Сказки на португальском языке + видео обзор

Сказки на португальском языке

Сказки на португальском языке

Сказки на португальском языке

Португальские народные сказки

«Расскажу я вам сказку, и не одну. Вы их еще не знаете, а я давно знаю: с тех пор как выросли у меня зубы Теперь зубы выпали — ни одного не осталось. А сказка — вот она — на кончике языка: так и просится к вам.

Слыхал я ее от деда, слыхал от бабки. Сколько лет прошло — до сих пор помню. Дед состарился, бабка состарилась — а сказка нет; чем старее вино, тем крепче; чем старее сказка, тем мудрее. Вот и расскажу я вам мои старые сказки, которые не забыл. И вы их не забывайте:

А кто жил, где жил — об этом сказка сама скажет…»

Так начинается один из сборников португальских сказок: зачин этот сразу переносит нас в особый сказочный мир, который живет по своим необычным законам, в мир фантазии, поэтического вымысла.

Именно то, что сказка прежде всего поэтический вымысел, что она несет в себе установку на вымысел, составляет ее основную жанровую особенность. Этим определяется характер ее сюжетов, образов, художественных приемов, языка, ее тематика. Одним словом, явная или скрытая установка на вымысел определяет всю систему сказки. Недаром А. Н. Веселовский указывал, что «необходимо помнить, что народ в сказке не видит даже были, не только верования, что она для него складка, иногда даже не им сложенная, а занесенная неизвестно откуда».

«Сказка есть нарочитая поэтическая фикция, — писал крупнейший советский исследователь В. Я. Пропп, — она никогда не выдается за действительность».

Как правило, ни рассказчик, ни его слушатели не верят в действительность того, о чем повествует сказка, иначе сказка теряет свою жанровую специфику и превращается в преданье, легенду или миф.

Что же собой представляет сказка, которую все знают и любят, но которая до сих пор не имеет четкого научного определения.

Сказками называют и нравоучительные рассказы о животных, и волшебные истории, полные чудес, и замысловатые авантюрные повести, и бытовые анекдоты. Каждый из этих видов устной прозы имеет свои особенности, свою систему образов, свой стиль, отличается от других своей тематикой и содержанием. Недаром один из исследователей сказки, известный голландский ученый Ян де Фриз, считал, что наука не достигнет правильного понимания сказки, пока различные ее виды, разные по происхождению и характеру, будут рассматриваться как единое целое. О том, что разные виды сказок «живут в русле различных художественных путей», говорил и русский сказковед А. И. Никифоров.

Самый термин «сказка» в бытовой и научной практике разных народов понимается по-разному. Исследователи сказки в разных странах либо подчеркивают разнохарактерность отдельных видов прозы, именуемых сказками, либо даже считают эти виды разными жанрами. Так, например, в немецкой науке строго разграничивают понятия «Marchen», то есть волшебная сказка, и «Schwank», то есть бытовые сказки и анекдоты.

Однако в издаваемой в ФРГ «Энциклопедии сказки», первый том которой опубликован пятью выпусками в 1975–1977 гг., все же принимаются во внимание не только «собственно сказки», но и все остальные виды сказки. В Португалии для обозначения сказки употребляется ряд терминов: «история», «истории Карошиньи» (в Бразилии «истории Транкозу»), «истории о феях».

В этой книге термин «сказка» принимается в его расширительном толковании, объединяющем волшебные, авантюрные, новеллистические и бытовые сказки. Право на это дает наличие у всех этих разных видов сказки одного общего признака: их, в отличие от преданий с их тенденцией к фактологичности, установка на поэтический вымысел.

В свое время В. И. Ленин указал, что в народных сказках нашли выражение народные «чаяния и ожидания». Сказка отражает мировоззрение народа, его отношение к действительности, его мечты о будущем. Она в течение многих веков живет в быту народа, и существенные ее черты определяются жизнью народа, условиями его труда, его духовными и эстетическими запросами. Сказка отражает жизнь той среды, в которой она создается и бытует, — отсюда в ней изображение разных природных условий, разных национальных и бытовых деталей. Различен социальный и национальный облик героев в сказках разных народов, философские и психологические тенденции в сказках разных эпох.

Каждый народ имеет свой своеобразный сказочный репертуар. Вместе с тем в сказках разных, подчас очень далеких в географическом и этническом отношениях друг от друга народов много общего: прежде всего в идейном содержании и тематике, но и в сюжетах и системе образов, даже в художественных приемах.

Национальное своеобразие сказок любого народа особенно ярко выявляется при сопоставлении их со сказками других народов. «Возьмите сказку в ее цельности, — писал А. Н. Веселовский, — изучите в ней сплав разнообразных мотивов, рассмотрите ее в связи со сказками того же народа, определите особенности ее физиологического строя, ее народную индивидуальность и затем переходите к сравнению со сказкой и сказками других народов».

В последние годы в мировой науке с одной стороны значительно активизировалось типологическое изучение народной сказки, при котором выясняются закономерности генезиса и развития сказок разных народов, раскрывается сходство географически и исторически не связанных между собой явлений, объясняющееся сходными условиями генезиса и общественного развития. Наряду с этим современное сказковедение уделяет значительное внимание межэтническим связям сказки, взаимодействию сказочного репертуара разных народов, связанного с исключительной проницаемостью сказки как жанра.

Сказки, живущие в наше время в устах народа, крайне многослойны: в них можно различить отдельные пласты, порожденные действительностью разных эпох, историческими событиями, имевшими место в жизни народа, создавшего, воспринявшего, сохранившего тот или иной запас сказок.

История сказки — это прежде всего история ее соотношения с действительностью. По-разному фантастический волшебный мир сказки видится народам, населяющим северные окраины или же тропики; разные животные и растения упоминаются в них; по-разному описаны леса, реки, моря. По-разному одеваются их герои и живут в разных жилищах. Разные боги, мифологические существа и исторические герои упоминаются в этих сказках. Однако общность сказок, их типологическое сходство не уничтожается этими чертами национального быта, географическими и историческими деталями.

