Язык для поддужного колокольчика + видео обзор

Язык для поддужного колокольчика

ЯЗЫКИ ДУЖНЫХ (ЯМСКИХ) КОЛОКОЛЬЧИКОВ И ИХ РОЛЬ

Язык дужного (ямского) колокольчика – одна из составляющих его частей как сигнального устройства. При кажущейся простоте его, да и всего колокольчика, состоящего из звучащего литого из бронзы кутаса и языка, что, ударяясь изнутри о стенки колокольчика, приводит его к звучанию, система эта достаточно сложна. Уже то, что колокольчики одной формы, веса, отлитые одним и тем же мастером, более того, за одну плавку металла, звенят по-разному, о многом заставляет подумать. В результате тщательных физических и акустических исследований дужного колокольчика так и не получено четкого, однозначного ответа на природу отличий их звучания. Возможно, правы те исследователи, что ищут ответ на тайну в химических составляющих металлов, из которых они отлиты. Ведь недаром мастера девятнадцатого века, занимаясь десятилетиями, а некоторые – и всю жизнь кустарным промыслом их отлива, в строгой тайне хранили ими открытые химические ингредиенты и их дозировку. Содержание ингредиентов колокольной бронзы дужных колокольчиков несколько разнится.

Одним из факторов красивого звучания колокольчиков так радующих нас, тона, силы звука, декремента его затухания, является правильно подобранный для него язык. На историю дужного колокольчика и в особенности на совершенствование формы и массы языков повлияли сложности их использования на дорогах. Рескриптом царя Николая І в 1834 году запрещено использование дужного колокольчика на всех гужевых экипажах, кроме почты. Это предписание касалось движения не только троек, но и всех экипажей, двигающихся по Николаевской дороге, что соединяла две столицы. Запрещение действовало и на столбовых, и даже вспомогательных дорогах, по которым двигались почтовые тройки. Такое положение не казалось тогда странным, так как движение любых экипажей с колокольчиками, по которым ориентировались служащие почтовых станций, ожидавшие прибытие почтовых экипажей, мешало их работе в подготовке смены лошадей.

Для ямщиков и служащих почты звуки колокольчика были не только звоном, но и необходимой информацией. Так, ориентируясь по звуку колокольчика, ямщики знали о скорости движения тройки, состояния дороги, усталости лошадей и даже расстояния до ближайшей станции, а служащие почты – о том, какая именно почтовая тройка на подъезде и на каком расстоянии от них. Особую озабоченность это вызывало у служащих почты на главной дороге России, где интенсивность движения экипажей, в том числе и почтовых, была наиболее значительна. В связи с этим производители колокольчиков и их пользователи искали как способы, которые бы усиливали звучание колокольчиков, так и уменьшали, приглушая его, способы крепления колокольчиков и их языков, чтобы на время выезда на почтовые тракты они не звенели. Так, пришли к пониманию вопроса о важности языка в дужном колокольчике, в том числе и способе его подвязки. Подбор языка купленному для личного пользования колокольчику, а продавались они вовсе без языков, поскольку их изготовление выходило за пределы профессии литейщика, было серьезным делом, с которым обращались к ямщикам, знающим как никто другой, это сигнальное устройство, и к местным кузнецам. Дело в том, что литейщик не обладал необходимым оборудованием для плавки железа и его ковки, это дело кузнечное, а не литейное. Его изделия – это звучащая часть колокольчика, бронзовая рубашка (кутас) с петлей на донышке, к которой и крепится язык. Вместе с тем, в практике работы кустарей-литейщиков Касимова Рязанской губернии, некоторые, наиболее аккуратные, колокольчики работы мастеров Пуреха Нижегородской губернии, других центров литья снабжались литейщиками, готовыми языками, которые они самостоятельно заказывали у местных кузнецов. Так, Николай Иванович Кислов, мастера Лабзёнковы, Мазурины (Касимов) иногда комплектовали свои изделия коваными языками: в виде кольца на «восьмерке», с захватами за петлю с одной стороны, а с другой – за кольцо. Завод Егора Спиридоновича Клюйкова, Товарищества И.М. Трошина и А.И. Бадянова (Пурех) комплектовали наиболее дорогую свою продукцию языками в виде литого бронзового кольца на таких же «восьмерках», но изготовленных из проволоки. Правильным подбором языка к колокольчику решался вопрос не только его износоустойчивости, но и полнокровный, красивый, максимально сильный и долгий звук. Кольцевые языки были предпочтительными, поскольку позволяли подвязываться в случае выезда экипажа на почтовую дорогу и легкого порядка, дернув за кожаный ремешок, освобождения для звона. Неправильно, бездумно поставленный, тяжелый, длинный язык, несоответствующий своими параметрами и весом конкретному колокольчику, быстро приводил его к расколу. Треснувший даже незначительно колокольчик по юбке, поясу, становился глухим, незвучащим. К изменениям звуковых характеристик приводили трещины и провалы тулова, расколы по плечу и крыше. Иногда сколотое ухо, что нередко происходило из-за длинной амплитуды колебания очень тяжелого языка, заменяли сверлением отверстий в крыше и проволочным креплением. И эти были уже неспособны к полноценной работе в тяжелых условиях всесезонной дороги.

