Священник служит на арамейском языке + видео обзор

СЕРАФИМ (БИТ-ХАРИБИ)

Священник служит на арамейском языке
Схиархим. Серафим (Бит-Хариби)

Серафим (Бит-Хариби) [1], схиархимандрит, настоятель Старо-Кандского монастыря Тринадцати Сирийских отцов, духовник православной ассирийской общины в Грузии

В детстве упал внутрь бетономешалки и еле выжил, почти лишившись конечностей. Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляске, потом с трудом ходил на костылях. Впоследствии стал заниматься спортом, получил чёрный пояс и второй дан, стал четырёхкратным чемпионом Грузии по восточной борьбе.

В Грузии проходил служение в армии. Женился, у четы родилось трое детей.

Когда в 2001 году его жена, будучи на восьмом месяце беременности, тяжело заболела, врачи заявили что её спасти невозможно, а нужно думать о спасении жизни ребёнка. После того как жена провела десять дней в больнице в критическом состоянии, муж забрал её, как безнадёжно больную. Он отвёл её на могилу преподобного Гавриила (Ургебадзе), где обратился к старцу с молитвой об исцелении жены и спасении ребёнка. В то время он дал святому обещание стать монахом, если молитва будет услышана. На второй день после этого, за одну ночь, жена стала быстро поправляться, и у родителей благополучно родилась дочь Кетевана.

После чуда позабыл о своём обещании. По выздоровлении жены уехал в Киев, где открыл спортивную школу. Но, как он рассказывал, «нервы у меня сдавали, сердцебиение усиливалось [. ] я решил сменить работу, [но] об обете своем не помнил» [2].

Впоследствии так и случилось. 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, на Украине, он был пострижен в монашество. Потом принял великую схиму с именем Серафим. Подвергался побоям за попытки проповедовать среди сектантов. Собирался уйти Святую Гору Афон.

В 2008 году был представлен патриарху Грузинскому Илии II, который пригласил его остаться в Грузии и стать пастырем для ассирийцев в селе Старая Канда (Дзвели Канда) Мцхетского муниципалитета. Принял патриаршее благословение и в 2010 году был рукоположен в сан диакона в Грузии.

Приложил много трудов для воцерковления села Дзвели Канда: проводил ежемесячные беседы на разные темы, приглашал молодёжь в храм. Стал служить на арамейском языке, близком для ассирийцев, что сыграло большую роль в привлечении в его приход ассирийцев с разных концов Грузии. Вместе с собранным им хором стал составлять и записывать новые полифонические песнопения, которые быстро получили широкую известность и признание. Под его началом в селе был возведён большой храм во имя Тринадцати Сирийских отцов при котором был учреждён монастырь.

Использованные материалы

[1] Фамилия также иногда приводится как Битбунов.

Источник

Православная Жизнь

Беседа с схиархимандритом Серафимом, служащим на языке Христа

Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский – святые сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века.

Они учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность.

В Грузии, в 25 километрах от столицы находится ассирийское село Канда, где в монастыре в честь тринадцати святых ассирийских отцов служит ассирийский схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Он второй священнослужитель в мире, который служит Божественную литургию на арамейском (язык, на котором говорил Христос Спаситель) языке. До этого на этом языке богослужение совершалось только в сирийском городе Маалюля. О том, как он выбрал этот путь и как стал священнослужителем, с корреспондентом портала Православие.Ru беседует батюшка Серафим.

– Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, как вы распознали Бога и как стали монахом – ведь у вас была семья и трое детей.

– Когда мне было 10–11 лет, мама подарила мне детское Евангелие, которое я прочитал несколько раз, но тогда для меня это была красивая сказка, потому что всегда сомневался в существовании Бога. А когда я уверовал в Бога, то принял монашество. У меня была семья и трое детей. В 2001-м году моя жена тяжело заболела. Она была на восьмом месяце беременности. Врачи не оставляли нам надежды на спасение, они открыто сказали, что её спасти невозможно, что нужно думать, как спасти ребёнка.

