Сколько графем в русском языке + видео обзор

Графема

(от греч. γράφω — пишу) — 1) минимальная единица графической системы языка (системы письма), обладающая тем или иным лингвистическим содержанием. Её референтом может быть слово, морфема, слог или фонема. Термин «графема» часто употребляется как синоним буквы, иероглифа или его части. Так, в основе иероглифического тангутского письма лежит 8 элементарных графем. Вариант графемы (аллограф) — взаимозаменяемые иероглифы, печатная или рукописная, строчная или заглавная буква. 2) Минимальный знак определённой системы письма, выражающий отношение соответствующей единицы языка (план содержания) к её графическому отображению (план выражения): фонемы — к букве в алфавитном фонографическом письме, группы звуков, слога — к графическому символу в слоговом, слова-понятия — к иероглифу в логографическом письме.

Понятие графемы зародилось в отечественном языкознании в ходе дискуссии (конец 19 — начало 20 вв.) о русской орфографии, сконцентрировавшей огромный научный потенциал для решения проблем взаимоотношения между письменной и устной формами языка, между языком и речью, буквой и звуком, звуком и фонемой, фонемой и буквой, буквой и графемой. Руководил дискуссией, предшествовавшей орфографической реформе 1917—18, Ф. Ф. Фортунатов; в ней приняли участие А. А. Шахматов, И. А. Бодуэн де Куртенэ, Л. В. Щерба, И. В. Ягич и другие. Термин «графема», как и фонема, ввёл в научный оборот Бодуэн де Куртенэ для «зрительно зафиксированного образа фонемы в её простейшей фонетичности». Он настаивал на необходимости строго различать не только букву и звук, но и звук и фонему, букву и графему, графику и орфографию. Эта дискуссия стимулировала формирование теории фонем и фонологии, теории графем и построения алфавита, что послужило впоследствии теоретическим фундаментом языкового строительства в СССР.

В современном языкознании термин «графема» не имеет однозначного содержания, что объясняется различием научных традиций, типов письма и орфографии, фонологических школ и различным пониманием родственного термина «фонема». Понятие графемы сближается то с понятием буквы, то фонемы в её графическом выражении. Дескриптивисты (см. Дескриптивная лингвистика) постулируют параллелизм устной и письменной речи [фонема — класс звуков, графема — класс букв; здесь ряду фон — аллофон — фонема соответствует граф(а) — аллограф — графема]. Такой подход допускает наличие графемных оппозиций, дифференциальных признаков графем. Лондонская школа настаивает на относительной автономии, имманентности письменной формы языка и соответственно графики. Для одних лингвистов более существен звуковой, для других — семантический референт графемы.

В советском языкознании графика понимается как совокупность отношений и связей между звуковыми и графическими единицами (Ю. С. Маслов), а графема — как совокупность отношений между фонемой и буквой, как единство означаемого (фонема) и означающего (буква) в алфавитном письме (В. Г. Гак, А. А. Зализняк, В. К. Журавлёв и другие). При этом фонема является исходным пунктом при определении графемы в соответствии с инвентарём букв данного алфавита. Соотношению

графема (знак)=фонема (означаемое)
буква (означающее)

соответствуют, например, русские графемы

I=|и|,
и, ы
А=|а|,
а, я
Ч=|ч|,
ч
Т’=|т’|
т + ь, т + я, ю

и т. д. Объединение аллографов осуществляется на основе единства означаемого, т. е. фонемы. Поэтому аллографами графемы I являются

| i |,​
ï
| i |
y

во французской графике. Иногда аллографы, объединённые на основе общности фонемы, называют фонографемой, а на основе общности буквы — графофонемой.

Смотреть что такое «Графема» в других словарях:

ГРАФЕМА — [ Словарь иностранных слов русского языка

графема — (Graphema) Единица системы письменности (буква, знак), отличающаяся по характеру рисунка и по передаваемому содержанию от любой другой единицы этой же письменности. Схема построения, «скелет» буквы или знака, отличающий его от других букв… … Шрифтовая терминология

ГРАФЕМА — минимальная единица письменной речи, соответствующая фонеме (ее варианту или последовательности фонем) в устной речи. В качестве графемы может выступать буква, сочетание букв, иероглиф или его часть … Большой Энциклопедический словарь

графема — сущ., кол во синонимов: 4 • единица (830) • логограмма (3) • логограф (7) • … Словарь синонимов

графема — ы, м. graphème, нем. Graphem <гр. graphe начертание. лингв. Минимальная единица письменного языка (обычно буква), выступающая в различных вариантах и зависмости от стиля письма, места в данном слове или предложении и т. п. (напр., прописное А … Исторический словарь галлицизмов русского языка

ГРАФЕМА — (от греч. graphē – начертание). Минимальная единица письменной речи, соответствующая фонеме (ее варианту или последовательности фонем) в устной речи. В качестве Г. могут выступать буква, сочетание букв … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

графема — Элементарная составляющая письменного текста, такая как буква, иероглиф, знак пунктуации. [http://www.morepc.ru/dict/] Тематики информационные технологии в целом EN grapheme … Справочник технического переводчика

Графема — типовая графическая форма (строение) буквы, благодаря чему читатель узнает букву вне зависимости от худож. особенностей ее исполнения … Издательский словарь-справочник

Графема — (от фр. grapheme, нем. Graphem Реклама и полиграфия

Источник

Сколько графем в русском языке

Иванова В. Ф. Современный русский язык. Графика и орфография

Книга является учебным пособием по разделу «Теория письма. Орфография» общего теоретического курса «Современный русский язык», читаемого на русских отделениях филологических факультетов университетов и педагогических вузов страны, и ориентируется на устоявшуюся программу по современному русскому языку.

В значительной степени предлагаемое учебное пособие базируется на нашей книге «Современный русский язык. Графика и орфография» (М., 1976). Однако, являясь продолжением и развитием названной книги, существенно от нее отличается. Автором избран иной подход к изложению материала, который заключается в следующем.

Русское письмо является буквенно-звуковым. Теоретическое осмысление его системы непосредственно связано с теоретическим осмыслением звучащей речи. Между тем теория звучащей речи не едина.

В Советском Союзе сейчас представлены два главных фонологических направления: Московская фонологическая школа (МФШ), как называют ее сами создатели, и Ленинградская фонологическая школа (ЛФШ). В основе теории ЛФШ лежат идеи акад. Л. В. Щербы, поэтому представители этой школы чаще говорят о себе как о щербовском фонологическом направлении или школе акад. Л. В. Щербы.

Поскольку часто монографии и учебные пособия авторов, принадлежащих к этим двум направлениям, издаются параллельно, учащимся не всегда легко разобраться в различии подходов к освещаемым фактам, тем более что иногда одно направление провозглашает даже, будто другое направление «не обеспечено мыслью» (см.: Современный русский язык / Под ред. В. А. Белошапковой. М., 1989. С. 162). Столь сложные взаимоотношения между представителями разных фонологических школ затрудняют обучение.

Для того, чтобы у студентов не складывалось впечатления о некоей ущербности либо одного, либо другого направления, об их мнимой «неправильности» или, наоборот, единственной «правильности», в данном пособии излагаются обе фонологические теории, а в списках литературы рекомендуются книги авторов как одного, так и другого направления.

В пособии освещаются достижения теоретической мысли последних лет.

Важный момент в развитии орфографической теории был связан с работой Орфографической комиссии при Институте русского языка АН СССР над проектом «Предложений по усовершенствованию русской орфографии», представленным в 1964 г. на суд широкой общественности, но не проведенным в жизнь. Осмысление и оценка теоретического значения этого проекта очень важны для дальнейшей работы по усовершенствованию русского правописания, для будущих специалистов-филологов.

Самостоятельное значение имеют списки литературы, прилагаемые к основным разделам курса. Используя их, студенты смогут участвовать в обсуждении остродискуссионных вопросов теории и практики письма, а также шире развивать самостоятельную работу в плане научных исследований.

Учебное пособие предназначено для студентов-русистов филологических факультетов университетов. Особое внимание в книге обращается на то, как тот или иной раздел курса отражается в действующих школьных учебниках.

ПИСЬМО И ОРФОГРАФИЯ

В истории человечества письмо прошло длительный путь развития.

Звуковое письмо называют письмом фонетическим, буквенно-звуковым, буквенным, алфавитным, а также речевым.

Тем не менее наиболее употребительными продолжают оставаться в русистике традиционные наименования «буквенное письмо», «буквенно-звуковое» и «звуковое».

1) исторически сложившаяся система написаний, которую принимает и которой пользуется общество;

2) правила, обеспечивающие единообразие написаний в тех случаях, где возможны варианты;

3) соблюдение принятых правил (в этом случае говорят о хорошей или плохой орфографии рукописей, писем, диктантов и даже печатных изданий);

4) часть науки о языке (в его письменной форме), изучающая и устанавливающая единообразие написаний (а иногда и официально разрешающая их вариантность).

Источник

Сколько графем в русском языке

В лингвистика, а графема наименьшая функциональная единица система письма. [1]

Есть две основные противоположные концепции графемы. [2] В так называемом референциальная концепция, графемы интерпретируются как наименьшие единицы письма, соответствующие звукам (точнее фонемы). В этой концепции ш в письменном английском слове встряхнуть будет графемой, потому что она представляет фонему ʃ. Эта референциальная концепция связана с гипотеза зависимости который утверждает, что письмо просто изображает речь. Напротив, аналогичное понятие определяет графемы аналогично фонемам, т.е. минимальные пары Такие как встряхнуть против. змея. В этом примере час и п являются графемами, потому что различают два слова. Это аналогичное понятие связано с гипотезой автономии, согласно которой письмо является самостоятельной системой и должно изучаться независимо от речи. У обеих концепций есть слабые места. [3]

Некоторые модели придерживаются обеих концепций одновременно, включая два отдельных блока, [4] которым даны имена, такие как графемная графема для графемы по аналогичной концепции (час в встряхнуть), и фонологически подходящая графема для графемы согласно референциальной концепции (ш в встряхнуть). [5]

В более новых концепциях, в которых интерпретируется графема семиотически как диадик языковой знак, [6] он определяется как минимальная единица письма, которая является лексически отличительной и соответствует лингвистической единице (фонема, слог, или же морфема). [7]

Слово графема, придуманный по аналогии с фонема, происходит от Древнегреческий γράφω (графика) «писать» и суффикс -эма по аналогии с фонема и другие имена эмические единицы. Изучение графем называется графема.

Концепция графем абстрактна и похожа на понятие в вычисление из персонаж. Для сравнения, конкретная форма, которая представляет любую конкретную графему в конкретном шрифт называется глиф. Например, графема, соответствующая абстрактному понятию «арабская цифра», имеет отдельный глиф с идентичным значением ( аллограф) в каждом из многих шрифты (такой как, например, засечки форма как в Times New Roman и без засечек форма как в Helvetica).