Тяжелые языки раскачивали петлю в гнезде литейного крепления, и она выпадала вместе с языком. Такому колокольчику нужен был ремонт с установкой новой петли и языка, что даже выполненое профессионально, не обеспечивало их нормальной работы. Мало знать параметры необходимого языка колокольчику, важным фактором являлась его правильная привязка по высоте, правильный выбор точки касания языка к стенке колокольчика. Даже правильно подобранный язык, но неправильно осуществленная его привязка могли привести к его растрескиванию.

Ямщики, знавшие всю эту науку, бережно относившиеся к колокольчикам, любившие их, гордившиеся особенно теми, что легко были узнаваемы за версту на дороге, пользовались одними и теми же колокольчиками долгие годы, знали им цену, передавали своим детям, дарили внукам. Редкие из них дошли до наших дней и являются не только свидетелями того времени, но и памятниками культуры.

С научной точки зрения все существующие языки дужных колокольчиков можно разделить на два типа и группы внутри них:

ПАЛЬЦЕВЫЕ, КОВАНЫЕ, ИЗГОТОВЛЕННЫЕ ИЗ ЖЕЛЕЗА

1. Короткие и толстые, весьма массивные, веретенообразные, образующие полосу боя с изнанки, выше пояса или по его уровню.
Заведомо негодные, непроизводящие нужного звучания и губящие колокольчик. Именно они приводили к растрескиванию тулова или провалам, растрескиванию по поясу, вплоть до отсечения юбки.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 488гр./39гр.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 532гр./110гр.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 1914гр./165гр.

4. Пальцевые с ударной частью в виде бочонка (бронза, литье), или подвижного (вверх и вниз) утолщения из литого свинца, посаженного на толстую проволоку.
Частично возможные к использованию с учетом их массы относительно колокольчика и правильной подвязки. Чаще всего это улучшенные конструкции, как правило, заводские, они более аккуратны и более щадящие.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 504гр./70гр.

5. Бронзовые литые пальцы с утончением на захвате за петлю и утолщенные книзу, возможно, со сформированным ударным местом.
Чаще всего заводские, аккуратные, облегченные. Более для красоты, но не производящие должной силы удара, либо если самодельные, то с излишним весом и губящие колокольчик.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 375гр./25гр.

КОЛЬЦЕВЫЕ, СОСТАВЛЕННЫЕ ИЗ УДАРНОГО КОЛЬЦА И ПОДВЕСА

КОВАНЫЕ ИЗ ЖЕЛЕЗА И ЛИТЫЕ (БРОНЗА) НА ПРОВОЛОЧНЫХ ПОДВЕСАХ

1. Кованые, изготовленные по заказу у кузнецов, самими литейщиками, чаще всего у тех же, что снабжали их коваными петлями. Эти языки оснащались коваными из стали «восьмерками», что имели захваты за петлю колокольчика с одной стороны и за ударное кольцо – с другой.
Чаще всего они сделаны достаточно грубо, но всегда верно поставлены по высоте, соответствуют по весу самому колокольчику. Практика эксплуатации в дошедших до наших дней колокольчиках показывает, что это – наиболее верное решение.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 580гр./70гр.

2. Стальные, литые кольца в виде серьги на проволочном подвесе, чаще всего заводские, поставленные самими изготовителями, несмотря на массивность ударных серьг, почти всегда правильные.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 365гр./46 гр.

