исследования использовались современные публицистические и научные тексты и их переводы на китайский язык. В работе использовались также данные Толкового словаря С.И. Ожегова (2005), Большого русско-китайского словаря (1985), Большого китайско-русского словаря И. М. Ошанина (1984), Нового русско-китайского словаря (2000), и т. д.

Во введении определяется общее направление работы, формулируются основная цель и задачи исследования, устанавливается научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе рассматриваются основы грамматики китайского и русского языков и проблемы выделения имени существительного в них.

Центральной проблемой второй главы становится всестороннее исследование имени существительного в русском и китайском языках, его основных грамматических категорий:

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы.

ГЛАВА I. ОСНОВЫ КИТАЙСКОЙ И РУССКОЙ ГРАММАТИКИ

1.1 Основы грамматики русского языка

Русский литературный язык представляет собой систему, в которой тесно взаимосвязаны звуковой, лексический и грамматический строй.

Грамматический строй языка образуют абстрактные единицы (формы, конструкции), группирующиеся во взаимосвязанные классы и подклассы и отражающие законы и правила образования и изменения слов, соединения слов словосочетания и построения предложений.

Грамматическая сторона языка представлена в его грамматических категориях, грамматических формах и грамматических значениях. Все эти данности предстают в отдельных грамматических единицах, которые соответствующим образом оформлены.

Грамматический строй языка охватывает собою: 1) законы и правила образования слов; 2) законы и правила изменения слов; 3) законы и правила соединения слов; 4) законы и правила построения предложений; 5) законы и правила сочетания предложений в более сложные грамматические организации.

1.2 Основы грамматики китайского языка

По классификации А. Шлейхера, китайский язык (вэньянь) относится к изолирующим языкам и сочетает в себе черты чисто корневого (т.е. языка без форм, где отношения выражаются чистой семантикой путем соположения корней), и языка корневого, использующего служебные слова. Современный китайский язык путунхуа, если исходить из морфологической классификации, также должен быть отнесен к языкам с преобладанием изоляции: отношения в предложении, эквивалентные образованию форм в европейских языках (род, число, падеж и пр.), в основном выражаются при помощи порядка слов, а немногочисленная аффиксация не является нормой для формирования единиц синтаксического уровня (предложению почти «безразличны» аффиксы типа ГЗЈЁmenЈ©Ј¬µЪ(di)Ј¬БЛ(le)Ј¬№э(guo)Ј¬ЧЕ(zhe). Хотя, с другой стороны, растущее число аффиксов, которые неизбежно будут становиться формообразовательными, позволило некоторым ученым говорить о китайском как об изолирующем с признаками агглютинации (В. М. Солнцев, Н. В. Солнцева, 1978.).

На протяжении всей истории оригинального китайского языкознания главный акцент делался на изучении проблем лексики, иероглифики и фонетики. Собственно грамматических работ было относительно мало. Общих исследований, подобных, например, грамматике Пор-Рояля, до 1898 г. не было вообще. Кроме того, вплоть до десятых-двадцатых XX столетия в качестве единственно возможного эталона объекта изучения рассматривался только язык древних памятников веньянь, разговорный язык не принимался в расчет и фактически игнорировался.

Грамматика Ли Цзиньси стала первой книгой, где был провозглашен принцип ѕд±ѕО»примата синтаксиса над морфологией, впоследствии широко использовавшийся при построении китайских грамматик. Принцип заключается в том, что при объяснении любого грамматического явления в китайском языке за основу берется синтаксис ѕд·Ё.

Отличительной особенностью китайского языка является отсутствие морфологических изменений слов по лицам, временам, видам, родам, числам, падежам и т.д.

1.3 Выделение частей речи в китайском и русском языках

Изучение частей речи в русском языке имеет давнюю традицию. В конце XIX в. А. А. Потебня и Ф. Ф. Фортунатов выдвинули разные принципы классификации частей речи. А. А. Потебня на первое место поставил семантику частей речи, указав и на их синтаксическую роль.

А. А. Шахматов в основу деления слов на части речи положил синтаксический принцип с учётом морфологических признаков.

Л. В. Щерба предложил классифицировать слова по совокупности морфологических, синтаксических и семантических признаков. Его статья «О частях речи в русском языке» (Щерба 1957, с.77-100) написана на фоне дискуссий с представителями «формально-грамматического» направления в российском языкознании.

