Язык есть исповедь народа сочинение + видео обзор

Язык есть исповедь народа сочинение

Новицкая Даниэлла

Таллиннская Мустамяэская реальная гимназия, 11 класс, Эстония

Эссе на тему «Язык есть исповедь народа: В нем слышится его природа, Его душа и быт родной. »

Диплом I степени

Что есть родной язык для народа? Трудно ответить на этот вопрос точнее, осмысленнее, чем удалость это сделать известному русскому критику, историку и поэту П.А. Вяземскому. Как исповедь – рассказ о самом сокровенном – язык рассказывает все о народе, его создавшем. Бесспорно, язык каждого народа по-своему уникален и прекрасен. Но как же красив и выразителен русский язык! Именно в нем, как в драгоценной шкатулке, спрятаны основы мировосприятия и миропонимания русского человека, его чаяния, радости и печали. Как часто звучат удивительно красивые слова «здравствуйте», «спасибо». А знаем ли мы их глубинный смысл? Признаюсь, я лишь совсем недавно открыла его для себя: здравствуйте – будьте здоровы; благодарю вас – уважая вас, готов к ответному доброму делу (благо дарю!); спасибо – спаси бог за доброе дело. И если речь одного человека – выражение его души, то язык народа – способ выражения национального самосознания.

Язык – это не только история народа, но и его чувства, вера, его природа и быт. Ведь непосредственное бытие русского народа – это река и лес, степь и поле. Вслушайтесь, сколько простора и широты в каждом этом слове! Так в языке утверждается безмерная широта русского характера, соответствующая безмерности русских необъятных просторов:

Ах ты, степь широкая,

Русский человек в народной песне с помощью удивительного образного языка олицетворяет мир природы, проецирует на неё свои душевные переживания, утверждая слияние человека с природой. Это олицетворение природы мы постигаем с какой-то особой щемящей сердце грустью в «Тонкой рябине»:

Что стоишь, качаясь,

Богатство русского языка вовсе не в количестве слов, оно в образности, выразительности, совершенствующей силе. Русский язык, как любой другой родной язык, объединяет народ. Трудно переоценить значение родного языка для человека. «…Человек, лишенный с первых лет жизни возможности развивать свои силы языком своей отчизны, среди чужих принимает их язык будто родной: так сирота, воспитываясь в чужой семье, природняется к ней и чувством родственным… Изучением языка родного начинается и поддерживается развитие духовных сил человека», – писал И.И. Срезневский. Родной язык – часть человеческой души. И в силах каждого заглянуть в этот интереснейший мир, мир родного русского языка, изучить его, постигая удивительные секреты, и постараться передать другим. Каждый носитель языка вносит свой вклад в его жизнь и развитие, в значимость и красоту. Из этого и состоит язык – из языков отдельных людей, объединенных им, Языком народа, «…в котором слышится его природа, его душа и быт родной…».

Источник

сочинение-рассуждение «Язык есть исповедь народа»

сочинение-рассуждение «Язык есть исповедь народа»

Скачать:

Предварительный просмотр:

Лихачёв Дмитрий, лицей № 11

Язык есть исповедь народа

Язык есть исповедь народа:

В нем слышится его природа,

Его душа и быт родной –

так писал о языке поэт Петр Андреевич Вяземский. Почему исповедь? В древнерусском языке было такое слово «ведати» – знать. От него произошло слово «поведать» – сообщить, рассказать. Исповедь – откровенный рассказ обо всем, что есть и о самом сокровенном. Поэт подчеркнул в этих строках, насколько глубоко язык способен отобразить время и жизнеустройство.

Каждый живущий на Земле народ хранит и бережет свой родной язык как историю, как драгоценный дар предков, передаваемый из поколения в поколение. Отношение человека к языку – это проявление не только культуры, но и осознание своей гражданственности, принадлежности к некоему сообществу, объединенному величайшим даром – речь!

Истинная любовь к языку обозначает заинтересованность гражданина в историческом прошлом, соучастие в настоящем и заботу о будущем своей национальности, как самобытной части развивающегося мирового общества.

Достояние нации – язык – нужно очень беречь, ограждать от излишнего засорения заимствованиями. Ибо наш родной язык способен передавать не только описание видимых объектов, но и цвет, звук, оттенки состояний, чувств. Язык рисует картины и воссоздает музыку. Язык богат, меток, могуч. Чистота языка священна. Это святыня, за которую стоит бороться.