3. Стальные кольца на проволочной привязке, чаще всего самодельные, грубые, неправильно поставленные.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 313гр./32гр.

4. Стальные кольца на ременной привязке.
Привязки, осуществленные в девятнадцатом – начале двадцатого века, редко встречаются. Отличаются специальными узлами и совершенно высохшей кожей. Чаще всего самое правильное решение, поскольку ставились ямщиками. Современная привязка обычным узлом, мягкой сыромятной кожей, более допустимы, чем на ремешках от чехлов фотоаппаратов, раскроенных брючных ремнях, пасков швейных машин.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 400гр./44гр.

5. Литые бронзовые кольца на проволочных «восьмерках», иногда поставленных в паре (по две или даже три).
Чаще всего заводские, правильно подобранные по весу и длине, ставились на небольшие колокольчики либо средние диаметром понизу до ста-стадвадцати милимметров, либо наиболее дорогие, аккуратного литья, из расчета, что они не будут работать по прямому назначению и приобретаются как декоративные предметы.

Язык для поддужного колокольчика

Масса колокола/масса языка 352гр./24гр.

ДРУГИЕ ПРЕДМЕТЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В КАЧЕСТВЕ ЯЗЫКОВ

(Очередность привидения, в зависимости от встречающейся частоты)

Гайки, болты и шайбы на любых привязках, звенья цепей и колец на проволочной привязи, различные детали машин, подходящие по весу, подвижные штоки умывальников и штоки медицинских шприцов, отрезанные части ложек и вилок (чаще – ручки), монеты, ключи, пули стрелкового вооружения, медные наконечники паяльников, отвесы плотницкие, сердечники замков, бесформенные куски металла: сталь, чугун, свинец, медь, бронза, силумин с просверленными отверстиями, привязанные проволокой. Бубенцы на проволочном подвесе, шарики и ролики подшипников на приваренных цепочках, куски ручек-мясорубок. Все эти замены в качестве языков не годятся, поскольку губительно действуют на колокольчики (даже те, что хранятся в коллекциях). Однократные удары, наносимые этими предметами изнутри приводят к расколу колокольчиков. Рекомендация: немедленно от них избавиться.

Язык для поддужного колокольчика

Правильным будет упоминание, что внутреннее натяжение металла в дужном колокольчике конструктивно обеспечивается изнутри, поэтому никакие удары снаружи каким-либо предметом недопустимы.

Трудно дать рекомендации относительно постановки нового языка колокольчику по весу и по форме. Это зависит не только от веса колокольчика, но и его формы, соотношения толщины стенок у их плеча и пояса, толщины на обрезе колокольчика, конфигурации юбки. Вместе с тем, общим правилом является то, что язык самых тяжелых поддужников, весящих более 800 г, не может быть больше 100 г. Чаще всего язык, массой более, чем 10% от собственного веса колокольчика, уже излишен, тяжел и опасен, как разрушающая сила. Такое правило справедливо для всех поддужников весом до 300 г, в то время, как колокольчики с меньшим весом иногда нуждаются в языках до 15-18 % их собственного веса.

В девятнадцатом веке подбор языков осуществлялся методом проб на звучание и силы удара. Хорошим индикатором правильности подбора языка является отсутствие четкой линии, оставляемой языком. Если она есть и неровная по толщине с глубокой выработкой в отдельных местах, то язык выбран неверно. Расположение самой такой линии в области тулова, пояса, середины юбки свидетельствует о неправильной высоте подвязки. Часто отливаемые колокольчики касимовскими мастерами имели на юбке (ниже трех четвертей ее ширины) усиленную полосу плотности, толщины, как бы специально указывая место боя. В отличие от пальцевых, более щадящими языками все же являются кольцевые, способные наносить удары не по одному и тому же месту.

В девятнадцатом веке бытовало мнение народа о том, что дужный колокольчик символизирует женщину, радостную, кружащуюся в танце, а язык – мужское начало, приводящее колокольчик к звучанию. Из этого следовало, что только правильный, соответствующий колокольчику язык, способен извлечь из него настоящей силы и красоты звук, как и сохранить при этом его долгую и радующую людей жизнь.