Внимательный читатель несомненно отметит такие черты и в португальской сказке, на сюжетном составе, тематике и стиле которых не могла не отразиться бурная история страны, разнообразные контакты португальцев с другими народами, в частности с испанцами, каталонцами, басками. Не могло не отразиться на португальском фольклоре то, что много португальцев живет в Бразилии, Африке и Азии. В результате всех этих соприкосновений и взаимодействий создался своеобразный сказочный репертуар, в котором многочисленные и разнообразные компоненты слились в одно органическое целое. Черты национального своеобразия несомненны в каждом варианте, даже если он является обработкой бродячего сюжета, однако не всегда они явны и легко уловимы. Общий же национальный колорит сказочного репертуара как такового складывается в результате соотношения в нем международных тем, сюжетов, мотивов, образов с темами, сюжетами и образами, известными только данному народу, он сказывается в ряде специфических деталей пейзажа и быта, в форме и языке сказок, в характере их бытования, функции в жизни народа.

Источник

Португальские сказки

Сказки на португальском языкеЗнакомство с героями португальских народных сказок их нравами и жизненными принципами оставляет яркие и положительные эмоции, а средневековая атмосфера времени в котором разворачиваются приведенные ниже истории способна нести в себе не только развлекательную но и образовательную миссию…

Бедный сапожник

В одном городе жил бедный сапожник Жозе. Чуть свет садился он у дверей своего дома, до позднего вечера постукивал молоточком, приколачивая к старым башмакам новые подметки. Но как ни трудился бедняга, не мог заработать столько, чтобы досыта накормить свое семейство. Уж очень много было у него ребятишек. Оборванные и голодные, целыми днями они прыгали по … Читать далее

Братья-обманщики

Жили-были два брата. Совсем они обеднели, не знали, где и денег раздобыть. Наконец старший додумался: — Вот что, братец, пойдём-ка мы с тобой по белу свету, будем враньём зарабатывать. Один пойдёт вперёд, а другой за ним, вранье подтверждать. Так и сделали. Пришёл старший брат в деревню и давай кричать, что знает удивительную новость, а кто … Читать далее

Бульон из камня

Странствующий монах ходил из деревни в деревню и во имя святого Антония выпрашивал себе подаяние. Крестьяне не были слишком богаты, но хитрый монах умел посулить им на том свете такое блаженство, что нередко бедняки делились с ним последним. Одним словом, жилось монаху не плохо, его брюхо стало круглым, как тыква на огороде, а румяные щеки … Читать далее

Бык Кардил

У короля был старый слуга. Король очень любил его и доверял ему больше всех, потому что старик был предан ему всем сердцем и за всю жизнь ни разу не обманул своего господина. Однажды королю подарили быка. Звали его Кардил. Это был большой и свирепый бык — лобастый, с могучей грудью и широко расставленными рогами. А … Читать далее

Волк и лиса

Как-то раз забрела лиса на свалку и нашла там драные сапожки. Сунула в них передние лапы и пошла по лесу щеголять. Увидел ее волк и спрашивает: — Кума, а кума, где такие сапожки купила? — Да нигде не купила, сама сшила, — отвечает лиса. — Мне не сошьешь ли? — Изволь. — А дорого возьмешь? … Читать далее

Два брата

Жили в деревне два брата, один богатый, другой бедный. Просил, просил бедняк брата о помощи, да всё без толку. Богатый брат очень жаден был. Решил тогда бедняк обхитрить его. Вот и говорит как-то своей жене: — Купи куропатку, а я с братом на охоту пойду да возьму с собой кролика. А потом пошлю кролика домой, … Читать далее

Две Марии

Все было так, как бывает в старинных сказках. У крестьянки было две девочки: одна — падчерица, а другая — родная дочь. Конечно, крестьянка очень любила родную дочь, а падчерицу бранила от рассвета до позднего вечера. Целый день работала бедная девушка на кухне, ухаживала за мулом, доила коз, мыла, скребла, стирала и все-таки не могла угодить … Читать далее

Десять помощников тетушки

Вот вам, сеньоры, еще одна сказка про ленивую и нерадивую жену. Даже не сказка, а самый достоверный рассказ. Правда, в нем встретитесь вы с волшебницей, но она ни капельки не похожа ни на фею с магической палочкой, ни на злую колдунью с крючковатым носом. Она не гадала на картах, не вызывала злых духов, не шептала … Читать далее

Загадочный разговор

Жил когда-то король, а у короля было три советника- нарядные, важные и такие толстые, что, посмотрев на их надутые лица, каждый мог подумать, что они очень умны. Так думал и сам король и поручил им дела всего королевства. Однако дела с каждым годом шли все хуже и хуже, и в конце концов королевская казна совсем … Читать далее

Как Саншу в пастухи нанимался

Осиротел мальчик Саншу, и, кроме смекалки, не оставили ему отец с матерью никакого наследства. Пришлось поневоле искать работы и наняться в пастухи к богатому скотоводу. Весь день бегал Саншу за хозяйскими овцами, а когда наступил вечер, хозяин поставил перед ним миску горячей устой похлебки да еще прикрикнул: — Смотри не копайся! — О мой хозяин! … Читать далее

Каменный Мигел

Случилось так, что королевский сын подружился с бедняком, сыном сапожника. Молодые люди не скрывали ни от кого своей дружбы, — вместе появлялись на улицах и площадях города, вместе гуляли в королевском саду, и принц даже гордился своим другом, потому что Мигель — так звали бедного юношу — был добр, честен и смел. И всё-таки эта … Читать далее

Крестьянин и три советника короля

Жил когда-то король, и было у него три советника. Они считали себя самыми мудрыми людьми на свете. Но король не очень-то верил мудрости своих советников и решил их испытать. Однажды король поехал на охоту и взял советников с собой. По дороге встретился им старый крестьянин, который пахал поле. Король остановился и, взглянув на старика, сказал: … Читать далее

