Явления языка изоморфные алломорфные + видео обзор

Типологические признаки и критерии их выделения

Сложность типологических описаний заключается в самом выделении признаков, на основании которых группируются языки. Некоторые ученые вообще недоверчиво относятся к признакам, которые выделяются в типологических описаниях. Например, Эмиль Бенвенист пишет, что такие признаки являются лишь внешней чертой сходства, тогда как их внутренняя структура при этом не выявляется.

Однако есть и другие мнения. Так, В.М. Солнцев считает, что структурно-функ­циональное сходство отражает существенные черты сопоставляемых объектов.

Что необходимо учитывать, чтобы избежать случайности при выделении признаков?

системный характер языка. Еще в 1962 г. А.А. Реформатский писал, что необходимо проводить сопоставление блоков, категорий, а не разрозненных элементов, об этом же в 1966 г. писал и Владимир Скаличка. Можно сказать, что чем больше утверждался в лингвистике системный подход к исследованию, тем настойчивее многими лингвистами подчеркивалась необходимость учитывать системный подход и в типологических исследованиях.

системную взаимообусловленность явлений разных уровней. Приведу в качестве примера явление, отмеченное еще Е.Д. Поливановым, оно касается соотношения фонетических и морфологических явлений. В частности, было замечено, что в синитических языках (т.е. в китайском, вьетнамском, тайском) границы морфем, как правило, совпадают с границами слогов, одновременно с этим отсутствует и грамматическая флексия. О необходимости учитывать при типологических описаниях связь между разными языковыми уровнями писали многие лингвисты: Г.А. Климов, В.Н. Ярцева, Ю.Р. Рождественский, В.М. Солнцев и др.

Типологические признаки выводятся индуктивно. Поэтому вполне может случиться так, что обнаружатся такие языки, для которых та или иная типологическая характеристика неприемлема. Например, С. Сапорт установил, что если есть фонологическое ударение, то существует и противопоставление фонем в ударных слогах; при этом количество противопоставлений в ударных слогах не меньше, чем в неударных. Немецкий ученый Фергюсон показал, что данная закономерность имеет исключение, в качестве примера назвал диалекты арабского языка в Сирии и Таджикистане. Но это исключение не отменяет правила, выведенного Сапортом, оно остается в силе для основной массы языков. Кстати, как замечает Ю.В. Рождественский, сами по себе обнаруженные исключения могут привести к построению новых универсалий (ВЯ, 1968, № 2, с.9).

В типологических исследования различают два рода признаков, по которым сопоставляются языки: изоморфные и алломорфные. Изоморфные тождественные признаки для определенной группы языков, именно такие признаки позволяют объединять ряд объектов в однородные множества. Алломорфные – различительные признаки, которые могут быть присущи как языку в целом, так и отдельным уровням или явлениям. Алломорфные признаки показывают, чем отличаются однородные множества.

4. Понятия типологии, типизации и типа языка

Понятия типологии, типологического сопоставления, типизации и типа используются разными гуманитарными и естественными науками (в литературоведении, истории, социологии, антропологии, биологии и т.п.).

Типология в рамках любой области знания (т.е. типология вообще) имеет дело с множеством упорядоченных объектов, которые принадлежат какой-либо оп­ределенной сфере действительности. Раз объекты упорядочены, то значит, они обладают внутренним устройством и организацией, т.е. структурой.

Типология выявляет и фиксирует отличительные и характерные структурно-функ­циональные черты групп объектов в составе определенного множества объектов. При этом типология отвлекается от учета как максимально общих свойств объектов, которые определяют их принадлежность к данной сфере действительности, так и от индивидуальных свойств объектов, которые отличают их друг от друга. Например, антропология, выводя антропологические типы (монголоидный, европеоидный и т.д.), отвлекается от учета как общечеловеческих свойств, характерных для человека вообще, так и от индивидуальных свойств отдельных людей, принадлежащих тому или иному антропологическому типу.

Явления языка изоморфные алломорфные

Структурно-функциональные свойства и признаки многообразны. Именно это позволяет один и тот же объект типологически рассматривать под разными углами зрения. Ср.: по психологическим признакам отдельные группы людей могут быть представлены как сангвиники, холерики и т.д., при этом ученые отвлекаются от признаков, релевантных (существенных) при антропологической типологии. Таким образом, один и тот же объект может быть включен в различные типологические группы.

