Связь диалектологии с историей языка + видео обзор

Диалектология и современный русский литературный язык

И не случайно в воспоминаниях взрослых о детстве, в их представлениях о родном крае, когда они оказываются вдали от него, не последнее место занимает и родная речь.

В нашей стране долгое время господствовало пренебрежительное отношение к местным говорам как к явлению, с которым необходимо бороться. Но так было не всегда. На середину XIX в. в России приходится пик общественного интереса к народной речи. В это время вышли в свет «Опыт областного великорусского словаря» (1852г. ), где впервые были собраны диалектные слова, и «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля в 4 томах (1863-1866гг. ), также включающий большое число диалектных слов. Материалы для этих словарей активно помогали собирать любители российской словесности. Журналы, губернские ведомости того времени из номера в номер публиковали различного рода этнографические зарисовки, диалектные описания, словарики местных речений.

Противоположное отношение к говорам наблюдается в 30-е гг. нашего века. В эпоху ломки деревни – период коллективизации – провозглашалось уничтожение старых способов ведения хозяйства, семейного уклада, культуры крестьянина, т. е. всех проявлений материальной и духовной жизни деревни. В обществе распространилось отрицательное отношение к говорам. Для самих крестьян деревня превратилось в место, откуда надо было бежать, чтобы спастись, забыть всё что с ней связано, в том числе и язык. Целое поколение сельских жителей, сознательно отказавшись от своего языка, в то время не сумело воспринять новую для них языковую систему – литературный язык – и овладеть ею. Всё это привело к падению языковой культуры в обществе.

Уважительное и бережное отношение к диалектам свойственно многим народам. Для нас интересен и поучителен опыт стран Западной Европы: Австрии, Германии, Швейцарии, Франции. Например, в школах ряда французских провинций введён факультатив по родному диалекту, отметка за который ставится в аттестат. В Германии и Швейцарии вообще принято литературно – диалектное двуязычие и постоянное общение на диалекте в семье. В России начала XIX века образованные люди, приезжая из деревни в столицу, говорили на литературном языке, а дома, в своих поместьях, общаясь с соседями и крестьянами, нередко пользовались местным диалектом.

Но должен ли человек стыдиться языка своей «малой родины», забывать его, изгонять из своей жизни? Что значит диалект с точки зрения истории русского языка и русского народа, с точки зрения культуры?

Говорами занимается наука диалектология, люди же, избравшие её своей специальностью, называются диалектологами. Они изучают говоры различными методами: описательным, записывая и изучая конкретные современные говоры; историческим, исследуя, как складывались диалекты и диалектные различия; лингвогеографическим, составляя карты и целые своды карт.

Русские писатели, классики и современники, хорошо знающие деревню и его язык, используют в своих произведениях элементы местной речи – диалектизмы, которые вводятся в художественный текст для характеристики речи персонажей, описания особенностей местной природы, деревенского быта.

Мы записывали речь жителей старшего поколения, в основном женщин, которые реже покидают родные места в поисках работы, не служат в армии, и потому в их речи лучше сохраняются особенности традиционного говора.

Материалами для работы послужили собственные наблюдения и анкетирование. Тема нашей работы: Диалекты в речи жителей Ашинского района (на примере с. Ерал и с. Муртовка). Цель работы: Описать лексические особенности сельских говоров (на местном материале).

Задачи: Изучить имеющуюся литературу по диалектам, уральских диалектологов;Составить словарь активных диалектов; Определить тип наречия.

Проблема изучения диалектных слов актуальна в наше время, так как включает изучение родного края, пополнение лексического запаса слов. Использовался описательный метод.

В практической части нашей работы мы составили словарь активных диалектов, употребляемых жителями с. Ерал и с. Муратовка. Они разделены на систематические группы. Все диалекты соотнесены со словарём В. И. Даля. Некоторые значения диалектов в словаре Даля не найдены.

Также составлен словарь диалектов в алфавитном порядке и программа элективного курса для учащихся 9 класса.

§1. Диалектология и современный русский литературный язык.