Кувшин из серой глины

Крестьянин всю жизнь откладывал медные деньги на черный день. И вот пришла старость, крестьянин ослеп и не мог уже работать в поле, но не погиб от голода, потому что во дворе, возле дома, под высокой финиковой пальмой у него был зарыт большой кувшин из серой глины, до краев наполненный медяками. Каждую субботу вечером, после захода … Читать далее

Ленивая жена

Ходит месяц Март по дорогам от селенья к селенью — стучится под окошками: — Выходите, крестьяне, в поле. Пришло время сеять, пришло время копать огороды! Ни одного дома не пропустит. Так рассказывают крестьяне в долине реки Тежу. Старенький уже Март — борода седая. Сколько лет по дорогам ходит. Долго ли тут состариться. Одни рассказывают, а … Читать далее

Мешок орехов

Собрались друзья на пирушку. Пятеро было женатых, а шестой — холостой. Он был аббатом. Пировали весь день — развеселились. Вот и стал преподобный аббат подтрунивать над друзьями: — Все вы женаты, я один — холостой, и живется мне лучше всех. Сам я хозяин в доме: куда хочу — туда и пойду, что хочу — то … Читать далее

Находчивый свинопас

Семь лет свинопас выгонял хозяйских свиней в поле, семь лет не платил ему ни гроша скупой хозяин. Пришло время — собрался парень жениться и обзавестись своим домом, а денег нет. Пошел и поклонился хозяину: — Заплатите мне за работу. Хозяин завздыхал и заохал: — Ну, куда ты спешишь? Не пропадут твои деньги. По дожди, через … Читать далее

Педру де Малас Артес

У одной бедной и старой крестьянки был сын. Его звали Педру, но соседи звали его иначе,- они называли его Педру де Малас Артес, что значит: Педру, который все делает плохо, или попросту неумейка Педру. И не зря: за что бы ни брался парень, все получалось у него не так, как у людей. Мать только вздыхала, … Читать далее

Плешивая крыса

Жил-был крестьянин. Пошёл он как-то в поле и видит: посреди дороги курица мечется — пытается спастись от кобры. Схватил крестьянин палку и ударил кобру. Завертелась змеюка и превратилась в крысу с плешью во всю спину. А курица и говорит: — Я добрая фея, а она — злая колдунья. Пожалел ты меня, теперь проси чего хочешь. … Читать далее

Потерянный кошелек

Жил в Алемтежу богатый купец. Чем больше денег он откладывал в сундук, тем скупей становился. Целыми днями только о том и думал, как бы нажиться и бросить в сундук еще одну горсть золотых монеток. Однажды он купил гурт овец и продал его с большим барышом. Веселый, с тугим кошельком в кармане, купец возвращался домой с … Читать далее

Принц с ослиными ушами

В одном королевстве жил добрый и умный король. Одно лишь омрачало его — у него не было детей. Гуляя однажды по лесу, он встретил трех фей, которым и рассказал о своем несчастье. Сжалившиеся над ним волшебницы обещали ему помочь и сказали, что ровно через год и один день у него родится долгожданный ребенок. И точно: … Читать далее

Принц – Кролик

Однажды по улицам города гулял продавец цветов и выкрикивал: — Кому нужна печаль и разлука? Кто хочет купить задешево печаль и разлуку? Но люди только смеялись над ним, думая, что это шутка. Бродя так по улицам, он подошел к королевскому дворцу. Привлеченная его зазывными криками, в окно выглянула принцесса и пожелала купить прекрасные цветы у … Читать далее

Принцесса-кобра

Жили на свете король с королевой, и родилась у них дочь. Радовался король, радовалась королева, но недолго продолжалось их счастье. Явилась во дворец старая ведьма и превратила маленькую принцессу в кобру, наложила на нее заклятие: лишь тогда вернется к ней человеческий облик, когда прикоснется она к тельцу новорожденного ребенка. Выскользнула золотистая змейка из колыбельки и … Читать далее

Самая красивая невеста

В далекой стране жил старый король. У него было три сына — три молодых принца. Однажды король созвал своих сыновей и сказал им: — Я устал править королевством и хочу передать его одному из вас. — Кому же, сеньор отец? — спросили юноши и отвесили королю низкий поклон. — Тому, кто женится на самой красивой … Читать далее

Съел сову

Волк шел по лесу и увидал сову, сидящую на высокой сосне. Волк подошел и крепко обхватил сосну хвостом, словно собирался перепилить. Сова, высунувшись из гнезда, сказала ему: — Ах, кум, не пили, пожалуйста, сосну, мои детки свалятся вниз и умрут. Волк отвечает: — Коль не желаешь, чтоб я спилил сосну, спустись ко мне сама. Сову … Читать далее

Три добрых совета

Отслужил солдат королю. Отслужил все четыре года. Хоть не много платили солдату, не с пустым кошельком собрался в дорогу. Четыре года вина не пил, четыре года табаку не курил: по грошу на хозяйство откладывал. На войне денежки ни к чему, а дома всегда пригодятся. Надел на плечи ранец парень, ремень затянул потуже — хоть сейчас … Читать далее

Удачливый волк

Жил в лесу волк. Проснулся он как-то утром, потянулся и трижды чихнул. «Неплохо! Значит, сегодня мне три раза повезет», — подумал волк. Вдруг видит — на холме два барана бодаются. «Вот и первая удача! Да еще какая!» — обрадовался волк. Подкрался он к баранам да как рявкнет: — Что за беспорядок! Что за беззаконие?! Сейчас … Читать далее

Хромой мул

Три брата шли через поле: старший, средний и младший. — Эй, ребята, вы не видали моего осла? — окликнул их случайный прохожий. — Мы никого не видали! — ответили братья и продолжали свой путь. Потом старший сказал: — Это был мул, а совсем не осел. Средний прибавил: — Он хромал на левую ногу. — И … Читать далее

Чудо-медведь

У красавицы королевы родился сын. Конечно, и отец-король, и придворные, и все слуги тотчас же сбежались посмотреть на новорожденного. Как же удивились они, когда увидали, что родился у королевы не мальчик, а самый настоящий медвежонок! Косолапый, покрытый шерсткой, он забавно кувыркался в своей золотой колыбели, но, глядя на его смешные проделки, никто даже не улыбнулся. … Читать далее

