Семантика префиксов русского языка + видео обзор

Роль префикса в изменении значения слова в русском языке

Семантика префиксов русского языка

Дата публикации: 08.07.2016 2016-07-08

Статья просмотрена: 2106 раз

Библиографическое описание:

Аль-Анбаги-Шайма, Тамер Хасан. Роль префикса в изменении значения слова в русском языке / Тамер Хасан Аль-Анбаги-Шайма, И. Е. Герасименко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 13.2 (117.2). — С. 4-7. — URL: https://moluch.ru/archive/117/32356/ (дата обращения: 05.04.2021).

Современное понимание морфемы восходит к учению И. А. Бодуэна де Куртенэ, который определял морфему как «далее неразложимый морфологический элемент языкового мышления» и рассматривал термин «морфема» в качестве родового понятия, объ­единяющего видовые понятия (корень, префикс, суффикс, оконча­ние) [1, с. 291].

Из учения И. А. Бодуэна де Куртенэ следует, что морфема – это «живая единица языка», «элемент слова, зависимый от слова», она «на­деленазначением», имеет не только«значение, но извуковое выра­жение», «простейшая минимальная единица», далее не делимая с морфологической точки зрения. Эти же признаки считаются суще­ственными для морфемы и в современных исследованиях.

Воспроизводимость морфемы объединяет и противопоставляет слово и морфему. Если слова сво­бодно воспроизводятся в речи, то воспроизводимость морфем но­сит связанный характер. Иначе говоря, морфема существует только в составе слова и свое значение обнаруживает в сочетании с други­ми морфемами, составляющими слово. Например, приставка вы- в глаголе вывезти (из дома) имеет значение ‘удаления’; в глаголе вы­писать (каждую буковку) – значение ‘тщательного совершения дей­ствия’; в слове выиграть (матч) – значение ‘добывания’.

Структурно-семантические и сочетаемостные особенности морфем, различные их систематизации – это традиционный спектр задач морфемики. Что же касается роли морфемы в порождении и восприятии речи, то эта проблема чаще сдвигается из морфемики в область словообразования, неологии, стилистики, прагматики. Вместе с тем коммуникативный аспект морфем и морфемной структуры русского слова задействован в речевой практике совре­менных журналистов очень активно.

Можно выде­лить две основные области креативного использования морфем. Первая включает в себя ресурсы, заложенные в системе и норме языка. Так, в реестре русских морфем выделяются особые типы эмоционально-экспрессивных приставок и суффиксов, использова­ние которых позволяет выразить социальную оценку реальных со­бытий и явлений. Например:

По мысли премьера, «нельзя превра­щаться в “обещалкиных”» (АиФ, 2006, № 6);

Россия буквально устала от «остаканивания» всей страны (АиФ, 2006, № 9);

Чем опасны игры в льготные «давалки» (АиФ, 2007, № 45);

Выходят на арену звездачи (КП, 06.03.2007);

Гиперобман и супернадувательство(КП, 15.05.2005);

Ведущий лучшего ток-шоу Михаил Швыдкой при­знался, что рассчитывает «культурно революционерить» еще лет пять (КП, 04.02.2003);

В России всегда любили менять шило на мыло, но мы всех перешилили и перемылили (АиФ, 1998, № 18);

Знамени­тости проводили время «гламурненько» (КП, 17.06.2004).

Вторая об­ласть творческого подхода к морфемам – это разнообразные прие­мы осмысления значимых и квазизначимых частей слова в тексте, ср.:

Кап-кап ремонт (публикация о новой системе сборов, предна­значенных на капремонт в многоэтажных домах) (РГ Неделя, 21.07.2012);

Избавление от всяких уклонов и уклонистов (ЛГ, 2012, № 2012-13);

Униженные и уязвленные. Посильнее обидеться – или побыстрее помириться? (РГ Неделя, 05.07.2012);

Недооцененный «как бы писатель» – список переоцененных писателей (ЛГ, 2012, № 12-13);

ПОРНОнет, или как разделить Интернет на хороший и плохой, не ущемляя своей свободы (АиФ, 2008, № 3).