Диалектам принадлежит ведущая роль в сложении, образовании многих литературных языков мира. Так, современный английский литературный язык сложился на базе лондонского диалекта, болгарский литературный язык – на основе восточно-болгарского наречия, украинский литературный язык – на базе полтавско-киевского диалекта и т. д. Многие элементы структуры русского литературного языка восходят московскому диалекту. Так, из состава гласных согласных фонем и их позиционных изменений, свойственных московскому диалекту и противопоставляющих его другим русским диалектам, в литературном языке представлены: /г/, а не /y/, /в/, а не /w/, /ч’/, а не /ч/, /ц/, а не /с/, различение /ц/ и /ч/, а не цоканье, аканье, а не оканье, иканье, а не яканье и т. д. Из состава словоформ парадигм разных частей речи – у сестрЫ, а не у сестрЕ, большОВО, а не большОГО, идёТ, а не идё, у тебЯ, а не у тебЕ. Из состава слов – лаять, а не брехать, говорить, а не гутарить, петух, а не кочет, очень, а не дюже, прыгать, а не сигать и т. д.

Различные русские диалекты служили одним из основных источников пополнения словарного состава литературного языка. В современном русском литературном языке областными по происхождению являются тысячи слов и фразеологизмов. Только за последние 11-15- лет, в период, когда, по мнению некоторых учёных диалекты утратили активную роль источника для пополнения лексики литературного языка, из 40 000 слов, помещённых в «Опыте областного великорусского словаря» и «Дополнениях» к нему, по подсчётам Л. И. Балахоновой, в литературный язык вошло более 1 000 слов и фразеологических сочетаний; среди них – названия предметов и явлений природы (позёмка, пурга, паводок, тайга, буран, марево), названия видов и сортов растений (кубанка ‘ сорт пшеницы’, ряска, облепиха, подберёзовик), названия животных, птиц, рыб, насекомых (лайка, битюг, вобла, муксун, гнус), названия видов работ, орудий, инструментов (жнейка, ночное, окучивать, тяпка) названия одежды, обуви (доха, унты, пимы, малица), названия пищи (бублик, сушки, хворост) и прочие названия (шумиха, неразбериха, балаболка ‘болтун’, шустрый неуклюжий, бесшабашный, второпях, сидеть голодом и др. )

Приток диалектных по происхождению слов не прекращается и в советскую эпоху (бровка, глухомань, горихвостка, доярка, ежевичник, жатка, замшелый, затемно, изморозь, малахай, новосёл, сказитель, сказительница, развилка и др. )

О роли народных говоров для развития литературного языка хорошо сказал академик Л. В. Щерба: «Если бы литературный язык оторвался от диалектов, от «почвы», то он, подобно Антею, потерял бы всю свою силу и уподобился бы мёртвому языку, каким является теперь латинский язык».

Так как процессы, протекающие в сфере диалектного языка, имеют много общего с процессами, свойственными русской разговорной речи, устной разновидности литературного языка, то в связи с этим диалекты представляют собой богатый источник для выявления процессов и тенденций литературного языка, для познания его структуры. Имея это в виду, Р. И. Аванесов пишет:

«изучение норм литературного языка на широком фоне диалектного многообразия способствует наиболее глубокому пониманию закономерностей литературного языка, а также – шире – истории и современного состояния русского языка в целом»

§2. Диалектология и история русского языка.

Диалекты, по признанию академика А. А. Шахматова, представляют собой один из важнейших источников для восстановления истории языка на разных уровнях

Фонетическом, морфологическом, синтаксическом, лексико-фразеологическом, словообразовательном.

Диалектный источник имеет определенное преимущество перед литературным, поскольку хранит многое из того, что утрачено в литературном языке.

§3. Диалектология и этимология.

Тесными и многообразными являются связи диалектологии с этимологией – наукой о происхождении слов. Данные диалектов и диалектологической науки широко используются в этимологических разысканьях. По признанию Ю. В. Откупщикова, «изучение диалектных слов – один из самых важных аспектов в работе этимолога». Цель этимологического анализа – объяснить происхождение слова, восстановить его значение и звучание в момент возникновения. В решении этой сложной задачи исследователи опираются на приёмы фонетического, словообразовательного, семантического аспектов этимологического анализа.

В диалектном словаре отражаются регулярные фонетические соответствия, на которые может опереться этимолог в поисках верных этимологических решений.

Например: берлога-мерлога, букашка-мукашка, бугорок-мугорок.

Диалектология вооружает этимолога знанием фонетических процессов и явлений,свойственных русским говорам,-процессов живых или имевших место в прошлом,которые видоизменили звуковую оболочку слов языка. Поэтому учёт этих процессов может оказать помощь в восстановлении первоначального звукового облика объясняемых слов.

Обращение к словарному составу диалектов позволяет не только восстановить непосредственно производящее для данного слова, но и выявить звенья словообразовательной цепочки для тех, производных единиц, которые образовались в итоге ряда ступеней словопроизводства.