Язык, как и любой объект мира, представляет собой единство общего, особенного и единичного. Иными словами, в каждом языке могут быть выделены признаки общие – универсальные, особенные – типичные и единичные – индивидуальные. Следует определить, какие признаки интересуют ТЯ. Поэтому вначале охарактеризуем выделенные типы признаков.

Индивидуальные свойства (С.Д. Кацнельсон в книге «Типология языка и речевое мышление» называл их идиоэтническими) присущи только одному какому-либо языку. Индивидуальными свойствами занимается частное языкознание: англистика, русистика и др. Например, определенные грамматические формы, некоторые просодические явления и другие особенности русского языка изучаются в курсе русского языка. То, что индивидуальные свойства не имеют отношения к типологии, очевидно. Однако соотношение «универсального» и «типического» не столь ясно. В чем же состоит их различие? Это важный момент теории вопроса.

Универсальные свойства охватывают то, что характерно для языка вообще, что отличает человеческий язык от других явлений, например, от системы коммуникации животных. Именно в этом смысле надо говорить об универсалиях языка.

Универсалии языка относятся к философии языка, они представляют собой то общее, что присуще всем языкам мира. Например: 1. Все языки имеют гласные и согласные звуки; 2. Все языки содержат имена бога; 3. Текстам всех языков присуще свойство дискретности, т.е. способности разлагаться на отдельные единицы; 4. Любой язык содержит двусторонние языковые единицы, обладающие планом выражения и планом содержания; 5. Во всех языках мира наличествует предложение; 6. Во всех языках есть личные местоимения и др.

При выведении универсалий языка опираются на свойства языка, но не исследуют эмпирически все языки. Универсалии языка могут быть выведены путем рассуждений, они дедуктивно заданы. Как пишет Юрий Владимирович Рождественский универсалии языка – «специальное выводное знание» (ВЯ, 1968, № 2). Истинность универсалий языка определяется только правильностью и непротиворечивостью их выведения. Относительно реальных языков их можно оценить как пригодные или непригодные для их характеристики.

Типичные черты – особенные – присущи группам языков. Именно такие черты и представляют интерес для ТЯ – лингвистической типологии. А сами такие черты называют еще лингвистические (или типологические) универсалии.

Итак, из трех названных групп признаков только одна является собственно предметом ТЯ, а именно лингвистические универсалии. Следовательно, при определении типа языка отвлекаются от следующих свойств: во-первых, от максимально общих свойств человеческого языка – универсалий языка, а во-вторых, от индивидуальных особенностей – идиоэтнических, которые характерны тому или иному конкретному языку (например, фиксированный или подвижный характер ударения).

В отличие от универсалий языка, лингвистические универсалии выводятся эмпирически, они познаются индуктивным путем, для их выведения необходимо перебрать все языковые системы. Истинность лингвистических универсалий определяется тем, насколько они соответствуют фактам тех языков, на материале которых получены лингвистические данные.

Таким образом, выявление структурно-функциональных признаков, присущих некоторой совокупности языков, и позволяет выделить различные группы.

Сам же процесс выявления различительных признаков называется типизацией. Результатом типизации становятся типы языков.

Какое содержание вкладывается в понятие тип? Понятие тип языка – это абстрактное понятие, в котором отражены определенные черты группы объектов. Надо понять, что языковой тип не есть какой-либо конкретный язык или сумма языков. Языковой тип – это «совокупность структурно-функциональных черт или свойств, присущих группе языков и отличающих данную группу от других групп языков» (В.М. Солнцев, ВЯ, 1978, № 2, с. 34).

Языковой тип, безусловно, всегда представлен группой языков. Однако совокупность свойств, образующих тип, неизмеримо беднее всей совокупности свойств, которые характеризуют конкретный язык. Почему? Потому что каждый конкретный язык обладает универсальными свойствами, которые присущи всем человеческим языкам, и обладает индивидуальными свойствами, присущими только данному языку.

Таким образом, типизация и выявление типов представляет собой средство познания устройства (или строения) выделяемых групп языков и их функциональных особенностей.

