Русский язык типологическая классификация + видео обзор

Типологическая характеристика русского языка

1. Мировоззренческие запросы человека. Познавательное и ценностное отношение человека к миру.

2. Исторические типы мировоззрения. Особенности мифологического мировоззрения.

3. Религия и философия как типы мировоззрения: сходство и различия,

4. Философия, наука, искусство, их взаимодействие в системе культуры.

5. Основные функции философии: познавательно-критическая, аксиологическая, методологическая, прогностическая.

6. Основные проблемы философии (бытие, сознание, познание, человек, общество, культура, ценности). и разделы философского знания (онтология, гносеология, эпистемология, философская антропология, социальная философия, аксиология, этика, эстетика, философия культуры и т.д.).

Материалы к последней теме

Типологическая характеристика русского языка

Русский язык относится к числу языков с синтетическим строем. Это значит, что морфологические значения в нем передаются средствами, находящимися внутри самой словоформы. К таким средствам относятся:

– флексии, выражающие у слов разных частей речи разные грамматические значения;

– формообразующие суффиксы, с помощью которых создаются некоторые глагольные формы, формы степеней сравнения прил., наречий, слов категории состояния, формы числа сущ. (стул – стулья, горожанин – горожане);

– чередование звуков, чаще всего сопровождающее суффиксы и флексии (день – дня, чистый – чище), но иногда самостоятельно выражающее гр. значение, т.е. являющееся внутренней флексией (собратьсобирать);

– ударение, которое также чаще взаимодействует с суффиксами и флексиями (даладали, дереводеревья, красныйкраснее), но может быть и единственным средством различения форм (óкна – окнá, срéзать – срезáть);

– супплетивизм основ: человек – люди, идтишел.

В грамматическом строе русского языка есть и элементы аналитизма. Аналитическим способом образуются, например, формы степеней сравнения (самый красивый, более ярко), будущего сложного времени (будут петь). Аналитическими средствами выражается значение падежа у несклоняемых сущ.: по шоссе – Д. п., через шоссе – В. п. Более того: в русском языке существуют омонимичные падежные флексии, поэтому то различить формы падежей помогают предлоги: по ветке – Д. п., на ветке – В. п.; у тигра – Р. п., на тигра – В. п.; от тетради – Р. п., к тетради – Д. п., в тетради – Пр. п. Таким образом, многие предложно-падежные формы сущ. имеют фактически смешанный характер.

К аналитическим относятся и синтаксические средства выражения грамматических значений. Так, у несклоняемых сущ. значение рода и числа выражается формами согласуемых с ними слов: На столиком сидит пожилая пани. – За столиком сидя пожилые пани. У несклоняемых прилагательных все грамматические значения выражаются подобным образом. См.: в костюме цвета хаки, где прил. хаки имеет грамматические значения ед. ч., м. р., Р. п.

Таким образом, в русском языке есть и синтетические, и аналитические словоформы, но преобладают первые.

По технике образования синтетических форм русский язык относится к числу флективных (фузионных). Это значит, в частности, что

– один аффикс может выражать несколько гр. значений, например лица и числа (жду, пишет), залога и времени (ждавший, изучаемый);

– один аффикс может выражать разные гр. значения, т.е. существует омонимия аффиксов (см., например, значения, выражаемые с помощью окончания в словоформах два часа, Сестра ждала брата);

–одно и тоже грамматическое значение может выражаться разными аффиксами (см., например, аффиксы, выражающие значение ед. ч.: Идет скорый поездˆ), т.е. существует синонимия аффиксов;

– при слово- и формообразовании между аффиксами и основой слова происходит взаимное приспособление, проявляющееся, например, в чередовании звуков, в использовании интерфиксов, и наоборот, в наложении морфем: яркий – ярче, заявить – заявление, певец – певческий, Америка – Америк-ан-ск-ий, такси – таксист (буква и одновременно входит и в корень такси, и в суффикс -ист).