Источник

Текст на Бразильском Португальском 1

Naquele sábado Rodrigo voltou do consultório às cinco da tarde e comunicou a Flora que havia convidado um grupo da amigos a vir à noite ao Sobrado para comer, beber e prosear. Flora levou as mãos à cabeça. Maria Valéria, que entreouvira as palavras do sobrinho, perguntou: Сказки на португальском языке
— Comer o quê?
— Ora, titia, uns croquetes, uns pastéis.
— Mas que croquetes? Que pastéis? Você sempre nos avisa à última hora.
— Não temos bebidas em casa — alegou Flora. Сказки на португальском языке
— São cinco horas. Mandem buscar no armazém o que falta.
Subiu assobiando para o quarto e de lá para o banho da tarde. As mulheres puseram-se imediatamente em atividade, resmungando contra a mania de Rodrigo (aquela não era a primeira vez nem seria a última) de fazer convites para reuniões no Sobrado sem antes consultá-las. Сказки на португальском языке
E quando ele já estava no quarto de banho, cantarolando árias de ópera dentro do banheiro cheio de água tépida, esfregando os braços e os ombros com vaidosa volúpia, a tia bateu à porta e gritou: Сказки на португальском языке
— Quer ao menos me dizer quantas pessoas convidou?
— Uns seis ou sete amigos, nada mais.
— Pois então vou preparar comida pra vinte.
Sabia que esses seis ou sete à última hora “davam cria”, multiplicando-se por três. Сказки на португальском языке

(Из Erico Veríssimo, O TEMPO E O VENTO, Editora Globo, Rio de Janeiro — Pôrto Alegre — São Paulo 1961)

Словарь к тексту

Комментарий к тексту

1. Rodrigo voltou do consultório; comunicou a Flora: см. урок 29 (Употребление определенного артикля).

2. havia convidado: см. урок 19 (Сложные времена).

3. titia: бразильская уменьшительная форма для tia. Точно также в Бразилии mamãe, papai, vovô (в Португалии mamã, papá, avozinho).

4. você = tu: см. урок 29 (Обращение в Бразилии).

5. sempre nos avisa: в Португалии avisa-nos sempre.

6. Mandem buscar no armazém: в Португалии (. ) ao armazém: см. урок 29 (Предлоги).

7. atividade: см. урок 29 (Правописание, п. 2).

8. sem antes consultá-las: в Португалии sem antes as consultar. В Бразилии личное местоимение очень часто ставится после инфинитива или герундия.

9. quer ao menos me dizer: см. урок 29 (Употребление личных местоимений).

Источник

Текст книги «Сказки и легенды Португалии»

Автор книги: Автор Неизвестен

Соавторы: Сборник Сборник

Сказки

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Сказки и легенды Португалии

Сказки на португальском языке

Сказки на португальском языке

Португальские народные сказки

«Расскажу я вам сказку, и не одну. Вы их еще не знаете, а я давно знаю: с тех пор как выросли у меня зубы Теперь зубы выпали – ни одного не осталось. А сказка – вот она – на кончике языка: так и просится к вам.

Слыхал я ее от деда, слыхал от бабки. Сколько лет прошло – до сих пор помню. Дед состарился, бабка состарилась – а сказка нет; чем старее вино, тем крепче; чем старее сказка, тем мудрее. Вот и расскажу я вам мои старые сказки, которые не забыл. И вы их не забывайте:

Полюбите, как я любил,
Берегите, как я берег,
Помните, как я помнил.

Был когда-то,
Где-то был,
Жил когда-то,
Где-то жил.

А кто жил, где жил – об этом сказка сама скажет…»

Так начинается один из сборников португальских сказок: зачин этот сразу переносит нас в особый сказочный мир, который живет по своим необычным законам, в мир фантазии, поэтического вымысла.

Именно то, что сказка прежде всего поэтический вымысел, что она несет в себе установку на вымысел, составляет ее основную жанровую особенность. Этим определяется характер ее сюжетов, образов, художественных приемов, языка, ее тематика. Одним словом, явная или скрытая установка на вымысел определяет всю систему сказки. Недаром А. Н. Веселовский указывал, что «необходимо помнить, что народ в сказке не видит даже были, не только верования, что она для него складка, иногда даже не им сложенная, а занесенная неизвестно откуда».

«Сказка есть нарочитая поэтическая фикция, – писал крупнейший советский исследователь В. Я. Пропп, – она никогда не выдается за действительность».

Как правило, ни рассказчик, ни его слушатели не верят в действительность того, о чем повествует сказка, иначе сказка теряет свою жанровую специфику и превращается в преданье, легенду или миф.

Что же собой представляет сказка, которую все знают и любят, но которая до сих пор не имеет четкого научного определения.

Сказками называют и нравоучительные рассказы о животных, и волшебные истории, полные чудес, и замысловатые авантюрные повести, и бытовые анекдоты. Каждый из этих видов устной прозы имеет свои особенности, свою систему образов, свой стиль, отличается от других своей тематикой и содержанием. Недаром один из исследователей сказки, известный голландский ученый Ян де Фриз, считал, что наука не достигнет правильного понимания сказки, пока различные ее виды, разные по происхождению и характеру, будут рассматриваться как единое целое. О том, что разные виды сказок «живут в русле различных художественных путей», говорил и русский сказковед А. И. Никифоров.

Самый термин «сказка» в бытовой и научной практике разных народов понимается по-разному. Исследователи сказки в разных странах либо подчеркивают разнохарактерность отдельных видов прозы, именуемых сказками, либо даже считают эти виды разными жанрами. Так, например, в немецкой науке строго разграничивают понятия «Marchen», то есть волшебная сказка, и «Schwank», то есть бытовые сказки и анекдоты.

Однако в издаваемой в ФРГ «Энциклопедии сказки», первый том которой опубликован пятью выпусками в 1975–1977 гг., все же принимаются во внимание не только «собственно сказки», но и все остальные виды сказки. В Португалии для обозначения сказки употребляется ряд терминов: «история», «истории Карошиньи» (в Бразилии «истории Транкозу»), «истории о феях».