Источник

5. Структура языка. Вариативность единиц и структур. Изоморфизм и алломорфизм. Однотипность и разнотипность структуры языковых единиц разных уровней.

Общность структурных типов объясняется их функцией — выражать УКЗ, свойственные мыслительной деятельности людей (количество, пространство, время, волеизъявление и т. д.). Если формальная сторона языка сконцентрирована в его структурных типах, то содержательная сторона сконцентрирована в его универсально-константных значениях. Мы говорим об УКЗ, имея в виду их общечеловеческий характер и их относительное постоянство. Это значит, что язык, будучи практическим сознанием, формируется как коммуникативное средство выражения строго определенных значений. Число этих значений не выходит за пределы статики, динамики, качества, количества, времени, пространственности, способа восприятия объекта, представления личности, бытия, обладания, волеизъявления, утверждения, отрицания, лимитации. Каждое УКЗ имеет разноуровневую структуру своего выражения. Оно стягивает к себе и лексические, и полуграмматизованные, и чисто грамматические средства. Так, например, необходимость отражения в языке значения количества проявляется в наличии числительных (two, five), словосчетчиков (meter, pint, репсе и т. д.), квантификаторов (much, few, little), морфологических форм абстрактного множества (s, en). Значение времени также проявляется в наличии разноуровневых языковых единиц, одни из которых относятся к непосредственно конкретизированному слову (today, tomorrow), другие передают отнесенность ко времени более обобщенно (then, once, sometimes), третьи же дают отвлеченное соотнесение с прошедшим, настоящим или будущим, фиксируемое абстрактно-морфологической формой (shall, will и т. д.) и уточняемое синтаксическими конкретизаторами (on Friday, yesterday, at 12 oclock). Аналогичная картина имеет место и в русском языке.

Таким образом, грамматический тип в любом языке представляет собой лишь максимально абстрактную часть общеязыковых средств выражения УКЗ. В связи с этим мы говорим, что всякое УКЗ создает в языке свое относительно замкнутое поле гравитации, построенное на взаимодействии единиц, принадлежащих к различным уровням абстрагирования. Все они, контактно взаимодействуя и дополняя друг друга, служат для репрезентации данного УКЗ и в соответствии со степенью обобщенности занимают различные места в общем для них поле гравитации. Максимально абстрактные (морфологические) единицы составляют ядро такого поля, частично грамматизованные (much, under, something) располагаются непосредственно за ними, а наиболее конкретные образуют самый периферийный круг поля. Такое «ярусное» расположение соответствует и их взаимодействию. (Известно, например, что для выражения будущего в древнегерманских языках широко употреблялись наречия типа then, а создание формы будущего времени осуществлялось путем использования глаголов sculan и willan, лексическое значение которых передавало необходимость и желательность, т. е. то волеизъявление, реализация которого не совпадает с настоящим и идет за моментом речи, перенося действие, в будущее, В восточнославянских языках эту функцию выполнял глагол быть.) Поскольку же грамматический тип представляет собой наиболее абстрактный уровень общеязыковых средств, он бытует в языке как стандартизированный выразитель ряда УКЗ. Ядерные (максимально абстрактные) относятся к грамматике; периферийные (конкретные) — к лексике. Между ними находится медиальная прослойка конкретизированных единиц (my, first), не утративших всех своих лексических качеств, но и не относящихся полностью к грамматике. Поэтому грамматические формы — это следующий этап десемантизации. Как бы не были абстрактны и десемантизированы эти грамматические формы исторически, они всегда восходят к лексически полнозначным словам, представляя собой их фрагментарные осколки (например, форма будущего времени — ll: will, shall; форма перфекта — ve: have и т. д.).

Грамматика, отчленяя какой-то лексический пласт, постепенно передвигает его в ядерную позицию. Движение сопровождается: 1) утратой лексической самостоятельности, 2) сдвигом ударения — переходом в безударную позицию и 3) фонетическим опрощением.

Естественно, что при таком воздействии экстралингвистических факторов, которое приводит к утрате прежнего типа грамматической связи и к изменению его на новый, имеет место отчленение иного лексического пласта и его передвижение в ядро поля. Например, утрата прежнего типа видовых отношений в английском языке, строящихся на префиксации, которая не могла существовать в связи с утерей флексий, свойственной языку в целом. Выражение же полноты действия стало передаваться глаголом обладания, принадлежащим к тому же гравитационному полю. Лексическая направленность этого глагола как выразителя полноты и завершенности процесса позволила выделить его как единицу для новой видовой грамматической формы — перфекта.