Рассмотрим эти особенности русского словообразования на примере формы яблоки. В ней окончание выражает 3 грамматических значения (мн. ч., им. п., ср. р.) и вызывает смягчение последнего согласного основы (ср. яблоко). Тот же комплекс значений может выражаться другими окончаниями (см. озёра, племена, животные). Но само окончание может образовать формы с другими грамматическими значениями. См. значение флексии в следующих словоформах: пели – мн. ч., волки – мн. ч., Им. п., м. р., ветки – ед. ч., род. п., ж. р. (или мн. ч., Им. п., ж. р.) и т.д. (См. также учебник А.А. Реформатского!)

Более того, в русской системе словообразования появляется всё больше черт аггютинативности. Одна из них – отсутствие взаимоприспособлений на стыке производящей основы и словообразовательного аффикса. Как мы говорили, становятся необязательными, например, чередования последних согласных основы. Ср.: таганрогский и таганрожский, оренбургский и оренбуржский (но: Оренбуржье), калмыцкий и калмыкский. Другая – появление сложносокращенных слов из двух-трех частей, каждая из которых оканчивается на согласный и присоединяется к соседней без каких-либо приспособлений на морфемном шве: Внешэкономбанк, Рособоронсервис, Минрегионразвития, Газпром, нардеп (народный депутат). Растет число сложных слов, построенных по модели сокращенное слово+целое слово: госзаказ, госпривилегии, демпартия, демфракция, Роснефть. (Волгателеком – целое слово+сокращенные слова – ярчайший пример аггютинативности.)

Как мы сказали, тип языка не остается неизменным. Будучи типично синтетическим языком, русский язык обнаруживает продвижение к аналитизму. Иначе говоря, общую тенденцию развития его грамматического строя определяют как усиление черт аналитического строя.

В морфологической системе современного русского языка тенденция к аналитизму ярче всего проявляется в именных частях речи. Она обнаруживается:

1) в сокращении числа падежей. Этот процесс занимает века. Итоги его таковы: утрачен звательный падеж; современный родительный и предложный представляют собой соединение двух падежей: соответственно определительного и партитивного, изъяснительного и местного (что проявляется в наличии вариантов флексий);

2) в увеличении количества несклоняемых имен. Среди несклоняемых имен больше всего существительных. В русском языке не склоняются, например:

– заимствованные нарицательные существительные, которые оканчиваются на гласные , , , , ; они могут быть неодушевлёнными (авокадо, манго, турне, ультра, табу) и одушевлёнными (буржуа, гуру, конферансье, хиппи);

– заимствованные одушевленные существительные, оканчивающиеся на согласные и называющие лиц женского пола (мадам, мисс, миссис, Эдит Пиаф).

– заимствованные географические названия, оканчивающиеся на гласные (кроме а и ы): Баку, Душанбе, Миссисипи, Осло (но в Юрмале, из Афин, на Филиппинах);

– некоторые аббревиатуры (произносимые как сумма названий букв – РФ, СНГ, ФСБ, МПС, образованные сочетанием начала слова с формой косвенного падежа другого существительного – комполка, завкафедрой, замдекана и др.).

Количество таких слов постоянно увеличивается. Так, новые волны заимствований хлынули в русский язык в 1960-е гг. (джерси, хиппи)и особенно в 1980–2000 гг. (киви – фрукт, но не птица, жиголо, зомби, йети, фугу). Более того, стали чаще употребляться слова, которые ранее назвали реалии только «западной» жизни и потому использовались редко (казино, кабаре, мафиози, гран-при, импресарио, шоу и т.д.).

Есть в русском языке и несклоняемые прилагательные: бордо, хаки (названия цветов), хинди, суахили, пушту (названия языков), мини, миди, нетто, брутто и т. п.;

3) в применении сущ. муж. рода для обозначения лиц женского пола. Для обозначения лица по профессии, роду занятий, социальному положению, увлечению и т.п. могут существовать соотносительные пары существительных муж. и жен. рода: пенсионер – пенсионерка, учитель – учительница, герой – героиня, турист – туристка, шалун – шалунья. Однако сферы использования сущ. мужского рода шире. Так, слово поэт мы можем отнести не только к А. Блоку, Н. Гумилеву, но и к М. Цветаевой, А. Ахматовой. Надо помнить, что существительные типа докторша, врачиха, вахтерша являются разговорными и в официальных документах не допустимы. Кроме того, у многих существительных муж. рода нет соотносительных по значению слов жен. рода. См., например: академик, водитель, историк, нотариус, полярник, техник, товаровед, шофер.Число таких существительных в последнее время заметно увеличилось (главбух, интервьюер, маркетолог, опер, пресс-секретарь, рыночник, силовик и др.).