Особую позицию по отношению к вопросу о частях занял В. В. Виноградов. Все слова Виноградов разделяет на четыре структурно-семантических типа: слова, способные выполнять номинативную функцию или быть эквивалентами названий; служебные, или связочные, слова; модальные слова и частицы; междометия.

Существенным в предложенной В. В. Виноградовым классификации слов по частям речи являются положение о том, что деление слов на части речи не совпадает с делением слов на структурно-семантические типы, и утверждение многостепенного характера классификации частей речи.

На части речи, по Виноградову, разделяются только слова первого типа. Они образуют семь частей речи: существительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие, категория состояния. Эти части речи в зависимости от степени номинативной самостоятельности слов, различия словоизменения и синтаксического употребления распадаются на две серии.

Системе частей речи у В. В. Виноградова противостоит система частиц речи, к которым относятся частицы в собственном смысле, частицы-связки, предлоги и союзы. К частицам речи примыкают модальные слова, образующие особый структурно-семантический тип слов, и междометия (Виноградов 2001, С. 38-39).

На современном этапе развития языкознания части речи рассматривается как центральное звено в системе морфологических категорий.

Основу категории частеречности составляет противопоставление самостоятельных и служебных частей речи. Выделяется 10 частей речи, самостоятельные: существительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие, служебные: предлог, союз, частицы, а также междометие (Энциклопедия Русский язык 1997, с.618).

В «Грамматике современного русского литературного языка» (1970), в «Русской грамматике» (1980) и в «Краткой русской грамматике» (1989) сохраняется традиционная классификация всех слов на десять частей речи, но с некоторыми отличиями, касающимися состава таких частей речи, как местоимение и числительное.

В местоимение включают, вслед за В. В. Виноградовым, только местоимения-существительные, замещающие лицо или предмет (я, ты, он, себя, мы, вы, они, кто, что и др.), а местоимения-прилагательные и местоимения-наречия рассматриваются как разряды слов внутри соответствующих частей речи. В числительном объединены количественные и собирательные числительные (два, три; двое, трое); порядковые (счётные) числительные (первый, второй и т. п.) включены в состав прилагательного.

В современном китайском языке путунхуа масса слов также свободно меняет свою морфологическую принадлежность: например, в сочетаниях ·ўЙъГ¬¶Ь fasheng maodunЈ¬ЛјПлєЬГ¬¶Ь sixiang hen maodunЈ¬Г¬¶ЬЧЕµДЛ«·Ѕmaodun zhengde shuangfang двуслогГ¬¶Ь maodun соответственно означает противоречие (существительное), противоречивый (прилагательное), противоречить (глагол).

При разборе подобных явлений в китайской лингвистике применяются термины ґКАа»оУГ подвижное употребление частей речи или передвигающееся употребление.

Возможно и другое определение: частями речи называются слова, объединенные в некоторые классы по выражаемому ими значению и по их функции в предложении, понятие формы при этом исключается и говорится лишь о значении и функции.

Согласно второму определению можно считать, что в китайском языке имеются части речи. Поэтому мы склоняемся ко второму определению.

Слова в китайском языке в большинстве случаев не имеют внешних морфологических признаков, по которым их можно было бы отнести к той или иной части речи. Поэтому при определении принадлежности слов к части речи в основном приходится руководствоваться иными критериями, например, способностью слова выступать в роли того или иного члена предложения, соединимостью его со словами других разрядов и с теми или иными формальными показателями.

Китайский лингвист Ма Цзяньчжун был явным синтаксоцентристом. Он полагал, что принадлежность слова к той или иной части речи может быть определена в китайском языке исключительно в составе предложения. Основанием для подобной точки зрения служит строгий порядок слов в китайском предложении.

Что касается других частей речи, то и здесь синтаксоцентрист в первую очередь обращает внимание на их позицию в предложении. Однако позиционный критерий в отношении наречий, предлогов, частиц и союзов срабатывает с явными натяжками.

Новый импульс к разработке проблемы частей речи в китайском языке во второй половине ХХ века придал и работы Гао Минкая. В 1953 г. он опубликовал статью «О частях речи в китайском языке», которая имела большой резонанс в науке.

Гао Минкай при решении проблемы частей речи в китайском языке он выдвинул на первый план морфологический принцип. Исходя из формального словоцентризма, он пришел к выводу об отсутствии частей речи в китайском языке.

Главный его аргумент заключался в отсутствии у большинства китайских слов формальных показателей, указывающих на принадлежность слова к той или иной части речи.