Содержание

Обозначение

Графемы часто обозначаются внутри угловые скобки: ⟨A⟩, ⟨B⟩ и т. Д. [8] Это аналогично обозначению косой черты (/ a /, / b /), используемому для фонемы, а квадратная скобка обозначение, используемое для фонетические транскрипции ([а], [б]).

Глифы

Точно так же, как поверхностные формы из фонемы звуки речи или телефоны (и разные телефоны, представляющие одну и ту же фонему, называются аллофоны) поверхностные формы графем глифы (иногда «графы»), а именно конкретные письменные представления символов и разные глифы, представляющие одну и ту же графему, называются аллографы.

Таким образом, графему можно рассматривать как абстракция набора глифов, которые все функционально эквивалентны.

Например, на письменном английском (или других языках с использованием Латинский алфавит) существуют два различных физических представления строчная буква латинская буква «а»: «а» и «ɑ«. Однако, поскольку замена одного из них другим не может изменить значение слова, они считаются аллографами одной и той же графемы, которую можно записать как a⟩. Курсив и жирный шрифт также являются аллографическими.

Типы графемы

Сколько графем в русском языке

Основные типы графем: логограммы (точнее морфограммы [9] ), которые представляют слова или морфемы (Например китайские иероглифы, то амперсанд «&» представляет слово и, арабские цифры); слоговой персонажи, представляющие слоги (как в японском Кана); и алфавитный буквы, примерно соответствующие фонемы (см. следующий раздел). Для полного обсуждения различных типов см. Система письма § Функциональная классификация.

В письме используются дополнительные графемические компоненты, такие как знаки препинания, математические символы, разделители слов такие как пространство и другие типографские символы. Древний логографические скрипты часто используется тихий детерминативы чтобы устранить неоднозначность значения соседнего (немого) слова.

Отношения с фонемами

Как упоминалось в предыдущем разделе, на языках, использующих алфавитный системы письма, многие из графем в принципе обозначают фонемы (значительные звуки) языка. Однако на практике орфографии таких языков влекут за собой по крайней мере определенное отклонение от идеала точного соответствия графема – фонема. Фонема может быть представлена мультиграф (последовательность более чем одной графемы), так как диграф ш представляет собой один звук в английском языке (а иногда одна графема может представлять более одной фонемы, например, русская буква я или испанский c). Некоторые графемы могут вообще не отображать звук (например, б по-английски долг или час во всех испанских словах, содержащих указанную букву), и часто правила соответствия между графемами и фонемами становятся сложными или неправильными, особенно в результате исторического изменения звука которые не обязательно отражаются в орфографии. «Мелкие» орфографии, такие как стандартные испанский и Финский имеют относительно регулярное (хотя и не всегда взаимно однозначное) соответствие между графемами и фонемами, в то время как французские и английские имеют гораздо менее регулярное соответствие и известны как глубокая орфография.

Мультиграфы, представляющие одну фонему, обычно рассматриваются как комбинации отдельных букв, а не как отдельные графемы. Однако в некоторых языках мультиграф может рассматриваться как единое целое для целей сопоставление; например, в Чешский Dictionary, раздел для слов, начинающихся с ch⟩, идет после h⟩. [10] Дополнительные примеры см. Алфавитный порядок § Соглашения, связанные с языком.

Источник

Графема (буква)

Графема однозначно отличима от любой другой единицы этой же письменности.

Одна и та же графема может принимать различные конкретные формы (аллографы, глифы, начертания), но должна сохранять некоторую схему построения, «скелет» буквы или знака, дискретно отличающий его от других букв (знаков) данной письменности, независимо от гарнитуры шрифта, индивидуального почерка и проч.

При аномалии развития речи, или же просто при так называемом «неразборчивом почерке», может быть смешивание графем (напр., б и в, д и у).

См. также

Письменности мираОбщие статьиИстория письменности • Графема • Дешифровка • ПалеографияСколько графем в русском языкеСпискиСписок письменностей • Список языков по системам письма • Список письменностей по количеству носителей • Список письменностей по времени создания • Список нерасшифрованных письменностей • Список создателей письменностиТипыКонсонантныеАрамейское • Арабское • Джави • Древнеливийское • Еврейское • Набатейское • Пахлави • Самаритянское • Сирийское • Согдийское • Угаритское • Финикийское • ЮжноаравийскоеАбугиды

Индийские письменности: Балийское • Батак • Бирманское • Брахми • Бухидское • Варанг-кшити • Восточное нагари • Грантха • Гуджарати • Гупта • Гурмукхи • Деванагари • Кадамба • Кайтхи • Калинга • Каннада • Кхмерское • Ланна • Лаосское • Лепча • Лимбу • Лонтара • Малаялам • Манипури • Митхилакшар • Моди • Мон • Монгольское квадратное письмо • Нагари • Непальское • Ория • Паллава • Ранджана • Реджанг • Саураштра • Сиддхаматрика • Сингальское • Соёмбо • Суданское • Тагальское • Тагбанва • Такри • Тамильское • Телугу • Тайское • Тибетское • Тохарское • Хануноо • Хуннское • Шарада • Яванское

Другие: Скоропись Бойда • Канадское слоговое письмо • Кхароштхи • Мероитское • Скоропись Питмана • Письмо Полларда • Соранг Сомпенг • Тана • Скоропись Томаса • ЭфиопскоеАлфавиты

Нелинейные: Шрифт Брайля • Азбука Морзе • Шрифт Муна • Оптический телеграф • Русская семафорная азбука • Флаги международного свода сигналовИдео- и ПиктограммыАцтекское • Донгба • Микмак • Миштекское письмо • Мезоамериканские системы письма • НсибидиЛогографические

Лого-консонантное: Демотическое • Египетское иероглифическое • ИератическоеСлоговыеАфака • Ваи • Геба • Древнеперсидское • И (современное) • Катакана • Кикакуи • Кипрское • Кпелле • Линейное письмо Б • Манъёгана • Нюй-шу • Хирагана • Чероки • ЮгтунПереходныеИберское • Кельтиберское • ЧжуиньНедешифрованныеБиблское • Иссыкское • Кипро-минойское • Критские «иероглифы» • Линейное письмо А (частично) • Миштекское письмо • Письменность Цзяху • Символы культуры полей погребальных урн • Синайское • Табличка из Диспилио • Тэртэрийские надписи • Фестский диск • ХанаанейскоеВымышленные и мнимыеСлавянские руны • ТенгварМнемонические приёмыКипу

Смотреть что такое «Графема (буква)» в других словарях:

Ð (буква исландского алфавита) — Буква латиницы Ð, ð (eth) Латинский алфавит A B C D E … Википедия

ГРАФЕМА — [ Словарь иностранных слов русского языка

графема — (Graphema) Единица системы письменности (буква, знак), отличающаяся по характеру рисунка и по передаваемому содержанию от любой другой единицы этой же письменности. Схема построения, «скелет» буквы или знака, отличающий его от других букв… … Шрифтовая терминология

ГРАФЕМА — минимальная единица письменной речи, соответствующая фонеме (ее варианту или последовательности фонем) в устной речи. В качестве графемы может выступать буква, сочетание букв, иероглиф или его часть … Большой Энциклопедический словарь

графема — ы, м. graphème, нем. Graphem <гр. graphe начертание. лингв. Минимальная единица письменного языка (обычно буква), выступающая в различных вариантах и зависмости от стиля письма, места в данном слове или предложении и т. п. (напр., прописное А … Исторический словарь галлицизмов русского языка

ГРАФЕМА — (от греч. graphē – начертание). Минимальная единица письменной речи, соответствующая фонеме (ее варианту или последовательности фонем) в устной речи. В качестве Г. могут выступать буква, сочетание букв … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

графема — Элементарная составляющая письменного текста, такая как буква, иероглиф, знак пунктуации. [http://www.morepc.ru/dict/] Тематики информационные технологии в целом EN grapheme … Справочник технического переводчика

Графема — (от греч. γράφω пишу) 1) минимальная единица графической системы языка (системы письма), обладающая тем или иным лингвистическим содержанием. Её референтом может быть слово, морфема, слог или фонема. Термин «графема» часто употребляется как… … Лингвистический энциклопедический словарь

Графема — (от греч. γράφω пишу и ема) единица письменной речи (в алфавите буква, в неалфавитных системах письма слоговой знак, иероглиф, идеограмма и др.). Графема однозначно отличима от любой другой единицы этой же письменности. Одна и та же графема может … Википедия

Источник

Словари

(системы письма), обладающая тем или

иным лингвистическим содержанием. Её референтом может быть слово, морфема, слог или фонема. Термин

«графема» часто употребляется как синоним буквы, иероглифа или его части. Так, в основе

иероглифического тангутского письма лежит 8

взаимозаменяемые иероглифы, печатная или рукописная, строчная или

заглавная буква. 2) Минимальный знак определённой системы письма,

выражающий отношение соответствующей единицы

языка (план содержания) к её графическому отображению (план

Понятие графемы зародилось в отечественном

орфографии, сконцентрировавшей огромный научный

потенциал для решения проблем взаимоотношения между письменной и устной

формами языка, между языком и речью, буквой и

звуком, звуком и фонемой, фонемой и буквой, буквой и графемой. Руководил

дискуссией, предшествовавшей орфографической реформе 1917-18,

Ф. Ф. Фортунатов; в ней приняли участие А. А. Шахматов, И. А. Бодуэн де

Куртенэ, Л. В. Щерба, И. В. Ягич и другие. Термин «графема», как и

фонема, ввёл в научный оборот Бодуэн

де Куртенэ для «зрительно зафиксированного образа фонемы в её простейшей

фонетичности». Он настаивал на необходимости

строго различать не только букву и звук, но и звук и фонему, букву и

графему, графику и орфографию. Эта дискуссия

стимулировала формирование теории фонем и фонологии, теории графем и построения алфавита, что послужило впоследствии теоретическим

фундаментом языкового строительства в СССР.

В современном языкознании термин «графема» не имеет однозначного

содержания, что объясняется различием научных традиций, типов письма

и орфографии, фонологических школ и различным пониманием родственного

термина «фонема». Понятие графемы сближается то с понятием буквы, то

фонемы в её графическом выражении. Дескриптивисты (см. Дескриптивная лингвистика) постулируют

дифференциальных признаков графем. Лондонская

школа настаивает на относительной автономии, имманентности

письменной формы языка и соответственно графики. Для одних лингвистов

как совокупность отношений и связей между звуковыми и графическими

фонемой и буквой, как единство означаемого

(фонема) и означающего (буква) в алфавитном

письме (В. Г. Гак, А. А. Зализняк, В. К. Журавлёв и другие). При этом

фонема является исходным пунктом при определении графемы в

соответствии с инвентарём букв данного алфавита. Соотношению

соответствуют, например, русские графемы

и т. д. Объединение аллографов осуществляется на основе единства

означаемого, т. е. фонемы. Поэтому аллографами графемы I являются

во французской графике. Иногда аллографы, объединённые на основе

общности фонемы, называют фонографемой, а на основе

графема (др.-греч. γραφη начертание)

2. Основ- ная структурная единица, входящая в систему письменного варианта данного языка, инвариантная единица.