В глагольной системе русского языка префиксы обычно совмещают словообразующую и грамматическую функции. Так, префикс вы- может указывать в производных глаголах на ‘направленность действия изнутри наружу’ (выбежать, выехать, выбросить, выкопать, вылить и т. п.) и выражать при этом грамматическое значение вида, образуя глаголы совершенного вида от соответствующих бесприставочных глаголов несовершенного вида.

Крайне редко в русском языке встречаются префиксы, выражающие главным образом грамматическое (а не лексическое) значение. В системе имен прилагательных такой приставкой является наи-, образующая формы превосходной степени (наивысший, наихудший, наибольший и т. п.).

Семантический и словообразовательный потенциал приставок оценивается в научной литературе подчас с диаметрально противоположных точек зрения.

Так, например, некоторые исследователи полагают, что приписывание приставкам отдельных смысловых значений является заблуждением. В частности, Е. С. Кубрякова пишет: «В теории словообразования широко представлено мнение о том, что носителем словообразовательного значения является словообразовательный аффикс или другой деривационный формант. Мы обосновываем иную точку зрения. Поскольку реализация словообразовательного значения связывается нами со всей морфологической структурой деривата, само значение оказывается зависимым не только от выбора деривационного средства, но и от выбора источника наименования: оно равно обусловлено как ономасиологическим базисом и ономасиологическим признаком производного, так и типом устанавливаемой между ними связи»[6, с. 4].

Сходную позицию отстаивает и И. С. Улуханов, раскрывая ее при рассмотрении приставки пере-: «Глаголы с приставкой пере-, означающие действие, направленное из одного места в другое через предмет или пространство (переехать, перенести, пересесть и т. п.), мотивируются глаголами, означающими перемещение. Это не только глаголы конкретно-физического движения, которые составляют абсолютно преобладающее большинство мотивирующих слов и с которыми сочетаются практически все приставки в локальном значении, но и глаголы, обозначающие перемещение сигналов информации, например, пересказать, перетелеграфировать. Конкретные разновидности общего значения приставки пере- – значения перемещения – не влияют на значение приставки пере-, которое остается тем же самым, как в глаголах движения, так и в глаголах, обозначающих иные действия, которые могут быть направлены. Сама приставка отнюдь не обозначает движения (как часто утверждается в исследованиях), а лишь указывает определенное направление для значения, выраженного мотивирующим глаголом» [10, с. 223].

Однако мы рассматриваем подобную точку зрения как излишне категоричную и не можем с ней согласиться. В соответствии с приведенными выше утверждениями, каждая приставка обладает только одним значением. Однако те примеры, которые анализируют сами ученые, опровергают это предположение: в частности, семантика глаголов пересказать и переехать (точно так же, как и у соответствующих им мотивирующих глаголов сказать и ехать) объединена только общим категориальным значением процессуальности. Префикс пере- здесь также употреблен в разных значениях. В первом случае, присоединяясь к глаголу со значением движения, префикс пере- имеет значение ‘направление действия’, во втором случае он присоединяется к глаголу со значением способа коммуникации и приобретает значение ‘повторение действия’.

Впрочем, в отсутствии контекста достаточно сложно определить, каким именно значением обладает префикс пере- в данном случае (в слове пересказать). Так, его значения, в зависимости от контекста и коммуникативной ситуации, могут быть следующими: ‘изложить своими словами прочитанное или услышанное’, ‘рассказать заново, еще раз что-либо уже рассказанное’, ‘рассказать все, многое’ [9, с. 95]. В самом общем смысле все они отражают некое ‘перемещение сигналов информации’, что вовсе не говорит об одном и том же оттенке значения, придаваемом именно приставкой.