Однако мы склонны разделять точку зрения Ван Ли, которую он излагает в своей «Теории грамматики китайского языка», о том, что лучший выход из создавшейся ситуации состоит в применении в китайской морфологии как синтаксического, так и семантического принципа. Ван Ли был против абсолютизации синтаксического принципа в китайской грамматике.

Ван Ли писал, что деление слов на части речи должно производиться по передаваемому словами значению и функциям. Ван Ли не мог согласиться, например, с такими слова Ли Цзиньси: «Части речи китайского языка не могут быть выделены, если исходить из самого слова; необходимо учитывать его позицию в предложении, его функции, и только тогда можно будет установить, к какой части речи принадлежит данное слово. В этом состоит одно из главных отличий грамматики китайского языка от грамматик западных языков» (Новое в зарубежной лингвистике, вып. XXII 1989, с. 45).

Ван Ли в своей «Теории грамматики китайского языка», а также и в других работах начал делить китайские слова на части речи по их лексическому значению, не забывая при этом и об их синтаксических функциях.

Ван Ли учитывал также, где это возможно, их аффиксальную оформленность. Ван Ли исходил, в конечном счете, из трех принципов в морфологии, названных А. А. Шахматовым в его «Синтаксисе русского языка» (2001): семасиологического, синтаксического и морфологического.

Исключительно важное значение для китаистики имеет обоснование А. А. Драгуновым наличия частей речи (лексико-грамматических, по его терминологии, категорий) в китайском языке. В данном случае можно говорить о своего рода перевороте во взглядах на части речи вообще. Подход к части речи, обоснованный А. А. Драгуновым, с теоретической точки зрения может быть оценен как отказ от узкого морфологизма, сложившегося в индоевропейском языкознании на основе материалов флективных языков. А. А. Драгунов показал, что уже на основании чисто синтаксических свойств можно выделить классы слов, характеризующиеся общим грамматическим значением и общностью грамматических свойств (А. А. Драгунов 1946, с.9.).

А. А. Драгунов, пожалуй, наиболее четко сформулировал и показал практически, использовав конкретные критерии, что в изолирующем языке не только можно, но и необходимо выделять части речи.

Эта точка зрения является в настоящее время достаточно распространенной. Такой подход к решению вопроса о частях речи в китайском языке открывает возможности для того, чтобы выявить существующие в русском и китайском языках соотносительные грамматические категории и сопоставить способы их выражения.

Проведенный анализ теоретической литературы показал, что русскому и китайскому языку свойственны некоторые соотносительные грамматические категории. В частности, несмотря на отсутствие в китайском языке (как и во всех изолирующих языках) развитой морфологии, в нем могут быть выделены классы слов, соотносительные с частями речи в русском языке. Эта точка зрения, достаточно распространенная среди китаистов (хотя дискуссии по этой проблеме продолжаются), наиболее убедительно представлена в работах Ван Ли, А. А. Драгунова и др. Их идеи получают развитие в современном языкознании; об этом свидетельствуют, например, диссертационные исследования на тему «Типологическая характеристика русского и китайского языков» (Кан Кай, 2006 г.), «Имя существительное как часть речи в монгольском и китайском языках» (Н. М. Ботороева, 2003 г.).

ГЛАВА II. ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ В РУССКОМ И КИТАЙСКОМ ЯЗЫКАХ

2.1 Общие признаки имени существительного как части речи

Понятием лексического предмета охватываются не только названия вещей (полка, журнал, брюки), лиц и животных (учитель, девушка, курица, тигр), а также их совокупностей (молодежь, нация, мебель), веществ (молоко, нефть, медь), но и названия промежутков времени (месяц, выходные), количества (сотня, десяток), качеств, свойств (застенчивость, скупость), определенных действий (разговор, ходьба, танец) и состояний (ужас, влюбленность, тоска, молчание).

Существительное синтаксически подчиняет себе согласуемое определение (Мой отец смотрит интересный фильм); существительное-подлежащее координируется со сказуемым (глаголом или именем); существительное в формах косвенных падежей (в сочетании с предлогом или без него) управляется глаголом или именем либо примыкает к нему (читать газету, управлять машиной, смеяться над другом, приехать под утро, чтение журнала), а также выполняет роль разнообразных определителей (книга сестры, девушка с характером), в том числе приложения (девушка-студентка).

Велика роль существительного в семантическом строении предложения. Им могут быть выражены все основные семантические категории предложения: субъект, предикативный признак, объект, разнообразные определители.

В целом понятие грамматической категории является центральным понятием грамматики. Под грамматической категорией понимается системное противопоставление всех однородных грамматических значений, выражаемых грамматическими формальными средствами. Грамматические категории бывают морфологическими и синтаксическими.