В этой книге термин «сказка» принимается в его расширительном толковании, объединяющем волшебные, авантюрные, новеллистические и бытовые сказки. Право на это дает наличие у всех этих разных видов сказки одного общего признака: их, в отличие от преданий с их тенденцией к фактологичности, установка на поэтический вымысел.

В свое время В. И. Ленин указал, что в народных сказках нашли выражение народные «чаяния и ожидания». Сказка отражает мировоззрение народа, его отношение к действительности, его мечты о будущем. Она в течение многих веков живет в быту народа, и существенные ее черты определяются жизнью народа, условиями его труда, его духовными и эстетическими запросами. Сказка отражает жизнь той среды, в которой она создается и бытует, – отсюда в ней изображение разных природных условий, разных национальных и бытовых деталей. Различен социальный и национальный облик героев в сказках разных народов, философские и психологические тенденции в сказках разных эпох.

Каждый народ имеет свой своеобразный сказочный репертуар. Вместе с тем в сказках разных, подчас очень далеких в географическом и этническом отношениях друг от друга народов много общего: прежде всего в идейном содержании и тематике, но и в сюжетах и системе образов, даже в художественных приемах.

Национальное своеобразие сказок любого народа особенно ярко выявляется при сопоставлении их со сказками других народов. «Возьмите сказку в ее цельности, – писал А. Н. Веселовский, – изучите в ней сплав разнообразных мотивов, рассмотрите ее в связи со сказками того же народа, определите особенности ее физиологического строя, ее народную индивидуальность и затем переходите к сравнению со сказкой и сказками других народов».

В последние годы в мировой науке с одной стороны значительно активизировалось типологическое изучение народной сказки, при котором выясняются закономерности генезиса и развития сказок разных народов, раскрывается сходство географически и исторически не связанных между собой явлений, объясняющееся сходными условиями генезиса и общественного развития. Наряду с этим современное сказковедение уделяет значительное внимание межэтническим связям сказки, взаимодействию сказочного репертуара разных народов, связанного с исключительной проницаемостью сказки как жанра.

Сказки, живущие в наше время в устах народа, крайне многослойны: в них можно различить отдельные пласты, порожденные действительностью разных эпох, историческими событиями, имевшими место в жизни народа, создавшего, воспринявшего, сохранившего тот или иной запас сказок.

История сказки – это прежде всего история ее соотношения с действительностью. По-разному фантастический волшебный мир сказки видится народам, населяющим северные окраины или же тропики; разные животные и растения упоминаются в них; по-разному описаны леса, реки, моря. По-разному одеваются их герои и живут в разных жилищах. Разные боги, мифологические существа и исторические герои упоминаются в этих сказках. Однако общность сказок, их типологическое сходство не уничтожается этими чертами национального быта, географическими и историческими деталями.

Внимательный читатель несомненно отметит такие черты и в португальской сказке, на сюжетном составе, тематике и стиле которых не могла не отразиться бурная история страны, разнообразные контакты португальцев с другими народами, в частности с испанцами, каталонцами, басками. Не могло не отразиться на португальском фольклоре то, что много португальцев живет в Бразилии, Африке и Азии. В результате всех этих соприкосновений и взаимодействий создался своеобразный сказочный репертуар, в котором многочисленные и разнообразные компоненты слились в одно органическое целое. Черты национального своеобразия несомненны в каждом варианте, даже если он является обработкой бродячего сюжета, однако не всегда они явны и легко уловимы. Общий же национальный колорит сказочного репертуара как такового складывается в результате соотношения в нем международных тем, сюжетов, мотивов, образов с темами, сюжетами и образами, известными только данному народу, он сказывается в ряде специфических деталей пейзажа и быта, в форме и языке сказок, в характере их бытования, функции в жизни народа.

Общеизвестны португальские народные песни с повторяющимся после каждого двустишия припевом, широко распространенные лирические четверостишия, песни пастухов – серранильи, баркаролы лодочников, «песни реки» и «песни моря» рыбаков, меланхолические фадо и многие другие. Музыкальная культура португальцев начиная с середины XIX века являлась предметом пристального внимания ученых разных стран.

Иначе обстоит дело с собиранием и изучением португальских народных сказок. Лишь в самое последнее время на них стали обращать должное внимание.

В конце XIX века вышли первые сборники португальских народных сказок, составленные А. Коэльо (1879) и Т. Брагой (1883). Среди сборников, вышедших в начале XX века, представляет особый интерес для советских читателей сборник Алфредо Апела «Русские народные сказки» (1920), в котором русские сказки даны в сопровождении соответствующих португальских версий.

Публикации португальских сказок значительно обогатились в последние годы благодаря выходу фундаментального сборника Ж. Лейте де Васконселоса «Народные сказки и легенды» (Коимбра, 1964) и, наконец, появлению в 1975 г. четырехтомного сборника «Португальские традиционные сказки», составленного Жозе Гомесом Феррейрой и Карлосом де Оливейра. Книга эта дает достаточно полное представление о португальском сказочном репертуаре.

Объясняется неравномерность в собирании, публикации, изучении жанров португальского фольклора тем, что сказки в Португалии, так же как и в Испании, очевидно, были менее распространены в быту, чем песни.

Как и во всей Европе, сказки в Португалии привлекли к себе внимание собирателей, писателей, ученых не в пору своего расцвета, а тогда, когда они уже начали деградировать, когда уже давно закончилось их продуктивное развитие. Несмотря на явные признаки умирания, сказывающиеся в переходе от взрослой аудитории к детской, в усилении влияния литературных источников, в оскудении репертуара, падении художественного качества и целом ряде других признаков, сказка все же сохраняется в быту европейских народов, сопротивляясь смерти с разной долей интенсивности. Тем активнее ее переход в новые условия бытования – переход в новую «аудиторию», переход от устной формы исполнения в книгу. Как правило, сказка повсеместно перестает рассказываться, она читается, причем часто читается вслух, если же рассказывается, то «по книжке».