ГРАФЕМА [ Сколько графем в русском языкеграфика

начертательных средств того или иного письма, включающая графемы, знаки препинания,

знак ударения и др.; система соотношений между

фонематическом письме; 2) раздел языкознания, исследующий соотношения между

графемами и фонемами. Понятие «графика» применяют обычно к

фонематическому (звуко-буквенному) письму, в котором различают 3

стороны: алфавит, графику и орфографию. В современном мире

наиболее распространены национальные системы письма, построенные

письма. Существующее в науке представление об идеальной графике

(когда между фонемами и графемами имеется точное соответствие: каждая

графема передаёт одну фонему, а каждая фонема передаётся одной графемой)

не представлено ни в одном письме и может служить лишь исходным

пунктом оценки соответствия между каким-либо звуковым языком и системой

Расхождение между числом графем и фонем во многих современных

системах письма, построенных на латинице, объясняется историческим

(в поздней латыни 25) не могли отразить значительно большего числа

фонем многих современных языков (36-46). Разрыв в соотношении графем и

фонем увеличивался с течением времени и за счёт неизбежных фонетических изменений в самих языках, если их

орфография оставалась традиционной. Характернее всего это явление

представлено в английском письме. Для 46 фонем

в английском алфавите имеется 26 знаков. В английском письме широко

используются буквосочетания (сложные графемы): диграфы

(например, ck [k]), триграфы (например, oeu [u:]),

полиграфы (например, augh [ɔ:]). Всего в английском письме 118

сложных графем, вместе с монографами (типа b [b]) они

составляют 144 графемы. Устойчивые буквосочетания вошли в систему

английской графики как дополнительное средство выражения фонем.

Сложные графемы используются и в письме других языков, ср. нем. ch [x], sch [š], польск. sz [š], cz [ž] и др. В некоторых

графических системах используются специально введённые в алфавит

ș, нем. ß, дат. ø, польск. ł. В некоторые

алфавиты вводятся буквы с надстрочными знаками: в чешском š, č, ž, в польском ć, ś, ź, ż.

Графические системы письма, построенные на кириллице, проще по

соотношению графем и фонем. При изобретении славянских алфавитов (кириллицы и глаголицы)

лёгший в их основу греческий алфавит был

специально переработан с целью максимального его соответствия

Дальнейшим развитием кириллицы является русский алфавит. При создании на его основе

Н. Ф. Яковлевым была выведена (опубликованная в 1928) математическая

формула построения наиболее экономного (в отношении числа букв)

алфавита (её предполагал вывести ещё И. А. Бодуэн де Куртенэ). Этой

формуле почти полностью отвечает современный русский алфавит,

располагающий 33 буквами для обозначения 41 (по ленинградской фонологической школе) фонемы.

Рациональность русской графики обеспечивается её силлабическим (слоговым) принципом, заключающимся в том, что

дифференциальный признак твёрдости​/​мягкости согласной фонемы

обозначается следующей (после буквы согласной) гласной буквой или (не

перед гласной) специальным знаком мягкости (или его отсутствием). Это

даёт экономию в 15 букв (поскольку в русском языке 15 пар согласных,

т. п.). Второй особенностью слогового принципа русской графики

является обозначение фонемы [j] вместе со следующей за нею гласной одной

буквой: я [ja], ю [ju], е [je], ё [jo]. Эти буквы являются

силлабограммами, т. е. элементами силлабического письма. Так как в сербском языке только 4 пары согласных,

различающиеся по твёрдости​/​мягкости, в сербскую кириллицу введены

специальные буквы для мягких согласных (љ, њ, ћ, ђ), и слоговой принцип

Во многих системах графики действует позиционный принцип: те или иные

графемы употребляются в зависимости от графемного контекста

(соседства тех или иных букв и некоторых других условий). Однако этот

принцип не обеспечивает такой строгой и системной спаянности графем, как

при слоговом принципе русской графики.

За счёт графического контекста снимается полифония (многозначность)

графем. Так, в немецком письме буква s в положении между пробелом и

гласной имеет звуковое значение [z] (Saal,

[s] (Preis, Ski), после пробела перед буквами p,

снимается также и полиграфемность (возможность обозначения одной и той

же фонемы или дифференциального признака фонемы разными графемами).

Такой контекст называется фонологическим. Так,

возможность обозначить признак мягкости в русском письме либо мягким

знаком, либо буквой типа «я» реализуется в первом случае не перед

Там, где графика предоставляет более одной возможности обозначения

фонемы и не может дать определённые решения, окончательный выбор

устанавливает орфография. Так, из возможности обозначения конечного

[s] в русском письме буквами «с» или «з» орфография выбирает «з» в слове

«страз» и «с» в слове «палас». В немецком языке

фонема [f] независимо от позиции может быть обозначена графемами f, v,

ph. Их определяет орфография: für, vor,

С учётом алфавитных значений букв и тех звуковых значений, которые

появляются у букв в тексте, разработана теория основных и

Бодуэн де Куртенэ И. А., Об отношении русского письма к

русскому языку, СПБ, 1912;

Гвоздев А. Н., Основы русской орфографии, в его кн.:

Избранные работы по орфографии и фонетике, М., 1963;

Волоцкая З. М., Молошная Т. Н.,

Николаева Т. М., Опыт описания русского языка в его письменной

Балинская В. И., Графика современного английского языка,

Топоров В. Н., Материалы для дистрибуции графем в

письменной форме русского языка, в кн.: Структурная типология языков,

Вахек Й., К проблеме письменного языка, пер. с нем., в кн.:

Пражский лингвистический кружок, М., 1967;

Макарова Р. В., Понятие графики и графемы, в кн.: Система и

уровни языка. М., 1969;

Яковлев Н. Ф., Математическая формула построения алфавита

(опыт практического приложения лингвистической теории), в кн.:

Реформатский А. А., Из истории отечественной фонологии. Очерк.

Хрестоматия, М., 1970;

Маслов Ю. С., Заметки по теории графики, в кн.: Philologica. Исследования по языку и литературе. Памяти

академика В. М. Жирмунского, Л., 1973;

Осипов Б. И., История русской графики, в кн.:

Фонетико-орфографический сборник, Барнаул, 1974;

Ветвицкий В. Г., Иванова В. Ф.,

Моисеев А. И., Современное русское письмо, М., 1974;

Амирова Т. А., К истории и теории графемики, М., 1977

её же, Функциональная взаимосвязь письменного и звукового

Опыт совершенствования алфавитов и орфографий языков народов СССР,

Щерба Л. В., Теория русского письма, Л., 1983;

Зиндер Л. Р., Очерк общей теории письма, Л., 1987

Графика (от греч. γράφω «пишу»)

а. Совокупность начертательных средств письма, включающая графемы, диакритику и пунктуацию.

б. Система соотношений между графемами и фонемами в фонетическом письме.

в. Раздел языкознания, изучающий это соотношение.

Сколько графем в русском языке

В кхмерском письме два регистра знаков передают фонации (незначительные изменения гласных), в тайских письменностях они передают тоны. В новой письменности лы все графемы алфавита получили два написания (для первого и второго регистров). В остальных письменностях некоторые графемы имеют только одно написание (для одного регистра).

В лы: Сколько графем в русском языке

Английский ученый У.М. Флиндерс Питри выдвинул гипотезу о происхождении письменности из доисторических геометрических меток. Исследователи также отмечают неожиданный успех т.н. миссионерских алфавитов, построенных на базе простейших знаков (индейцы кри, эскимосы Баффиновой земли, мяо, лису).

Крайне геометризированнный монгольский алфавит соёмбо был составлен из простых знаков (треугольников. полумесяцев, точек. )

Выделение гласной в слоге может также осуществляться при помощи других приемов:

▪ Трансформацией знака для согласного (вытягиванием или искажением отдельных элементов графемы. В эфиопском письме Сколько графем в русском языке— бэ, Сколько графем в русском языке— ба, Сколько графем в русском языке— бе:

▪ Образованием лигатур типа С+Г:

Сколько графем в русском языке

▪ Утратой матрики (элемента, присущего почти каждой графеме) как например, в телугу письме, Сколько графем в русском языке− йа, Сколько графем в русском языке− йи.

В русском письме силлабограммами можно считать буквы ё, е, ю; в украинском еще ї [ji]. В абхазской и адыгейской кириллице все графемы для гласных представляют собой неустойчивый сонорно-вокалический комплекс (е = йа, ай; и = йы, ый; о = ўа, аў; у = ыў, ўы). Например, в адыгейском: ащыгъум [ащыгъуым], эхи [эхый].

Грамматология, соприкасаясь с областями естествознания, способна дополнить наши знания о происхождении жизни. Так, например, улавливается глубинное строение алфавита с генетическим кодом (актуальной становится дилемма: является ли способность к письму врожденной, существует ли «ген письма»?), а сами графемы − с фрактальными или кристаллическими структурами. Процесс зарождения знаков (семиозис) некоторые исследователи пытаются увязать с проблемой физического вакуума и созданием вероятностной математической модели письма. Существует задача − «оцифровать» все богатство существующих письменностей мира (См. Юникод) и создать механизм классификации всего «массива знаков» (письменные системы в этой связи представляются интегралом, а отдельные графемы − дифференциалами).

а. Избыточность на системном уровне. Любая небуквенная система письма считается избыточной. Латинское письмо в этом отношении считается условно идеальным. Телеграфные коды системно недостаточны, поскольку в них один звук устойчиво передается несколькими знаками.

б. Избыточность на графемном уровне. Подразумевает наличие некоторого числа графем, передающих одинаковое значение (звук, слог, понятие). Напр. в кириллице звук «и» мог передаваться тремя буквами «і, и, v», в греческом письме «ι,η,υ». Недостаточность на графемном уровне подразумевает наличие синографов.

в. Избыточность на субграфемном уровне. Неоправданно сложные графемы письма могут считаться избыточными. Так из трех близких письменностей (кириллица, латиница и греческое письмо) наиболее избыточно первое, хотя здесь удачно передано соответствие между графемой и фонемой. В греческом письме графемы составлены более экономно (не более четырех элементов в графеме. Теоретически можно было бы ограничиться и меньшим числом элементов).

2. Взаимозаменяемые буквенные знаки: а) печатная или рукописная; б) строчная или заглавная.

1) В моделировании языка: элемент, используемый в системе объектов для связи вершин и ребер, соединяющих пары объектов.

2. Система объектов произвольной природы (вершин) и связок (ребер), соединяющих некоторые пары этих объектов.

1) Один из конститутивных (дифференциальных) признаков графемы (буква и состоит из трех палочных графов);

(др.-греч. γραφη начертание) Раздел текста, рубрика, пункт.