Морфологические категории разделяются на словоизменительные и несловоизменительные. Словоизменительные категории находят свое выражение в противопоставлении разных словоформ одного и того же слова. Например, категория лица глагола является словоизменительной, так как для ее обнаружения достаточно сравнить разные формы одного глагола (жду, ждёшь, ждём). Несловоизменительные (классификационные, или лексико-грамматические) категории находят свое выражение в противопоставлении слов по их грамматическим свойствам. Например, это категории рода и категория одушевленности/ неодушевленности существительных.

Рассмотрим применение этих положений к имени существительному в русском и китайском языках.

2.2 Грамматические категории имён существительных в русском языке

В. мн. ч. = Р. мн. ч. В. мн. ч. = И. мн. ч.

И. (вот) красивые кони, красивые столы, розы, окна

Р. (нет) красивых коней, красивых столов, роз, окон

В. (вижу) красивых коней, красивые столы, розы, окна

В форме единственного числа одушевленность/неодушевленность парадигматически выражена только у существительных мужского рода (с нулевым окончанием) типа студент, дом и часовой, (субстантивированные прилагательные): знаю студента, часового (В. = Р.), но знаю дом, (В. = И.). У существительных мужского рода типа дядя, юноша (I скл.), а также у несклоняемых типа атташе одушевленность выражена в форме единственного числа только синтагматически: нет этого дяди, атташе; вижу этого дядю, атташе (В. = Р.). У существительных среднего и женского рода одушевленность/неодушевленность в форме единственного числа не выражена, она обозначена только формами множественного числа: вижу овец, насекомых (В. = Р., одушевленные существительные); вижу книги, поля (В = И., неодушевленные существительные).

Не всегда грамматические признаки одушевленности / неодушевленности соответствуют номинативным свойствам имени. Так, некоторые существительные не обозначают живых существ, но по грамматическим свойствам входят в разряд одушевленных:

1) слова мертвец, покойник (но не труп);

2) названия мифических существ типа домовой, гном, русалка;

3) названия фигур в некоторых играх: ферзь, туз, валет, козырь;

Существительные, обозначающие нерасчлененную (собирательную) совокупность живых существ, являются грамматически неодушевленными (вести за собой народ, отряд, войска, армии и т. п.).

В конструкциях типа записаться в добровольцы, пойти в солдаты, избрать в депутаты, принять в члены употребляется особая форма винительного падежа множественного числа, образованная по типу неодушевленных существительных.

Cр. обычную форму винительного падежа тех же существительных: видеть добровольцев, учить солдат, верить в депутатов).

Слова вирус, микроб, бактерия могут быть и одушевленными (изучать вирусов, микробов, бактерий), и неодушевленными (изучать вирусы, микробы, бактерии); языковое знание как бы колеблется, следует ли относить эти микроорганизмы к живым существам.

В парадигме несклоняемых существительных нет формального противопоставления словоформ: все словоформы записываются одинаково, т. е. наблюдается полная грамматическая омонимия числовых и падежных форм.

Все эти категории выражены не парадигматически (окончаниями самого существительного), а синтагматически (в словосочетании, окончаниями слов, которые грамматически зависят от данного существительного).

Основным средством обозначения числа являются окончания существительного. Формы ед. ч. и мн. ч. выражаются в парадигме склонения существительного флексиями, одновременно имеющими падежные значения: студент, студента, студенту, студента, студентом, о студенте, и студенты, студентов, студентам, студентов, студентами, о студентах, (шесть падежных форм ед. ч. и шесть падежных форм мн. ч.).

Кроме того, если в тексте от существительного зависит согласуемая форма прилагательного, причастия, а также личная форма глагола, то форма числа существительного выражается и синтагматически, в словосочетании ( новый учебник—новые учебники; студент пишет/ писал—студенты пишут/ писали; сын рад—сыновья рады).

Далеко не все существительные имеют формы обоих чисел. У названий несчитаемых предметов формы числа не связаны с выражением количественного противопоставления.

К ним относятся существительные со значениями, несовместимыми с понятием о счете— отвлеченными (абстрактными), собирательными и вещественными. Такие существительные имеют либо только (или преимущественно) формы ед. ч. (толщина, баловство, зверье), либо только формы мн. ч (хлопоты, финансы, духи, консервы).