Так была восстановлена словообразовательная история слова назойливый.

( см. : зеть «петь»→зой «крик», «шум»→зоить»громко говорить,кричать,ругаться →назоить «норовить»→назой «настойчивость,навязчивость»→назойливый.

В говорах представлены словообразовательные типы,словообразовательные аффиксы,утраченные в литературном языке.

§4. Диалектология и стилистика художественной речи.

Диалектология связана и с стилистикой художественной речи, которая изучает языковые средства, в том числе диалектизмы, в составе языка художественного произведения, т. е. в их эстетической функции.

Стилистика художественной речи занимается изучением круга вопросов, связанных с использованием диалектных элементов в языке художественных произведений писателей разных эпох, направлений, художественных методов. Круг этих вопросов таков:

Чем обусловлено привлечение диалектизмов в языковую ткань художественного произведения;

Какая существует зависимость между жанром художественного произведения, способами повествования в нём и привлечении диалектных элементов;

Какие виды диалектизмов использует писатель;

Каковы принципы отбора диалектных элементов писателем;

Какова стилистическая функция диалектизмов в произведении, приёмы их подачи в тексте и способы раскрытия значений;

Как соотносятся взгляды писателя, его высказывания о месте и роли диалектных элементов в художественной речи и его творческая практика;

Каков уровень мастерства писателя в использовании диалектных элементов, его эволюция и. т. д.

С помощью данных диалектологии более полно можно решать вопрос о принципах отбора диалектизмов писателем, когда проявляется его художественный вкус, осознанность в отборе материала для создания образов, знание писателем словарных богатств народно-разговорной речи. Данные диалектологии помогут ответить на вопрос, какую лексику диалекта предпочитает использовать художник слова; широкоупотребительную или с узким ареалом, нейтральную или эмоционально-экспрессивную, исконно русскую или иноязычную, с живой внутренней формой или мертвой, наконец, какова точность диалектного словоупотребления писателя. Случаи неточного словоупотребления неизбежно снижает ценность художественного произведения, ибо «истина деталей сама по себе деталь в той общей картине доверенности, без которой не может существовать искусство» (В. Каверин. ) Пример неточного словоупотребления диалектизма можно привести из рассказа Ю. Нагибина «Последняя охота»: «Днём он дремал, слыша сквозь забытьё, как гремели в руках старухи ухваты и рогачи». Рядом с литературным словом ухват употреблено диалектной рогач с тем же значением, причём оба слова в говорах характеризуются разным ареалом: ухват распространено в северном наречии,

Привлекая диалектные слова как средство художественной изобразительности, писатель должен знать о местной, локальной, единице как можно больше, чтобы не допустить художественного просчёта. Возьмём такой пример. Поэты неоднократно прибегали к использованию диалектного слова вечор (ср. у А. Пушкина: «Вечор, ты помнишь, вьюга злилась»). Данное слово широко употребительно в говорах в значении «вчера вечером». Именно в этом значении оно употреблено А. Пушкиным в «Зимнем утре». В известном стихотворении-песне «Приходи, вечор, любимый, приголубь и обогрей» слово вечор использовано в менее употребительном втором значении – «вечером». На значительной территории страны слово вечор может быть воспринято в первом значении, что приведёт к неожиданному и нежелательному казусу.

Таким образом, с помощью данных диалектологии можно полнее и глубже оценить некоторые стороны мастерства писателя в использовании им диалектизмов.

§5. ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКОЛОГИЯ И ФРАЗЕОЛОГИЯ.

Начало изучения словарного состава русских народных говоров было положено в 30-е годы 18 века. В « Российской грамматике» М. В. Ломоносова и черновых набросках к ней содержится немало интересных наблюдений об отдельных местных совах родного ему Поморья. Сведения о лексическом своеобразии сибирской речи нашли отражение в книге ботаника И. Г. Гмелина «Путешествие по Сибири»,участвовавшего экспедиции Академии наук по обследованию Сибири

§6. Лексика русских народных говоров

Словарный состав говора (общая характеристика)

1. Назначением словарного состава. Слова являются одним из важнейших компонентов языка как средства общения.

2. Возрастом словарного состава. Лексика говора не только средство общения, но и одновременно историческое явление.

3. Территориальным варьированием словарного состава.

4. Устной формой бытования диалекта, являющейся для него единственной.