Источник

«Вот это – Валдай, а вот это – псевдовалдай»

Пожалуй, ни с одним предметом русского быта не связано столько легенд, рассказов и сказок, как с поддужным колокольчиком. К «специфическому русскому явлению» относятся с особой нежностью, видя в этом звенящем чуде символ всего национального. В чём загадка колокольчика, никто не знает до сих пор. В Иркутском областном краеведческом музее (ИОКМ) хранится разнообразная и уникальная коллекция поддужных колокольчиков.

Язык для поддужного колокольчика

Как колокольчик победил бычий рог

– Вы знаете, а ведь многие дети уже и не знают, для чего был нужен такой колокольчик, – говорит научный сотрудник ИОКМ Светлана Малиновцева, перебирая колокольчики, стоящие на столе. Некоторые из них таких больших размеров, что с трудом представляешь их под дугой. И тем не менее все они когда-то были вовсе не «артефактами», а обычной бытовой вещью. Хотя нет, больше чем вещью, скорее – частью мировоззрения.

– Мы тоже смутно представляем, а зачем колокольчик? Ради украшения?

– Не совсем. Есть версия, что поддужный колокольчик появился тогда, когда родилась русская тройка. А она появилась тогда, когда ширина дорог позволила запрягать лошадей не «гусем» (цугом), а в ряд – в середине коренник, по бокам – две пристяжных. Тогда-то поддужный колокольчик и стал неотъемлемой частью почтовых троек, он выполнял роль сигнального средства. До изобретения поддужного колокольчика Пётр I пытался ввести в ямщицком деле европейскую традицию: подъезжая к станции, ямщик должен был дуть в сигнальный рожок, бычий рог. Но ямщики упорно игнорировали европейскую новинку, а при приближении к стации просто закладывали пальцы в рот и свистели. Зато колокольчик им сразу пришёлся по душе. Мастера, отливавшие колокольчики, сразу поняли – надпись сделает колокольчик ценнее. У ямщиков была очень популярна надпись «Купи не скупись – езди веселись».

Самое интересное, что колокольчик быстро вышел за пределы чисто «почтовой» атрибутики, настолько он нравился людям. В ряде губерний в начале 19 века даже пытались запретить обывателям ездить с колокольчиками, потому что станционные работники не могли понять – приближается ли почтовая тройка или просто кто-то решил прокатиться со звоном. Очень быстро колокольчик стал неотъемлемым атрибутом свадебной тройки. «Наши прадедушки и прабабушки верили, что звон колокольчика оберегает молодых от злых духов и несчастий» (в фондах музея хранится три колокольчика завода Митрофанова с типичной свадебной надписью «Кого люблю, того и дарю сей колокол лит в Валдае»). Поддужный колокольчик жил больше 150 лет. А исчез он тогда, когда появилась железная дорога, вытеснившая русскую тройку.

«Бубенчики, шаркунцы, колокола…»

Первый колокольчик в ИОКМ поступил ещё в 1883 году от Николая Николаевича Агапитова. Это был обычный, не подписной колокольчик, но именно с него началась коллекция. Второй колокольчик, как свидетельствует книга поступлений, был передан музею в 1928 году сотрудником Петром Полторадневым. Три колокольчика в 1972 и 1981 году передала в музей А.К. Шубина, тоже научный сотрудник. Однако основная часть поддужных колокольчиков была приобретена у иркутского живописца, заслуженного художника России Владимира Владимировича Тетенькина в 1983 году. Владимир Владимирович более 50 лет собирал колокола и колокольчики. «Много экспонатов Владимиру Владимировичу подарили друзья и знакомые, огромное количество он собрал сам, – говорит Светлана Малиновцева. – Вся стена в его мастерской была завешана колоколами и колокольчиками. Это были и церковные колокола, бубенчики, шаркунцы, колокол-рында, и масса поддужных колокольчиков, с надписями и без».

Настал момент, когда художник принял решение – надо передать коллекцию в музей. И уже договорился с Томским музеем о продаже. Коллекция уже была собрана и отправлена в путь, даже доехала до железнодорожного вокзала. Но сотрудникам Иркутского областного краеведческого музея удалось убедить Тетенькина оставить колокольчики в нашем городе. Вот так коллекция колоколов и колокольчиков была закуплена в 1983 году за 20 тысяч рублей. Всего 157 предметов, 80 из них – поддужные колокольчики.