Существительные, имеющие только (или преимущественно) формы ед. ч., называются словами singularia tantum. К числу слов singularia tantum относятся многие отвлеченные существительные (бег, тишина, перемирие), вещественные (олово, молоко, сахар), собирательные (листва, пролетариат, человечество), некоторые имена собственные (Енисей, Крым, Зевс и др.), а также названия ряда спортивных и иных игр (футбол, хоккей, преферанс и др.).

Существительные, имеющие только формы мн. ч., называются словами pluralia tantum. К ним также относятся некоторые отвлеченные существительные (поминки, переговоры, хлопоты), вещественные (духи, сливки, чернила), собирательные (деньги, джунгли, финансы), многие имена собственные (Альпы, Лужники, Мытищи и др.), а также названия детских и спортивных игр (казаки-разбойники, прятки, пятнашки, шахматы и др.); особую группу составляют конкретные существительные (брюки, ворота, ножницы, сани и др.).

Исключение составляют лишь немногие слова pluralia tantum типа сани; эти существительные обозначают предметы, имеющие сложное, нередко парное строение (брюки, ворота, очки, ножницы и т. п.); у многих из них некогда существовала форма единственного числа, которая с развитием языка была утрачена.

От некоторых существительных singularia tantum в профессиональном языке, в разговорной речи и языке поэзии иногда образуется, вопреки отмеченной выше закономерности, форма множественного числа. В таком случае она имеет некоторые особенности семантики по сравнению с формой множественного числа конкретных существительных.

Форма множественного числа имени собственного может указывать не только на множество одноименных предметов («Запорожцы», Иваны), но и на собирательную совокупность лиц, связанных родственными отношениями (Строговы, Форсайты), на определенный социально-психологический тип людей (Чацкие, Маниловы, Геростраты).

Следовательно, образование формы множественного числа от отвлеченных, вещественных, собирательных и собственных существительных нередко служит для передачи более сложных смысловых отношений, нежели простое указание на множественность предметов.

Форма единственного числа может иметь также значение собирательной или обобщенной множественности: Ягода в этом году обильная; Студент теперь знающий. Напротив, множественное число может иметь значение единственного числа; таково множественное число «гиперболическое», служащее для экспрессивного обозначения единичности предмета: Соседка опять на курорты поехала (прост.); Чему его только в институтах учили (прост.).

Это общее определение, опирающееся на позицию падежа при слове: читаю книгу, жизнь в городе, десять часов утра, час рассвета. Однако падежная форма имени может занимать не только присловную позицию.

Во-первых, существует позиции, в которых падеж относится к предложению в целом, определяет собою сразу весь состав предложения: В городе много зелени; У школьников начались каникулы; Инженеру предстоит командировка. Во-вторых, позиции сказуемого и подлежащего в строгом смысле также не являются позициями при слове. Следовательно, в русском языке существует отношение падежа к слову и отношение падежа к синтаксической конструкции в целом либо к какому-то члену этой конструкции.

Для морфологии существенен прежде всего комплекс основных, самых общих значений, присущих тому или иному падежу и совпадающих как в присловных, так и в неприсловных позициях. Основными и самыми обобщенными падежными значениями, отвлекаемыми от функционирования падежей во всех их возможных позициях, как при слове, так и в предложении, являются значения объектное, субъектное и определительное.

Внутри каждого из названных значений существует дальнейшая смысловая дифференциация, отражающая те частные виды общего значения, которые связаны именно с данным падежом.

Так, например, различие объектного значения у вин. и дат. падежей состоит в том, что вин. п. обозначает прямой объект, т. е. предмет непосредственного и полного приложения действия, а в дат. п. значение объекта конкретизируется как значение предмета-адресата; субъектное значение им. п., как правило, ничем не осложнено, а в субъектном значении тв. п. присутствует элемент значения орудийности.

Почти каждый падеж способен выражать все три или четыре указанных вида значений.

Падеж существует как единица многозначная, каждый падеж имеет свою систему значений.

В системе значений каждого падежа одни значения являются центральными, основными, другие составляют семантическую периферию. Центральные значения, как правило, слабее испытывают на себе семантические ограничения; значениям, составляющим семантическую периферию падежа, обычно сопутствует достаточно определенная лексико-семантическая или синтаксическая несвободность.

Ниже дается краткая характеристика семантического строения беспредложных падежей (система грамматических падежей):

Как известно, в русском языке имеется именительный падеж: существительное в этом падеже совпадает по форме с основой слова и отвечает на вопросы «кто?» и «что?».