Таким образом, во избежание категоричности и придерживаясь мнения, что у приставок не бывает единственного значения, мы полагаем обоснованным присоединиться к точке зрения других авторитетных лингвистов, таких как В. В. Виноградов, Б. Н. Головин, Н. Ю. Шведова, Н. В. Крушевский и др.

Так, Н. В. Крушевский выделяет в производных приставочных глаголах два образующих единое значение центра – собственно глагольную основу, формирующую основное значение, и префикс, добавляющий оттенок значения [5, с. 152]. О. И. Дмитриева оценивает это как «перспективную идею» и поясняет: «Префиксальный глагол, таким образом, может рассматриваться как внутренняя синтагма, состоящая из двух структурных компонентов: производящей основы и словообразующего форманта – и связанная с двумя понятийными рядами одновременно: по семантике префикса и по семантике мотивирующего глагола» [3, с. 80].

Кроме того, Н. В. Крушевский отмечал и особую роль приставок, по сравнению с другими аффиксами: «В противоположность суффиксу префикс имеет почти всегда определенное значение, то есть он сообщает слову главным образом один какой-нибудь оттенок», а по отношению к производящему глаголу «. мы видим здесь тот же принцип сочетания, что в языках агглютинационных» [5, с. 152]. Агглютинационными Н. В. Крушевский называет агглютинативные (или агглютинирующие) языки (напр., тюркские), для которых характерна развитая система словообразовательной и словоизменительной аффиксации: образование в этих языках грамматических форм и производных слов осуществляется путем присоединения к корню или к основе слова аффиксов, имеющих грамматические и деривационные значения. По своим чертам эти языки противопоставлены флективным (напр., славянским), в которых преобладает словоизменение при помощи флексий.

Подтверждает мысль ученого о наличии значений у префиксов и тот факт, что префиксы исторически восходят к вполне самостоятельным словам, а, следовательно, могут и должны сохранять свои собственные значения, которые в современном русском языке (и в других славянских языках) предстают в качестве компонентов значения префиксального глагола. И то, что приставки изменяют значение слова, являясь словообразующими аффиксами, сомнений, на наш взгляд, не вызывает, как не вызывает их и тот факт, что приставки полисемичны.

При построении так называемых семантических сетей (описании всех значений) приставок, действительно, возникает ряд сложностей, связанных с многозначностью приставок, особенно если исследователи не просто описывают значения префиксов, приводя примеры (как это сделано, например, в [8]), а пытаются произвести подробный анализ: сводят все значения той или иной приставки к общей архисеме или соотносят все вторичные (непространственные, абстрактные) значения приставок с единственным первичным пространственным (см., например, [4; 7]).

Например, у многих приставок (а именно у семи: вз-, вы-, из-, на-, от-, пере-, про-) имеется значение ‘интенсивно совершить действие, названное производящим глаголом’ (ср., напр.: взмокнуть, вымокнуть, промокнуть, перемокнуть) с небольшими отличиями в оттенках смысла, и это значение в силу своей абстрактности не только в принципе мало соотносится с любым пространственным значением, но и имеется у таких разных по смыслу префиксов.

Подобных сложностей в семантике префиксов немало. Однако их нельзя игнорировать, основываясь исключительно на отрицании наличия у одной приставки нескольких разных значений.

Таким образом, многие префиксы современного русского языка полисемичны, и все их значения развились из первичных пространственных значений слов особой части речи индоевропейского языка.

Знание качественных характеристик морфем и техники их объединения в русских словах позволяет увидеть роль морфемы в порождении и восприятии речи, делает необходимым исследование морфемной структуры русского слова для теории коммуникации [2, с. 146-147].

Источник

МОРФЕМНЫЕ СРЕДСТВА РУССКОГО ЯЗЫКА

МОРФЕМНЫЕ СРЕДСТВА РУССКОГО ЯЗЫКА состоят из двух классов: словообразовательные средства и средства словоизменительные.

Семантика префиксов русского языка

Словообразовательные средства это корневые и служебные морфемы.

