Склонение местоимений в древнерусском языке + видео обзор

Местоимения в древнерусском языке: личные и возвратное

Склонение местоимений в древнерусском языке

Древнерусские местоимения представляли собой сложный и неоднородный пласт слов. Их можно разделить на две группы в зависимости от морфологических особенностей и синтаксических функций.

Личные местоимения по функциям в предложении были сходны с именами существительными, выступая как подлежащие и дополнения. Изменялись они по падежам и числам, категория рода отсутствовала. Примыкающее к этой группе возвратное местоимение себе не имело формы именительного падежа, поскольку не могло быть подлежащим. Также оно не обладало категорией числа, хотя и имело падежные формы, близкие к склонению местоимения 2-го лица единственного числа.

Как мы уже упомянули, в древнерусском языке имелись личные местоимения 1-го и 2-го лица язъ (я) и ты. Современные местоимения 3-го лица он, она, оно по происхождению являются указательными, и применительно к древнерусской эпохе их относят к неличным.

Склонение личных и возвратного местоимений в древнерусском языке

Падеж/разрядЛичное 1 л.Личное 2 л.Возвратное
Единств. число
И. п.язъ, яты
Р. п.менетебесебе
Д. п.мънѣ, митобѣ, тисобѣ, си
В. п.мене, мѧтебе, тѧсебе, сѧ
Тв. п.мъноютобоюсобою
М. п.мънѣтобѣсобѣ
Множеств. число
И. п.мывы
Р. п.насъвасъ
Д. п.намъ, нывамъ, вы
В. п.насъ, нывасъ, вы
Тв. п.намивами
М. п.насъвасъ
Двойств. число
И. п.вѣва
В. п.нава
Р.-М. п.наюваю
Д.-Тв. п.намавама

Примечание. В современном русском языке местоимения мы и вы стали отдельными самостоятельными лексемами. Для древнерусской эпохи исследователи обычно характеризуют их как формы множественного числа местоимений язъ и ты.

Как видно из таблицы, при склонении и изменении по числам у личных местоимений наблюдался супплетивизм: разные формы одного и того же слова образовывались от разных основ. Эта особенность есть у них и в современном русском языке.

В целом формы местоимений «лично-возвратной» группы относительно мало изменились со временем. В большинстве случаев они пережили лишь фонетические преобразования. Например, древняя форма дательного падежа единственного числа мънѣ превратилась в современную мне благодаря историческим изменениям фонетической системы: утрате редуцированных гласных и переходу звука [ѣ] в [’э].

Обратим теперь внимание на изменения, не вызванные фонетическими процессами.

Личное местоимение 1-го лица единственного числа в древнерусском языке имело форму язъ (ей соответствует старославянское азъ). Уже в XI–XII вв. появился вариант, дошедший до наших дней: я. Он долгое время употреблялся наряду с язъ и азъ, во всяком случае, такое зафиксировано в письменных памятниках. Вот пример из грамоты князя Мстислава 1130 г.: Се азъ Мьстиславъ… А язъ далъ роукою своею… А се я Всеволодъ. Впрочем, такое употребление было далеко не всеобщим. Еще в XVI веке в некоторых текстах использовалось только местоимение язъ, а я совершенно отсутствовало. Лишь в XVII столетии вариант я начинает преобладать, сначала в деловой письменности.

Почему язъ преобразовалось в я, точно не известно. До падения редуцированных гласных язъ было двусложным словом. Возможно, второй слог утратился по аналогии с остальными формами именительного падежа личных местоимений, которые состояли из одного слога: мы, ты, вы, вѣ, ва.

Изменения затронули и формы родительного падежа единственного числа: мене, тебе, себе превратились в меня, тебя, себя. На вопрос, почему так произошло, тоже нет однозначного ответа. Обычно считают, что окончания данных форм подверглись аналогическому воздействию существительных II склонения в родительном падеже ед. ч.: коня, моря, поля и т. д. Также нельзя исключать, что на местоимения в родительном падеже оказали влияние так называемые энклитические, краткие формы мѧ, тѧ, сѧ. Они изначально использовались в винительном падеже, но со временем иногда стали употребляться и в родительном.