Тенденцию к аналитизму грамматических форм обнаруживает и имя числительное. Например, перестают склоняться первые компоненты составных числительных. В последние десятилетия это явление широко проникло в устную публичную речь, причем не только непрофессионалов. Количественные числительные вытесняют порядковые при нумерации домов, подъездов, квартир, поездов: «В доме восемь дробь один у Заставы Ильича…», в квартире двадцать один (а не двадцать первой), поездом 45.

Тенденция к аналитизму заметна и в современном русском синтаксисе. Она проявляется в расчлененности синтаксических построений, ослаблении синтаксических связей, усиление самостоятельности синтаксических форм слова.

В результате ослабления синтактических связей появляются предложно-падежные и падежные словоформы, которые могут занимать независимые позиции, например, заглавия (В порту, За грибами, На заре, В интересах дела) или использоваться как самостоятельных предложений (На станции. Утро. Толпы народа; О планах на будущее. Мы хотим…).

Об ослаблении синтаксических связей свидетельствует и так называемое абсолютивное употребление переходных глаголов, т.е. отсутствие при них прямого дополнения: Тайга зовет; Баллы наших выпускников радуют; Не мешай бабушке: она готовит.

Распространяется употребление Им. п. в синтаксически зависимых позициях. По мнению исследователей, сейчас формируется новая функция Им. п. – использование его в роли несогласованного определения: Дверь открыла старушка: очки в роговой оправе, кружевной воротничок и белые манжеты. Выступая в качестве распространителя, Им. п. поддерживает свою зависимость с помощью порядка слов и контактного положения: нефтепровод Уренгой – Помары – Ужгород, поезд Самара – Москва, ралли Париж – Дакар.

Дата добавления: 2014-12-20 ; просмотров: 114 | Нарушение авторских прав

Источник

ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ

(ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И РАЗНОВИДНОСТИ)

Типологическая классификация языков — это классификация языков по типам, характе­ризующая основные особенности структуры языка. Данная классификация представляет собой направление лингвистических исследований, возникшее в начале и развивавшееся во второй четверти ХIX в. (первоначально в виде морфологической классификации). Типологическую классификацию можно также определить как классификацию, которая базируется на выявлении сходств и различий языков независимо от их генетической общности (на основании сходства и различия не в самом языковом материале, а в принципах его организации).

М.П. Кочерган, указывая на частое синонимическое употребление терминов типологи­ческая классификация языков и морфологическая классификация, вполне справедливо настаивает на необходимости разграничить эти термины и соответствующие им понятия, поскольку использование их в качестве синонимов является неоправданным в силу ряда причин: 1) слово морфологический в языкознании ассоциируется с термином морфология, который имеет значения ‘грамматическое учение о слове’ и ‘строение слова’, а не языка в целом; 2) в последнее время все чаще стали разграничивать несколько разновидностей типологической классификации: морфологическую, синтаксическую, фонетическую и т. д.

Типологическая классификация языков представлена такими основными разновидностями:

I. Морфологическая классификация.Среди типологических классификаций языков, в основе которых лежит абстрактное понятие языкового типа, морфологическая классификация языков является самой популярной.