Именно на уровне языка хранятся и передаются нравственные и мировоззренческие идеалы народа. Истоки исторического развития общества для русского языка коренятся в церковнославянском, а прежде в старославянском языке.

Лучшим выразителем идеи о языке, как высшей духовной силе,
связующей народ, является великий ученый XVIII века М.В.Ломоносов.
Именно он показал, что силой развития языковой культуры устанавливается степень влияния и власти народа в мире.

Русские писатели и философы (В.Кюхельбекер, Ф.Буслаев, И.Климентьев) называли язык душой народа, выразителем его духовной жизни.

Следует вспомнить и стихотворение А.Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. », где поэт подводит итог своему творчеству и называет народы «языками»:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык.

Каждый «язык-народ» в ответе за сохранение своей неповторимости, самоценности в общечеловеческом масштабе.

Сейчас язык, прежде всего, – средство общения. Владеть языком – уметь выражать свои мысли, проповедовать свои идеи, знания. Языковая культура позволяет осознать различие эпох, не разъединяя их, а обобщая, соединяя в единое целое, обеспечивая целостное восприятие истории своего народа.

Наука, изучающая язык, называется филология. В переводе с греческого – «любовь к слову». Филология охраняет язык и помогает сохранить его самобытность. Каждый интеллигентный человек в наше время должен быть немного филологом. Этого требует современное развитие науки. Всем, кто пользуется языком для выражения своих взглядов, убеждений, знаний, нужно хоть самое элементарное, на уровне курса средней школы, филологическое знание. Это нужно для умения грамотно обращаться с историко-культурной и научно-популярной литературой, для правильного составления и толкования законов страны. Любое знание и любое творчество оформляется посредством слова. Чем больше знаний накапливает человечество, тем острее потребность в грамотном обращении с языком во избежание неточности формулировок, двоякости трактовки тех или иных аспектов науки и деятельности.

Источник

Язык есть исповедь народа

250 лет назад не стало автора слов: «развитие языка должно покоиться на природном его свойстве: того, что ему весьма не свойственно, из других языков не вносить»

«Язык есть исповедь народа», или на русском языке о главном и не только
(Рассуждение по поводу пропущенных смыслов)*

«Красота, великолепие, сила и богатство российского языка явствуют довольно из книг, в прошлые веки написанных, когда еще не токмо никаких правил для сочинений наши предки не знали, но и о том едва ли думали, что оные есть или могут быть».
Михайло Ломоносов

Державность для удвоения русских

Терроризм во имя демократии

Революция «по лимиту и без»

Русских винят, и часто справедливо, что они долго раскачиваются, «не очень охотно вступаются за правду и справедливость, предпочитая выжидать и до последнего надеясь, что, может, «оно как-нибудь обойдётся, само рассосётся». Любой европейский народ сразу же и объединясь выступил бы против подобного издевательства над собой» (Татьяна Соловей, Валерий Соловей, «ЛГ», № 40, 2011).
Что ж, покаемся. Вы правы, только терпеливый русский может то, на что все европейцы неспособны даже объединясь: свернуть шею хазарам и монголам, Карлу XII и Фридриху Великому, Наполеону и Гитлеру, а также устроить социальную революцию, которая перевернёт мир.
И вот уже он, тихий ужас обывателя: «Как, разве Россия лимит на революции не исчерпала»? А на это ответит только она. Или не ответит. Революция не стучится, она падает, колбася без разбору. И мало кто рад гостье, которая наводит орды чужаков, взметает клоны подонков, в одночасье делающихся пеной?! В отличие от благородных сливок, пена мимикрирует со скоростью диареи, компрометирует революцию, пятнает власть, но все свои грехи лихо списывает на сливки. Впрочем, где сейчас они, сливки? Осколки советского общества вандализированы. Нравственно не привитая российская молодёжь лишена начатков гуманитарно-исторического опыта. И случись «заварушка», озверелость масс вряд ли уступят кровожадности прадедов-1917.