потенциальный термин, обусловленный кодовым характером «аллоэмической» терминологии и соответствующий в графематическом плане фоне, морфе, семе и т.п.

2. Взаимозаменяемые буквенные знаки:

а) печатная или рукописная;

б) строчная или заглавная.

традиция исследования языка, сложившаяся и

существовавшая в культурном ареале Арабского халифата в 7-14 вв.

А. я. т. зарождается на Ближнем Востоке в период становления науки об

арабской словесности; в её создании и развитии принимают участие

представители разных народов; она складывается на основе научных

трактатов, посвящённых классическому арабскому языку и написанных исключительно на

этом языке. Возникшая в результате эмпирического изучения классической

арабской речи (поэтической и прозаической), А. я. т. характеризуется

практической направленностью. Её становление относится ко времени

объединения арабских племён в единое государство, когда возникает

необходимость социального функционирования языка, общего для всех

сферой его функционирования во всех отраслях общественной жизни

Арабского халифата, когда обучение языку Корана и сохранение его

чистоты приобретают особое значение.

А. я. т. получает начало в единой науке об арабской словесности и

выделяется как самостоятельное учение о грамматике и лексике классического арабского языка и об арабской

риторике в результате дифференциации

филологических исследований. Традиционная теория арабского языка

разрабатывается и развивается в басрийской (г. Басра), куфийской

(г. Куф), багдадской (г. Багдад), андалусской (Испания) и

египетско-сирийской филологических школах.

В 7 в. описанием отдельных грамматических явлений арабского языка

занимается басриец Абу-ль-Асуад ад-Дуали أبو الأسود

الدؤلي, которому принадлежит введение в арабское письмо дополнительных графических знаков

для обозначения гласных фонем, служащих для выражения словоизменения. К этому времени относится также

деятельность Насра ибн Асыма نصر بن عاصم и Яхьи

ибн Ямары يحيى بن يعمر, которые создали системы

сходных по начертанию арабских графем.

В 1‑й половине 8 в. басрийские филологи Ибн Аби Исхак аль-Хадрами

بن أبي اسحاق الحضرمي, Иса ибн Умар ас-Сакафи

عيسى بن عمر الثقفي и Абу Амр ибн аль-Алла أبو عمرو بن العلاء разрабатывают основы

описательного анализа норм классического арабского языка; 2‑я половина

8 в. характеризуется становлением теории арабского языка как

самостоятельного раздела филологической науки. Важную роль в

формировании проблематики и методики традиционного арабского языкознания

сыграл басриец аль-Халиль ибн Ахмед الخليل بن

стихосложения, в свете которого моделируются не

только просодические явления собственно

поэтической речи, но и факты, относящиеся к ритмическому и морфологическому построению арабского слова, где

Аль-Халилю принадлежит словарь «Книга айна», начинающийся с графемы

«айн», поскольку слова в нём расположены по артикуляционным характеристикам содержащихся в

них корневых согласных в последовательности: гортанные, язычные, зубные

и губные; подобный принцип классификации звуков дал основание

предположить возможность влияния индийской

языковедческой традиции. Аль-Халиль различал 3 аспекта анализа и

описания фонетического явления: исходные

характеристики, позиционные варианты и изменения звуков,

происходящие в процессе образования грамматических конструкций; учёный

усовершенствовал знаковую систему обозначения кратких гласных фонем,

введя в арабское письмо так называемые огласовки, сохранившие

употребление и поныне при записи Корана, поэтических и учебных

К этому же времени относится возникновение куфийской школы,

основоположником которой считается Абу Джафар Мухаммед ар-Руаси,

создавший, по свидетельству арабских филологов и библиографов, первую

куфийскую грамматику арабского языка; ему же приписывают трактат «Книга

о единственном и множественном числе».

грамматику классического арабского языка, которая даёт систематическое

изложение норм языка и, судя по имеющимся в ней многочисленным ссылкам,

отражает концепцию и результаты исследовательской работы предыдущих

поколений филологов, в первую очередь аль-Халиля ибн Ахмеда. В А. я. т.

вырисовываются основные аспекты грамматического анализа языка: ан-нах̣в

учение о словообразовании и фонетических

изменениях, происходящих в процессе образования грамматических

конструкций, или махаридж аль-хуруф مخارج

При анализе и описании словообразовательных процессов широко применяется

метод моделирования, разработанный в теории аруда; отсюда построение

системы словообразовательных моделей, известных в арабистической

литературе под названием породы.

Словоизменительные явления изучаются с точки зрения как формы, так и

значения; установление нормативности словоформ

сопровождается выявлением их собственно языковой (функциональной) семантики.

К концу 8 в. относится деятельность филолога аль-Кисаи, который в

значит, степени определил исследовательские принципы куфийской школы. Из

его работ до нас дошел «Трактат о грамматических ошибках в речи простого

В конце 8-9 вв. басрийские филологи аль-Ахфаш аль-Асуат, Абу Усман

аль-Мазини, аль-Мубаррад, куфийские филологи Абу Закария Яхья ибн Зияд

аль-Фарра, Ибн ас-Сиккит, ас-Салаб и другие занимались

комментированием «Книги» Сибавейхи. Зарождается арабская лексикография; появляются

«Классифицированная устарелая лексика» Абу Убейда, словари диалектной лексики, в т. ч. и древнеарабской.

Оживлённо обсуждаются вопросы грамматики, о чём свидетельствуют

споры, возникавшие между представителями басрийской и куфийской школ,

отразившиеся, в частности, в работе багдадского филолога Ибн аль-Анбари

«Беспристрастное освещение вопросов разногласия между басрийцами и

куфийцами», где автор рассматривает 121 проблему. Споры эти, однако, не

затрагивают концептуальных основ А. я. т.; общими остаются основные

принципы анализа языка: объектом исследования является арабская

поэтическая и прозаическая речь в устной и письменной формах, а

формы, соответственно описываемые в терминах аль-бина̄ʼ البناء (основообразование) и аль-ʼиʻра̄б الإﻋﺮﺍﺏ (словоизменение). Изменяемые слова подвергаются

формальному и функциональному анализу, в процессе которого

выявляются факторы, обусловливающие функционирование словоформ.

Нормативность языковых форм и их употребления определяется на основе

ас-сама̄ʼ السماع (отмеченности в арабской речи) и

ал-к̣ийас القياس (закона аналогии). Часть споров между басрийцами и

куфийцами относится к оценке степени правомерности применения метода

аналогии для выведения грамматического правила.

К началу 10 в. окончательно устанавливаются понятийный аппарат и

терминология грамматического анализа, основные положения грамматической

теории приводятся в систему. Этап формирования арабских

грамматических учений как самостоятельного раздела А. я. т.

завершается. Это способствует выделению лексикологических исследований в особую научную

дисциплину (ʻилм ал-луг̣а علم اللغة).

В 1‑й половине 10 в. в багдадской школе развивается третье

направление А. я. т., связанное с развитием грамматических учений в

трудах Ибн Джинни, который в книге «Особенности арабского языка»

освещает наряду с грамматическими собственно лексикологические вопросы

связи слова и значения, словообразовательной структуры слова, значения

слова и его употребления. Ибн Джинни экспериментально определил, в каком количественном отношении реализован в лексике

арабского языка весь состав теоретически возможных сочетаний харфов.

Значительный круг языковедческих вопросов освещен в работах Ибн Фариса

(«Книга о лексических нормах», «Предания арабов о своей речи», «Краткий

очерк о лексике»), среди них вопросы об объёме словарного состава

арабского языка, о классификации лексики по употреблению, об исконной и

заимствованной лексике, о связи обозначающего и

обозначаемого, о прямом и переносном употреблении слова, об

В 11 в. вычленяются дисциплины, изучающие нормы выразительной речи.

Различаются 2 аспекта речеобразовательного процесса: соблюдение

правильности языковых выражений (аль-фас̣а̄х̣а الفصاحة) и достижение совершенства речевых образований

(аль-бала̄га البلاغة). Первое изучается науками о

адекватного (с точки зрения речевой ситуации и речевого намерения)

выражения смыслового содержания.

В 11-13 вв. продолжается работа по усовершенствованию описания

грамматики и лексики. Трактат аз-Замахшари الزمخشري «аль-Муфас̣с̣аль» المفصل

содержит подробное изложение арабской грамматики, работа Маухиба

аль-Джавалики الجواليقي «Разъяснение иностранных

слов» كتاب المعرب посвящена выделению

заимствований в арабском языке, работа ас-Салаби «Учение о лексике и

познание сокровенного в арабском» представляет собой словарь с

классификацией лексики на понятийной основе.

К этому времени относится и деятельность андалусской школы, среди

представителей которой Мухаммед ибн Малик, автор стихотворного

грамматического трактата «Тысячница», и Ибн Сида ابن سيده, составитель тематического словаря

«аль-Мухас̣с̣ас̣» المخصص, в предисловии к которому

он подробно освещает лексикологические и семасиологические вопросы.

После завоевания Багдада монголами и ослабления влияния арабов в

Испании центр арабской науки перемешается в Египет и Сирию. Значительные

языковедческие работы создают филологи 13 в. Ибн Яиш и Ибн аль-Хаджиб,

филологи 14 в. Ибн Хишам и Ибн Акиль и филолог 15 в. ас-Суюти, автор

работы «Лира словесных наук и их разновидностей», где собраны и изложены

взгляды представителей А. я. т. по различным проблемам арабской

грамматики и лексикологии.

Представители А. я. т. в Египте и Сирии направляют свои усилия

главным образом на комментирование ранних филологических

трактатов и более доступное изложение языковых норм в соответствии с

возрастающими масштабами обучения арабскому литературному языку. Это направление особенно

развивается в 19-20 вв., в период значительного подъёма в культурной

жизни арабских народов.

формировании которых известную роль играло наследие древнегреческих и

древнеиндийских традиций. А. я. т., в свою очередь, оказала влияние на

средневекового тюрколога, лексикографа Махмуда Кашгари; её методы

применялись ещё в 11 в. при составлении грамматики древнееврейского языка, определяли

филологические направления европейской арабистики, а ряд идей морфологического

исследования (понятия корня, внутренней флексии и аффиксации) были

заимствованы при некотором преломлении европейским языкознанием

18-19 вв. Моделирование просодического и словообразовательного

построения слова, анализ его лексического

значения, различение формы и значения и разграничение плана

содержания на смысловое и собственно языковое (функциональное)

значения, изучение высказываемого и адекватного ему построения

речевых образований, понимание взаимообусловленности высказывания и ситуативного контекста, анализ предложения в синтезе его формального и актуального членения относятся к

исследовательским идеям А. я. т., определившим её место в истории

Гиргас В. Ф., Очерк грамматической системы арабов, СПБ,

Звегинцев В. А., История арабского языкознания, М.,

Габучан Г. М., К вопросу об арабских грамматических

учениях, в сб.: Семитские языки, М., 1963;

Амирова Т. А., Ольховиков Б. А.,

Рождественский Ю. В., Очерки по истории лингвистики, М., 1975

Белкин В. М., Арабская лексикология. М., 1975 (лит.);

Flügel G., Die grammatischen Schulen der Araber,

Weil G., Die grammatischen Schulen von Kufa und

Абдель Хамид Хусейн, Грамматика, её предмет и метод, Каир,

Reuschel W., Al-Halīl Ibn-Ahmad, der Lehrer

Sībawaihs als Grammatiker, B., 1959;

Абд ар-Рахман ас-Сайид, Басрийская грамматическая школа, её

возникновение и развитие, Каир, 1968 (на араб. яз.; лит.);

Cartier M. G., Les origines de la grammaire

arabe, «Revue des études islamiques», 1972, № 40;

Шавки Дайф شوقي ضيف, Грамматические

школы, Каир, 1972 (на араб. яз.; лит.);

Саид аль-Афгани, Из истории грамматики, Бейрут, 1978 (на

оригинальное письмо, созданное Месропом Маштоцем около 406.