О сказках народов мира существует огромная литература. В море опубликованных текстов помогают разобраться указатели сюжетов и мотивов сказок, и прежде всего знаменитый указатель, созданный финским ученым Антти Аарне. Указатель этот лег в основу общепринятого в настоящее время указателя С. Томпсона.

Несмотря на это, у нас нет общепринятой и полностью удовлетворяющей научные требования классификации сказок. Чаще всего сказки делятся на волшебные, сказки о животных и бытовые сказки. Недостаточность этой классификации, отсутствие в ней единого принципа деления очевидны.

В предлагаемом вниманию читателя сборнике португальские сказки распределены, вслед за сборником Ж.-Г. Феррейры и К. Оливейры, по следующим разделам: «Хитрости, выдумки, уловки», «Когда животные разговаривали», «Легенды, поверья, таинства и чудеса», «Примеры, сентенции, поучения», «Книга магических искусств». Завлекающие и несколько загадочные эти названия разделов в какой-то мере раскрывают тематическую циклизацию португальских сказок, но, конечно, не претендуют на то, чтоб считаться научной классификацией. Поэтому не должно удивлять, что в каждом из разделов встречаются, строго говоря, сказки разных видов.

Меняется жизнь, меняется фольклор, меняется и сказка, в результате в веках меняется и национальный характер сказки. Следует, однако, помнить, что при всей динамике, при всем движении сказки основа ее стабильна, традиция в ней всегда сильнее инноваций. Недаром Жозе Гомес Феррейра, суммируя труды ученых-исследователей, пишет в предисловии к четырехтомнику португальских сказок: «…из этого обилия терпеливой эрудиции, без сомнения, необходимой и благородной, можно сделать лишь один вывод, способный вызвать удивление у невежд и к которому я без малейших угрызений склонюсь: у всех народов мира, на всех широтах, при всем различии характеров, культур и рас, сказки в своем большинстве одинаковы или, по крайней мере, идентичны». Все это должен учитывать читатель португальских сказок, если он хочет не только получить удовольствие от занимательной фабулы, забавных ситуации, остроумных эпизодов, но и услышать в них голос народа.

Попробуем это сделать, рассматривая португальские сказки по тем разделам, которые приняты в данном сборнике.

Одни из этих сказок крайне близки к распространенным международным сюжетам, другие перекликаются с ними лишь отдельными мотивами. В этом разделе особенно ярко сказывается народный юмор, что характерно для такого вида сказок всех народов. Звучат в них и отклики современного быта, явна зависимость некоторых сказок этого раздела от книги (сказки попугая).

Советскому читателю, наверное, будет интересно, что сюжеты многих португальских сказок имеют крайне близкие аналогии в русском фольклоре. Поскольку в данном случае не может идти речь о взаимодействии – это либо объясняется общим источником «перехожих повестей», как удачно назвал сказки Ф. И. Буслаев, либо это проявление типологического сходства. Такова, например, сказка «Бульон из камня», крайне близкая к русской сказке о том, как солдат, ловко надувая скупую хозяйку, варит кашу из топора. Поскольку сюжет этот известен и литовской, и шведской, и норвежской, и французской, и словацкой, и сербохорватской, и англо-американской сказке, мы с равной долей уверенности можем предполагать передачу его от одного народа к другому, как и считать, что в данном случае сказалось столь характерное для народного творчества типологическое совпадение.

Таковы же аналогии португальской сказки об упрямой жене, то же можно сказать о сказках о ловком воре, о глупцах, близких к русским сказкам о пошехонцах и немецким о шильдбюргерах, о сказках о дурне, делающем все невпопад, о сластолюбивом священнослужителе, о лентяях, о хитром работнике, оставляющем в дураках хозяина, а также о многих сказках о животных.

Наличие всех этих сюжетов в фольклорном репертуаре разных народов, притом сплошь и рядом не имевших контакта, лишний раз свидетельствует о значении типологии в фольклорном процессе, о том, что сходные исторические и социальные предпосылки ведут к возникновению сходных сюжетов, закономерно повторяющихся в фольклоре разных народов. Однако общего решения для всех случаев совпадения сюжетов в репертуаре народов мира нет и не может быть. Каждый сюжет требует тщательного, кропотливого исследования, так как совпадение может объясняться не только типологией, но и общими генетическими корнями или заимствованиями. Так, например, близость португальской сказки о монахе Жоане Беззаботном к русским сказкам о беспечальном монастыре и бесчисленным международным вариантам, в частности испано-американским, очевидно, является результатом длительной миграции этого занимательного сюжета. Судьбы этой сказки и пути ее распространения подробно рассмотрены и убедительно раскрыты в монографии Вальтера Андерсона, опубликованной в свое время как на немецком, так и на русском языке.

Лишь отдаленно португальская сказка из этого раздела о шафрановом мальчике отдельными мотивами напоминает широко распространенную в мировом фольклоре сказку о спящей красавице, известную и в испанских и в испано-американских и португальско-испанских (бразильских) вариантах. Очевидно, популярности этого сюжета немало содействовали широко распространенные публикации французских и немецких ее вариантов.

Есть основания считать, что португальского происхождения шутливая сказка о том, кому пела кукушка, построенная на обыгрывании двух значений португальского слова «куко» – кукушка и рогоносец.

Своеобразны вошедшие в этот раздел сложные авантюрные сказки «Попугай» и «Притворщица», явно связанные, как и некоторые другие, с литературными источниками.

Второй раздел книги носит название «Когда животные разговаривали». Основной герой этого цикла, так же как и сказок о животных других европейских народов, – хитрая лиса. Кроме нее, в этих сказках фигурируют волк, петух, осел и неизвестные русской сказке кролик, обезьяна и жаба.

Жозе Гомес Феррейра указывает на многочисленность и разнообразие истоков этих сказок, в которых он видит и «пространное индийское красноречие, и иудейскую лаконичность, и поэтический строй греческой басни, и латинскую строгость, и апологии варваров, и восточные вымыслы, ввезенные во время крестовых походов».