«Коллекция уникальна, – убеждена Светлана Малиновцева. – Сейчас в ней более 150 предметов. В ней представлены все основные центры производства поддужных колокольчиков в России. Только подписных колокольчиков более семидесяти, девять из них – знаменитые валдайские, три – псевдовалдайские, 38 из села Пурех, семь из Слободского, три из города Павлово, 12 из Тюмени». Светлана Малиновцева берёт в руки большой тяжёлый колокольчик. Звучит он необычно гулко, протяжно. «Такой «голос» у колокольчиков с Валдая, 19 век, – она ставит массивный экземпляр на стол, а взамен берёт крохотный, но столь же звонкий. – Это маленький сувенирный валдайский колокольчик 50-х годов 20 века. Чувствуете, какой глубокий, не похожий ни на что звук? А вот для примера – Тюмень, 19 век. Совсем другое звучание. Валдайское звучание ни один центр в России не мог повторить. Считается, что сам поддужный колокольчик был изобретён именно на Валдае».

На столе стоит старенький колокольчик. И если у других экземпляров зачастую утеряно «самое слабое место» – язычок, у этого раритета нет не только языка, но и верхней части, так называемой «сковороды». В 1991 году в музей колокольчик поступил от бывшего главного хранителя ИОКМ Лидии Ивановны Аскаровой. Этот скромный колокольчик – один из самых ценных экспонатов в коллекции на сегодняшний день. «Мы не знаем, как он попал к Лидии Аскаровой, легенды в книге записей не сохранилось, – говорит Светлана Малиновцева. – Но на самом колокольчике очень хорошо видна дата – 1802 год, есть и имя автора – Филипп Терской. Долгое время считалось, что именно этот автор впервые поставил автограф на своём колокольчике. По официальным сведениям, сейчас таких колокольчиков в России осталось всего 19. Возможно, они есть где-то ещё в частных коллекциях». Сейчас уже известно, что с 1802 года свои колокольчики начал подписывать и другой валдайский мастер, Алексей Смирнов. В коллекции, переданной музею Владимиром Тетенькиным, есть и колокольчик Смирнова, он тоже датирован 1802 годом.

Недобросовестная реклама 19 века

«Мчится тройка удалая – колокольчик, дар Валдая» – эту фразу из стихотворения Ф. Глинки литейщики с удовольствием воспроизводили на «юбочке» поддужных колокольчиков. Позже она сократилась до фразы «Дар Валдая». Такие экземпляры тоже есть в коллекции ИОКМ. Самое интересное, что звук, красота и популярность валдайских колокольчиков не давали покоя предприимчивым господам в 19 веке. В конце 19 века появились массовые подделки «под Валдай».

– Вот это – Валдай, а вот это – псевдовалдай, – Светлана Малиновцева берёт два колокольчика.

– Да они же практически одинаковые, – удивляемся мы.

– А вы возьмите их в руки, валдайский весит чуть больше. Конечно, различия видны только специалистам. Особенно грешили подделками в ещё одном знаменитом колокололитейном центре России – селе Пурех Нижегородской губернии. Копировали всё – форму колокольчика, язык, ушко, отверстие в ушке. И ставили на наружной стороне надпись «Дар Валдая». А внутри колокольчика, вокруг петли, где крепится язычок, можно заметить скрытую надпись: «Михаил Макарович Трошин. Село Пурех». Когда я впервые взяла такой колокольчик в руки, то вообще не могла понять, что это? Совместное производство? Оказалось, это такой «рекламный ход» от мастеров 19 века, чтобы покупатель сразу не обнаружил подделку. На колокольчике видна надпись «съ серебром». Это тоже своеобразная реклама. Есть легенда, что примесь серебра придавала особый звон колоколам. На самом деле, современные исследования показали, что примесь серебра в сплавах настолько ничтожна, что никак не могла повлиять на качество звучания.

Подделками занимались не только русские мастера. Очень нравился «дар Валдая» шведам и финнам. Они считали, что секрет звучания валдайского колокольчика заключается в надписи. Валдайцы ставили её на «юбочке» колокольчика, на месте боя языка. Иностранные мастера копировали надписи, совершенно не понимая их смысл. Зато повторяли абсолютно всё – шрифт, надписи, точки. Только вместо фамилии мастера-валдайца ставили фамилию шведа или финна. Причём они могли «для красоты» поменять буквы местами или, в случае, если буква казалась им неприглядной, просто выкинуть её из слова. Получались очень смешные фразы. «В нашей коллекции таких колокольчиков, к сожалению, нет, – говорит Светлана Малиновцева. – Есть один необычный колокольчик, история которого мне интересна. На нём какая-то непонятная надпись, она сильно затёрта и практически не читается. Есть подозрение, что это та самая подделка иностранцев «под Валдай». Но эта версия требует дополнительных исследований».