Корневая морфема – это общая часть родственных слов, выражающая определенное лексическое значение. Служебные, или аффиксальные, морфемы служат для образования слов (суффиксы, префиксы), а словоизменительные служебные морфемы – для изменения слов по грамматическим категориям – падежам, числам, родам, лицам, временам и т.п. (окончания). Так, в слове раз-рис-ов-ыва-л-а – шесть морфем. Одна из них – корневая: рис-, остальные – служебные: раз- – префикс, -ов – глагольный суффикс, -ыва – суффикс, указывающий вид глагола (несовершенный; ср. форму совершенного вида: раз-рис-ов-а-л-а), – суффикс прошедшего времени, -а – окончание женского рода (ср.: разрисовал – муж. род).

Число корневых морфем в языке велико: оно равно числу непроизводных слов. Служебных морфем значительно меньше, но они играют чрезвычайно важную роль. Одни из них – суффиксы и префиксы – служат для образования слов, а другие – окончания – показывают отношения между словами в предложении. Первые называются деривационными, а вторые реляционными.

Основные деривационные морфемы русского языка.

Суффиксы.

Суффиксы имени существительного (здесь и дальше приводятся наиболее продуктивные деривационные морфемы):

2) суффиксы, образующие отвлеченные существительные со значением процесса, действия, свойства: (а): копать – коп-к-а, разгрузить – разгруз-к-а; -ние: терпеть – терпе-ние, ожидать – ожида-ние; -ость (-есть): смелый –смел-ость, свежий – свеж-есть; -от(а), (-ет(а)): темный – темн-от(а), нищий – нищ-ет(а); -изн(а): белый – бел-изн(а), -ств(о): герой – герой-ств(о), колдовать – колдов-ств(о);

Суффиксты имени прилагательного:

3) суффиксы, образующие притяжательные прилагательные: -j (на письме –ий): лис-ий, медвеж-ий; -ин: бабушк-ин, сестр-ин; -ов (): отц-ов, зят-ев.

Префиксы.

1) префиксы, образующие глаголы с пространственным значением: до-: до-бежать, до-плыть; вз- (вс-): вз-бежать, вс-плыть; пере-: пере-бежать, пере-плыть; при-: при-бежать, при-плыть; у-: у-бежать, у-плыть; вы-: вы-бежать, вы-плыть; от-: от-бежать, от-плыть; под-: под-бежать, под-плыть;

2) префиксы, образующие глаголы с количественно-временными значениями: за-, по- (начало действия или процесса: за-петь, по-бежать, по-течь); от-, до- (окончание действия или процесса: от-цвести, до-читать); вы-, из- (исчерпанность предмета действием: вы-топтать, из-мылить); до-, под- (дополнительность действия: до-варить, под-лить); недо-, при- (неполнота или незначительное проявление действия: недо-бежать, при-болеть).

Префиксы имени существительного: анти-: анти-фашист, анти-герой; контр-: контр-удар, контр-прием; при-: при-город, при-дурь; псевдо-: псевдо-наука, псевдо-рынок; сверх-: сверх-прибыль, сверх-звук; со-: со-автор, со-переживание; супер-: супер-обложка, супер-звезда.

Префиксы имени прилагательного: анти-: анти-научный, анти-террористический; без-: без-вредный, бес-полезный; не-: не-большой, не-веселый; небез-: небез-опасный, небез-интересный.

Многие префиксы образуют прилагательные в сочетании с суффиксами: анти-семит-ск-ий, до-пушкин-ск-ий, вне-класс-н-ый, до-сроч-н-ый, за-город-н-ый и т.п. Слова других частей речи либо бедны словообразовательными морфемами и не пополняются новообразованиями (как, например, местоимения и числительные), либо содержат в своей структуре словообразовательные морфемы, «повторяющие» суффиксы и префиксы имен и глаголов (таково, например, наречие: суффиксы и приставки наречий сходны с соответствующими морфемами существительных и прилагательных; ср.: сверх-прибыльно, анти-научно, не-много и т.п.).