На могиле старца я обратился к нему: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю, помолись перед Богом о том, чтобы моя жена и мой ребенок остались живы»

Проснувшись утром я не узнал свою жену: она очень опухла, и врачи не смогли поставить диагноз. Гемоглобин упал до сорока. Ее срочно госпитализировали. В течение 10 дней её положение было критическим. Потом я забрал её из больницы, так как уже ни на что не надеялся. Тогда я отвёл её на могилу старца Гавриила (Ургебадзе, ныне канонизирован как преподобный Гавриил, исповедник и юродивый). Мы пришли, и я обратился к старцу. Я говорил, как мог, как умел. Я сказал: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю тебя, помолись перед Богом о моей семье, чтобы роды моей жены окончились благополучно, чтобы и она, и ребёнок остались в живых. Если ты мне в этом поможешь, обещаю, что я брошу всё и стану монахом». На второй же день свершилось чудо – она пошла на поправку. Это произошло всего за одну ночь – с вечера до утра. Я понял, что так и должно было быть, чтобы я прошёл этот путь. Конечно, и Богу не нравится наше мучение – Он же есть любовь. Но, должно быть, эти искушения были нужны нам.

Впоследствии, конечно, я позабыл свои обещания. Тогда я занимался спортом и был четырёхкратным чемпионом Грузии по восточной борьбе, у меня чёрный пояс и второй дан. Президент Федерации совсем недавно узнал, что я уже священнослужитель, они приехали и присвоили мне третий дан. Это, конечно, радует меня, но уже ничего не значит.

27-го числа появилась на свет моя дочка – Кетеван. После выздоровления жены я уехал в Киев и открыл там спортивную школу. Но нервы у меня сдавали, сердцебиение усиливалось. Тогда я решил сменить работу, об обете своем не помнил, таким образом шла моя жизнь.

Матушка Ксения ударила меня палкой: «Я ведь попросила у вас благословение!»

Я часто ездил в Свято-Троицкий Ионинский монастырь в Киеве, где была икона святого Георгия, написанная грузинским иконописцем. Все грузины обычно там и собирались.

Однажды, выйдя из монастыря, я на тропинке встретил матушку Ксению. Она была белоруска по национальности, передвигалась с палкой, очень плохо видела и плохо слышала. Но она была прозорливой. Я тогда был молодым парнем в джинсах, с сигаретой в руках, гулял так, ради удовольствия, а она шла навстречу мне. Когда я проходил мимо неё, она сказала: «Благословите, отец Серафим. » Я даже не посмотрел в её сторону, так как подумал, что сзади идет какой-то отец Серафим, и она у него просит благословение. Я продолжил свой путь, но тут она с такой силой ударила меня палкой по голове, что я упал.

– Госпожа, что вы делаете? Как вам не стыдно? – сказал я. На ней не было монашеского одеяния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попросила у вас благословение, – ответила она.

Я подумал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас благословить? Вот монастырь, идите и попросите благословение у монахов, я же простой мирянин, и иду своей дорогой.

– Нет, ты Серафим. Бог избрал тебя в твоём роде, ведь у тебя больше нет ни брата, ни двоюродных братьев (она подразумевала мужчин), все умерли.

Матушка Ксения сказала, что я буду тем, кто молится за свой народ, что такова воля Божия

Я был очень удивлён ее словами, потому что был больше реалистом, чем мистиком. А она сказала, что я буду тем человеком, который будет молиться за свой народ, что такова воля Божия.

После этого моя жизнь очень изменилась. Я начал видеть разные сны. Позже я ещё раз встретился с матушкой Ксенией, и она повторила мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умоляю, матушка, объясните, – просил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семейства, у меня трое детей, уже поздно мне становиться монахом.

– Ты сам поймёшь, – ответила она.

– А когда это будет? – спросил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Украине, 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, я действительно стал монахом (а потом и схимником). А в 2010 году, по благословению Святейшего Патриарха Илии II меня рукоположили в сан диакона. Это было уже в Грузии.

– А как вы познакомились со Святейшим Патриархом-Католикосом Илией?

– Я даже не думал, что когда-нибудь встречусь с ним. Это было в 2008 году. Настоятелем храма святого Дионисия тогда был архимандрит Серафим (Киконишвили). В последствии он принял схиму с именем Михаил. 11 октября 2013 года он преставился ко Господу. Это он познакомил меня со Святейшим Патриархом, который предложил мне остаться в Грузии. А я тогда собирался на Святую Гору Афон.