Время меняется, а с ним условия и законы. У нас никогда не будет революционной ситуации начала ХХ века уже потому, что поколение Островских-Корчагиных, Чапаевых и Фрунзе не было протравлено наркотиками, интернетом, сексом без границ и СПИДом без окраин. «Своеобразие момента» ещё и в том, что нет у нас сознательного и организованного рабочего класса. Зато тьма спившихся люмпенов. И флагом им бутылка.
Не раз за эти 25 лет казалось: всё, дальше терпеть некуда, «Ваше слово, товарищ маузер». А в ответ тишина. Парадокс? Его тоже объяснили: другие нынче эталоны частот, и смена технологий обгоняет смену поколений. Отсюда иррационализм и алогизм социального поведения, в том числе аномального терпения. Это значит: «верхи» в РФ не только не «не могут» (они могут почти всё, что хотят), а очень хотят жить по-новому, но управлять по-старому.

Демократия: партий много, кий один

Но тсс… При слове «многопартийность» смолкают самые ярые критики «демократии» (все они партийцы) и благоговейно кивают на продвинутых. Мы тоже глянули. Не впечатлило. Двухпартийность в США не более чем декорация. На протяжении двух веков в стране революционно победившего масонства правит одна тоталитарная шайка в двух развлекающих масках. Примерно столько же времени эта шайка пытается диктовать свои панамериканские «принципы и интересы» всему миру. Но под неоновой биркой «демократических ценностей, прав человека». И «если вы не поняли, мы срочно летим к вам».
По сути, все эти права и интересы распространяются на узенький ареал самих янки и им лояльных сателлитов, ныне оприходовавших нишу «золотого миллиарда». С нелояльными вынужденно считаются при наличии у тех силы и воли (Китай, Россия, Куба, Северная Корея).

Вопрос на засыпку: почему только русский побеждал один, в то время как вскладчину пасовали все? Потому что спасти, соединить и отстоять способна лишь единая, если нравится, соборная воля! Я не к тому, чтоб повторять старый опыт. Опыт будет свой. Он уже вовсю копится. Но всё-таки полезнее аккумулировать лучшее, чем слепо занимать чужое.
Возьмём фашистов в Германии. Мюнхенского пивного краба, «законно» двинутого в рейхстаг, акулы Круппа раскормили в супер-спрута. Не забудем, что за этим «народным волеизъявлением» стояла 15-летняя послевоенная «веймарская чехарда» (1918-33) с чередой изощрённых национальных унижений. За «кий» хватались все, кому ни лень, доведя павшую империю до гиперинфляции, безысходности, распада. Народ устал и воззвал к «сильной руке». Фюрер вызов принял и подкинул «идею возрождения». Чистейший продукт «демократии».
У нас хуже! В 1991 году победитель Гитлера без всякой войны вдруг проиграл всё. Порубали вековые связи и все ветви управления: партийную, исполнительную, законодательную. Кроме национальной: эта ветка не только уцелела, но и раздобрела во всех республиках бывшего СССР. Одному лишь русскому не нашлось даже «сучка». Абсурд, но русские лет 15 оставались единственным народом, почти устранённым от управленческих функций как в республиках, где составляет этническое большинство, так и в государстве, где являются титульной нацией.
И снова хочется поверить: после Крыма что-то меняется.

Национализм: лекарство или зелье?

«Национальность есть для нас и страсть, и бремя, и судьба, и долг, и дар, и призвание, и жизнь… Даже те государства, которые в своём окончательном виде состоят из многих племён и народностей, возникли в результате государственной деятельности одного народа, который является в этом смысле «господствующим», или державным… В этом смысле Россия, конечно, остаётся и останется русским государством» (Сергей Булгаков).
Однако если «и страсть, и бремя» бесконечно загонять в подполье, добра не жди. Так и есть. Те же «русские расологи» делают пролетарскому интернационализму вкупе с русским космизмом крупную козюлю, провозглашая жёсткий этноэгоцентризм: «никакого мессианства для всех, только – для русских». Это при том, что либералы штанишки меняют уже от какого-нибудь «безобидного» младонационализма. Так политологи облагородили узенький «национализм для себя», отличающийся от старорежимного с его планетарным постулатом «Москва третий Рим»…

По справедливости бы, наложить на весь род таких «творцов» заклятье: «Да будут потомки ваши до седьмого колена не Бажова с Чарушиным читать, но писания прародителя своего, а рецепт «жидкой мамы» семь раз на дню инсценировать».
Как не гуманно? А вот продвинутый самарский поэт и журналист убеждён: это сейчас «Идущим вместе» невдомёк, что внуки их станут «изучать «порнографические» произведения Владимира Сорокина сразу после Льва Толстого, Федора Достоевского и Владимира Набокова. Они боятся собственной свободы и собственного тела».
Насчёт своей свободы не скажу, а вот то, что с этими телами выделывает Сорокин и что прилюдно делают «его» тела после приёма жратвы, оставляю на полный откуп любителям. Вольному воля. Главное: не дальше собственного гальюна. А то ведь смоют. Из тех же принципов.
И что же?