Пурехские колокольчики, «бубенцы нижегородские», – это особый рассказ. Там изготавливались колокольчики самых разных форм, секреты колокольного искусства передавались от поколения к поколению. Особенно славились произведения семейства Трошиных и завода Егора Клюйкова. В разное время в Пурехе было от 8 до 15 заводов. В коллекции ИОКМ есть колокольчики разных пурехских заводов, в том числе самых знаменитых. Шесть колокольчиков 1807 года сделаны руками мастера Василия Гилёва из Тюмени, есть экземпляры мастеров из села Слободского, а также три колокольчика работы братьев Гомулиных из города Павлова Горьковской области. Павловские умельцы славились тем, что сделали для знаменитой тульской блохи наборный ошейник, цепочку и замочек с музыкой и секретом. Поскольку производство в Пурехе было массовым, такие колокольчики даже сейчас ещё можно встретить в сараях, на чердаках старых домов. Когда исчезли тройки, некоторым из них нашлось другое применение. В коллекции ИОКМ хранится экземпляр поддужного колокольчика, к которому грубо приварена массивная ручка. «Типичный школьный колокольчик», – улыбается Светлана Малиновцева.

Источник

Язык для поддужного колокольчика

ЯМСКОЙ (ДУЖНЫЙ) КОЛОКОЛЬЧИК КАК ФИЗИЧЕСКОЕ ТЕЛО И СИГНАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО (опыт исследования и описания)

Сложилось ошибочное мнение, что история колокольчика начинается с 1802 года. Такое суждение сформировалось в связи с тем, что ямские колокольчики имеют первую датировку в своих надписях с 1802 года. Вместе с тем, внимательно читая А.Н.Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» мы находим упоминания о ямских колокольчиках, с которыми ездили экипажи по этой дороге на всем ее протяжении. Исходя из того, что это литературное произведение впервые продавалось в Петербурге в мае 1790 года, то понятно, что колокольчики нашли свое распространение еще в последней четверти 18 века, а возможно и раньше. Другим подтверждением их существования в это время являются судебные документы о разделе имущества, описи имущества несостоятельных должников, где упоминаются колокольчики и приводится их стоимость.

Совершенно очевидно, что до 1802 года колокольчики отливались без надписей и датировок, и поэтому затруднено определение точного времени их изготовления. С 1802 года подписные колокольчики стали производить как рыночный товар литейщики Валдая (Филипп Терской, Алексей и Никита Смирновы, Егор Лебедев) и другие литейщики, чья продукция известна с неединичных экземпляров, дошедших до нашего времени. Интересно, что мастера-литейщики, производящие аналогичную продукцию в других регионах России, стали также и в тоже время производить подписные изделия (Касимов Рязанской губернии мастер А.Халдеев с 1804 года). В Слободском Вятской губернии с 1806 года Лука Каркин, а Василий Бородин, Илья Трифонович Каркин, Михаил Макушин с 1807 года. Датировку ямских колокольчиков, начиная с 1802 года, одни исследователи объясняют появившейся в то время технологией нанесения текстов на литые колокольчики небольших размеров, другие, же, актом распоряжения властей, поскольку именно в этом году впервые в России образованы министерства и ведомства. Почтовая служба была подведомственна Министерству внутренних дел. Именно почтовая служба и была массовым заказчиком ямских колокольчиков для почтовых троек.

Почему это так, тоже имеет свое объяснение. Начиная с 1834 года, когда основная дорога России из Петербурга в Москву уже была сдана в эксплуатацию в сквозном режиме, специальным распоряжением властей была запрещена езда, каких бы то ни было экипажей с колокольчиком, кроме почтовых троек. Такое распоряжение было необходимо с целью упорядочения работы персонала почтовых станций, обеспечивающих быструю смену лошадей экипажам, перевозящим государственную и ординарную почту. Другие экипажи, двигающиеся с колокольчиками, мешали этому, дезориентируя служащих.