– Вы же ассириец? – спросил меня Святейший.

– Так вот, я подумал, может быть, вас отправить в ассирийскую деревню, чтобы вы служили там на родном для вас языке. Ведь это ваш народ, вы знаете их природу и характер, и вы сможете присмотреть за ними.

Я ничего не смог ответить. Понял, что что это было благословление от Христа. Я очень люблю Святейшего Илию.

Но в этой деревне была достаточно тяжёлая ситуация. Вам понадобилось много усилий, чтобы привести этот народ в храм. Как вы сумели обратить всё село к Богу?

– С Божией помощью. Мы собирались раз в неделю (это стало традицией) и беседовали. Говорили обо всём – начиная с примитивных вопросов и кончая серьёзными и теологическими вопросами. Так мы знакомились друг с другом. Если я видел, что парни сидели на улице, я приглашал их во двор монастыря и предлагал познакомиться, побеседовать. Большую роль сыграло благословение Святейшего – он точно знал, что делал.

Они приезжают не к отцу Серафиму, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель

– Но к вам ходят не только ассирийцы, приезжают ещё и из Тбилиси.

– Не только из Тбилиси. Приезжают из Кутаиси, Ткибули. Думаю, слишком громко сказано, что это духовные чада, а я – духовник. Они приезжают не к отцу Серафиму как к личности, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель.

Священник служит на арамейском языке

– Отец Серафим, я знаю, что вы строите большой храм.

– Храм уже построен. Это большой храм во имя тринадцати святых ассирийских отцов, скоро всё уже будет готово.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших песнопениях.

– В прошлом году наши песнопения победили в конкурсе на Украине и получили Гран-при. Некоторые думают, что это старинные песнопения, что эти мелодии созданы 2000 лет назад, но это не так. Песнопения создаём мы, сегодня, я стараюсь, чтобы они были полифоническими.

Иногда по ночам я плачу, вспоминая, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной.

Как вы сегодня оцениваете свою прошедшую жизнь?

– Знаете, с детства до монашества моя жизнь была чудом. Господь сохранил мне ее. В детстве я упал внутрь бетономешалки, выжил только чудом. Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляске, потом с трудом ходил на костылях. Руки практически были отрублены, в клинике пятеро врачей работали над моими руками, они меня спасли. Потом меня сбила машина, потом я выпил пергидроль, позднее даже аппендицит вырезали. – всю жизнь со мной происходили искушения. Даже когда уже был монахом, со мной происходили такие искушения. Наверное, это о чём-то говорит. Когда я жил на Украине, к нам в гости приехал архимандрит Филарет. Мы узнали, что в городе только что появилась какая-то новая секта, она называлась «Новое миссионерское движение». Отец архимандрит предложил мне поехать туда и проповедовать у них. Они снимали здание кинотеатра. Я был в восторге от своей веры и думал: кто же сможет это сделать, если не мы. А нас там так избили, что долгое время мы лежали в больнице без сознания, и только чудом, с Божьей помощью, спаслись. Вся моя молодость была полна такими приключениями. Я так измучил этим своих родителей, что считаю – это моя трагедия. Иногда по ночам я плачу, когда вспоминаю, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной.

Священник служит на арамейском языке

Но я всё-таки счастлив тем, что никогда не пререкался с родителями. Я вырос так, что мой отец до сих пор глава семейства, и его слово для меня до сегодняшнего дня закон. Также относится мой папа к своему отцу – я даже стал свидетелем того, что мой 70-летный дед дал пощёчину сыну, то есть моему отцу, которому 50 лет, со словами: «Как тебе не стыдно, как ты разговариваешь с отцом!» А мой папа только склонил голову и попросил прощения. Я счастлив тем, что всегда уважал своих родителей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, чтобы Он дал мне силы для служения там, где меня поставил. Я неоднократно попросил Святейшего отпустить меня на пенсию – ведь я уже 5 лет служу совсем один. Но он не соглашается. Я благодарю Бога и Святейшего за то, что я поставлен на служение своему народу. Я ассириец и люблю свой народ. Мать у меня грузинка, я родился и вырос в Грузии, здесь служил в армии.