В дательном и местном падежах в древнерусском языке наблюдались формы местоимений тобѣ и собѣ. Звук [о] в корне не был исконным: в общеславянском языке там надежно реконструируется гласный *e. Гласный [о], возможно, появился под влиянием форм творительного падежа тобою, собою. Как бы там ни было, уже в текстах XI в. варианты тобѣ, собѣ употреблялись наряду с тебѣ, себѣ. Со временем формы с [’э] в корне стали преобладающими. Возврату от [о] к [’э] способствовал либо церковнославянский язык с соответствующими формами тебѣ и себѣ, либо межслоговая ассимиляция звуков (гласный в первом слоге приблизился по звучанию к гласному во втором слоге). Возможно также, что в некоторых русских говорах исконный звук [’э] в этих словоформах сохранялся и никогда не переходил в [о].

Особенностью древнерусского языка является наличие в нем кратких, энклитических форм местоимений в дательном и винительном падежах: ми, ти, си, мѧ, тѧ, сѧ, ны, вы.

Примечание. Энклитика — слово, не имеющее своего ударения (всегда или в большинстве случаев) и примыкающее к предшествующему полноударному слову.

Энклитические местоимения употреблялись параллельно с полными вариантами и в письменных памятниках встречаются очень часто. Вспомним знаменитое начало «Слова о полку Игореве»: Не лѣпо ли ны бяшетъ, братие… К XVII столетию они исчезли из языка. Только форма сѧ (ся) дошла до наших дней, но местоимением она теперь не является. Еще в древнерусском языке сѧ превратилось в возвратную частицу, которая могла стоять как после глагола, так и перед ним, придавая глаголу возвратное значение. Примеры: чей сѧ жребий выйметъ (чей жребий вынется); сына, которой сѧ у него родитъ (сына, который у него родится). С XV в. эта частица все теснее сливается с глаголом, постепенно утрачивает самостоятельность и превращается в постфикс -ся, широко представленный в современном языке: двигаться, умыться, обрадоваться, засмотреться и т. п.

Борковский В. И., Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. — М., 2006.

Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — М., 1964.

Черных П. Я. Историческая грамматика русского языка. — М., 1952.

Иллюстрация: Н. К. Рерих «Поход Игоря» (1942 г., рисунок к «Слову о полку Игореве»).

Источник

Неличные местоимения в древнерусском языке

Склонение местоимений в древнерусском языке

Как уже говорилось, местоимения древнерусского языка можно разделить на две большие группы. В первую входят личные местоимения и возвратное себе, во вторую — неличные. О последних теперь расскажем более подробно.

Основное отличие неличных местоимений от личных и возвратного — то, что почти все они изменялись не только по падежам и числам, но и по родам. По синтаксической роли они сближались с прилагательными и в предложении чаще всего бывали определениями (редко — подлежащими и дополнениями).

Изменялись по падежам, но не изменялись по родам и числам местоимения къто и чьто.

Неличные местоимения делились на несколько разрядов:

Развитие личного местоимения третьего лица из указательных

В праславянском языке и, видимо, на самых ранних этапах развития древнерусского языка отсутствовало личное местоимение 3-го лица. Его функцию выполняло указательное местоимение и (м. р.), (ж. р.), ѥ (ср. р.).

Склонение указательного местоимения и, ꙗ, ѥ

Падеж/родМ. р.Ср. р.Ж. р.
Единств. число
И. п.иѥ
Р. п.ѥгоѥгоѥѣ
Д. п.ѥмоуѥмоуѥи
В. п.иѥю
Тв. п.имьимьѥю
М. п.ѥмьѥмьѥи
Множеств. число
И. п.иѣ
Р. п.ихъихъихъ
Д. п.имъимъимъ
В. п.ѣѣ
Тв. п.имиимиими
М. п.ихъихъихъ
Двойств. число
И.-В. п.ии
Р.-М. п.ѥюѥюѥю
Д.-Тв. п.имаимаима

Но уже в самых ранних дошедших до нас памятниках письменности старославянского и древнерусского языков отражено замещение форм именительного падежа и, ꙗ, ѥ соответствующими формами другого указательного местоимения — онъ, она, оно. Первой утратилась форма мужского рода и — видимо, из-за созвучия и возможной путаницы с союзом и. Таким образом, произошло сращение, объединение парадигм склонения двух указательных местоимений — и, ꙗ, ѥ и онъ, она, оно. Так из них сложилась парадигма личного местоимения 3-го лица.

У его склонения есть одна особенность, унаследованная еще из дописьменной эпохи развития языка. В косвенных падежах после предлогов формы местоимения и, ꙗ, ѥ начинались на [н]. Это поначалу произошло после предлогов к, в, с, которые изначально имели другой вид: кън, вън, сън. С косвенными формами рассматриваемого местоимения они сочетались так: кън ѥмоу, сън ѥю. Впоследствии внутри этих фонетических слов произошло переразложение, и согласный [н] отошел к местоимению: къ нѥмоу, съ нѥю, откуда современные формы к нему, с ней и т. п. Далее по аналогии начальный [н] появился и после других предлогов: отъ нѥго, по нимъ.