Для именительного падежа центральными являются значения субъектное и определительное. Субъектное значение выражено в подлежащем: Москва—столица; Дочь—студентка; Учитель работает; Сын работаёт, а также в предложениях типа Ночь, Весна, где в самом абстрактном образце сопряжены значения субъекта и его процессуального состояния.

В русском языке родительный падеж отвечает на вопросы «кого?» «чего?», для родительного падежа центральными являются значения субъектное, определительное (не обстоятельственно-определительное) и объектное.

Родительный приименный имеет значения: 1) субъектное (при отглагольных существительных): пение артиста, бег иноходца (ср.: артист поёт, иноходец бежит); 2) объектное (при отглагольных существительных): охрана природы, строительство дома (ср.: охранять природу, строить дом); 3) определительное: крыша дома, человек большого ума.

В русском языке винительный падеж отвечает на вопросы «кого?», «что?».

Для винительного падежа центральным является значение объектное: вин. п. беспредложный означает предмет непосредственного, прямого и полного приложения действия: строить дом, изучать теорию, читать книгу, петь песню, избрать депутата, огорчить учителя.

Элемент объектного значения, заключенный в самой форме, сохраняется и в тех случаях, когда в предложении, сообщающем о состоянии, вин. п. приобретает субъектное значение: Больного знобит. Голову больно. Его огорчает неудача. Периферийными для вин. п. являются замкнутые в строгие лексические рамки значения меры времени (пробыл час, ждем год), расстояния, веса, цены (бежать километр, весить тонну, стоит рубль), кратности (болеет каждую весну, повторяю сотый раз).

В русском языке творительный падеж отвечает на вопросы (кем?), (чем?), а в значении совместного действия отвечает на вопросы «с кем?», «с чем?». Для творительного падежа центральными являются значения определительное и объектное.

Определительное значение представлено прежде всего в сказуемом: Брат будет студентом, Он здесь директором, Работаю слесарем. Кроме того, тв. п. в условиях различных лексико-семантических ограничений богат разными обстоятельственно-определительными значениями: места (идти берегом), времени (шли вечернею порой), причины и основания (игрою случая оказался далеко от дома), способа и образа действия (петь басом, идти толпой, жить пенсией), уточняющего признака (высок ростом, крестьянин родом, глубокий содержанием), меры времени или количества (не видимся годами, скупают пудами).

Определительное значение тв. п. может совмещаться с субъектным, которое для тв. п. является периферийным: Жил там подростком, Партизаном он узнал лес по-настоящему.

Объектное значение тв. п. представлено, например, в сочетаниях: снабдили экспедицию оборудованием, восхищаюсь героем, наслаждается музыкой, гордость сыном, владеет языками, недоволен результатами.

Очень часто объектное значение (объект-орудие) осложнено значением способа: ходить ферзем, писать карандашом, убедить примером, платить серебром.

Субъектное значение не является для тв. п. центральным; оно ограничено конструкциями пассива (Проект одобрен комиссией. Врачами рекомендуется отдых, Хозяйкой наготовлено запасов), предложениями типа Молнией зажгло сарай (где субъектное значение совмещается с орудийным), а также такими сочетаниями, как открытие Америки Колумбом, чтение романа автором.

2.3 Грамматические категории имён существительных в китайском языке

Источник

Видео

ПАДЕЖИ РУССКОГО ЯЗЫКА - ОБЩИЙ ОБЗОР С ПРИМЕРАМИ (ENGLISH SUBTITLES)

ПАДЕЖИ РУССКОГО ЯЗЫКА - ОБЩИЙ ОБЗОР С ПРИМЕРАМИ (ENGLISH SUBTITLES)

Русские слова в китайском языке

Русские слова в китайском языке

Ян Гэ про невыносимый русский язык - ЖАРЕНАЯ КАРТОШКА!!!!

Ян Гэ про невыносимый русский язык - ЖАРЕНАЯ КАРТОШКА!!!!

В китайском языке нет падежей!

В китайском языке нет падежей!

Ян Гэ про русский язык: падежи

Ян Гэ про русский язык: падежи

Как запомнить падежи русского языка легко и весело?

Как запомнить падежи русского языка легко и весело?

Китаянка Ян Гэ про русский язык

Китаянка Ян Гэ про русский язык

Родительный падеж. Существительные. Часть 1 || Падежи

Родительный падеж. Существительные. Часть 1 || Падежи

Ян Гэ - Как вынести мозг учителю китайского языка?

Ян Гэ - Как вынести мозг учителю китайского языка?

Почему русский язык сложный

Почему русский язык сложный
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.