Однако это распоряжение касалось только езды экипажей по почтовым трактам и улицам городов. На других дорогах эти ограничения не вводились, и потому ямской колокольчик весело звенел по проселкам, радуя людей в городках и весях.

Именно любовь народная к звучной ямской езде обеспечивала восстребованость колокольчиков и повлекла становление, а затем и расширение кустарного литейного промысла ямских колокольчиков и бубенцов. Стоимость только заказных (единичных) колокольчиков была значительна и далеко не всем доступна. Что же касается рыночной продукции, то с середины 19 века стоимость колокольчиков была не так высока, чтобы сбивать спрос на них, что позволяло приобретать их всем имеющим личные выезды и даже как сувениры, сообщающие сведения о месте и годе изготовления.

Металлы для литья колокольчиков.

Основные размеры и вес колокольчиков.

В общую массу изделия не входит вес языка. При взвешивании колокольчика его следует удерживать в руках, таким образом, чтобы он не касался внутренних стенок петли, на которой закреплен.

Самые маленькие колокольчики, что применялись для украшения экипажей, санок, шорных изделий и сбруи с диаметром менее 100мм весят от 170грамм и меньше. Совсем, уж, маленькие с диаметром 50мм и меньше служили как рыбацкие и декоративные. Знала русская культура и одежные (нашивные) колокольчики, которые меньше 10мм в диаметре. Ими украшалась одежда девочек.

Колокольчики особого назначения, формы которых специфичны:

Очевидным является то, что любые надписи, декоры на юбке и даже тулове ухудшают звуковые характеристики. Исходя из этого, многие литейщики Пуреха перенесли большинство текстов на крышу колокольчика.

Исследования колокольчиков и составление каталога-справочника.

Исследования ямских колокольчиков мною производились в строгой последовательности измерений и описаний, как его частей, так и надписей, декоров, особенностей. Итоги последовательного исследования отражены в таблицах со следующими позициями:

Таким образом, есть основания не включать высоту уха в высоту колокольчика как сигнального устройства. Высоты, имеющие принципиальное значение :

В описи приводятся прорисовки этих надписей, цифр, знаков и т.д. В новых формах колокольчиков пурехских мастеров с изнанки иногда производились профили с геометрией наружной поверхности в обратном порядке, скажем, на месте валика, что с наружи, желобок изнутри. В описании приводится порядок такого излома внутренней поверхности.

У пурехских мастеров с 60-х годов петли почти всегда проволочные из заводского прокатного металла сечением от 2 до 10мм, чаще всего 4-5мм.

По кованным петлям на безымянных изделиях возможно определить авторство литейщика, поскольку они, как правило, петли заказывали массово у одного и того же кузнеца. Эти мастера, каждый по своему, изготавливали петли, что отражалось на их форме, размерах и особенностях ковки прута, как заготовки для их поштучного изготовления. Принято эти кованые петли означать по формам: треугольным, трапециям, полукруглым, круглым, петлеобразным.

В описи приводятся размеры петель, данные по их сечению, высоте, ширине у самого дна и наверху. Возможны описания особенностей ковки, усилению стенок петли дополнительным металлом, их постановки относительно дна и внутренних поверхностей тулова.

Некоторые мастера, ставя массивные петли, вынуждены были дополнительно укреплять их приливами металла, что обеспечивалось еще в период формовки изделия.

В описании возможны упоминания об износе петель, причинах их выпадения из мест постановки в результате ошибок формовки. Встречаются колокольчики залитые на дне белым металлом. Есть основания полагать, что при ошибке формовки крыши и дна (влекущих недостаточность толщины металла в этой области) и опасности выламывания, особенно массивных петель, сами изготовители доливали белый металл на дно, обеспечивая упрочнение ее постановки.

Вес языка имел принципиальное значение, поскольку легкий не извлекал при ударе максимально громкого звука, а массивный, особенно с излишней массой, разбивал колокольчик. Практика использования колокольчиков показывала, что достаточной массой являлись языки в 10% от веса колокольчика и уже опасными были те, что превышали 15% его веса.

В описях подробно приводятся данные о формах языков всех встречающихся видов, их размеры, системы привязки, другие данные. Часто можно определить, как долго эксплуатировался колокольчик с поставленным в него языком, является ли он изначальным, то есть «родным».