– Мы все скорбим о событиях в Сирии и в Ираке, о том, что бойцы «Исламского государства» так жестоко и беспощадно убивают совершенно невинных христиан-ассирийцев. Известно, что вы организовали митинг протеста против этого события.

– Да. Восьмого марта я побывал у Патриарха Илии со своей скорбью, что опять начался геноцид против моего народа, они же моя плоть и кровь. Меня приняли очень тепло.

Наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке

Мы безмерно скорбим, наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке. Сегодня, как никогда, гонения на христиан достигли масштабов первых веков христианства, когда убийства и казни имели массовый характер. Еще совсем недавно, в период Первой мировой войны, начали совершаться чудовищные преступления по отношению к ассирийцам. Это планомерно переросло в уничтожение целого народа, когда было убито около 4 миллионов человек, миллион из которых составляли ассирийцы.

Еще не зажили раны тех времен, а мы вновь стоим на пороге новой волны геноцида, по своей бесчеловечной жестокости не уступающей тем кровавым событиям.
Мы призываем всех верующих православных христиан сплотиться в молитве, стать единой стеной, поднять свой голос в поддержку тех, кто гоним, кто беззащитен в эти тяжелые дни! Наших братьев во Христе убивают в их домах всего лишь за их веру.

Мы устроили митинг, и рядом с нами стояли не только ассирийцы, но и грузины, они разделяли нашу боль, спасибо им за эту поддержку.

Источник

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

Пре­по­доб­ный Иоанн Зедаз­ний­ский и 12 его уче­ни­ков: Авив, епи­скоп Некрес­ский, Анто­ний Март­коб­ский, Давид Гареджий­ский, Зенон Икалт­ский, Фад­дей Сте­панц­миндский, Исе, епи­скоп Цил­кан­ский, Иосиф, епи­скоп Алаверд­ский, Иси­дор Сам­та­вий­ский, Миха­ил Улум­бий­ский, Пирр Брет­ский, Сте­фан Хир­ский, Шио Мгвим­ский – свя­тые сирий­ские (кап­па­до­кий­ские) подвиж­ни­ки, осно­ва­те­ли гру­зин­ско­го мона­ше­ства, при­шед­шие в Гру­зию из Кап­па­до­кии в сере­дине VI века.

Они учи­ли народ, настав­ля­ли его в вере, уни­что­жа­ли мрак суе­ве­рия и истреб­ля­ли остав­ши­е­ся в гор­ных тес­ни­нах идо­ло­слу­же­ние и капи­ща, вме­сто чего воз­дви­га­ли свя­той крест и свя­тые хра­мы, устро­я­ли в наро­де гражданственность.

В Гру­зии, в 25 кило­мет­рах от сто­ли­цы нахо­дит­ся асси­рий­ское село Кан­да, где в мона­сты­ре в честь три­на­дца­ти свя­тых асси­рий­ских отцов слу­жит асси­рий­ский схи­ар­хи­манд­рит Сера­фим (Бит-Хари­би). Он вто­рой свя­щен­но­слу­жи­тель в мире, кото­рый слу­жит Боже­ствен­ную литур­гию на ара­мей­ском (язык, на кото­ром гово­рил Хри­стос Спа­си­тель) язы­ке. До это­го на этом язы­ке бого­слу­же­ние совер­ша­лось толь­ко в сирий­ском горо­де Маа­лю­ля. О том, как он выбрал этот путь и как стал свя­щен­но­слу­жи­те­лем, с кор­ре­спон­ден­том пор­та­ла Православие.Ru бесе­ду­ет батюш­ка Серафим.

– Отец Сера­фим, рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, как вы рас­по­зна­ли Бога и как ста­ли мона­хом – ведь у вас была семья и трое детей…

– Когда мне было 10–11 лет, мама пода­ри­ла мне дет­ское Еван­ге­лие, кото­рое я про­чи­тал несколь­ко раз, но тогда для меня это была кра­си­вая сказ­ка, пото­му что все­гда сомне­вал­ся в суще­ство­ва­нии Бога. А когда я уве­ро­вал в Бога, то при­нял мона­ше­ство. У меня была семья и трое детей. В 2001‑м году моя жена тяже­ло забо­ле­ла. Она была на вось­мом меся­це бере­мен­но­сти. Вра­чи не остав­ля­ли нам надеж­ды на спа­се­ние, они откры­то ска­за­ли, что её спа­сти невоз­мож­но, что нуж­но думать, как спа­сти ребёнка.