6. Изменяемость словарного состава.

7. Системным характером словарного состава.

Лексика диалекта в его соотношении с другими формами русского языка.

1). Слова ОБЩЕРУССКИЕ, употребляющиеся только в говоре, но и в других формах русского языка, например, а, прежде, старик, косить («А прежде, сказывают, старики горбушами косили»), поехать, в, Яя, быстро, мы, да, и, всё («Поехали мы в Яю, быстро нас скрутили, повенчали, да и всё»), ну, и, мы, пойти, к, они, песня, петь, хорошо, раньше, в молодости («Ну и пошли к им, а песня пела хорошо раньше, в молодости»).

2). Слова ДИАЛЕКТНО-ПРОСТОРЕЧНЫЕ, бытующие и в говоре и в городском просторечии, но не употребляющиеся в нормированном литературном языке, например, мужик –муж, баба – жена, («В войну трудно было. Мужики все воевать пошли, а бабы да дети ихны и остались»), башка – голова («У меня башка болит сегодня»), тенёта – паутина, вёдро – ясная солнечная сухая погода («Тенёта-мизгирь плетёт к ведру»), долгий – длинный, шибко – очень, сильно «(Мох шибко долгий, идёшь по ём – он прям, как зыбка»), кликать – звать («Слыхала я, как они его кликали»);

3). Слова ДИАЛЕКТНЫЕ, или ОБЛАСТНЫЕ, известные только говору, например, елань – открытое безлесное место, масленник – гриб маслёнок («На еланях-то масленников тьма»), лонской – прошлогодний («В лонском году какой урожай был?»), испорухаться – сломаться, испортиться, разрушиться («Машина-то у меня испорушилась»), дивно – много («Дивно набрал ягод: чуть не ведро»). Соотносительные единицы диалекта и литературного языка, равно и городского просторечия, могут отличаться отдельными элементами своей структуры, особенностями функционирования. Так, лексическая единица говора от соответственного слова литературного языка и городского просторечия нередко отличается:

1). Ударением: сосна – сосна, дочка – дочка, пурга – пурга, вьюга – вьюга, грязной – грязный, толстой – толстый, болотистый – болотистый, множество – множество, страшно – страшно;

2). Составом фонем: левень – ливень, сусед – сосед, кесто – тесто, блёдный – бледный, огромадный – громадный, кухольный – кухонный, промушлять – промышлять, откеда – откуда;

3). Грамматической характеристикой (формой рода, числа и т. д. ): кедра – кедр, метло – метла, жизьня – жизнь, церква – церковь, сливок – сливки;

4). Аффиксом (при одном и том же корне и значении): черница – черника, березняг – березняк, медвежиха – медведица, налимный – налимий, сибирятский – сибирский, плановать – планировать;

5). Семантикой: лобастый – большой, значительный по величине, размерам, груздь – любой съедобный гриб, седой – серый, беседовать – сидеть, крепко – богато;

6). сочетаемостью (лексической и синтаксической): белокурое лицо, белокурая кожа, сторожить за кем- либо, машины бегают.

7). экспрессивно-стилистической окраской.

Например, слово перст (Тоды позор шшитали девки носить косы поверх платка).

8). Системными отношениями. Например, слова паук и мизгирь в одних говорах Среднего Приобья характеризуются отношениями дублетности («Паук – это мизгирь»), в других – видовыми отношениями («Пауки таки крупны, пузаты, мизгири – мельче»), в третьих – родо-видовыми отношениями (Мизгирь – домашний паук»).

Состав лексики диалекта

Общерусские Диалектно-просторечные Диалектные слова слова и их варианты слова и их варианты и их варианты

§7. Лексика диалекта в ареальном аспекте.

Ареальный или территориальный аспект рассмотрения словарного состава говора является специфическим и обусловлен территориальным варьированием диалектного языка.

Разряд локальных единиц, как правило, составляют диалектные, характеризующиеся либо широким (батог «палка», блажить «сходить с ума»), либо узким (Балка «рыбья печень», бармачить «бормотать»), либо точечным ареалом (токарь «токующий тетерев», чайнушка «фарфоровая чашка»). Пласт общенародной лексики говора составляют преимущественно общерусские и диалектно-просторечные слова, известные или преобладающему большинству носителей диалектов. Часть общерусских слов, например, волк «бирюк», петух «кочет», белка «векша», свинья «чушка», подоконник «подушка», одеваться «оболокаться», больной «квелый», много «дивно», характеризуются ограниченным ареалом, и входит в состав локальной части словаря говора.