Следовательно, грамматические формы, создаваясь на основе лексически полных единиц, приходят к состоянию опрощения через тип аналитического развития. Это значит, что аналитический тип наименее устойчив и, как правило, сменяется либо флективным в какой-то из его разновидностей (синтетической или агглютинативной), либо же корневым или инкорпорирующим. Эти типы более стабильны. В своей эволюции язык может проходить любой из этих типов связи. Причем период его пребывания в том или ином типе в значительной степени зависит от экстралингвистических факторов, вызывающих появление адстратов, субстратов и суперстратов, расшатывающих прежнюю структурную основу.

Однако если движение по формированию нового типа началось, то при переводе лексического элемента в ядерную позицию оно идет с некоторым ускорением. Внешняя среда выступает как ускоритель действия внутренних законов. Перестройка языкового типа или расширение его границ, нарушив обычный ритм языковых превращений, вызывает ускоренную реакцию внутри языковых форм. Отжившие или отживающие формы уступают место новым, и темп их вступления в языковую норму имеет заметное ускорение по сравнению с устоявшимися. Например, превращение Лондона в экономический и политический центр страны привело к упрочению лондонских разговорных норм и ослаблению норм остальных диалектов. Вызванное этим внешним воздействием становление общенародного национального языка протекало, как известно, в очень бурном темпе, и во временном отношении произошло в весьма непродолжительный период.

Следует, конечно, учитывать, что далеко не всякий исторический факт оказывается существенным для изменения языкового строя и перехода его от одного типа к другому. Такого рода внешние воздействия являются одноразовыми в своей основе, ибо, подорвав принцип прежнего моделирования, они стимулируют действие внутренних законов общеязыкового развития. Убыстрение в развитии и такая интенсивная мобилизация внутренних ресурсов языка обусловлены необходимостью быстрейшей нормализации языковых процессов и сохранением приблизительно равных темпов их дальнейшего развития. Не будь у языка строго определенного темпа в развитии, всякая линия хронометрических исследований в приложении к языку оказалась бы невозможной. Это становление происходит в крайне незначительный период времени, равняющийся, по сути, каким-то сотым долям процента по сравнению со временем существования предыдущих грамматических структур и по отношению ко времени, в течение которого эти появившиеся структуры действуют в языке.

Таким образом, их создание, будучи быстро протекающим и одноразовым процессом, исчерпывающим прежнюю систему грамматических форм, упрочивает в языке новый тип грамматических связей и отношений. Последний выступает своеобразным горнилом в выплавке лексических значений и образований новых грамматических разрядов.

Возможность такой эволюции объясняется типологической структурой языка, который содержит в себе как бы в зародышевом состоянии каждый из структурных ТИПОВ. Сам структурный тип складывается из ядерных частей гравитационного поля. Число таких ядерных частей, во-первых, не бесконечно, а, во-вторых, носит повторяющийся характер во всех языках мира.

Тип структурной связи — это внешняя (знаковая) сторона языка, УКЗ — его внутренняя (значащая) сторона, в силу которой осуществляется сама связь знаков и происходит системная классификация словарных единиц грамматического инвентаря и фонетической системы.

Таким образом, типологическую организацию языка обобщенно можно представить в следующем виде:

Источник

Понятие изоморфизма и алломорфизма

Понятия о языковом типе и типе языка

Основные понятия лингвистической типологии

Понятие «тип языка» у языковедов вызывает различные ассоциации, так как в лингвистике до настоящего времени еще не определены основные критерии, которые могли бы служить надежным основанием для определения того или иного типа языка.

В настоящее время в языкознании различаются две разновидности типа: 1) тип языка; 2) тип в языке.

Тип языка понимается шире, чем тип в языке, и он же является общим понятием. К типам языка относятся: агглютинативный, флективный, изолирующий, полисинтетический, которые выделены языковедами XIX века и получают свои дополнительные характеристики в трудах современных языковедов.