Впервые данную классификацию обосновали немецкие языковеды Фридрих и Август Шлегели. Фридрих Шлегель первым обратил внимание на различия в структуре языков и выделил две группы: языки с аффиксами, аффиксирующие языки и языки флективные. Его брат Август Шлегель переработал эту классификационную схему и выделил три класса языков: языки без грамматической структуры, языки аффиксирующие и языки флективные. Однако истинным основоположником типологии языков как особого раздела языкознания принято считать немецкого лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта, который, взяв за основу классификацию А. Шлегеля, разделил все известные ему языки на четыре типа: изолирующие языки, агглютинирующие, или агглютинативные языки, флективные языки и инкорпори­рующие языки. Несколько позднее другой немецкий лингвист Август Шлейхер сделал попытку уточнить классификацию В. Гумбольдта, внеся в нее частные дополнения. Учение о языковых типах он называл морфологией, а классификацию языков, основанную на различии структуры языков, — морфологической.

Таким образом, в рамках морфологической классификации выделяются следующие типы языков:

1. Изолирующие (корневые) языки — языки, в которых отсутствует словоизмене­ние, а грамматические значения выражаются с помощью порядка слов, путем примыкания одних слов к другим или с помощью служебных слов. В этих словах нет разницы между словом и корнем, отсюда название — корневые языки. Поскольку слово не изменяется и не имеет в своей структуре никаких показателей своей синтаксической связи с другими словами в предложении, то слово в языках такого типа как бы является изолированным, отсюда другой термин — изолирующие языки. Основной синтаксический способ связи — примыкание, в связи с чем предложение представляет собой определенную последовательность неизменяемых и нечлени­мых на морфемы слов-корней. Классическим образцом языков данного типа являются китайский, бирманский, тибетский, малайский языки.

2. Агглютинативные,илиагглютинирующие языки — языки, в которых граммати­ческие значения выражаются особыми аффиксами-приклейками. Для языков данного типа характерна развитая система словообразовательной и словоизменительной аффиксации, грамматическая однозначность аффиксов, отсутствие значимых чередований. Каждый из таких аффиксов-приклеек, обладающий строго определенным значением, сугубо механически присоединяется (приклеи­вается) к слову-основе. В результате чего слово становится многоморфемным, но границы между отдельными морфемами сохраняются четкими, что не допускает фонетических изменений на стыке морфем. К агглютинативным языкам принадлежат все тюркские, финно-угорские языки, эскимосский, грузинский, японский, корейский, банту, суахили, монгольские, тунгусо-манчжурские и др. языки Африки, Азии и Америки.

3. Инкорпорирующие (полисинтетические) языки — языки, в которых разные части высказывания в виде аморфных слов-основ (корней) объединены в единые сложные комплексы, совокупность которых оформляется служебными элементами. Для этих языков характерна возможность включения в состав глагола-сказуемого других членов предложения. Предложения в этих языках напоминают сложные слова, в связи с чем их называют словами-предложениями. К таким языкам принадлежат чукотский, корякский и большинство языков коренного населения Северной Америки.

4. Флективно-фузионные языки — языки, в которых в выражении грамматических значений ведущую роль играет флексия (окончание). Для этих языков характерны полифункциональность грамматических морфем, наличие фузии (взамопроникаемость корня и аффикса, наличие чередований) на стыке морфем, фонетически не обусловленные изменения корня, большое число фонетически и семантически не мотивированных типов склонения и спряжения.

Среди флективно-фузионных языков в свою очередь выделяются: синтетические языки, в которых грамматическое значение синтезируется с лексическим в рамках слова (украинский, русский, белорусский, польский, чешский, немецкий, древнегреческий, латинский языки, санскрит и др.), и аналитические языки, характеризующиеся тенденцией к отдельному (аналитическому) выражению лексического и грамматического значений (все романские языки, английский, датский, таджикский и др. языки).

Анализируя морфологическую классификацию, исследователи акцентируют внимание на таких важных моментах:

1. Чистых типов языков не существует. Любая классификация базируется на преобладании каких-то структурных признаков, на фоне которых в языке могут присутствовать отдельные признаки языков другого типа. При этом с историческим развитием языка может изменяться и тип. Так, английский и болгарский языки были синтетическими, а стали аналитическими. Английский язык постепенно утрачивает признаки флективности и быстро приобретает признаки корневого (изолирующего) типа.