Изучением территориального паспорта слова занимается лингвистическая география. Сведения об ареале слов говора необходимы для решения ряда вопросов: для выявления потенциальных слов литературного языка, в который вливается главным образом лексика с широким ареалом; для построения группировок говоров русского языка, по данным лексики, поскольку диалектные группировки выделяются на основе совмещения ареалов разных явлений (фонетических, лексических, грамматических); для выявления диалектных лексических различий и их типов (не противопоставленные и противопоставленные различия отражают лингвогеографические карты).

§8. Русские говоры на Южном Урале в связи с историей заселения края.

Как известно, часть южно-уральской территории была показана уже в 1915 году в «Опыте диалектологической карты русского языка в Европе». Там наши говоры представлены как естественное продолжение пермских и возможно уфимских, т. е. сплошь как северно-русские окающиеся Вологодско-вятской группы.

Географическое распределение и характер русских говоров на обследованной территории объясняются двумя явлениями – историей русских переселений на Южный Урал и взаимодействием диалектов.

Время и истоки русских переселений на Южный Урал нами устанавливались по архивным материалам (Челобитным, межевым документам, окладным книгам, официальным донесениям, в особенности ревизским сказкам, собранным в Центральном Военно-историческом Архиве, Центральном Государственном Архиве Древних Актов, Центральном Историческом Архиве г. Ленинграда, республиканском архиве Уфы, областных архивах Оренбурга, Свердловска, Челябинска, Перми, Шадринска, Златоуста и д. р. ), а также попутным, очень скудным сведениям, имеющимся в исторической и краеведческой литературе. Впрочем, в отдельных работах советских историков и краеведов (В. И. Шункова, Н. В. Устюгова, П. А. Вагиной, М. И Альбрута, Ю. М. Тарасова и др. ) по отношению к части обследованной территории вопрос об истоках русских переселений разработан глубже и со ссылками на надежные источники. По многим населённым пунктам, однако, не сохранилось никаких сведений, так что в этих случаях приходится говорить предположительно, сопоставляя косвенные архивные данные или используя воспоминания местных жителей из старшего поколения.

Ко времени известной стабилизации населения на заводах, т. е. через 20-30 лет после их заведения, заводские жители поступили из след. округов или уездов:

1) Катав-Ивановский завод – гл. обр. из приволжских уездов (из Нижегородской губернии Унженского уезда, Ветлужской и Верховской волостей, из Арзамасского уезда, их имбирского уезда сёл Никольского, Шереметева тож, и архангельского, Шемурша тож).

2) Юрюзань-Ивановской – предположительно из тех же волостей и уездов.

3) Усть-Катавский – с Катав-Ивановского завода и из Нижегородской губернии Арзамасского уезда.

4) Златоустовский – из Московской, и Рязанской губернии (Рязанского, Торжского, Тульского, Алексинского, Тарутского, Зарайского, Чернского, Крапивенского, Можайского уездов) и с Шацкого уезда Рязанской губернии, Балахонского уезда Нижегородской губернии. Больше всего мастеровых было из Московской губернии.

5) Нязепетровский (Ураимский, Нязепетровский) – с пермских заводов, из Унженского уезда Нижегородской губернии, из Николаевской слободы заводчика Хлебникова, с тульских заводов.

6) Сатский – из Соликамских стогановских вотчин и из Кунгурского уезда.

7) Уфалейский – с Нязепетровского завода, из Новгородской губернии Новгородского и Торжковского уездов, из Московской губернии

Можайского, Тульского, Товского, Рязанского уездов, с Шацкого завода

Можайского уезда; из Белгородской губернии Чернского уезда; из Нижегородской губернии Балахонского уезда; из Красноуфимской крепости.

9) Кыштымские Верхний и Нижний – с Шайтанского завода (Сибирь), из Нижегородской губернии Унженского завода, а также из Брянского и Тверского уездов; переведённые с Другненского завода и несколько сот человек из Ромодановской волости Калужской губернии.

10) Кусинский- гл. образом из Ветлужской округи Костромского наместничества, затем из Тульской округи и с Златоустовского завода.

11) Каслинский- из Ромодановской и Людиновской демидовских вотчин в Калужской губернии и непомнящие родства и незаконнорожденные из Исетской провинции.