Третий раздел сборника составляют сказки, объединенные названием «Легенды, поверья, таинства и чудеса». В раздел этот вошли реминисценции из Библии, апокрифы, эпизоды из жизни Христа, мадонны и святых. Многие из этих повествований, очевидно, навеяны средневековыми мистериями, а некоторые пришли из дохристианских сказок. Ж.-Г. Феррейра замечает, что «достойна похвалы прежде всего та мужественная свобода, с которой народ движется в этом мире теней и страхов и осмеливается критиковать созерцательную жизнь и вкладывать в уста Иисуса похвалу труду как форме земного существования, наиболее согласуемой с постижением бога».

Интересно, что в этом мире чудес большую роль играет дьявол, а также ведьмы, колдуны и оборотни.

Четвертый раздел нашего сборника носит своеобразное название: «Примеры, сентенции и поучения». Содержание этого раздела, сказки которого объединены общими нравоучительными тенденциями, также неоднородно в жанровом отношении. В него вошли многочисленные легенды, однако наряду с ними и бытовые, авантюрные и волшебные сказки. Интересны и своеобразны представленные в этом разделе дуалистические легенды о сотворении мира и человека. Забавна легенда о том, как апостол Петр перепутал головы и приставил женщине голову дьявола. Подобные «антиженские» анекдоты, сказки и легенды характерны для всего феодального мира. Локальные особенности сказались в легенде о том, как дьявол, соревнуясь с богом, сумел создать только саранчу, «в чьем облике воплотились все земные чудища». Поэтична местная легенда о трех португальских реках – трех сестрах – Тежо, Доуро и Гвадиане.

Такова же и сказка, объясняющая, отчего в море соленая вода, и поэтичные легенды о миндальном дереве, плодами которого не сумел воспользоваться дьявол, и о виноградной лозе, созданной «на заре человечества». Местной деталью является и то, что в сказке «Три совета» брат приезжает из Бразилии.

Многие повествования этого раздела носят религиозный характер. Такова, например, легенда о том, как солдат попал в рай, и сказка о золотом кубке. Проповедуют эти сказки идеи справедливого возмездия («Разбитое яйцо»), неотвратимости предназначенной судьбы («Мария Мальва», «Моряк», «Мальчик и Луна»), господней премудрости («Тыква и желудь»).

Один из основных героев этого раздела дьявол, который, как правило, посрамляется и остается ни с чем. Народный юмор и ирония составляют отличительную сторону португальских нравоучительных сказок: так, например, крестьянин, не желая навлечь на себя ни божьего, ни дьявольского гнева, сокрушенно бормочет: «Господи помилуй, а дьявол сохрани…» Аналогична этому анекдоту русская сказка о старухе, ставившей одновременно свечку Николаю-чудотворцу и дьяволу. В этот же раздел вошли также и рассказы об оборотнях и мертвецах, о заколдованных кладах.

Вошли в этот раздел и волшебные сказки, перекликающиеся с распространенными в мировом фольклоре сюжетами: такова сказка о змееборце Жоане Овечьем, о волшебной свирели, о принцессе-императрице, о прачках и ряд других, в которых на первом месте морализующие тенденции.

Настойчиво в этих сказках звучит мотив, что счастье не в деньгах («Богатство и удача»), что богатство приносит с собой недовольство и раздоры («Бедный сапожник»). Среди сказок, центр тяжести которых заключается в их нравоучении, есть вариант сказки о иле дочерней любви, общий по сюжету с «Королем Лиром».

«Почти все народные сказки моральны, – пишет о сказках этого раздела Карлос де Оливейра. – Но не следует забывать, что странствующие истории, ведущие свое происхождение оттуда и отсюда, из глубины веков, познали влияние религиозных и моральных систем, разнящихся, как день и ночь, обществ. Начиная с первобытной магии и кончая христианством, сколько предрассудков, теогонии, богов, заветов, противоречивых правил? И потом, сколько ересей? Поразительное наследие. А под ним… нетронутая и инстинктивная глина, которую не смогла перемесить никакая дисциплина». Он отмечает сложную и бьющую через край народную философию жизни, которая «в них временами одолевает католические препоны, словно бурные реки в половодье».

Полны своеобразного очарования остроумные концовки некоторых из этих сказок, как бы возвращающие слушателя из чудесного сказочного мира к реальной обыденности: «Был большой пир, я там был, да мне ничего не досталось», или: «Все были рады, и я был рад, хоть и не получил никаких наград». Концовки эти подчеркивают роль вымысла в сказке: «Выход из сказочного времени совершается с помощью саморазоблачения рассказчика: указанием на несерьезность сказочника, на нереальность всего им рассказываемого, снятием иллюзии».

Последний раздел нашего сборника носит несколько загадочное название «Книга магических искусств». Состоит он преимущественно из волшебных сказок. Большинство из них – варианты широко распространенных в мировом фольклоре сюжетов.

Таковы сказки «Золотое яйцо», «Белоцветка», «Семеро оленей», «Воронова невеста», «Принц-ящер» и ряд других. В одних случаях типологическое сходство крайне ярко выражено во всем построении сюжета, в обрисовке основных героев, даже в ряде деталей, в других перекликаются лишь отдельные мотивы или одна тема сказки и ее идейные тенденции.

Поэтическая сказка «Белоцветка» – вариант распространенного сюжета о трудных задачах, в нее вошел и традиционный эпизод чудесного бегства, и мотив забвенья героем своей невесты и узнавания ее на свадебном пиру. Любопытно, что в ряде русских и угро-финских сказок, как и в португальской, благополучный конец осуществляется при помощи появляющихся на пиру чудесных говорящих голубей. Сказка «Семеро оленей» близка к сказкам о сестре и семерых братьях-воронах, популярности которой, несомненно, содействовал великолепный немецкий вариант ее, опубликованный братьями Гримм. Сказка «Золотое яйцо» – вариант широко известного сюжета об утке с золотыми яйцами, бытующего в репертуаре многих народов. Вариантами сюжета о чудесном супруге, близкими к русской сказке о Финисте Ясном Соколе, являются португальские сказки о короле – Зеленой птичке и о вороновой невесте, а также португальские сказки о Графе-Инфанте – Ящере и о принце-ящере. Последние перекликаются с поэтичными литовскими сказками о королеве ужей и с известным античным мифом об Амуре и Психее.