Проснув­шись утром я не узнал свою жену: она очень опух­ла, и вра­чи не смог­ли поста­вить диа­гноз. Гемо­гло­бин упал до соро­ка. Ее сроч­но гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли. В тече­ние 10 дней её поло­же­ние было кри­ти­че­ским. Потом я забрал её из боль­ни­цы, так как уже ни на что не наде­ял­ся. Тогда я отвёл её на моги­лу стар­ца Гав­ри­и­ла (Ургеб­ад­зе, ныне кано­ни­зи­ро­ван как пре­по­доб­ный Гав­ри­ил, испо­вед­ник и юро­ди­вый). Мы при­шли, и я обра­тил­ся к стар­цу. Я гово­рил, как мог, как умел. Я ска­зал: «Если прав­да то, что о тебе гово­рят, умо­ляю тебя, помо­лись перед Богом о моей семье, что­бы роды моей жены окон­чи­лись бла­го­по­луч­но, что­бы и она, и ребё­нок оста­лись в живых. Если ты мне в этом помо­жешь, обе­щаю, что я бро­шу всё и ста­ну мона­хом». На вто­рой же день свер­ши­лось чудо – она пошла на поправ­ку. Это про­изо­шло все­го за одну ночь – с вече­ра до утра. Я понял, что так и долж­но было быть, что­бы я про­шёл этот путь. Конеч­но, и Богу не нра­вит­ся наше муче­ние – Он же есть любовь. Но, долж­но быть, эти иску­ше­ния были нуж­ны нам.

Впо­след­ствии, конеч­но, я поза­был свои обе­ща­ния. Тогда я зани­мал­ся спор­том и был четы­рёх­крат­ным чем­пи­о­ном Гру­зии по восточ­ной борь­бе, у меня чёр­ный пояс и вто­рой дан. Пре­зи­дент Феде­ра­ции совсем недав­но узнал, что я уже свя­щен­но­слу­жи­тель, они при­е­ха­ли и при­сво­и­ли мне тре­тий дан. Это, конеч­но, раду­ет меня, но уже ниче­го не значит.

27-го чис­ла появи­лась на свет моя доч­ка – Кете­ван. После выздо­ров­ле­ния жены я уехал в Киев и открыл там спор­тив­ную шко­лу. Но нер­вы у меня сда­ва­ли, серд­це­би­е­ние уси­ли­ва­лось… Тогда я решил сме­нить рабо­ту, об обе­те сво­ем не пом­нил, таким обра­зом шла моя жизнь.

Я часто ездил в Свя­то-Тро­иц­кий Ионин­ский мона­стырь в Кие­ве, где была ико­на свя­то­го Геор­гия, напи­сан­ная гру­зин­ским ико­но­пис­цем. Все гру­зи­ны обыч­но там и собирались.

Одна­жды, вый­дя из мона­сты­ря, я на тро­пин­ке встре­тил матуш­ку Ксе­нию. Она была бело­рус­ка по наци­о­наль­но­сти, пере­дви­га­лась с пал­кой, очень пло­хо виде­ла и пло­хо слы­ша­ла. Но она была про­зор­ли­вой. Я тогда был моло­дым пар­нем в джин­сах, с сига­ре­той в руках, гулял так, ради удо­воль­ствия, а она шла навстре­чу мне. Когда я про­хо­дил мимо неё, она ска­за­ла: «Бла­го­сло­ви­те, отец Сера­фим…» Я даже не посмот­рел в её сто­ро­ну, так как поду­мал, что сза­ди идет какой-то отец Сера­фим, и она у него про­сит бла­го­сло­ве­ние. Я про­дол­жил свой путь, но тут она с такой силой уда­ри­ла меня пал­кой по голо­ве, что я упал.

– Гос­по­жа, что вы дела­е­те? Как вам не стыд­но? – ска­зал я. На ней не было мона­ше­ско­го оде­я­ния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попро­си­ла у вас бла­го­сло­ве­ние, – отве­ти­ла она.