Интересно, что после появления местоимения 3-го лица в древнерусском языке еще долгое время сохранялось соответствующее указательное онъ, она, оно. Отличалось местом ударения. В формах личного местоимения было ударение о́нъ, она́, оно́, как и теперь, а в указательном местоимении — о́нъ, о́на, о́но. Вот откуда непривычное для нас ударение в выражении во время о́но

В истории русского языка личное местоимение 3-го лица претерпело некоторые изменения. Часть из них была вызвана общеязыковыми процессами (утрата двойственного числа, фонетические преобразования типа падения редуцированных и др.). Но были и особые изменения. Так, в парадигме склонения исчезли маловыразительные и подчас похожие на служебные слова формы винительного падежа единственного и множественного числа. Их заменили формы падежа родительного: и — ѥго, ѣ — ихъ.

Кроме того, в именительном падеже множественного числа личное местоимение 3-го лица поначалу имело следующие формы: они (м. р.), она (ср. р.) и оны (ж. р.). Впоследствии для всех трех родов установилась форма они, первоначально относящаяся только к мужскому роду.

Форма именительного падежа женского рода во множественном числе онѣ, существовавшая в русском языке вплоть до реформы 1918 года, возникла под влиянием аналогичных форм других местоимений — тѣ, всѣ. Она довольно легко утратилась, так как ее закрепление в языке носило искусственный характер.

Другие указательные местоимения

В исходной (накануне появления первых письменных памятников) системе древнерусского языка были указательные местоимения: тъ, та, то; онъ, о́на, о́но; сь, си, се (вариант — сей, сиꙗ, сиѥ); и, ꙗ, ѥ. Они выражали три степени пространственной удаленности предмета:

Нейтральное значение, возможно, выражалось местоимением и, ꙗ, ѥ.

Эта система впоследствии разрушилась, поскольку местоимения онъ, о́на, о́но и сь, си, се утратились в живом языке, а формы местоимения и, ꙗ, ѥ перешли в разряд личных. Однако потребность разграничивать ближние и дальние предметы сохранялась, и язык нашел другое решение. Трехчленная система превратилась в двучленную. Значение пространственной удаленности стало выражать местоимение тъ (тот), та, то, а для близко расположенных предметов появились слова этот, эта, это. Последние возникли из сочетания указательной частицы (h)е (ср. современное белорусское гэ) и местоимения тот, та, то. Со временем частица слилась с местоимением, превратившись в его начальный гласный [э].

Склонение указательных местоимений в древнерусском языке

Твердая разновидность

Падеж/родМ. р.Ср. р.Ж. р.
Единств. число
И. п.тъ, онъто, онота, она
Р. п.того, оноготого, оноготоѣ, оноѣ
Д. п.томоу, ономоутомоу, ономоутои, онои
В. п.тъ, онъто, онотоу, оноу
Тв. п.тѣмь, онѣмьтѣмь, онѣмьтою, оною
М. п.томь, ономьтомь, ономьтои, онои
Множеств. число
И. п.ти, онита, онаты, оны
Р. п.тѣхъ, онѣхътѣхъ, онѣхътѣхъ, онѣхъ
Д. п.тѣмъ, онѣмътѣмъ, онѣмътѣмъ, онѣмъ
В. п.ты, оныта, онаты, оны
Тв. п.тѣми, онѣмитѣми, онѣмитѣми, онѣми
М. п.тѣхъ, онѣхътѣхъ, онѣхътѣхъ, онѣхъ
Двойств. число
И.-В. п.та, онатѣ, онѣтѣ, онѣ
Р.-М. п.тою, оноютою, оноютою, оною
Д.-Тв. п.тѣма, онѣматѣма, онѣматѣма, онѣма

Мягкая разновидность

Падеж/родМ. р.Ср. р.Ж. р.
Единств. число
И. п.сьсеси
Р. п.сегосегосеѣ
Д. п.семоусемоусеи
В. п.сьсесю
Тв. п.симьсимьсею
М. п.сѣмьсѣмьсеи
Множеств. число
И. п.сиисисиѣ
Р. п.сихъсихъсихъ
Д. п.симъсимъсимъ
В. п.сиѣсисиѣ
Тв. п.симисимисими
М. п.сихъсихъсихъ
Двойств. число
И.-В. п.сиꙗсиисии
Р.-М. п.сеюсеюсею
Д.-Тв. п.симасимасима

Указательные местоимения могли состоять из двух слившихся вместе слов. В этом случае вторая часть представляла собой либо то же самое местоимение (тъ — тътъ, сь — сьсь), либо другое указательное, часто и (тъ — тъи, си — сии). Обе части такого слова имели одну и ту же грамматическую форму. Удвоение, вероятно, служило для смыслового усиления или подчеркивания.