Способы словообразования.

В русском языке наиболее продуктивен морфологический способ. Он включает аффиксацию – образование слов с помощью суффиксов и префиксов, сложение основ и аббревиацию.

Аффиксация:

1) суффиксация – образование слов с помощью суффиксов; область действия этого способа – преимущественно имена существительные и прилагательные: дом – дом-ищ-е, стол – стол-ик, груз-ить – груз-чик, бел-ый – бел-изн-а; асфальт – асфальт-ов-ый, рыб-а – рыб-н-ый, отец – отц-ов, отц-овск-ий и т.п.; этим способом образованы и некоторые глаголы: красн-ый – красн-е-ть, лодырь – лодыр-нича-ть и под.;

2) префиксация – образование слов с помощью префиксов; наиболее активен этот способ в образовании глаголов и его грамматических форм: пере-делать, с-делать, до-делать, вы-делать, от-делать, раз-делать, за-делать, под-делать и т.п.; образуются этим способом также некоторые существительные и прилагательные: анти-тело, сверх-скорость, сверх-прочный, за-критический и др.;

3) суффиксально-префиксальный способ – образование слов одновременным присоединением к производящей основе суффикса и префикса, при этом префикс нередко является результатом преобразования предлога при существительном: на стене – на-стен-н-ый, под окном – под-окон-ник; в других случаях префикс не соотносится с предлогом: пере-нос-иц-а, в-гляд-е-ть-ся, у-масл-ива-ть и т.п.

Сложение– образование слов путем соединения двух и более основ. Между основами обычно стоит соединительный гласный -о- или -е-: пар-о-ход, пут-е-провод, бледн-о-лиц-ый, пыл-е-вод-о-непроницаем-ый.

Аббревиация – образование слов путем усечения производящих основ до нескольких начальных букв или даже одной буквы: гос-бюджет (=государственный бюджет), местком (=местный комитет), МГУ (=Московский Государственный Университет), бомж (= без определенного места жительства).

Словоизменительные средства: основные реляционные морфемы. Реляционные морфемы служат для выражения отношений между формами слов в предложении. В русском языке реляционными морфемами являются падежные окончания, показатели форм числа, личных форм глагола, форм настоящего, прошедшего и будущего времени, повелительного наклонения и нек. др.; ср.: стол-а – стол-ом (окончание выражает значение родительного падежа, а -ом – значение творительного падежа), собак-а – собак-и (окончания и отражают противопоставление форм ед. и множ. числа им. падежа существительных жен. рода); в словоформах чита-ет – чита-л с помощью морфем -ет и выражено различие настоящего и прошедшего времени и т.д.

Синтаксические средства русского языка.

Основными синтаксическими единицами являются словосочетание и предложение.

Словосочетание – это соединение двух или нескольких слов, грамматически связанных друг с другом: спелый колос, читать книгу, смотреть весело, один из студентов.

В словосочетании одно слово – главное, другое (или другие) – зависимое. Главное слово подчиняет себе другое, т.е. обусловливает его грамматические характеристики – например, род, число, падеж, лицо, вид, время и т.п.

Словосочетания различаются по типам подчинительной связи между их компонентами; эти типы связей таковы: согласование (спелый колос), управление (читать книгу), примыкание (смотреть весело); в некоторых видах словосочетаний могут присутствовать два типа связи: один из студентов – предлог из управляет формой родительного падежа существительного (из студентов), а числительное один согласуется в роде со словом студент (ср.: одна из студенток).

В зависимости от того, слово какой части речи является в словосочетании главным, различают глагольные словосочетания (рубить дрова, выйти из дому, сильно устал), именные (старый друг, дом отца, рубашка в клетку, ключ от двери), наречные (очень дорого, совсем плохо), местоименные (что-то непонятное, кто-нибудь из вас).