2. Ни одному типу нельзя отдавать предпочтение.

II. Многосторонняя, или ступенчатая, типология Эдварда Сепира, которая учитывает три критерия при установлении структурных типов языков:

а) техника объединения морфем, т. е. степень спаянности корневой и аффиксальной морфем (изолирующий, агглютинирующий, фузионный и символический типы языков);

б) степень синтеза, т. е. соединения в одном слове различных значений, как лексических, так и грамматических (аналитические, синтетические и полисинтетические языки);

в) характер грамматических процессов, с помощью которых происходит присоединение морфем (изоляция, агглютинация, фузия, символизация).

Применяя эти три критерия, Э. Сепир выделил четыре основных типа языков:

а) простые чисто-реляционные языки, выражающие отношение в чистом виде, т. е. без аффиксальных морфем (например, китайский);

б) сложные чисто-реляционные языки, в которых кроме способности выражать синтаксические отношения в чистом виде, имеется возможность изменять значение корневых морфем с помощью аффиксов или внутренних изменений (например, турецкий язык, полинезийский языки);

в) простые смешанно-реляционные языки, выражающие синтаксические отношения не только в чистом виде, но и с помощью агглютинации или фузии (например, французский язык);

г) сложные смешанно-реляционные языки, обладающие способностью изменять значение корневых морфем посредством аффиксов или внутренних изменений (например, латинский, английский).

III. Классификация на основании статистических индексов (классификация Джозефа Гринберга), или квантитативная типология (лат. guantitas ‘количество’): а) индекс синтетичности, б) индекс агглютинации, в) индекс префиксальности, г) индекс суффиксации, д) индекс производности, е) индекс словоизменения. Данная классификация базируется на точных математических (статистических) подсчетах, которые осуществляются с помощью определенных математических формул.

IV. Синтаксическая типология:

а) типология предложений Тадеуша Милевского: концентрический тип предложе­ний, в которых глагол, образуя как бы центр предложения, своей формой выражает отношение к нему других членов предложения, и эксцентрический тип предложений, которые могут иметь различную структуру;

б) синтаксическая типология И.И. Мещанинова, базирующаяся на оформлении основных синтаксических отношений в предложении, т. е. на отношениях между действием, действующим лицом и объектом действия: 1) языки пассивного строя, в которых ни субъект, ни объект не имеют никакого грамматического оформления, объединяясь в один комплекс, подчиненный ведущему слову, при этом глаголы в таких языках не делятся на переходные и непереходные (инкорпорирующие языки, например, чукотский); 2) языки эргативного строя, для которых характерна эргативная конструк­ция, т. е. глагол-существительное имеет двойную связь с подлежащим, не только согласуясь с ним но и одновременно управляя им, при этом при переходном глаголе подлежащее стоит в особом эргативном падеже — падеже-деятеля, а при непереходном глаголе — в абсолютном падеже (языки Австралии, Америки); 3) языки номинативного строя, в которых подлежащее стоит в именительном падеже, независимо от того, переходным или непереходным глаголом выражено сказуемое (индоевропейские, тюркские, монгольские, финно-угорские языки).

V. Фонологическая типология (классификация А. Исаченко), согласно которой языки мира делятся на языки фонемного строя(основной фонологической единицей является фонема) и языки слогового строя (основной фонологической единицей является слог). Среди языков фонологического типа в свою очередь выделяются

а) языки вокалического типа — охватывает языки, в которых 30 % фонемного состава или больше составляют гласные (корейский, гавайский язык);

б) языки консонантного типа — охватывает языки, в фонемном составе которых более 70 % согласных (русский, украинский, английский).

Разнообразные типологические классификации языков объединяет понятие “языкового типа”, в которое в рамках каждой разновидности типологической классификации вкладывается свой смысл.