Исторические изменения указательных местоимений рассмотрим на примере тъ, та, то.

Оставив в стороне общеязыковые фонетические и морфологические преобразования, первым делом обратимся к форме именительного падежа единственного числа тъ. В силу своей краткости и слабой выразительности она довольно рано стала выступать в удвоенном виде: тътъ. После падения редуцированных это слово приобрело вид тот, до сих пор сохранившийся в литературном языке и большинстве говоров.

Многоэтапные превращения испытала форма родительного падежа того. Первоначально в этой словоформе звучал взрывной согласный [г] (это подтверждается диалектными данными). Затем на месте взрывного звука развился фрикативный [γ]. Постепенно он ослабевал и исчез, так что данная местоименная форма стала произноситься примерно как [тоо́]. Такое произношение зафиксировано в некоторых северных говорах. Но в целом для русского языка не характерно стечение гласных, так что между двумя звуками [о] появился вставной согласный — губной [в]. Словоформа тово фиксируется в памятниках письменности с XV века. В тот же период времени появляются формы с вставным [в] в родительном падеже других местоимений, изначально имевших в составе окончания звук [г]: ево, моево, нашево и т. п.

Произошла унификация форм в именительном падеже множественного числа: если первоначально они были различными для мужского, среднего и женского рода (ти, та, ты соответственно), то позже в литературном языке и части говоров устоялась форма тѣ (современное те) для всех родов. Эта форма возникла под влиянием косвенных падежей: тѣхъ, тѣми и др.

Притяжательные местоимения

Древнерусские местоимения мои, твои, свои, нашь и вашь склонялись подобно указательному и, ꙗ, ѥ (см. выше), по мягкому типу местоименного склонения. На протяжении истории русского языка они претерпели мало изменений. Преобразования их склонения были те же, что у указательного тъ, та, то (появление звука [в] в окончаниях косвенных падежей на месте исконного [г] и установление единой формы в именительном падеже множественного числа).

Определительные местоимения

Местоимение вьсь, вьсꙗ, вьсе еще в раннем периоде развития языка попало под влияние твердого склонения (по которому изменялось, например, указательное тъ, та, то). Вот как оно склонялось в древнерусском языке:

Падеж/родМ. р.Ср. р.Ж. р.
Единств. число
И. п.вьсьвьсевьсꙗ
Р. п.вьсеговьсеговьсеѣ
Д. п.вьсемоувьсемоувьсеи
В. п.вьсьвьсевьсю
Тв. п.вьсѣмьвьсѣмьвьсею
М. п.вьсемьвьсемьвьсеи
Множеств. число
И. п.вьсивьсꙗвьсѣ
Р. п.вьсѣхъвьсѣхъвьсѣхъ
Д. п.вьсѣмъвьсѣмъвьсѣмъ
В. п.вьсѣвьсꙗвьсѣ
Тв. п.вьсѣмивьсѣмивьсѣми
М. п.вьсѣхъвьсѣхъвьсѣхъ

Исторические изменения те же, что у притяжательных местоимений и указательного тъ, та, то.

Вопросительные местоимения

Местоимения кои, коꙗ, коѥ и чеи, чьꙗ, чьѥ появились в результате сложения основ къ- и чь- с указательными местоимениями и, ꙗ, ѥ. Соответственно, склонялись они так же, каки, ꙗ, ѥ.

Интереснее рассмотреть вопросительные местоимения къто и чьто. Исторически они происходят от одной и той же праславянской основы с чередованием гласных *kŏ-/kĭ-, к которой добавилась частица *to. Фонетические процессы в языке привели к преобразованиям получившихся слов:

Во втором случае переход заднеязычного согласного *k в был вызван действием первой палатализации (первого переходного смягчения) в позиции перед гласным переднего ряда.

Склонение местоимений къто и чьто

И. п.къточьто
Р. п.когочего
Д. п.комоучемоу
В. п.когочьто
Тв. п.цѣмьчимь
М. п.комьчемь

Формы родительного падежа пережили замену согласного [г] на [в], о чем мы уже писали выше на примере словоформы того.