Естественно, что на самих заводах Катав-Ивановском, Усть- Катавском, Юрюзанском, Саткинском, где первоначальное, а затем и подселявшееся

Население других призаводских деревень и посёлков в прошлом также выполняло вспомогательные работы для заводов – в куренях, на пристанях или в рудниках. Часть призаводских работных людей содержались на пашне, получала сенокос и использовалась как резерв рабочей силы в горячее время.

Большинство призаводских селений возникло в 70 – 90 гг. 18 века и продолжало появляться постепенно, по мере строительства новых заводов и реконструкции старых, примерно до середины 19 века.

В меньшей степени в заселении приняли участие переведенцы из Саратовской ( в дер. Аратское), Уфимской, Нижегородской, Владимирской, Орловской, Тульской и Рязанской губернии.

Это гл. обр. среднерусские Пензенского типа, нередко с цоканьем или его пережитками, а также южнорусские (« ягуны» в д. Биянка и Серпиевка).

4. С середины 18 в. более 60 лет продолжался период переселений государственных крестьян из Кунгурской, Красноуфимской, Екатеринбургской, Осинской, Камышловской, Шадринской и Бирской уездов, за реки Течу и Миасс на земли, откортомленные (арендованные) по дешёвой цене у башкир, или уступленные казаками, в волости Нижнеувельскую, Верхнеувельскую, Кундравинскую, Алабужскую, Кочердыцкую и Долгодеревенскую. Лишь позднее, в 1840-42 гг. жители этих слобод и деревень (государственные крестьяне) были обращены в принудительном порядке в казаков.

Так, например, поскольку старейшее русское население на Южном Урале издавна соседствовало и поддерживало разные отношения с башкирами, татарами и мещеряками, постольку соответствующие русские говоры испытывали на себе тюркское влияние.

Длительным контактом русского и тюркского населения на Южном Урале можно объяснить довольно широкий сравнительно с литературным языком или европейскими русскими говорами круг башкиро-татарских заимствований в лексике старожильческих говоров. Весьма употребительны, например, такие: айда, айдате (побудит. частица), табун (всякое стадо), кашма (войлочная подстилка или коврик), урман (непроходимый лесной массив), урема (лес над рекой), шшерба (уха, похлёбка), апайка (татарская женщина), бабай (дед, старик), ашать (есть), иняи (мать), кызым (девушка), малай (мальчик), куян (заяц) и др. В речи многих стариков употребляется ещё большее количество тюркизмов, хотя они, как правило, появляются при особых условиях: для придания более сильной выразительности своей речи или в разговоре с башкирами и татарами. Так, например, в Кабанье (близ Багаряка) были записаны такие фразы (на улице, около правления колхоза): «Морос йес, сауг бар» (Мороз сегодня). Старик выходит из правления и обращается к знакомым: «Деньги полушил, акса бирали».

2. Диалекты используются в речи преимущественно людьми старшего поколения.

3. Диалектные слова нашей местности встречаются также и в Пензенской, Тульской и Ярославской губернии, из чего следует, что местный говор появился в то время, когда были завезены крестьяне помещиками Мясниковым и Твердышевым для обжига угля для Симского завода.

Для науки представляет определённую ценность каждое слово, независимо от того, входит ли оно в литературный язык или является только принадлежностью местного говора.

Поэтому необходимо как можно полнее записать диалекты в словари, сохранив, таким образом, значительную часть истории народа, его духовной и материальной культуры.

Источник

Видео

Диалекты русского языка (рассказывает филолог Игорь Исаев)

Диалекты русского языка (рассказывает филолог Игорь Исаев)

1.1. Знакомство с диалектологией

1.1.  Знакомство с диалектологией

Исенова А.Р. Видеоурок по спецдисциплине Русская диалектология: Система вокализма диалектного языка

Исенова А.Р. Видеоурок по спецдисциплине Русская диалектология: Система вокализма диалектного языка

Формирование русских говоров. Часть 1. Древняя история славян и проблема диалектного членения

Формирование русских говоров. Часть 1. Древняя история славян и проблема диалектного членения

Как русский язык учат в сельской школе носители диалектов?

Как русский язык учат в сельской школе носители диалектов?

Игорь Исаев - Синхрония и диахрония в языкознании

Игорь Исаев - Синхрония и диахрония в языкознании

Историческая диалектология — Анастасия Лопухина

Историческая диалектология — Анастасия Лопухина

Исаев Игорь - Диалектный язык

Исаев Игорь - Диалектный язык

Диалекты русского языка

Диалекты русского языка

Диалектология

Диалектология
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.