Источник

Классификация языков. Место русского языка в генеалогической и типологической классификации языков (стр. 1 )

Русский язык типологическая классификацияИз за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4

Русский язык типологическая классификация

МЕСТО РУССКОГО ЯЗЫКА В ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЙ

И ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ

(Материал для углубленного изучения

курса «Русский язык» в средней школе)

ПОДГОТОВИЛ: учитель русского

языка и литературы

1. Принципы классификации языков

2. Сравнительно-исторический метод и генеалогическая классификация языков

3. Основные генетические семьи, группы и подгруппы языков

4. Типологическая (морфологическая) классификация языков

5. Место русского языка в генеалогической и типологической (морфологической) классификации языков

I. Принципы классификации языков

Классификация существующих на Земле языков представляет значительные трудности. Прежде всего, это объясняется их много­образием. Обратившийся к этой проблеме американский языковед Эдуард Сепир писал: «Переходя от латинского языка к русскому, мы чувствуем, что приблизительно тот же горизонт ограничивает наши взоры, и это несмотря на то, что переменились виденные на­ми раньше придорожные вехи. Когда мы подходим к английскому языку, нам начинает казаться, что окрестные холмы стали несколь­ко более плоскими, и все же общий характер пейзажа мы узнаем. Но когда мы дошли до китайского языка, оказывается, что над нами сияет совершенно иное небо. Переведя наши метафоры на обычный язык, мы можем сказать, что все языки друг от друга отличаются, но некоторые отличаются значительно более, чем другие, а это рав­носильно утверждению, что возможно разгруппировать их но мор­фологическим типам»[1].

В языкознании разработаны две классификации языков:

2) типологическая (морфологическая), основанная на общ­ности грамматического строя классифицируемых языков.

II. Сравнительно-исторический метод и генеалогическая

Генеалогическая классификация языков оказалась возможной, поскольку люди издревле сравнивали и сопоставляли факты разных языков.

В античном мире вопросы классификации языков, их родства, сходства и различия мало занимали умы ученых, так как отсутство­вал интерес к вопросу о многообразии языков, что, в свою очередь, объяснялось пренебрежительным отношением к «варварским» языкам; детально исследовались лишь греческий и латинский.

В средние века, после выхода на международную арену наро­дов, считавшихся некогда варварскими (к их числу относились гер­манцы, славяне, романские и другие народы), становится очевид­ным многообразие языков, и постепенно возникает необходимость их изучения и сопоставления.

Широкое сравнительное исследование многих языков провел Петр Паллас, издавший в Санкт-Петербурге труд под названием «Сравнительные словари всех языков и наречий», содержащий пе­ревод русских слов на 200 языков и наречий Европы и Азии.

Вопросы классификации языков стали особенно активно раз­рабатываться с начала XIX в. В капитальном труде «Митридат» была предпринята одна из первых попыток класси­фицировать языки не только по их генетической близости, но и по типологическому сходству.

XIX век в истории языкознания знаменуется открытием и раз­работкой сравнительно-исторического метода, который позволил поставить и решить многие сложные проблемы науки о языке: про­блему родственных связей языков и их генеалогической классифи­кации, периодизации истории конкретных языков, проблему общих и частных, внутренних и внешних законов языкового развития.

Возникновению сравнительно-исторического метода способ­ствовало наличие многочисленных опытов сравнения языков, дея­тельность ученых разных стран по накоплению и классификации языковых фактов, в особенности деятельность лексикографов XVII – XVIII вв. по составлению многоязычных словарей-тезаурусов, что невольно наталкивало на сравнение различных языков, а также на­учная деятельность ученых-мыслителей эпохи Возрождения, куль­тивировавших идею историзма.

Первые сведения о санскрите принес в Европу итальянский купец Филиппе Сассети, который в течение пяти лет, с 1583 по 1588 гг., жил в Индии, где познакомился с древнеиндийским язы­ком. Он отметил сходство некоторых санскритских слов с итальян­скими словами. В 1767 г. французский священник Кёрду предста­вил Французской академии доклад о родстве индоевропейских язы­ков, в котором на материале списка слов и грамматических форм латинского, греческого и санскрита высказал предположение об их происхождении из одного источника.