Возникновение армянского письма связано с распространением христианства,

принятого армянами в 301, и необходимостью создания богослужебной

литературы на армянском языке. Армянское письмо имеет фонетический характер. Первоначально алфавит

содержал 36 простых знаков, каждый из которых соответствовал

определённой фонеме. Комбинация знаков, как и

диакритика, не характерна для армянского письма.

Исключение составляют знаки ու (из ո + ու) для гласного [u] и և (из ե + ւ), произносимого как

[ev]. Оба знака в алфавите Месропа Маштоца отсутствовали. Примерно

после 12 в. в алфавит вводятся ещё две графемы:

знак օ [o] для дифтонга աւ [aw] и знак ֆ для

[f]. Последний введён ввиду появления множества заимствований, содержащих фонему [f]. С этими

изменениями письмена Месропа Маштоца употребляются и для современного

армянского языка. Буквы армянского письма (до перехода на арабские

цифры) имели также и цифровые значения: служили для обозначения чисел от

Вопрос об источниках и характере прототипов армянского письма не

получил однозначного решения. Общие принципы построения алфавита

Месропа Маштоца (направление письма слева направо, наличие знаков для

обозначения гласных, раздельное написание букв, их употребление в

значении цифр) указывают на вероятное влияние греческого фонетического письма. Предполагается,

что Месроп Маштоц мог частично использовать так называемые Данииловы

письмена (22 знака), приписываемые сирийскому епископу Даниилу;

возможно использование одного из вариантов арамейского письма, а также пехлевийского курсива.

Форма знаков армянского алфавита с течением времени подвергалась

различным изменениям. С 5 по 8 вв. употреблялось так называемое

унциальное письмо (еркатагир), имевшее несколько разновидностей.

курсивы. Определённое сходство с армянским письмом обнаруживает грузинское письмо (хуцури) и алфавит кавказских

Таблица армянского алфавита

* Последние две буквы являются позднейшим добавлением и в

месроповском алфавите отсутствовали.

Сколько графем в русском языке

Гипотетически первоначальные исходные формы

армянского алфавита (5 в.)

Ачарян Р., Армянские письмена, Ер., 1968 (на арм.

Абрамян А. Г., История армянского письма и письменности,

Корюн, Житие Маштоца, Ер., 1962;

Месроп Маштоц. Сборник статей, Ер., 1962 (на арм. яз.);

Севак Г. Г., Месроп Маштоц. Создание армянских письмён и

словесности, Ер., 1962;

Периханян А. Г., К вопросу о происхождении армянской

письменности, в кн.: Переднеазиатский сборник. Дешифровка и

интерпретация письменностей Древнего Востока, ч. 2, М., 1966;

армянского алфавита, «Изв. АН СССР. Сер. ЛиЯ», 1968, т. 27. в. 5;

см. также литературу при статье Армянский

один из монгольских языков, мёртвый язык киданей, обитавших в 4-12 вв. на

территории северо-восточного Китая и Монголии. На К. я. сохранились

эпиграфические памятники, относящиеся к эпохе киданьского государства

были составлены по образцу старокитайского иероглифического письма. Считается, что большое

письмо, созданное в 920, состояло из нескольких тысяч знаков, писавшихся

отдельно, однако конкретные сведения о нём отсутствуют. Все найденные

киданьские тексты выполнены малым письмом, введенным в 925 и

насчитывающим всего несколько сотен знаков.

Графические элементы киданьского письма, общее расположение графем, их конфигурация, направленность строк

сверху вниз и слева направо, а также основные принципы изменения знаков

письма и каллиграфии. Вместе с тем большинство киданьских знаков

отличается характером сочетаемости составных

элементов при написании той или иной графемы в целом. Киданьское

письмо, в отличие от китайского, является силлабическим: в нём неделимая

графическая комбинация элементов (от 2 до 7) образует своеобразный

блок, соответствующий слогу или слову, одно- и многосложному. Другая специфическая

передаются обычно полиграммами, т. е. целой группой взаимосвязанных

между собой графических компонентов, написанных в форме прямоугольника,

треугольника и т. п. Однако некоторые знаки, будучи идеограммами, могут стоять отдельно.

В результате дешифровки киданьских текстов

малого письма 11-12 вв. составлен полный каталог графем и их аллографов,

подготовлены прямой и обратный словари полиграмм

с учётом расположения их инициальных и финальных элементов.

Формально-функциональный анализ компонентов графем выявил агглютинативность строя К. я. и постпозитивный

характер его агглютинации. Машинная обработка

киданьских текстов, а также сравнительный анализ морфологических явлений и моделей словоизменения в киданьском и монгольском языках подтвердили гипотезу о

принадлежности К. я. к монгольским.

Знаки киданьского письма

Сколько графем в русском языке

Рудов Л. Н., Проблемы киданьской письменности, «Советская

этнография», 1963, № 1;

Таскин В. С., Опыт дешифровки киданьской письменности,

«Народы Азии и Африки», 1963, № 1;

Предварительное сообщение о дешифровке киданьского письма, М.,

Материалы по дешифровке киданьского письма, кн. 1-2, М., 1970;

Кара Д., Книги монгольских кочевников, М., 1972;

Tamura J., Kobayashi Y., Tombs and mural

paintings of Ch’ing-Ling Liao imperial mausoleums of 11th century A. D.

in Eastern Mongolia, v. 1-2, Kyoto, 1952-53;

Пэрлээ Х., Хятан нар, тэдний монголчуудтай

холбогдсон нь, Улаанбаатар, 1959.

письмо, графемы которого образуются совокупностью линий.

Противопоставляется рисуночному письму (см. Пиктография). К линейному письму относится,

например, алфавитное письмо. О линейном письме

[Автор статьи не указан]

буквенные письменности, распространённые в

древности в пределах Малой Азии (Турция), на островах Эгейского моря и в

прилежащих областях. По письменным памятникам известны алфавиты: фригийский (конец 8-3 вв. до н. э.) на

территории Древней Фригии (центр и северо-запад Анатолии),

4 вв. до н. э. из Лидии, Карии и Египта), «паралидийский» (одна

надпись 6 в. до н. э. из лидийского города Сарды), карийский, насчитывающий свыше 10 локальных и

хронологических вариантов (в Карии, Египте, Ионии, а также одна надпись

«паракарийский», известный по нескольким глиняным табличкам,

по-видимому, из Карии, а также по «кароидным» надписям из Эфеса,

Халкетора и Стратоникеи 7-2 вв. до н. э. (?). Возможно, сюда же

относится текст на остраконе (глиняном черепке) из Диосполиса Малого

(Египет). Ликийским алфавитом записаны

тексты 5-3 вв. до н. э. Надписи сидетским алфавитом из города

н. э. Вероятны находки в этих районах и других памятников, записанных

неизвестными до сих пор алфавитами. Древнейшие карийские и лидийские

тексты могут восходить, по крайней мере, к середине 7 в. до н. э., и при

этом они резко отличаются от соседних эолийских и ионийских

М. а. сильно различаются между собой как по числу знаков, так и по их

форме, а также по фонетическому значению

формально близких или идентичных знаков. Число букв во фригийском и

мизийском алфавитах около 20, в «паралидийской» надписи 18, в сидетском

не менее 25, в лидийском 26, в ликийском 29, в каждом из вариантов

карийского не более 35. В «паракарийском» отмечено более 45 различных

знаков, но этот факт может быть объяснён невозможностью ныне определить

как состав графем, так и их локальную и

До последнего времени господствовало мнение, что все алфавиты были

заимствованы у греков, но в каждом ареале подверглись соответствующей

модификации. Однако лишь древнефригийские надписи 2‑й половины 8 в. до

н. э., синхронные древнейшим греческим, очень близки архаическому греческому письму, особенно «западному». Наиболее

вероятной представляется гипотеза о том, что западносемитская

с невыраженными гласными была заимствована, в

основном независимо друг от друга, индоевропейскими народами Малой Азии, с одной

греческих алфавитов (из которых «западные» заметно ближе малоазийским),

а также фригийского было финикийское

письмо (однако в варианте, отличном от дошедших до нас алфавитов

Библа, Сидона и финикийских колоний), то М. а., возможно, восходят к

другим вариантам древнесемитского квазиалфавита, содержавшим значительно

большее число графем и графических вариантов, чем финикийский, и,

возможно, распространённым в Палестине и северной Аравии. Использование

семитских знаков для фарингальных, ларингальных и велярных спирантов, а

также сонантов в фонетическом значении чистых гласных могло произойти у

этих народностей в значительной мере параллельно. Особенно наглядно это

видно в карийских, лидийских и «паралидийских» текстах, где в

хронологический ряд выстраиваются факультативные консонантные,

полуконсонантные и полностью огласованные записи (ср. подобные примеры в

этрусских и иных италийских текстах), например карийское msnr, msnar

и mesnar. Показательно, что многие графемы М. а. находят ближайшие

формальные и фонетические аналогии в южносемитских, а не в

северносемитских квазиалфавитах (ср. лидийскую l из южносемитской

«ламеда», ликийскую χ из южносемитской «хета» и т. д.). Локальные

греческие и территориально смежные М. а. непрерывно взаимовлияли, а

заимствования шли в обе стороны (ср. появление в некоторых греческих

алфавитах «беты» в форме N). Такая интерференция

усилилась с 6 в. до н. э. в связи с возрастающей ролью эллинской

цивилизации; чётко видна графическая адаптация букв (вплоть до усвоения

«восточногреческих» графем) в памятниках ликийского и карийского языков

6-4 вв. до н. э. С другой стороны, сидетский алфавит, вплоть до времени

окончательного вытеснения его греческим, внешне резко отличался от

последнего. Можно предположить сознательную тенденцию отталкивания от

него: ср., например, графическое упрощение знаков для k, t, z в сторону

большего несходства с соответствующими греческими буквами. В эпоху

эллинизма все эти алфавиты вытесняются общегреческим ионийским (не

позднее 2 в. до н. э.). Дошедшие до нас более поздние тексты на

писидийском (1-2 вв. н. э.) и новофригийском (2-4 вв.) языках записаны

обычным греческим письмом того времени.