Тип в языке считается уже, чем тип языка, т. е. частным языковым типом. Тип в языке — обычно отмеченное в нескольких языках качество языковой структуры, как, например, наличие или степень аналитизма грамматических форм, наличие/отсутствие фонетических изменений на стыке морфем и т. д., и связанный с этим способ соединения морфем — фузия или агглютинация (М. И. Журинская).

Таким образом, когда говорят о типе языка, имеют в виду совокупность ведущих признаков, которыми характеризуются системы языков, а когда говорят о типе в языке — частные языковые признаки, существующие в системе того пли иного конкретного языка или языков. Например, в одних языках ударение является свободным, а в других фиксированным, долгота глаcных в одних языках фонематически обусловлена, а в других не обусловлена. В одних языках показатели множественности взаимовключают аффиксальные морфемы плюральности (английский, русский и др.), а в других они взаимоисключают друг друга (тюркские), хотя при выражении других категорий в этих языках происходит процесс взаимовключения или взаимоисключения. Например, возвратные местоимения и рефлексивные суффиксы взаимоисключаются в языках того и другого типа.

Для типологии очень важно установить сходство или подобие систем различного объема и масштаба. Такое подобие, или параллелизм, отдельных звеньев структуры языка, отдельных микро- или макроструктур, ее составляющих, получило название изоморфизм.

Термин «изоморфизм» был введен в лингвистический обиход польским языковедом Е. Куриловичем из математики, где он обозначает тождество, подобие внутреннего устройства двух систем чисел.

В отличие от Е. Куриловича Э. А. Макаев определяет изоморфизм как однотипность структуры конститутивных языковых единиц различных уровней, следствием чего является или может являться однотипность отношений между этими единицами на разных уровнях.

Такое понимание изоморфизма, по мнению Э. А. Макаева, отражает особенности структуры языка и связано с его различными уровнями. Оно будет способствовать выявлению однотипного характера структур единиц различных уровней, таких, как ограниченное количество инвариантов при неограниченном числе вариантов, наличие парадигм, образуемых единицами всех уровней; дает возможность реконструировать различные уровни языка, что имеет отношение к построению типологической грамматики. Э. А. Макаев полагает также, что при описании уровней языка и установлении однотипности их структуры наиболее эффективными окажутся дистрибутивный и трансформационный анализы.

По мнению В.Д.Аракина, одной из целей типологического описания языка следует считать выявление изоморфизма различных языков, то есть установление подобия или сходства не только микросистем, но также и подсистем и целых систем ряда языков.

Изоморфизму противостоит «алломорфизм», свидетельствующий о разнотипности структуры языковых единиц, составляющих данный уровень.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Изоморфизм и переходность явлений языка как системообразующие факторы.

Принцип системности является общенаучным понятием. В лингвистике и лингв ометодике внимание к системной организации языка стало особенно актуальным в XX веке, хотя в русистике понимание языка как системы не является новым.1 Еще Ф.И.

ИЗОМОРФИЗМ И ПЕРЕХОДНОСТЬ ЯВЛЕНИЯ ЯЗЫКА

Изучение единиц разных уровней осуществляется в соответствующих разделах науки о языке: синтаксисе, морфологии, лексикологии и фразеологии, морфемике, фонетике и фонологии.

С понятием системы связано понятие системного подхода.

На каждом уровне могут быть выделены частные системы. Так, на синтаксическом уровне можно выделить систему подчинительных связей в современном русском языке, систему типов простого предложения, систему односоставных предложений, систему членов предложения и т.д.

Система языка находит выражение в классификации языковых единиц. Критерии классификации определяются спецификой соответствующих ярусов, а также целями и задачами описаний.

Опорными единицами, составляющими основание системной сетки, являются типичные образования, характеризующиеся полным набором дифференциальных признаков. Такие единицы языка и являются конструктивными единицами (элементами) системы.

На морфологическом уровне при системном подходе выделяются части речи, образующие систему структурно-семантических классов слов, а также омокомплексы, обозначающие группы функциональных омонимов, паронимов и т.д.

На лексическом уровне системные связи объединяют синонимы и антонимы. Эти единицы лексики при системном подходе объединяются в соответствующие словари.

Морфемы делятся на словообразовательные и формообразовательные, которые, в свою очередь, образуют функциональные группы.