Я поду­мал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас бла­го­сло­вить? Вот мона­стырь, иди­те и попро­си­те бла­го­сло­ве­ние у мона­хов, я же про­стой миря­нин, и иду сво­ей дорогой.

– Нет, ты Сера­фим. Бог избрал тебя в тво­ём роде, ведь у тебя боль­ше нет ни бра­та, ни дво­ю­род­ных бра­тьев (она под­ра­зу­ме­ва­ла муж­чин), все умерли.

Я был очень удив­лён ее сло­ва­ми, пото­му что был боль­ше реа­ли­стом, чем мисти­ком. А она ска­за­ла, что я буду тем чело­ве­ком, кото­рый будет молить­ся за свой народ, что тако­ва воля Божия.

После это­го моя жизнь очень изме­ни­лась. Я начал видеть раз­ные сны. Поз­же я ещё раз встре­тил­ся с матуш­кой Ксе­ни­ей, и она повто­ри­ла мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умо­ляю, матуш­ка, объ­яс­ни­те, – про­сил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семей­ства, у меня трое детей, уже позд­но мне ста­но­вить­ся монахом…

– Ты сам пой­мёшь, – отве­ти­ла она.

– А когда это будет? – спро­сил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Укра­ине, 14 мар­та 2006 года, в день изгна­ния Ада­ма и Евы из рая, я дей­стви­тель­но стал мона­хом (а потом и схим­ни­ком). А в 2010 году, по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Илии II меня руко­по­ло­жи­ли в сан диа­ко­на. Это было уже в Грузии.

– А как вы позна­ко­ми­лись со Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом-Като­ли­ко­сом Илией?

– Я даже не думал, что когда-нибудь встре­чусь с ним. Это было в 2008 году. Насто­я­те­лем хра­ма свя­то­го Дио­ни­сия тогда был архи­манд­рит Сера­фим (Кико­ни­шви­ли). В послед­ствии он при­нял схи­му с име­нем Миха­ил. 11 октяб­ря 2013 года он пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду. Это он позна­ко­мил меня со Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом, кото­рый пред­ло­жил мне остать­ся в Гру­зии. А я тогда соби­рал­ся на Свя­тую Гору Афон.

– Вы же асси­ри­ец? – спро­сил меня Святейший.

– Так вот, я поду­мал, может быть, вас отпра­вить в асси­рий­скую дерев­ню, что­бы вы слу­жи­ли там на род­ном для вас язы­ке. Ведь это ваш народ, вы зна­е­те их при­ро­ду и харак­тер, и вы смо­же­те при­смот­реть за ними…

Я ниче­го не смог отве­тить. Понял, что что это было бла­го­слов­ле­ние от Хри­ста… Я очень люб­лю Свя­тей­ше­го Илию…

Но в этой деревне была доста­точ­но тяжё­лая ситу­а­ция. Вам пона­до­би­лось мно­го уси­лий, что­бы при­ве­сти этот народ в храм… Как вы суме­ли обра­тить всё село к Богу?

– С Божи­ей помо­щью… Мы соби­ра­лись раз в неде­лю (это ста­ло тра­ди­ци­ей) и бесе­до­ва­ли. Гово­ри­ли обо всём – начи­ная с при­ми­тив­ных вопро­сов и кон­чая серьёз­ны­ми и тео­ло­ги­че­ски­ми вопро­са­ми. Так мы зна­ко­ми­лись друг с дру­гом… Если я видел, что пар­ни сиде­ли на ули­це, я при­гла­шал их во двор мона­сты­ря и пред­ла­гал позна­ко­мить­ся, побе­се­до­вать. Боль­шую роль сыг­ра­ло бла­го­сло­ве­ние Свя­тей­ше­го – он точ­но знал, что делал…

– Но к вам ходят не толь­ко асси­рий­цы, при­ез­жа­ют ещё и из Тбилиси…

– Не толь­ко из Тби­ли­си… При­ез­жа­ют из Кута­и­си, Тки­бу­ли… Думаю, слиш­ком гром­ко ска­за­но, что это духов­ные чада, а я – духов­ник… Они при­ез­жа­ют не к отцу Сера­фи­му как к лич­но­сти, а для того, что­бы выслу­шать бого­слу­же­ние на том язы­ке, на кото­ром гово­рил наш Хри­стос Спаситель…

– Отец Сера­фим, я знаю, что вы стро­и­те боль­шой храм…

– Храм уже постро­ен. Это боль­шой храм во имя три­на­дца­ти свя­тых асси­рий­ских отцов, ско­ро всё уже будет готово…

– Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, о ваших песнопениях.