В 1786 г. английский востоковед и юрист В. Джоунз в науч­ном докладе, прочитанном Азиатскому обществу в Калькутте, сле­дующим образом сформулировал свое понимание места санскрита в сравнительном изучении родственных индоевропейских языков: «Санскритский язык имеет удивительную структуру, которая за­ключает в себе столь близкое сходство с греческим и латинским языками как в глагольных корнях, так и в грамматических формах, что оно не могло сложиться случайно; родство это так поразитель­но, что ни один филолог, который желал бы эти языки исследовать, не сможет не поверить, что все они возникли из одного общего ис­точника, которого, быть может, уже не существует. Имеется сход­ное, хотя и не столь убедительное основание полагать, что также готский и кельтский языки, хотя они и смешаны с совсем другими диалектами, произошли от того же источника; к этой же семье язы­ков можно было бы причислить и древнеперсидский язык»[3].

В 1808 г. немецкий филолог и критик, один из основополож­ников романтизма Ф. Шлегель опубликовал свой труд «О языке и мудрости индийцев», в котором указал на родство санскрита с ла­тинским, германскими и персидским языками не только в лексике, но и в грамматике, и подтвердил предположение В. Джоунза об общности их происхождения. В своей книге Ф. Шлегель впервые употребил термины «сравнительная грамматика» и «индогерманские языки» (последний позднее был заменен синонимом «индоев­ропейские языки»). Написанная ярко и увлекательно, книга Ф. Шлегеля способствовала формированию идей сравнительно-исторического языкознания.

Однако решающий шаг в этом направлении был сделан не­мецким языковедом Ф. Боппом, опубликовавшим в 1816 г. работу «О системе спряжения санскрита в сравнении со спряжением грече­ского, латинского, персидского и германских языков». Рассмотрев в сравнении глагольную флексию названных языков, Ф. Бопп показал сходство соответствующих глагольных форм и доказал общность их происхождения. В отличие от своих предшественников Ф. Бопп также доказал, что во всех индоевропейских языках присутствуют не только отдельные сходные факты, но целая система соответст­вий, что позволяет говорить о единстве грамматической системы родственных языков.

В 1811 г. датский языковед Р. Раск опубликовал работу «Ру­ководство по исландскому языку», а в 1818 г. издал свой главный труд «Исследование в области древнесеверного языка, или Проис­хождение исландского языка», в котором раскрыл близость герман­ских языков с греческим, латинским и балто-славянскими языками и заявил, что «ни одно средство познания происхождения народов и их родственных связей в седой древности, когда история покидает нас, не является столь важным, как язык»[4].

В итоге исследования Р. Раск пришел к выводу, что сканди­навские и германские языки составляют две родственные группы индоевропейских языков.

Источник

Видео

Языкознание. Урок 7. Типологическая классификация языковСкачать

Языкознание. Урок 7. Типологическая классификация языков

№39 Коробка с языками. Морфологическая типология языковСкачать

№39 Коробка с языками. Морфологическая типология языков

Введение в языкознание. Лекция 8. Типологическая классификация языков мираСкачать

Введение в языкознание. Лекция 8. Типологическая классификация языков мира

Типология словарей русского языка. Часть 1. Типология словарей как проблема теории лексикографииСкачать

Типология словарей русского языка. Часть 1. Типология словарей как проблема теории лексикографии

Языкознание. Урок 5. Генеалогическая классификация языковСкачать

Языкознание. Урок 5. Генеалогическая классификация языков

Ареальная классификация языков | Введение в языкознание | УмскулСкачать

Ареальная классификация языков | Введение в языкознание | Умскул

"Батяня тюленеубийствовал". Типологическая классификация языковСкачать

"Батяня тюленеубийствовал". Типологическая классификация языков

Виды предложенийСкачать

Виды предложений

Текст и его основные признаки. Типы речи. Стили речи| Русский язык ЕГЭ, ЦТСкачать

Текст и его основные признаки. Типы речи. Стили речи| Русский язык ЕГЭ, ЦТ

Лексика и фразеология | Русский язык ЕГЭ, ЦТСкачать

Лексика и фразеология | Русский язык ЕГЭ, ЦТ
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.