Громко думая на эту тему, писатели (как Существительные) должны сосредоточиться на том, к чему и призваны: сохранение Русского Языка. Нужны меры по защите нашего Языка! Культурные, юридические. Плюс широта русского кругозора, которая не позволит даже «Самым, Самым, Самым» норманически БРЕНДить на церемонии «запуска второй линии Большого театра» и хронически западать по «Букеру», который по сути и по произношению есть нечто среднее между хакером и нукером.
Глядишь, и укореним: «Правильное правительство проводит патерналистскую политику протекционизма (заметьте: из шести слов три не наши, но за нас!). Сильная власть заинтересована в сильной литературе. Мононациональное государство говорит на языке титульной нации. Русское – на русском! Язык у докрещенских наших предков и означал народ! Нет языка – нет народа».

А продукты, в самом деле, попадаются серьёзные: «Не человек мыслит мифы, но мифы мыслят людьми, более того, взаимно трансформируясь, мифы мыслят друг друга» (У. Эко о «Структурной антропологии» К. Леви-Строса). Не менее глубоки и слоисты другие «упражнения в структурах» (термин Р. Барта). На здоровье. Одно «но»: почему, фанатея от столь умных господ «просвещённого Запада», наши господарищи презрительно фыркают на русских мыслителей? Мне, так, напротив, куда ближе «Борьба за Логос» трагического русского философа Владимира Эрна (1882-1917). В его время не меньше гноили соотечественников: «Мысль наша никогда не была вполне свободной и вполне автономной. Основные принципы русской философии никогда не выковывались на медленном огне теоретической работы мысли» и т.п.

Владимир Францевич блестяще разбирается с такого рода «Смердяковыми»: «каждый может быть гениальным в отдельных жизненных проявлениях. Логос – это не средний разрез, это вершина сознания… Когда Слово, проникая внутрь, завладевает всей полнотой человеческих переживаний, оно выражает себя не пером и не одними устами, а божественной глубиной и мукой искания, соразмерного значительности мысли, индивидуализирующего эту мысль и движущего всею жизнью избранника».
Так что поверьте, я цитатами не фонтанирую. Не та память. В связи с чем не могу не согласиться с Шерлоком Холмсом: «Когда я был школьником, я это знал, а потом основательно забыл… Человеческий мозг — это пустой чердак, куда можно набить всё, что угодно. В моём чердаке только необходимые мне инструменты. Их много, но они всегда под рукой».
Так и я, просто читаю с карандашом. Вот и есть, что вспомнить и откуда в нужный момент извлечь. Всего лишь…

Источник

Сочинение «Язык есть исповедь народа»

Язык есть исповедь народа сочинение

Областное государственное бюджетное образовательное учреждение

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЛИЦЕЙ № 24

«Язык есть исповедь народа»

учащаяся 2 курса, группы №7

Преподаватель русского языка и литературы

«Язык есть исповедь народа…»

Язык есть исповедь народа,

В нём слышится его природа,

Его душа и быт родной…

Наш мир полон чудес. Разве не чудо то, что мы можем разговаривать с людьми, находящимися далеко от нас, например, на космической станции? Или смотреть прямые трансляции концертов любимых певцов, которые проходят за сотни тысяч километров от нас? Да только ли это чудо? Среди различных чудес и соблазнов современного мира мы забыли ещё об одном – самом удивительном – нашем родном языке…

Что значит для человека язык? Это удивительное, неповторимое явление! Родной язык – это целый мир слов, который открывает окружающую жизнь во всём её многообразии.