– В про­шлом году наши пес­но­пе­ния побе­ди­ли в кон­кур­се на Укра­ине и полу­чи­ли Гран-при. Неко­то­рые дума­ют, что это ста­рин­ные пес­но­пе­ния, что эти мело­дии созда­ны 2000 лет назад, но это не так. Пес­но­пе­ния созда­ём мы, сего­дня, я ста­ра­юсь, что­бы они были полифоническими…

Как вы сего­дня оце­ни­ва­е­те свою про­шед­шую жизнь?

– Зна­е­те, с дет­ства до мона­ше­ства моя жизнь была чудом. Гос­подь сохра­нил мне ее. В дет­стве я упал внутрь бето­но­ме­шал­ки, выжил толь­ко чудом… Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляс­ке, потом с тру­дом ходил на косты­лях… Руки прак­ти­че­ски были отруб­ле­ны, в кли­ни­ке пяте­ро вра­чей рабо­та­ли над мои­ми рука­ми, они меня спас­ли… Потом меня сби­ла маши­на, потом я выпил пер­гид­роль, позд­нее даже аппен­ди­цит выре­за­ли… – всю жизнь со мной про­ис­хо­ди­ли иску­ше­ния. Даже когда уже был мона­хом, со мной про­ис­хо­ди­ли такие иску­ше­ния. Навер­ное, это о чём-то гово­рит. Когда я жил на Укра­ине, к нам в гости при­е­хал архи­манд­рит Фила­рет. Мы узна­ли, что в горо­де толь­ко что появи­лась какая-то новая сек­та, она назы­ва­лась «Новое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние». Отец архи­манд­рит пред­ло­жил мне поехать туда и про­по­ве­до­вать у них. Они сни­ма­ли зда­ние кино­те­ат­ра. Я был в вос­тор­ге от сво­ей веры и думал: кто же смо­жет это сде­лать, если не мы… А нас там так изби­ли, что дол­гое вре­мя мы лежа­ли в боль­ни­це без созна­ния, и толь­ко чудом, с Божьей помо­щью, спас­лись… Вся моя моло­дость была пол­на таки­ми при­клю­че­ни­я­ми. Я так изму­чил этим сво­их роди­те­лей, что счи­таю – это моя тра­ге­дия. Ино­гда по ночам я пла­чу, когда вспо­ми­наю, как изму­чи­лась моя мама – ведь она всё вре­мя была в боль­ни­цах вме­сте со мной…

Но я всё-таки счаст­лив тем, что нико­гда не пре­ре­кал­ся с роди­те­ля­ми. Я вырос так, что мой отец до сих пор гла­ва семей­ства, и его сло­во для меня до сего­дняш­не­го дня закон. Так­же отно­сит­ся мой папа к сво­е­му отцу – я даже стал сви­де­те­лем того, что мой 70-лет­ный дед дал пощё­чи­ну сыну, то есть мое­му отцу, кото­ро­му 50 лет, со сло­ва­ми: «Как тебе не стыд­но, как ты раз­го­ва­ри­ва­ешь с отцом!» А мой папа толь­ко скло­нил голо­ву и попро­сил про­ще­ния. Я счаст­лив тем, что все­гда ува­жал сво­их роди­те­лей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, что­бы Он дал мне силы для слу­же­ния там, где меня поста­вил. Я неод­но­крат­но попро­сил Свя­тей­ше­го отпу­стить меня на пен­сию – ведь я уже 5 лет слу­жу совсем один. Но он не согла­ша­ет­ся. Я бла­го­да­рю Бога и Свя­тей­ше­го за то, что я постав­лен на слу­же­ние сво­е­му наро­ду. Я асси­ри­ец и люб­лю свой народ. Мать у меня гру­зин­ка, я родил­ся и вырос в Гру­зии, здесь слу­жил в армии.