Сколько графем в русском языке

Языки Азии и Африки, т. 1, М., 1976;

Тайны древних письмён. Проблемы дешифровки, М., 1976;

Фридрих И., История письма, пер. с нем., М., 1979;

Гельб И. Е., Опыт изучения письма, пер. с англ., М.,

научная дисциплина, возникшая на стыке неврологии и лингвистики и изучающая систему языка в соотношении с мозговым субстратом языкового

поведения. Эпизодические наблюдения расстройств языкового поведения

при очаговых поражениях мозга известны с эпохи средневековья, но их

систематическое изучение началось во 2‑й половине 19 в. В отечественной

лингвистике интерес к фактам языковой патологии проявляли И. А. Бодуэн

де Куртенэ, В. А. Богородицкий, Л. В. Щерба и другие. Бодуэн де Куртенэ

исследовал афазию, исходя из представления о

индивидуальном мозговом центре») («Из патологии и эмбриологии языка»,

1885). Ряд высказанных им мыслей получил развитие у Р. О. Якобсона,

описавшего системные корреляции между строением

фонологических систем в языках мира, последовательностью их становления в

онтогенезе и распада в клинике афазий. В СССР развитие

нейролингвистических исследований базируется на работах А. Р. Лурия,

который на основе психологической концепции Л. С. Выготского о

социальном происхождении высших психических функций человека и успехов

отечественной физиологии (учение И. П. Павлова об анализаторах мозга и

теория П. К. Анохина о функциональной системе) разработал концепцию о

системном строении этих функций. Это позволило привлекать

лингвистический аппарат не только для описания расстройств языкового

поведения, но и для изучения их патогенеза.

Предметом нейролингвистических исследований чаще всего становятся афазии, проявления которых многообразны

и включают в себя фонологические, грамматические, лексические и семантические расстройства. Для нейролингвистики

представляют интерес и неафазические формы расстройств языкового

поведения: речевые агнозии и апраксии, дизартрии, алексии и аграфии.

Продолжают обсуждаться нейролингвистические представления о том, как

человек отражает действительность посредством органов чувств и

тактильно-кинестетического. Языковое отражение действительности, в

т. ч. распознавание речи, осуществляется в направлении от периферии

нервной системы (т. е. от рецепторов органов чувств) к её центральным

отделам. В каждом анализаторе различают два рода нервных структур:

структуры, проводящие комплексы раздражений от данного органа чувств к

коре головного мозга, где осуществляется элементарный анализ и синтез их

пространственно-временны́х параметров (сенсорные проекционные системы

мозга), и структуры, осуществляющие анализ и синтез тех же комплексов

раздражений в их знаковой отнесённости к

предметной действительности (гностические зоны коры). Третий «ярус»

составляют наиболее сложные по анатомической структуре области языковой

знаковых комплексов, поступивших от разных анализаторов мозга, и в

результате становятся возможными языковые обобщения, отвлечённые от

чувственной природы раздражений.

Языковое поведение, в частности порождение

речи, осуществляется в обратном порядке: от центра к периферии.

Речевые программы, сформулированные в зонах перекрытия мозговых

анализаторов, конкретизируются в зонах речевого праксиса и затем

реализуются с помощью механизма проекционных двигательных систем,

сопряжённых с органами речи (а также систем

реализации письменной речи).

В отличие от проекционных систем мозга (сенсорных или двигательных)

гностико-праксическая кора и зоны перекрытия корковых анализаторов

характеризуются функциональной асимметрией: систему языковых обобщений и

мышление в языковых понятиях принято коррелировать по преимуществу с

Очаговые поражения сенсорных проекционных систем клинически

обнаруживаются трудностями восприятия устных и письменных языковых

текстов в связи со снижением остроты слуха и зрения или с ограничением

воспринимаемых звуковых частот и полей зрения. Поражения двигательных

проекционных систем обнаруживаются различными дизартриями, при которых

нарушаются артикуляторные и просодические

средства выражения правильно построенных высказываний. Очаговые поражения гностических полей

коры могут обнаруживаться в виде речевых агнозий (слуховых, зрительных и

больные хорошо видят и слышат, но «не узнают» звуковой облик единиц

родной речи (речевая слуховая агнозия) или графемы письменных текстов (речевая зрительная

агнозия). В то же время языковые фонологические, грамматические и

лексические обобщения у этих больных сохранены, что и обнаруживается в

сохранённой способности говорить и писать. При этом больные с речевой

слуховой агнозией могут читать, а больные с речевой зрительной агнозией

понимают устную речь. При речевых апраксиях наблюдается обратная

картина: у больных нет двигательных расстройств, например параличей, но

они «не умеют» произнести слово или его написать; при этом понимание

речи окружающих и способность читать могут быть сохранены. Принципиально

иные расстройства языкового поведения возникают, когда поражаются

корковые зоны перекрытия анализаторов. В этих случаях развиваются

афазии; у больных расстраиваются все виды языкового поведения

(собственная речь, понимание речи окружающих, чтение, письмо,

понятийно-языковое мышление), хотя и по-разному при различных

локализациях очага поражения в пределах доминантного полушария: при

средневисочных очагах распадается способность фонологической и морфонологической дифференциации, что приводит

к смешению слов с близким фонемным или морфемным составом; при заднелобных очагах

происходит распад грамматической комбинаторики (морфемной и словесной) и

т. д. В то же время при афазиях оказываются нередко сохранёнными

возможности механического повторения услышанного или даже письма без

понимания смысла соответствующих текстов.

Важный для нейролингвистики материал дают наблюдения над языковым

поведением билингвов и полиглотов, страдающих очаговыми поражениями

мозга. Часто наблюдаются речевые диссоциации (когда больные утрачивают,

полностью или частично, владение одним языком при относительной

сохранности другого), а также случаи интерференции между разными языками (в виде

вкраплений элементов одного языка в речь на другом).

развиваются и изменяются параллельно с развитием теории неврологии и

лингвистики. Переносить лингвистические критерии в клинику следует

осторожно, ибо одни и те же по внешним проявлениям расстройства

языкового поведения могут быть результатом распада принципиально разных

организованной деятельности мозга. Только системный анализ

расстроенной функции (номинации, чтения, письма

и пр.), введённый в клиническую практику Лурия, может привести к

пониманию её языковой природы. Наиболее результативным является такое

исследование, которое основано на комплексных представлениях о

природе речевых расстройств, опирающихся на результаты и неврологии, и

Нейролингвистика возникла из потребностей клинической практики для

наблюдений над языковым поведением больного в разных условиях (беседа,

рассказы по картинкам, пересказы текстов, чтение, письмо, а также

применение специальных тестов; повторение серии специально подобранных

слов, составление предложений из заданных слов,

нахождение синонимов и антонимов к заданному слову и т. п.). К числу новых

методов изучения здорового и больного мозга относятся: метод

дихотического прослушивания вербального материала, ангиография в

сочетании с амитал-натриевой пробой, унилатеральные электрошоки,

стереотаксические операции и пр. Источником нейролингвистических

обобщений всё больше становятся и педагогические наблюдения, делаемые

в процессе восстановительного обучения больных с расстройствами

Разработка проблем нейролингвистики во 2‑й половине 20 в. испытывает

воздействие идей и методов психолингвистики,

нейропсихологии, нейрофизиологии, психоакустики, кибернетики и других

смежных наук. Таким образом, современная нейролингвистика представляет

собой один из аспектов комплексного изучения знакового поведения

Пенфильд В., Робертс Л., Речь и мозговые

механизмы, пер. с англ., Л., 1964;

Лурия А. Р., Высшие корковые функции человека и их

нарушения при локальных поражениях мозга, 2 изд., М., 1969;

его же, Основные проблемы нейролингвистики М., 1975;

Винарская Е. Н., Клинические проблемы афазии.

(Нейролингвистический анализ), М.. 1971;

Ахутина Т. В., Нейролингвистический анализ динамической

Baudouin de Courtenay J., Z patologii i

embriologii języka, Warsz., 1885.

Е. Н. Винарская, С. Н. Кузнецов.

единицы являются предметом транскрипции, различают транскрипцию

собственно звуковую («сегментную») и интонационную («суперсегментную»); с точки

зрения того, какие именно свойства звуковых единиц отражает

транскрипция, различают фонематическую и фонетическую транскрипцию; в зависимости от

способа представления характеристик звуковых единиц различают

аналитическую и синтетическую транскрипцию.

Основным принципом транскрипции сегментных единиц является

обязательное однозначное соответствие используемого знака и

транскрибируемого звука. Широко используемая транскрипция Международной фонетической ассоциации (МФА), а

также транскрипция, предложенная Л. В. Щербой, основаны на латинице. Для русского

языка чаще применяется транскрипция, основанная на русском алфавите. В таблице (см.) приведены согласные в транскрипции МФА (без группы так

называемых недыхательных согласных).

Сколько графем в русском языке

Транскрипция Международной фонетической ассоциации

Фонематическая транскрипция используется для передачи фонемного

состава слова или морфемы. При различной интерпретации фонемного

состава и транскрипция будет различной. Так, русские слова «год» и

«года́» в фонематической транскрипции московской

фонологической школы записываются /god/, /go′da/, в фонематической

отражать все фонетические особенности звуков. Так, при фонетической

транскрипции слов «год», «года́» необходимо отразить огублённость согласных перед гласным [o], дифтонгоидный

характер [o], меньшую степень раствора безударного гласного по

сравнению с ударным [a], придыхательность конечного [t] и т. д.

Для точного транскрибирования всех фонетических особенностей

например знаки долготы ¯ (над буквой), ː, палатализации ′, знак

продвинутости вперёд ⊢ и т. д.

Фонематическая транскрипция обычно заключается в косые или угловые

Наиболее распространёнными являются синтетические транскрипции, в

которых звуки отражаются как некие целые единицы. Попытки создать

аналитические транскрипции, в которых отражались бы отдельные артикуляционные характеристики (например,

А. М. Белла, О. Есперсена), не увенчались успехом, так как эти

транскрипции были громоздкими и практически неприменимыми. Современная

фонетическая транскрипция, являясь по существу синтетической, содержит

элементы аналитизма, поскольку включает использование диакритических

знаков, обозначающих отдельные дополнительные артикуляции.

Интонационная транскрипция используется для передачи основных

характеристик, формирующих интонацию синтагмы

или последовательность синтагм. Синтагматическое членение

обозначается одной чертой (/), пауза в

чёрточкой под строкой (‚).

При транскрибировании мелодического оформления высказывания единообразия нет. Так, в английской

транскрипции указывают и на характер движения тона на ударном гласном, и

на его положение по отношению к границам речевого диапазона. На

специальных тонограммах отмечаются основные мелодические

характеристики и частотное положение ударных и безударных слогов.