«Язык есть исповедь народа…» Задумаемся, а почему исповедь? Было в древнерусском языке слово «ведати», и означало оно – «знать, иметь». От него произошло слово поведать – «рассказать». И вот вам исповедь – «откровенный рассказ обо всём, что есть, в том числе и о самом тайном». Мне думается, что именно в таком значении и употребил это слово Пётр Андреевич Вяземский, известный русский поэт 19 века. Язык открывает нам свои тайники, отражает всё, что было в судьбе народа, который его создал. «Народ отражает себя всего полнее в языке своём. Народ и язык один без другого представлен быть не может», – так сказал другой известный человек 19 века, историк и филолог Измаил Иванович Срезневский. Возможно, в этих истинах мы убедимся сами…

Всем известно, что язык – это важнейшее средство общения. Но чтобы стать этим незаменимым средством общения, язык должен обладать определенным набором качеств. Прежде всего, язык должны знать все говорящие на нём. Существует между людьми договорённость, что дом они называют домом, а небо – небом.

Но бывает так, что не все слова известны говорящим на данном языке. Употребляются они только в определённой местности. Это диалектные слова. В уместных количествах они придают колорит речи и не мешают восприятию. Я считаю, что диалектные слова – это чудо, кладовая языка, его память…

В гостях у бабушкиной племянницы, участницы Великой Отечественной войны, Евдокии Ивановны Семёновой, я проводила первые в своей жизни каникулы. Деревня Студенец, о которой многие мои друзья и одноклассники и слыхом не слыхивали, стоит на берегу древней реки Нерль. В этой деревне было несколько домов, жили в них почти одни старики. По вечерам они собирались у кого-нибудь в доме за самоваром, распевали песни и вели беседы.

Таких самоваров я не видела никогда – огромный, пузатый, до блеска начищенный заботливыми руками Евдокии Ивановны, он отражал моё лицо с искажениями, чем вызывал мой неподдельный интерес. А интересно было всё, особенно разговоры и песни. В то лето я услышала множество незнакомых мне удивительных слов и, может быть, тогда впервые в своей жизни почувствовала свою неразрывную связь с родиной, землёй моих предков.

Чтобы удобнее было рассказывать о моих маленьких открытиях в области родного языка и не только, предлагаю совершить небольшое путешествие в деревенскую жизнь.

Есть такое слово, думаю, многим известное – пятистенок. «У него дом большой – пятистенок!» – услышала я и заинтересовалась: четыре стены видно, а где же пятая? Объяснили мне тогда старики, что стена эта рубленая, находится посередине дома и снаружи ее не увидишь, что обычно по фасаду такого дома пять окон. Стала я присматриваться к деревенским домам и увидела, что разные они все, хоть и похожи друг на друга.

А русская печка! Вокруг неё шла своим чередом жизнь крестьянской семьи. Печь обогревала, кормила, лечила, служила местом для отдыха. А сколько слов, связанных с ней я узнала тогда… Вот, например, боров (стенка печки), шесток (площадка перед устьем печки, сюда ставили горшок с тестом, а потом выпеченный хлеб), печурка (небольшое углубление в печи, там зимой сушили варежки, носки), ухват (инструмент в виде рогатины для вынимания горшков из печки). А однажды моё внимание привлекло круглое отверстие в печке, закрытое крышкой. Объяснили мне, что называется оно самоварник, и служит для того, чтобы не выносить зимой самовар из дому, его подключали к печке через Г–образную трубу.

Много подобных слов ушло из активного употребления в связи с тем, что мало осталось таких домов и таких печей, изменился образ жизни людей, теперь у многих природный газ, электрические самовары, миксеры, мультиварки. А слов этих древних жаль, красивые они, по-настоящему русские, пахнет от них чем-то старинным, родным…

Услышала я слово бадья, понятно было, что это ведро, но раз употребляют другое слово, значит, необычное то ведро… И точно, правильной была моя догадка, есть тут тонкость – это широкое, низкое деревянное ведро, им достают воду из колодца.

«Пойду за водой», – сказала я как-то. А Евдокия Ивановна и бабушка моя чуть не в один голос: «За водой пойдёшь – не вернёшься! По воду пойти – вот как надо сказать». В самом деле, в слове вода можно услышать то, что она «ведёт» куда-то, то есть служит путём, дорогой, какой она была для наших предков, ведь передвигались-то тогда главным образом по рекам.

А со словом мост вообще вышел смешной случай! о каком-то человеке буйного нрава: «Такой был хара́ктерный, обиделся, ушёл и спал всю ночь на мосту!» «Вот это да! – подумала я, – как же его машины-то не задавили?» А потом узнала, что мостом в этой местности называют холодный коридор в доме, сени.