Между словами в словосочетании могут быть различные смысловые отношения. Например, главное слово обозначает предмет, а зависимое – свойство предмета, его принадлежность, порядок по счету: белый снег, моя тетрадь, пятый дом; главное слово обозначает действие, а зависимое – объект, на который это действие направлено (рубить дрова), инструмент, с помощью которого действие совершается (рубить топором), характер действия (ловко рубить), его цель (вышел погулять), причину (опоздать из-за дождя), время (работать ночами), место (сидеть у окна) и т.п.

Словосочетание может характеризоваться определенным порядком составляющих его компонентов. Например, в стилистически нейтральной речи согласованное определение, выраженное полным прилагательным или причастием, предшествует определяемому слову: белый снег, напряженная работа, уходящий поезд; если согласованное определение относится к неопределенному местоимению, то оно всегда – в постпозиции: кто-то высокий, что-то знакомое. Несогласованное определение и дополнение при существительном ставятся справа от него: портфель брата, развитие науки. Обстоятельства степени ставятся слева от согласованного определения, а обстоятельства со значением места и времени и дополнения – справа от него: исключительно талантливый юноша, очень трудный экзамен, в полученном накануне письме, летящий над облаками самолет, бледный от испуга мальчик.

Предложение служит для сообщения чего-либо, и этим оно отличается от словосочетания.

Предложение, в составе которого есть подлежащее и сказуемое, называется двусоставные (Светит солнце); предложение, в составе которого только один главный член, называется односоставным (Утро. Светает). Подлежащее и сказуемое соединены между собой предикативной связью.

Двусоставные предложения, в которых только одна предикативная связь, называются простыми. Коммуникативным центром простого двусоставного предложения является сказуемое: оно сообщает о действии, которое совершается, о состоянии, в котором находится объект, о его свойствах и т.п. Подлежащее указывает на субъект совершаемого действия или состояния (Мальчик пишет, Город спит), или указывает само действие (Чаепитие затянулось; Узнать об этом было непросто) и состояние (Болезнь его опасна), или называет свойства и признаки (Краснота исчезла; Однообразие утомляет).

Помимо сказуемого и подлежащего – главных членов, в состав простого предложения могут входить второстепенные члены: дополнения, определения и обстоятельства. Дополнения и обстоятельства уточняют действие, выражаемое глаголом-сказуемым, – например, указывают объект действия, орудие его совершения, время, место, условия и т.п., – а определения характеризуют подлежащее или какое-либо из дополнений по тем или иным признакам. Ср.: Светит солнце (простое нераспространенное предложение). – Несколько месяцев тускло светит в тундре висящее над горизонтом незаходящее солнце (простое распространенное предложение).

И главные, и второстепенные члены предложения выражаются разными способами.

Сказуемое выражается личной формой глагола (Я читаю, Мотор работает), формами повелительного и сослагательного наклонений (Откройте дверь!Ты взял бы его с собой?), сочетанием глагола-связки быть, опускаемой в форме настоящего времени, или других связочных глаголов с существительным, прилагательным, числительным или местоимением (именное составное сказуемое): Его отец был геологом; Погода – великолепная! Река казалась застывшей, сочетанием вспомогательного глагола с инфинитивом другого глагола (составное глагольное сказуемое): Мы начали работать; Он собирается уехать, сочетанием глагола-связки быть, предикативных прилагательных типа готов, должен, рад и некоторых предикативных существительных (мастер, охотник, не дурак и т.п.) с инфинитивом глагола: Она была готова расплакаться; А ты горазд (мастер)выдумывать! Вы должны извиниться.