Значительные изменения наблюдаются в творительном падеже. Форма цѣмь происходит от праславянской *koimь. В ее составе был дифтонг [oi], впоследствии преобразовавшийся в [ě]. Перед получившимся гласным переднего ряда заднеязычный согласный [k] изменился в [c’] в результате второй палатализации. Но словоформа цѣмь в парадигме склонения местоимения къто оказалась изолированной, поскольку все остальные словоформы начинались с согласного [к]. Под их влиянием в слове цѣмь произошла замена звука [ц’] на [к’]: кем.

Форма творительного падежа чимь развилась из праславянской *keimь, где [k] изменился в [č’] перед гласным переднего ряда в результате первой палатализации, а дифтонг [ei] перешел в гласный [i]. Гласный [э] в современной форме чем возник по аналогии с местоименными формами кем, тем.

В форме местного падежа чемь после утраты конечного редуцированного и последующего отвердения согласного [м] гласный [э] перешел в [о] в результате третьей лабиализации в позиции после мягкого согласного перед твердым. Так получилась современная форма предложного падежа чём [ч’о́м].

Относительные местоимения

В древнерусском языке, как и в современном русском, относительное и вопросительное значение выражалось одними и теми же словами. Местоимения къто, чьто, которыи, колико, куда, къде и др. могли выполнять как относительную, так и вопросительную функцию. В роли относительных местоимений они выступали тогда, когда служили союзными словами для присоединения придаточного предложения к главному.

При этом нередко, особенно если в сложном предложении придаточная часть стояла после главной, относительное местоимение употреблялось вместе с частицей то или же. Эти частицы в данном случае не выражали собственного (противительного, усилительного или присоединительного) значения, а лишь служили для «маркировки» относительного местоимения. Частицы в этой функции академик А. А. Зализняк обозначил термином релятивизаторы.

«Сѣдяще Кии на горѣ, гдѣ же ныне оувозъ Боричевъ, а Щекъ сѣдяще на горѣ, гдѣ же ныне зовется Щековица» (сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица)

«Повесть временных лет» по Лаврентьевскому списку

В данной цитате частица же выступает в роли релятивизатора: она не имеет своего значения и лишь показывает, что местоимение гдѣ является не вопросительным, а относительным.

Впрочем, уже в самых ранних памятниках древнерусской письменности употребление релятивизаторов не было обязательным. С течением времени они использовались все реже, пока совсем не исчезли из языка.

Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — М., 1990.

Борковский В. И., Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. — М., 2006.

Зализняк А. А. Противопоставление относительных и вопросительных местоимений в древнерусском // Балто-славянские исследования 1980. — М., 1981.

Иллюстрация: Н. К. Рерих «Город строят» (1902).

Источник

Видео

Склонение личных местоимений (язъ, ты) в древнерусском языкеСкачать

Склонение личных местоимений (язъ, ты) в древнерусском языке

Склонение местоименийСкачать

Склонение местоимений

Урок немецкого языка #17. Склонение личных местоимений.Скачать

Урок немецкого языка #17. Склонение личных местоимений.

Личные местоимения во всех падежах || Местоимения. Падежи.Скачать

Личные местоимения во всех падежах || Местоимения. Падежи.

Древнерусский язык. Основы грамматики. Кратко.Скачать

Древнерусский язык. Основы грамматики. Кратко.

ЛИЧНЫЕ МЕСТОИМЕНИЯ 1, 2 ЛИЦА//СКЛОНЕНИЕ//ИЗМЕНЕНИЕ ПО ПАДЕЖАМСкачать

ЛИЧНЫЕ МЕСТОИМЕНИЯ 1, 2 ЛИЦА//СКЛОНЕНИЕ//ИЗМЕНЕНИЕ ПО ПАДЕЖАМ

Возвратное местоимение с е б е в древнерусском языке. История русского языкаСкачать

Возвратное местоимение  с е б е  в древнерусском языке. История русского языка

Личные местоимения в старославянском языке (азъ, ты)Скачать

Личные местоимения в старославянском языке (азъ, ты)

Правописание местоимений и особенности их употребленияСкачать

Правописание местоимений и особенности их употребления

Виды местоимений (склонение местоимений, притяжательные и указательные местоимения). Нидерландский.Скачать

Виды местоимений (склонение местоимений, притяжательные и указательные местоимения). Нидерландский.
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.