Применительно к русской интонации распространилась транскрипция,

предложенная Е. А. Брызгуновой. Фонологическая

конструкции) над гласным, являющимся центром синтагмы; например, предложение «Её зовут Наташа?» фонематически

транскрибируется: «Её зовут

движения тона на гласном центра, иногда указание на интенсивность. Эти

качества передаются специальными графическими средствами, например

чёрточками, стрелками, знаками паузы.

Зиндер Л. Р., Общая фонетика, М., 1979;

Светозарова Н. Д., Интонационная система русского языка,

средствами национального алфавита с учётом их произношения.

Практическая транскрипция основывается на правилах передачи графем или графических сочетаний одного языка

графемами или графическими сочетаниями другого языка, причём в отличие

от транслитерации эти правила должны

учитывать то, как графемы и графические сочетания произносятся в

каждом конкретном случае. Так, английское Berkeley должно транскрибироваться в текстах на

русском языке либо как «Беркли», либо как «Баркли», в зависимости от

произношения. Возможна также практическая транскрипция иноязычных слов

без обращения к их графической форме (например, в случае бесписьменного

языка), при которой используются правила передачи непосредственно

фонем или фонетических вариантов.

Существование различных правил или систем правил приводит к появлению

транскрипционных вариантов. Английская графема a, обозначающая фонему

/æ/, передаётся русскими буквами «а», «э» и «е», в результате чего англ.

Stanley [stænli] встречается в текстах на русском

языке то как «Станли», то как «Стэнли», то как «Стенли».

Одним из основных требований, предъявляемых к практической

транскрипции, является возможно более точное сохранение звукового

облика передаваемого слова, но наряду с этим практическая транскрипция

должна по возможности сохранять морфемную структуру слова, его

графические особенности (например, наличие удвоенных согласных),

фонемные противопоставления языка, которому принадлежит

передаваемое слово, а также обеспечивать легкость освоения этого слова и

т. д. Эти требования часто вступают в противоречие друг с другом,

вследствие чего одновременное соблюдение их всех невозможно. Выбор того

или иного требования в качестве основного обусловливает предпочтение

того или иного транскрипционного варианта.

Практическая транскрипция осуществляется строго на базе алфавита

данного языка без использования дополнительных знаков. При

практической транскрипции допускается неправильное или необычное

употребление графем и графических сочетаний, однако только в том случае,

если это не препятствует прочтению слова (так, при практической

транскрипции в русском языке допускаются сочетания графем, как правило

Практическая транскрипция используется в тех случаях, когда перевод

иноязычных слов невозможен или по каким-либо причинам нежелателен,

главным образом при передаче имён собственных и

терминов. В результате практической транскрипции

иноязычные слова, не будучи переведёнными, могут включаться в текст и

вообще функционировать как слова данного языка, т. е. они фактически

Термин «практическая транскрипция» впервые применён А. М. Сухотиным в

статье «О передаче иностранных географических названий», в книге

«Вопросы географии и картографии» (сб. 1, 1935).

Суперанская А. В., Теоретические основы практической

транскрипции, М., 1978;

Гиляровский Р. С., Старостин Б. А., Иностранные

имена и названия в русском тексте. Справочник, 3 изд., М., 1985.

Аспирация свойственна кельтским языкам. Так в древнеирландском письме она маркировалась надстрочной точкой, сейчас применяют диграфы: mh

, dh/gh [γ], bh [v], fh [ø], ch [x], th [h]/[ø]. В валийском аспирацией стали обозначать специфические звуки: ch [x], rh, th [θ], mh, nh, ngh. В албанском dh, th передают межзубные δ, θ (как в греческом); в английском эти звуки обозначаются одним диграфом − th.

Знак аспирации (точка снизу) ставится в ассирийском (несторианском) письме, отсутствие аспирации обозначается точкой сверху. Ср. в еврейском письме похожий знак «дагеш», который пишется внутри буквы: ph פּ, p פ; x כ, kx כּ; v ב, b בּ; sh שׁ, s שׂ.

Ш»Щ, В»Б, Х»Ж, Ч»Ц, Ь»Ы»Ѣ» Љ»Ъ, Λ»М»И, С»О»Э»℮.

г. Собственно генерация знаков посредством:

В тибетском письме (для передачи заимствованных из санскрита слов) церебральный признак звук получает за счет зеркальной оборачиваемости: Ƽ ta, ट ṭa.

Знаковая теория языка говорит о двух сторонах любого знака: формальное проявление (означающее) и истинное содержание (означаемое).

Важнейшим свойством графомантии считается ее практическая ценность. Буквой или их комбинацией можно воздействовать на конкретного человека или на событие. А также на основании букв имени (или какого-либо слова), путем подсчета букв, их перестановки, их числового и других значений делаются далеко идущие выводы.

а. Гематрия. Соответствующие буквам имени (или слова) числа складываются. Сумма этих чисел далее могла разлагаться на новые буквы, из которых складывалось новое слово. Например, для русского письма: Исус=10+19+21=50=5+0=5

б. Нотарикон. Слово представляется как аббревиатура (См.) каждая буква которого есть начала новых слов или даже целых предложений, связанных определенным смыслом. Например, Иисус=Истинный свет усмиренных страстей и т.д.

Каббалисты относились к Библии как зашифрованному тексту и изобретали множество методов его дешифровки. Каббалистическими методами живо интересовались итальянский гуманист Пико делла Мирандола и немецкий ученый Рейхлин, а также европейские оккультисты Агриппа Неттесгеймский, Парацельс, Вильгельм Постель, Роберт Флуд, Генрих Мор и Мишель Нострадамус. Каббалистика оказало влияние на взгляды Е. Блаватской, организовавшей Теософическое общество.

Следует также отметить египетский герметизм как один из источников Каббалы. Бог Тот (Джехути), соотносимый с римским Гермесом по преданию создал «Книгу дыхания и «Книгу мертвых».

Мистическое учение пифагореизма о 10 числах дошло до нас лишь в косвенных источниках и большей частью известно по афоризмам Пифагора (древнегреческого философа вероятно этрусского происхождения, жившего в 6 в. до н. э.) типа «Миром правят числа», «Всякое учение ровно на столько научно, на сколько в нем присутствуют числа». Пифагор делил числа на счастливые (нечетные) и зловещие (четные), ввел понятие «фигурных чисел», заложил основу нумерологии (науки о числах).

Из чисто азиатских графомантических систем наиболее упорядочена и откомментирована китайская. ВЗападном Китае на материале земледельческого фольклора к 7 в. до н.э. создается «И-Цзин» (Книга Перемен). И-Цзин связана с древнейшими китайскими гаданиями на панцире черепахи и на бараньих костях. По преданию Фу-Си создал первые 8 символов (триграммы ба-гуа), состоящие из трех прерванных либо сплошных линий, как воплощение извечной борьбы света и тьмы, нечета и чета. Триграммы вопреки норм китайского письма пишутся снизу-вверх. В более позднее время Вэнь-Ван, Чжоу-Гун и Конфуций наложили триграммы друг на друга и создали 64 гексаграммы (люшисы-гуа). Каждая гексаграмма «И-Цзин» выражает определенную жизненную ситуацию, развернутую во времени и с учетом ее постепенного развития. Особенность китайской графомантии в том, что здесь в технику гадания привлечено движение и изменчивость. (Сравните теорию вероятности и дифференциальное исчисление). Непосредственно гадание по «И-Цзин» основано на случайном выпадении четных и нечетных чисел.

Работой, развивающей идеи «И-Цзин» является «И-Линъ» (Лес Перемен) Цзяо-Хуна эпохи Хань. Здесь каждая гексаграмма рассматривалась по отношению к себе самой и всем остальным гексаграммам и содержала 64 стиха-толкования. Как подражание «И-Цзин» можно назвать «Тайсюаньи-ицзин» (Книга Великой Тайны) Ян-Сюна. Здесь фигуры составляются в 4 яруса из черт трех видов: целой, прерванной и дважды прерванной. Всего было 81 фигура (34=81). «И-Цзин большое влияние оказала на конфуцианство (и меньшее на даосизм и буддизм) а также на философскую мысль в целом (математику, политику, стратегию, теорию живописи, декоративное искусство и музыку)

Неявным подражанием «И-Цзин» является также древнетюркская шаманская «Книга гадания» (Ырк-Битиг), известная тувинцам, хакасам, алтайцам с 10 в. Книга содержит 65 стихов, которые иногда пытаются связать с орхоно-енисейскими рунами.

Собственная графомантическая традиция имеется в индийском тантризме, засвидетельствованном письменно с 8 в. Однако тантрическая (агамическая) графомантия плохо изучена современной наукой. (См. Философия и письмо). Наиболее интересны в данном контексте трактаты «Тантрасара», «Мантрика-ньяса» и «Джанарнава-Тантра».

В амхарский силлабарий сравнительно недавно добавлено 6 графем для лабиализованных слогов qwæ, kwæ, gwæ, ḫwæ, fwæ, ñwæ. В табасаранском языке Дагестана известны абруптивные (кIв, чIв), геминированные (ччв, ккв) и заднеязычные (хъв, къв, кьв, гъв), лабиалы.

Приемы модерации применяются в криптографии.

в. Сверху вниз ($) вертикальное, внизведомое письмо, к которому относят монгольское, пагба, китайское, ранджа. В Японии только в 1942 опубликовано распоряжение о правостороннем направлении строк.

г. Снизу вверх # (вверхведомое письмо. Очень архаично. Известно у берберо-ливийских и малайских народов. На сей день полностью исчезло). Считается, что такое направление строк было связано с культом предков (буквы писались «от земли») и гадательными системами (например, китайские гексаграммы).

д. Бустрофедон (См.) и зеркальный бустрофедон. Бустрофедоном писали египтяне и создатели протоиндийской культуры Хараппа (хотя, считается что чаще эти письмена имели левостороннее направление).

е. По спирали (знаки Фестского диска с о. Крит). Применяется в каллиграфии.

Любопытно, что о такой манере написания упоминает Дж. Свифт в своем фантастическом произведении «Путешествия Лемюэля Гулливера»:

«Лилипуты пишут не так, как европейцы − слева направо, не так. как арабы − справа налево и не так, как китайцы − сверху вниз, а как английские дамы: наискось страницы, от одного ее угла к другому».

Направление, как понятие ориентации, имеет важное значение в топологии (право- и левосторонние поверхности) и векторной грамматологии (Я≠R). Вместе с тем, пока не находит объяснение факт массовой праворукости и неразвитость левой руки. Однако неразвитость левых конечностей в биологическом мире не является безусловной: у некоторых видов крабов правая клешня заметно меньше левой. Кстати, большинство растений (например, вьюнок) завиваются влево (против часовой стрелки). «Правосторонних» представителей флоры меньшинство: хмель, жимолость, Myrsiphyllum asparagoides. И вовсе редкое явление, когда по неизвестным науке причинам (как у паслена кисло-сладкого) направление завивания меняется.