Бесконечное разнообразие звуков речи на фонетикофонематическом уровне содержит языковая система гласных и согласных фонем, которая образуется в соответствии с определенными параметрами.

Системный характер языковой системы при ее речевой 33 реализации проявляется в семантической цельности, обусловленной единством темы синтаксических построений.

Цельность и связность языковой системы реализуется в речи прежде всего с помощью специальных связочных средств (союзов, указательных слов, некоторых частиц и др.).

Важнейшими системообразующими факторами являются изоморфизм и переходность, создающие целостность и связность как на различных уровнях, так и между уровнями.

Рассматривая связи уровней «снизу», видим, что звуки образуют морфемы, из которых строятся слова, образующие на морфологическом уровне части речи. Самые сложные единицы системы располагаются на синтаксическом уровне.

Теснейшие связи между синтаксисом, морфологией и лексикой неоднократно отмечал В.В. Виноградов. Приведем аксиоматичное высказывание ученого: «Морфологические

ИЗОМОРФИЗМ И ПЕРЕХОДНОСТЬ ЯВЛЕНИЯ ЯЗЫКА

Компоненты структурных схем (моделей) синтаксических единиц представлены названиями частей речи, а реализация структурных схем в речи осуществляется с помощью единиц лексического уровня.

Каждый из уровней общей системы языка имеет подсистемы, из которых наиболее многоэлементным является синтаксический ярус. На синтаксическом уровне выделяются текст, сложное и простое предложения, словосочетание. Нижний ярус синтаксической системы занимают словоформа и член предложения.

Словоформы служат строительным материалом для членов предложения и словосочетаний. Они выделяются при подходе «снизу». Член предложения выделяется из предложения (при подходе «сверху») и соотносится или с одной словоформой, или с сочетанием словоформ.

На разных ярусах вычленяется разное количество компонентов системы, что обусловлено спецификой единиц соответствующего уровня. Наиболее ярким примером связи подсистем по вертикали являются основные синтаксические связи: сочинение и подчинение (ключевые категории связности), которые «работают» на всех уровнях системы языка.

Изоморфизм членов предложения и придаточных предложений является убедительным аргументом, показывающим жизненную силу классической (традиционной) классификации придаточных предложений, основанной на соотношении членов предложения и придаточных частей.6

Эта классификация поддерживается рядом ученых,7 сохраняется в школьных учебниках, написанных мною.

В этой классификации выделяются придаточные под- лежащные, сказуемные, определительные, дополнительные и обстоятельственные.

Изоморфизм объясняет возможность синонимических связей придаточных предложений и различного рода оборотов (причастных, деепричастных, инфинитивных, сравнительных и др.).

ИЗОМОРФИЗМ И ПЕРЕХОДНОСТЬ ЯВЛЕНИЯ ЯЗЫКА

Система, находящая выражение в классификациях единиц языка, определяет позиции единиц в речи, их взаимодействие и взаимовлияние, обусловленное их свойствами и связями с другими единицами. Так, морфологическая (частеречная) квалификация омокомплекса слепой зависит от его синтаксической функции. Ср.: Слепой музыкант и Играл слепой. Качество звука зависит от места ударения, от соседства с другими звуками и т.д. Частеречная квалификация некоторых слов зависит от их сочетаемости с другими словами. Ср.: Мне грустно и Грустно посмотрел.

Между типичными единицами системы нет пустоты: пространство между ними заполнено переходными явлениями, образующими периферийные и промежуточные образования, синкретичные по семантике и форме.

Отношения между типичными единицами иллюстрирует шкала переходности, которая позволяет не только наглядно показать место переходных явлений в системе языка, но и служит эффективным методом исследования синкретичных образований.14

Эти идеи Л.В. Щербы получили развитие в «лингвистике на краях», в которой порождение новых единиц происходит вследствие взаимодействия единиц (элементов) стабильной системы.

Некоторые явления синхронной переходности исследуются с использованием шкалы переходности, позволяющей дифференцировать периферийные и промежуточные факты. Переходность, как закономерность языковой системы, служит основанием для взаимодействия и взаимовлия- 56 НИЯ явлений языка и речи, следствием которых является диахронный переход слов, групп слов и синтаксических конструкций из одного класса в другой, а также сосуществование типичных и синкретичных образований на синхронной шкале переходности.