К популярной сказке о царевне-лягушке близка португальская сказка «Бычья морда». Распространенный в мировом фольклоре мотив чудесного зачатья лежит в основе сказки «Дочь Солнца».

Сказка «Отцово наследство» – вариант сказки о волшебном кольце. Не прошли португальские сказки и мимо популярного в европейской сказочной традиции сюжета о Золушке – таковы сказки «Линда Бранка» и «Деревянная кукла». Широко известен сюжет сказки «Безрукая девушка», он зафиксирован в XII веке на юге Англии, вплоть до XVII века подвергался многочисленным литературным обработкам на английском, французском, немецком, латинском, итальянском, шведском, сербском и греческом языках. Через Византию он приходит в Московскую Русь. В последние десятилетия сюжет этот неоднократно записывался не только от русских сказочников, но и в поволжских республиках Советского Союза.

В большинстве сказок данного раздела встречаются специфические для Португалии детали. Так, например, в сказке «Золотое яйцо» вместо обычного предсказания, что съевшие голову и сердце чудесной птицы станут царем (королем) и богачом, в португальской сказке предсказывается, что тот, кто съест голову, станет римским папой, а тот, кто съест сердце, станет королем. Традиционный для волшебной сказки дурачок в португальском варианте вместо того, чтобы сказать чудесному ковру: «Неси нас в Рим», произносит: «Ковер, неси на Корсику». Герои опускаются на корсиканские поля и оказываются в пустыне.

Локальное звучание португальским вариантам распространенных сюжетов придает их стиль, своеобразие языка, традиционные сказочные формулы, в частности концовки. Сказка о Графе-Инфанте – Ящере кончается словами: «Праздник был пышный и продолжался долго. И я там был, да не ел и не пил». Прелестна концовка сказки о Линде Бранке, португальской Золушке:

Эту сказку тут сложили,
А услышали там.
В скользких туфлях все скользили,
Да никто не упал. 1 1
Перевод Н. Ванханен

Само собой разумеется, что сказки одного сборника не могут дать полного представленья о португальском сказочном эпосе, создававшемся и хранившемся народом в течение веков. Однако они дают почувствовать его многообразие, поэтичность, гуманность.

Во всей Европе фольклорная сказка идет на убыль, уступая место литературе. Такова же неотвратимая судьба и португальской сказки. Тем большее значение получает приобщение к национальной сказке того или другого народа широких кругов читателей разных стран.

Нельзя допустить, чтобы сказка ушла из жизни современного человека, из современного искусства.

Рассуждения о сказках, их происхождении, существе, бытовании Ж.-Г. Феррейра заканчивает взволнованными поэтичными словами – недаром он поэт, поэт, чувствующий всю поэтичность народной сказки, и исследователь, понимающий всю ее глубинную значимость.

«И хватит. Довольно пояснений, – пишет он. – Время предоставить слово доброй, и печальной, и веселой португальской сказке, чтобы услышать, как она смеется, сердится, вздыхает, просит милостыню, мечтает, умирает с голоду в этих лукавых и хитроумных сочинениях».

Наше знакомство с португальской сказкой мы начали с интродукции сказочника-мастера, сказочника-поэта. Его же словами, полными национального колорита, хочется и кончить:

«Ушла сказка. И нет ее больше. Далеко ушла. Но скоро назад вернется.

По тропинкам ходит сказка с горным посохом, по волнам плывет под веселыми парусами, в городах, в селах под окном стучится. Где была – там нет. Где не была – туда торопится. Придет – присядет. Одному попеняет, с другим пошутит, третьего научит, никого не забудет – крепкая, как вино, мудрая, старая сказка. Один улыбнется, другой посмеется, третий задумается – только глухой ничего не услышит.

Была у меня сказок полная корзина. Что было, все роздал. Больше ничего не осталось. Кончились мои сказки.

Дали мне редьки мешок,
Дали сала кусок,
Дали на дорогу
Всего понемногу:
Вина фляжку,
Молока чашку,
А кто слушал сказку —
Всем спасибо за ласку» 2 2
«Птица-правда». Л., 1971, с. 237.

Источник

Видео

Os três porquinhos (PT) - "Три поросёнка" на португальском, с субтитрами и переводом на русский язык

Os três porquinhos (PT) - "Три поросёнка" на португальском, с субтитрами и переводом на русский язык

Европейский португальский для детей - Дети учат Европейский португальский язык - Dinolingo

Европейский португальский   для детей - Дети учат Европейский португальский   язык - Dinolingo

Бедный сапожник. Португальские народные сказки. Выпуск 1

Бедный сапожник. Португальские народные сказки. Выпуск 1

Изучай португальский: 200 фраз на португальском

Изучай португальский: 200 фраз на португальском

Португальский язык Урок 7 "цвета на португальском"

Португальский язык Урок 7 "цвета на португальском"

1/2. Учим португальские слова, слушая музыку. 4000 португальских слов. Португальский язык легко.

1/2. Учим португальские слова, слушая музыку. 4000 португальских слов. Португальский язык легко.

Полиглот. Выучим португальский за 16 часов! Урок 1. / Телеканал Культура

Полиглот. Выучим португальский за 16 часов! Урок 1. / Телеканал Культура

Португальский язык для начинающих. Урок 1

Португальский язык для начинающих. Урок 1

Волшебный кролик. Португальские Народные Сказки. Выпуск 12

Волшебный кролик. Португальские Народные Сказки. Выпуск 12

"O anel de ouro" - мультфильм "Золотое кольцо" на португальском с субтитрами и переводом на русский

"O anel de ouro" - мультфильм "Золотое кольцо" на португальском с субтитрами и переводом на русский
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.