– Мы все скор­бим о собы­ти­ях в Сирии и в Ира­ке, о том, что бой­цы «Ислам­ско­го госу­дар­ства» так жесто­ко и бес­по­щад­но уби­ва­ют совер­шен­но невин­ных хри­сти­ан-асси­рий­цев… Извест­но, что вы орга­ни­зо­ва­ли митинг про­те­ста про­тив это­го события…

– Да. Вось­мо­го мар­та я побы­вал у Пат­ри­ар­ха Илии со сво­ей скор­бью, что опять начал­ся гено­цид про­тив мое­го наро­да, они же моя плоть и кровь… Меня при­ня­ли очень тепло.

Мы без­мер­но скор­бим, наше серд­це раз­ры­ва­ет­ся от боли и пла­чет о судь­бах асси­рий­ских хри­сти­ан на Ближ­нем Восто­ке. Сего­дня, как нико­гда, гоне­ния на хри­сти­ан достиг­ли мас­шта­бов пер­вых веков хри­сти­ан­ства, когда убий­ства и каз­ни име­ли мас­со­вый харак­тер. Еще совсем недав­но, в пери­од Пер­вой миро­вой вой­ны, нача­ли совер­шать­ся чудо­вищ­ные пре­ступ­ле­ния по отно­ше­нию к асси­рий­цам. Это пла­но­мер­но пере­рос­ло в уни­что­же­ние цело­го наро­да, когда было уби­то око­ло 4 мил­ли­о­нов чело­век, мил­ли­он из кото­рых состав­ля­ли ассирийцы.

Еще не зажи­ли раны тех вре­мен, а мы вновь сто­им на поро­ге новой вол­ны гено­ци­да, по сво­ей бес­че­ло­веч­ной жесто­ко­сти не усту­па­ю­щей тем кро­ва­вым событиям.
Мы при­зы­ва­ем всех веру­ю­щих пра­во­слав­ных хри­сти­ан спло­тить­ся в молит­ве, стать еди­ной сте­ной, под­нять свой голос в под­держ­ку тех, кто гоним, кто без­за­щи­тен в эти тяже­лые дни! Наших бра­тьев во Хри­сте уби­ва­ют в их домах все­го лишь за их веру.

Мы устро­и­ли митинг, и рядом с нами сто­я­ли не толь­ко асси­рий­цы, но и гру­зи­ны, они раз­де­ля­ли нашу боль, спа­си­бо им за эту поддержку…

Со схи­ар­хи­манд­ри­том Сера­фи­мом (Бит-Хари­би) бесе­до­ва­ла Хату­на Раквиашвили

Источник

Видео

Чудесное песнопение на арамейском языке (Кафедральный собор Светицховели, Грузия)

Чудесное песнопение на арамейском языке (Кафедральный собор Светицховели, Грузия)

Серафим (Бит Хариби) - Отче наш (на арамейском)

Серафим (Бит Хариби) - Отче наш (на арамейском)

50 псалом на арамейском языке!

50 псалом на арамейском языке!

«Отче наш» на арамейском языке (на языке Христа) | Поет Схиархимандрит Серафим Бит Хариби.

«Отче наш»  на арамейском языке (на языке Христа) | Поет Схиархимандрит Серафим Бит Хариби.

Грузинская православная церковь - язык Христа служба на арамейском

Грузинская православная церковь -  язык Христа служба на арамейском

Схиархимандрит Серафим Бит-Хариби. Archimandrite Seraphim Bit-Haribi.

Схиархимандрит Серафим Бит-Хариби. Archimandrite Seraphim Bit-Haribi.

Отче наш молитва на Арамейском языке

Отче наш  молитва на Арамейском языке

ПСАЛОМ 50 (на арамейском языке) - Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

ПСАЛОМ 50 (на арамейском языке) - Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

Удивительный по красоте псалом на арамейском языке в исполнении схиархимандрита Серафима Бит Хариби

Удивительный по красоте псалом на арамейском языке в исполнении схиархимандрита Серафима Бит Хариби

Отец Серафим суперзвезда

Отец Серафим суперзвезда
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.