Синкретичные образования, заполняющие зону переходности, и служат одним из наиболее ярких системообразующих факторов.

Синтаксис пронизан синтаксическими связями, образующими системы простых и сложных предложений, систему членов предложения, а также разнообразные синкретичные построения.

Явления языка изоморфные алломорфные

Так, система сложных предложений включает не только основные типы сложных предложений, но и синкретичные образования.

Приведем примеры, иллюстрирующие фрагменты, в которых есть синкретичные построения с сочетанием свойств разных видов сложных предложений.

Пространство между простым и сложным предложениями заполняют многочисленные полупредикатив- ные обороты (причастный, деепричастный, адъективный, инфинитивный, сравнительный и др.) с разной степенью предикативности.

Пространство между типичными частями речи, образующими зону переходности, заполняют синкретичные образования, в разной степени совмещающие свойства оппозиционных типичных частей речи.16

Очень наглядно иллюстрирует связи между частями речи таблица, изобилующая линиями, показывающими синхронные и диахронные связи в системе частей речи.17

В этом ряду выделены опорные слова, промежуточная зона представлена одним прилагательным, указывающим оттенок основного цвета.

Каждое переходное звено можно значительно увеличить прилагательными, называющими и другие оттенки. Так, переходное звено между словами зеленый и голубой может включать и следующие слова: светло-зеленый, зеленоватый, зелененький, зеленеющий; изумрудный, небесный; светло-голубой, голубоватый, а также беленький, белеющий и т.д.

Явления переходности характерны и для морфемики. Так, знаменательные слова, имеющие членимый состав, при переходе в служебные части речи утрачивают морфемную членимость. Например, сочетание существительного течение с предлогом в, выполняя функцию предлога, утрачивает изменяемость, а следовательно, и конечный гласный [э] 58 перестает быть окончанием, так как перестает выполнять функции, свойственные флексии.

На фонетико-фонематическом уровне наиболее четко различаются термины-понятия язык и речь.18 Переходные явления многочисленны в речи, а языковая система содержит речевое разнообразие звуков: именно она позволяет выделять фонемы как смыслоразличители.

Диахронные и синхронные трансформации наблюдаются преимущественно на одном языковом уровне, образуя системы синтаксических, морфологических, лексических, морфемных и фонетических компонентов. Однако наблюдаются, хотя и значительно реже, переходные явления межуровневого характера.19

Среди многочисленных системообразующих факторов изоморфизм и переходность занимают особое место, так как они создают связность системы и «по горизонтали», и «по вертикали», образуя множество перекрещивающихся явлений.

ИЗОМОРФИЗМ И ПЕРЕХОДНОСТЬ ЯВЛЕНИЯ ЯЗЫКА

Источник

Видео

Поверхностные явления

Поверхностные   явления

Эфиопский язык - Алексей Муравьев

Эфиопский язык - Алексей Муравьев

Эволюция именования в европейской культуре: Часть 3. Имя современного мира

Эволюция именования в европейской культуре: Часть 3. Имя современного мира

Виды иных языков || Торбен Сондергаард

Виды иных языков || Торбен Сондергаард

Гипнотизм. Особые явления сомнамбулизма: ясновидение. Д-р Лёвенфельд. Москва, 1913 год.

Гипнотизм. Особые явления сомнамбулизма: ясновидение. Д-р Лёвенфельд. Москва, 1913 год.

Поверхностные явления: адгезия, смачивание, адсорбция | Коллоидная химия

Поверхностные явления: адгезия, смачивание, адсорбция | Коллоидная химия

Амбулаторное ведение иксодового клещевого боррелиоза

Амбулаторное ведение иксодового клещевого боррелиоза

№39 Коробка с языками. Морфологическая типология языков

№39 Коробка с языками. Морфологическая типология языков

Признаки воспаления и методы лечения язычной миндалины

Признаки воспаления и методы лечения язычной миндалины

НЕВЕРОЯТНЫЕ ОПТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ИЛЛЮЗИИ в природе

НЕВЕРОЯТНЫЕ ОПТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ИЛЛЮЗИИ в природе
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.