Подлежащее выражается именительным падежом существительного, местоимения, прилагательного, числительного (Наступила зима; Кто-то пришел; Старшие были в школе; Трое вышли из леса), инфинитивом глагола (Учиться никогда не поздно), так наз. аппроксимативными оборотами, имеющими смысл приблизительности (Свыше (около, более)двух тысяч школьников отдохнули здесь в прошлом году), элективными оборотами (Один из спортсменов отстал; Лучший среди участников будет отмечен призом), комитативными оборотами(Дед с бабушкой шли впереди; Вошел мальчик с собакой; Мы с ним большие друзья), сочетаниями слов типа большинство, ряд, часть с формой родительного падежа существительного (Большинство слушателей согласилось с докладчиком; Ряд проектов утвержден недавно).

Дополнение выражается теми же способами, что и подлежащее; определение выражается согласуемой формой прилагательного, местоимения или порядкового числительного (волчий след, снежная белизна, какой-то человек, седьмые сутки), родительным падежом существительного или предложно-падежным сочетанием (след волка, клей для обоев, платье в горошек); обстоятельства выражаются наречиями (отлично учиться, приехать вечером, смертельно усталый), предложно-падежными сочетаниями (отдыхать в саду, дача под Москвой, пить кофе по утрам), инфинитивом глагола (поехал кататься, вышел посмотреть), фразеологическими оборотами (работать спустя рукава).

Односоставные предложения содержат только один главный член – либо сказуемое, либо подлежащее. Назывные предложени содержат только подлежащее (вместе с его зависимыми): Зима. Легкий морозец. Голубой искрящийся снег. Предложения, состоящие из одного сказуемого (и его зависимых), бывают определенно-личные, в которых сказуемое выражено глагольными формами 1-го и 2-го лица изъявительного наклонения или глаголами в повелительном наклонении: – Придешь завтра ко мне? Жду тебя; Не оставляйте детей без присмотра!;

неопределенно-личные, в которых сказуемое обозначает действие, совершаемое неопределенным кругом лиц, и выражено глаголом, имеющим форму множ. числа – прошедшего времени или 3-го лица настоящего времени: Ей позвонили с работы; Здесь пасут овец;

обобщенно-личные, в которых сказуемое обозначает действие, не относимое ни к какому реальному лицу или кругу лиц, и выражается глаголом в форме 2-го лица настоящего или будущего времени: Тише едешь – дальше будешь; Не знаешь, где потеряешь, а где найдешь;

безличные предложения, сказуемое в которых не допускает сочетания с именительным падежом существительного; сказуемое в таких предложениях выражается безличными глаголами или формами личных глаголов, употребленными в безличном значении: Смеркается. В лесу быстро темнеет, – а также сочетанием глагола-связки с предикативным наречием или инфинитивом глагола: Стало светло. Надо было начинать работу.

Сложные предложения. Предложение, в котором более чем одна предикативная связь (т.е. более чем одна пара подлежащего и сказуемого), называется сложным. Сложные предложения, части которых соединены союзами, называются союзными; сложные предложения, в которых союзов нет, называются бессоюзными. Ср.: Дождь кончился, и выглянуло солнце. – Дождь кончился, выглянуло солнце.

Союзные сложные предложения бывают двух типов – сложносочиненные и сложноподчиненные. В сложносочиненных предложениях части соединены сочинительными союзами и, а, но, да: Солнце зашло, и почти сразу наступила темнота; Все уже пришли, а Коли всё нет; Он крикнул, но никто не отозвался; Я бы пошел туда, да кто меня пустит?

Части сложноподчиненного предложения соединяются подчинительными союзами или союзными словами: Мы пойдем в поход, если будет хорошая погода; Когда на город опустились сумерки, на улицах зажглись огни; Наконец, наступили каникулы, которых с нетерпением ждали все школьники.

В сложноподчиненном предложении выделяются главная часть и одна или несколько придаточных. Придаточная часть поясняет главную; в ее составе находится союз или союзное слово. Придаточная часть может следовать за главной, предшествовать ей или стоять внутри главной части: Когда наступило утро, мы двинулись в путь; Мы двинулись в путь, когда наступило утро; В телеграмме, которую принесли ночью, ничего тревожного не было.