Л. Пастер показал, что при кристаллизации некоторые жидкости, кристаллы которых не имеют центра симметрии (не вращающие плоскость поляризации), выделяют в равных количествах т.н. энантиоморфные правые и левые кристаллы одного и того же вещества. Например, кристаллы кварца могут быть правыми и левыми. Этот феномен изучал Г.Вырубов.

В физике зафиксирована всего одна элементарная частица (К-мезон), которая «различает» прошлое и будущее; два направления времени для нее неравноценны, не симметричны. Здесь можно вспомнить и опыт Н. Козырева, который брал обычные рычажные весы и подвешивал к одному коромыслу вращающийся по часовой стрелке гироскоп, а к другому − чашу с гирьками. Когда гироскоп раскручивался в другую сторону, стрелка весов показывала, что гироскоп стал легче.

Человек, одинаково владеющий левой и правой рукой, называется амбидекстр. Итальянский психолог Ч. Ломброзо считал, что такие люди склонны к противоправным действиям. В клинической практике известны случаи, когда больной-левша полностью переходит на зеркальный способ письма (справа налево), уверяя при этом, что ошибается не он, а врач (как правило, в таких случаях меняются местами прошлое и будущее, и пациент способен предвосхищать события, частично утрачивая память).

В геральдике левая часть щита называлась синистер, а декстер. Левая и правая руки во многих языках имели отдельные названия. Так, в древнерусском шуица и десница; сидеть одесную (по правую руку) и ошуюю (по левую руку).

В горах Британской Колумбии обитает даху, редкое животное семейства собачьих, внешне напоминающих шакалов. В процессе эволюции у даху выработалось единственное в своем роде приспособление, облегчающее передвижение вдоль косогора: ноги у них на одной стороне тела короче, чем на другой. Есть два подвида этих животных, которые способны бегать только влево и только вправо; они практически не встречаются друг с другом.

Иногда палатальная нагрузка переносится на маркировку гласных (умлаут в немецком языке, в финском, эстонском, венгерском). Для чеченского языка используется «еревая препозиция»: ьала [äla].

Палатализация в баскском языке передает средство уменьшительности (димунатив): zakur [сакур] «собака», txakur [чакур] «собачка».

В 1928 А. Байтурсунов нашел гениальный способ приложения реформированного арабского алфавита к казахскому языку. Поскольку этот язык обладает сингармонизмом (несколько огрубляя ситуацию, можно сказать, что в словах могут только гласные одного ряда), он предложил перед каждым словом ставить знак, аналогичный скрипичному или басовому ключу в нотах, показывающий. к переднему или заднему ряду относится слово; для каждой же пары гласных достаточно было одной графемы. Однако такое экономное решение неприменимо ни в казахской латинице, ни в казахской кириллице.

Руны можно рассматривать как своеобразный стиль или графический синдром, также характерен для силлабариев Суматры (реджанг, лампонг, батакский), архаического греческого алфавита, этрусского и целого ряда италийских абецедариев.

Кроме того, слоговая система письма имеет внутри себя подсистемы: регистровую (кхмерскую) и т.д. (См. Силлабограммы)

Слитное письмо (курсивное, безотрывное). Графемы при таком письме безотрывно соединяются с соседними как справа, так и слева. (Например, русский, греческий, латинский курсивы). В слитном письме формы букв значительно упрощаются, может меняться направление строк (монгольское письмо, насталик в Иране) появляется наклон, аллографы, лигатуры, увеличивающие скорость письма (См. Стенография). Слитное письмо может быть в некоторых случаях единственной формой национальной графики (арабское, монгольское, сирийские письмена). Сплошная матрика в деванагари создает впечатление безотрывности письма. К слитным письменам приближается телугу.

Если две (или более) формально различные графемы происходят из одной, то они наз. гомеоморфами: Aaα>α. Образование из одной формы буквы другой наз. вариативной способностью. Т.е. в некоторых случаях можно с большой долей вероятности сделать вывод о невозможности топологического перехода от одной формы буквы к другой: W ≠ О ≠ Т

Гомеоморфами не обязательно должны быть буквы родственные фонетически: еэ, но C>O>Q>Ω

Каждую букву любого алфавита можно разбить на некоторое число элементов, количественное выражение которых назовем сложностью. Например, сложность буквы «А»=3, а «С»=1. Как правило, знаки в алфавите имеют переменную сложность, колеблющуюся от 1 до 5 и более. У разных алфавитов свой диапазон сложности:

Практически нет такого алфавита, где бы знаки имели постоянную сложность. Постоянная сложность знаков служит показателем искусственности письма (тому пример телеграфный код, стенография, огам) Обычно, в алфавите самых простых знаков примерно столько же, сколько и самых сложных, но и тех, и других гораздо меньше, чем знаков средней сложности (3-й или 2-й)

Если построить графическую зависимость количества алфавитных знаков от сложности, то получится функция, напоминающая параболу типа:

В слоговых системах письма (силлабариях) сложных знаков больше, чем в буквенных системах. Более того, по одной букве алфавита с определенной долей вероятности можно предугадать вид письма (слоговой, буквенный или иероглифический)

Очень много сложных знаков в глаголице, где диапазон сложности от 1 до 7 (не указывает ли это на остаточные явления слоговой системы?)

Параболические зависимости родственных (гомеоморфных) алфавитов теоретически должны совпадать, что особо хорошо заметно на примере латинской, греческой и кириллической письменностей.

Эндемики (от греч. ενδήμος «местный», термин заимствован из биологии) − буквы, встречающиеся только в одном или нескольких национальных письменностей, входящих в большую семью единообразных графических систем (латиница, кириллица, арабица, китайская иероглифика и некоторые индийские письменности). Эндемики можно рассматривать как маркеры национальной (при этом иногда нарочитой) самобытности. Так, в 1990-е в белорусском Полесье был провозглашен ятвяжский микроязык, в алфавит которого специально введена графема j для отличия от других славянских наречий.

В саамской латинице эндемиками является Ŋ (ŋ) [нг], ŧ [θ], в эстонской õ [ы], голландской ÿ [ий], лужицкой ź [зь], шотландской ȝ [з] (используется в именах собственных: Manȝies) «йох», немецкой «эс-цет» ß, албанской и кашубской ё [ы], французской, турецкой, албанской и португальской ç «седиль», в румынской ţ [ц], î [ын], ǎ [э], шведской, датской и норвежской å, датской æ, ø, исландской þ [θ] «торн», ð, эсперанто ĉ, ŝ, литовской ė, į, латышской ģ, ķ, ļ, ņ, ŗ (палатальные согласные), чешской ů, ĕ, ň, ď, хорватской đ [джь], словацкой ŕ [рр], ĺ [лл], венгерской ő, ű (долгие умлауты), турецкой ş [ш], ı [ы] (в отличие от i [и]), азербайджанской ə, в польской ż [ж], ł [л] (в отличие от l [ль]), в мальтийской ċ [ч], ġ [дж].

Эндемичными могут быть сочетания графем: в каталонской латинице l.l [лл] (в отличие от ll [ль]), в бретонской c’h [х] (в отличие от ch [ш]), албанской xh [дж], вьетнамской tr [ч], ch [ть], gi [зь], китайской zh [чж], шведской sj [ш], kj [ч], tj [щ], венгерской cs [ч], sz [с], zs [ж], ретороманской tsch [ч].

В белорусской кириллице эндемична ў, в украинской є, ї (йотированные гласные), ґ [г] (в отличие от г [γ]), македонской ђ, ћ, џ, ј, ѓ, ќ, s [дз], в абхазской ҕ [γ], ҟ [kh], ҧ [ph], ҩ [yu], ҽ [tʂh], ҿ [tʂ], ӡ [dz], в осетинской æ, в чувашской ҫ [сь], коми ӧ, в русской э, й, ё.

Можно говорить об эндемичности произношения, когда распространенные буквы звучат необычно: в валийской латинице w [ū], в литовской е [я], в албанской х [дз] и q [ч], во вьетнамской d [з], в китайской ü [юй], r [ж], в португальской x [ш], q [ч], в венгерской s [ш], в турецкой c [дж]. В африканском языке коса q, x, c означают щелкающие звуки (кликсы). В кириллице: украинская и [ы], е [э], болгарская щ [шт], белорусская ч [тш].

Иногда отличительным признаком становится отсутствие одной или нескольких букв, широко распространенных в родственных алфавитах. Например, в испанской латинице отсутствует буква K, а в ирландской − K, Q, X, Y, Z.

Если говорить об арабском письме, то много эндемиков в алфавите пушту, в синдхи для передачи имплозивов применяют арабские буквы с четырьмя точками: ﭣ ﭤ ﭮ ﭰ ﭱ ﭛ ﭜ

В деванагари эндемична буква ळ [л̣], которая раньше применялась в ведийском языке, а теперь в маратхи; для неварского силлабария характерна лигатура च्व [чва], редкая для хинди. В ассамском письме используется две модифицированные бенгальские графемы ৰ [ра], ৱ [ба].

Иероглифы, изобретенные в Китае, Вьетнаме и Корее, и не известные китайцам также можно считать эндемичными.

Эндемичны по большому счету армянский, грузинский и глаголический алфавиты.

В противоположность эндемикам знаки-космополиты, встречающиеся в подавляющем большинстве письменностей. Таковы, например, точка и буква «о»

Источник

Видео

Уроки русского. Фонемы и морфемы.

Уроки русского. Фонемы и морфемы.

Как разбирать иероглиф на графемы?

Как разбирать иероглиф на графемы?

Гласные в русском языке. Фонемы и аллофоны / Russian Vowels

Гласные в русском языке. Фонемы и аллофоны / Russian Vowels

Как запомнить падежи русского языка легко и весело?

Как запомнить падежи русского языка легко и весело?

Русский язык для иностранцев. Урок 2. Произношение русских букв

Русский язык для иностранцев. Урок 2. Произношение русских букв

Китайские иероглифы. 214 иероглифических ключей. Графемы.

Китайские иероглифы. 214 иероглифических ключей. Графемы.

Русский язык Гласные Согласные буквы и звуки видеоурок Правила по русскому языку

Русский язык Гласные Согласные буквы и звуки видеоурок  Правила по русскому языку

ВСЕ ПАДЕЖИ РУССКОГО ЯЗЫКА В ОДНОМ ВИДЕО

ВСЕ ПАДЕЖИ РУССКОГО ЯЗЫКА В ОДНОМ ВИДЕО

Урок 2. Фонемы. Принцип тождества и различия.

Урок 2. Фонемы. Принцип тождества и различия.

Фонетика. Фонетический разбор слова | Русский язык ЕГЭ, ЦТ

Фонетика. Фонетический разбор слова | Русский язык ЕГЭ, ЦТ
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.