В зависимости от наличия повреждений снижается балл:

Отдельные части колокольчиков по бальной системе не оцениваются, так как уже не составляют целого.

Необходимо отметить, что даже битые ямские колокольчики, как предметы исследования колокольной науки (кампанологии), имеют ценность. Среди таких изделий могут быть редкие, а иногда и единичные изделия. Вопрос реконструкции, чаще всего уха, ремонта сваркой трещин, для частичного восстановления звучания, является неоднозначным. Ремонтные работы с целью улучшения внешнего вида изделия, дошедшего до нас поврежденным, возможны лишь тогда, когда опираются на науку о колоколах, знания металлов, высоких технологий сварки. Они производятся в строгой технологии и последовательности. Уборка сварочных швов в связи со сложной профильностью поверхности колокольчиков весьма затруднена, а по текстам невозможна. Исходя из этого, в большинстве случаев колокольчики в коллекциях принято сохранять в том виде, в котором они дошли до нас. Описывая колокольчик, следует обязательно указывать его повреждения. Требуют тщательных описаний и работы провидение по реконструкции (сооружении новых ушей), реставрации, включая мойку.

В разделах «примечание» производится анализ данных о колокольчиках с целью установления возможного авторства, времени и места отливки, сообщаются сведения о произведенных работах по реконструкции отдельных частей колокольчиков, реставрационных и отделочных работах.

Приложение к справочнику-каталогу.

Впервые к каталогу-справочнику в приложении, отдельно от описи, приводятся прорисовки надписей, декоров, владельческих меток.

Весь этот материал расположен по регионам изготовления колокольчиков и мастерам-производителям. Такая визуальная информация дает возможность проследить совершенствование технологии, отливки продукции, качество формовки надписей, украшений, их аккуратность и красоту.

Приведение в таком же порядке разделителей в надписях, часто являющихся товарными знаками, подтверждают авторство тех литейщиков, что не сообщили о себе сведений на массовой товарной продукции.

Для удобства пользования приложением, сведения сосредоточены по разделам:

Поиски аналогов тем колокольчикам, что исследовались и описывались, затруднены в связи с отсутствием полных описаний. Следует отметить, что до сих пор не разработана единая форма по которой бы производилась опись исследуемых колокольчиков всеми коллекционерами-исследователями, музейными работниками. При таком положении, свести все те описи колокольчиков, что произведены к настоящему времени, в единое целое, как справочник, весьма сложно. Мною для отыскивания аналогов описываемых колокольчиков использовались следующие источники:

— Сборник. «Колокола: история и современность.» Москва 1985 год;

Язык для поддужного колокольчика

Язык для поддужного колокольчика

Сукач Сергей Иванович

Действительный член Ассоциации колокольного искусства России.

Источник

Видео

Поддужные колокольчики

Поддужные колокольчики

Поддужные колокольчики

Поддужные колокольчики

Поддужные колокольчики

Поддужные колокольчики

Видеоэкскурсия «Поддужные колокольчики»

Видеоэкскурсия «Поддужные колокольчики»

Поддужный Колокольчик Мастер Федор Веденеев 1875 года город Пурех Нижегородская Губерния Обзор

Поддужный Колокольчик Мастер Федор Веденеев 1875 года город Пурех Нижегородская Губерния Обзор

МЕДИТАТИВНАЯ МУЗЫКА, ЗВУКИ ТИБЕТСКИХ ЧАШ, КОЛОКОЛЬЧИКИ

МЕДИТАТИВНАЯ МУЗЫКА, ЗВУКИ ТИБЕТСКИХ ЧАШ, КОЛОКОЛЬЧИКИ

Впервые любители истории увидели уникальную коллекцию поддужных колокольчиков

Впервые любители истории увидели уникальную коллекцию поддужных колокольчиков

Куплю колокольчик от 3700$ вы знали что они такие дорогие? Поддужные колокольчики старинный каталог

Куплю колокольчик от 3700$ вы знали что они такие дорогие? Поддужные колокольчики старинный каталог

Колокольчики поддужные.

Колокольчики поддужные.

2021 - Открываю секрет как правильно собрать семена колокольчиков. Garden and flowers.

2021 - Открываю секрет как правильно собрать семена колокольчиков.  Garden and flowers.
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.