Подобно второстепенным членам простого предложения, придаточные части сложноподчиненных предложений выполняют по отношению к главной разные роли: определяют или поясняют (как определение или дополнение), указывают характер действия, о котором сообщается в главной части, или условия, при которых оно совершается (место, время, причину, цель и т.п.), – аналогично обстоятельствам разных типов в простом предложении. В зависимости от этого различают несколько типов сложноподчиненных предложений:

1) с придаточными определительными: Мальчик решил задачу, которую ему задали на дом;

2) с придаточными изъяснительными: Я считал, что вы не приедете;

3) с придаточными обстоятельственными: степени и образа действия (Он крикнул так громко, что зазвенели стекла в окне), места (Шкаф мы поставим туда, где он не будет мешать), времени (Как только сошел снег, в поле появились грачи), цели (Я прикрыл лампу газетой, чтобы она не светила в глаза), причины (Самолет опоздал, так как была нелетная погода).

Некоторые придаточные не имеют прямых аналогов среди второстепенных членов простого предложения: это, например, придаточные условные (Если вы примете это лекарство, температура понизится), уступительные (Хотя рыба почти не клевала, рыбаков на реке было полным-полно), сравнительные (Он засмеялся легко и радостно, как смеются обычно только дети), сравнительно-сопоставительные (Чем ночь темней, тем ярче звёзды).

Лексические и фразеологические средства.

Современный русский язык имеет достаточно богатый словарь, который может быть охарактеризован с различных точек зрения. С точки зрения формирования этого словаря в нем могут быть выделены слова исконно-русские и заимствованные, с точки зрения активного и пассивного характера использования тех или иных лексических групп и отдельных слов – неологизмы и слова устаревшие (архаизмы и историзмы), по сферам употребления лексика членится на общеупотребительную, специальную (профессиональную) и жаргонную, по функционально-стилистической принадлежности – на нейтральную, книжную и сниженную. Фразеологические средства различаются по степени спаянности компонентов фразеологических единиц: выделяются фразеологические сращения (бить баклуши, турусы на колесах), фразеологические единства (тянуть лямку, мелко плавать), фразеологические сочетания (потупить взор, кромешный ад). К области фразеологии относятся также крылатые слова (общеизвестные цитатыиз художественной литературы: Любви все возрасты покорны; Сильнее кошки зверя нет и т.п.), пословицы и поговорки (Цыплят по осени считают; как пить дать и т.п.).

Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. Изд. 3-е. М., 1986
Русская грамматика. Тт. 1–2. М., 1980
Русский язык. Энциклопедия. Изд. 2-е. М., 1997

Источник

Видео

Сборник приставок русского языка.

Сборник приставок русского языка.

Приставки ПРЕ ПРИ. Правописание приставок. Орфография. Подготовка к ЕГЭ | Русский язык

Приставки ПРЕ ПРИ. Правописание приставок. Орфография. Подготовка к ЕГЭ | Русский язык

Русская коммуникативная семантика с нуля

Русская коммуникативная семантика с нуля

Лекция 1: Лингвистическая семантика и теория коммуникативной грамматики русского языка

Лекция 1: Лингвистическая семантика и теория коммуникативной грамматики русского языка

Курс "Основы русской коммуникативной семантики". Лекция 1

Курс "Основы русской коммуникативной семантики". Лекция 1

Глагол ПИСАТЬ с приставками || Какая разница?

Глагол ПИСАТЬ с приставками || Какая разница?

Урок 1. Морфология: основные понятия. Структурно-семантические типы слов

Урок 1. Морфология: основные понятия. Структурно-семантические типы слов

Правописание приставок

Правописание приставок

Лексическая семантика в курсе русского языка для журналистов | Тамара Редькина | Лекториум

Лексическая семантика в курсе русского языка для журналистов | Тамара  Редькина | Лекториум

ЕГЭ по русскому языку. Приставки

ЕГЭ по русскому языку. Приставки
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.