Сколько новых слов узнала я в то лето из области кулинарии!

До сих пор помню вкуснейшие пироги с ревенем, пресняки, испеченные нашей искусной хозяйкой. По вкусу начинка напоминала кисло-сладкие яблоки, но нежнее и в сто раз вкуснее.

Раннее утро, просыпаюсь от мелодичного позвякиванья посуды на кухне (бабушка и Евдокия Ивановна вставали рано) и необыкновенно тонкого запаха теста и деревенского творога… Зовут завтракать: «Пей молоко с куженьками». О, день начинается с нового слова, что же это за кулинарный шедевр такой, куженька!? Смотрю на стол и вижу: ватрушки это. Немного досадно, что так просто слово разгадано, но вкус этих куженек не оставил и следа от этого разочарования.

Щи я, ненавидевшая капусту во всех видах, уплетала за обе щеки. Ещё бы, сама срезала на огороде кочан ранней капусты, который, впрочем, местные жители называли опарыш. А из верхних листочков капусты осенью многие готовят щаницу, то есть заготовку для зимних щей, которые потом варят с мясом, а точнее, томят в недрах русской печки в чугунке.

Болтуном здесь называют яйцо без зародыша, а не болтливого человека…

Гонобобель – слово, довольно распространенное в нашей местности, но жителям других областей оно не известно. «Хороши пироги с гонобобелем», – говорила моя бабушка. Эта таинственная ягода оказалась обыкновенной голубикой, а вот пироги с ней действительно необыкновенными…

Прикутка – еще одно довольно прозрачное слово, в котором четко слышится его значение. Маленький сарайчик, пристроенный к основательным хозяйственным постройкам, служащий для хранения небольшого количества дров и хозяйственного инвентаря.

Небольшой костерок, который мы развели однажды вечером, чтобы испечь картошки, бабушка назвала теплинкой. И повеяло от этого слова такой теплотой и нежностью, легким дымком, который и сейчас уносит в далёкое детство.

Множество явлений природы тоже имели свои названия. Вот лишь некоторые из них.

Вёдро ­– ясная, тихая, сухая погода. «Отколе гроза, оттоле и вёдро», – говорила моя бабушка.

Разъярышивается – улучшается, разгуливается погода. А ведь есть в этих краях деревня Ярышево! Так вот что означает её название, значит, с той стороны, где расположена эта деревня и приходила хорошая погода, в той стороне разгуливалось и начиналось вёдро.

Вьюга-подеруха – так часто характеризовала моя бабушка ненастную зимнюю погоду. Запомнилось мне это слово, какое-то оно точное, меткое. Слышу его, и встают перед глазами образы пушкинских «Бесов», пробегает по телу холодок…

Изморозь и изморось – эти слова местные жители различали. Изморозь – это такой инееобразный снежок, а изморось – очень мелкий и холодный осенний дождик.

Для характеристики человека, его состояния и поступков имелось немало слов. Путный – правильный, толковый, деловой человек. Прощелыга – пройдоха, пронырливый человек. Оботур – упрямец, грубый, упорный и скрытный человек. Балахрыст – лентяй. Кулёма – нерасторопный человек. Прокуратник – проказник. Бололо – болтливый, необязательный человек, обманщик. Переневолилась – устала. Подрадела – позаботилась, постаралась. Булгачить – будоражить, всполошить, тревожить. Шлёндает – ходит без дела.

Диалектные слова служат дополнением к основному словарному фонду языка, к общеизвестным словам. Это своего рода местная «приправа» к общеупотребительной лексике. Однако в настоящее время под влиянием средств массовой информации молодые люди забывают местные слова, стесняются употреблять их в своей речи. Хорошо это или плохо? Если исчезнут из нашей речи диалектные слова, образность, стилистическая окрашенность, а наша речь станет повсеместно одинаковой? По моему мнению, взамен мы получим рафинированный, стандартный и безвкусный язык…

ещё 200 лет назад горестно писал:

Сокровища родного слова-

Заметят важные умы-

Для лепетания чужого

Пренебрегли безумно мы.

Мы любим Муз чужих игрушки,

Чужих наречий погремушки,

А не читаем книг своих…

Когда я вдруг слышу одно из тех слов, о которых вела речь, то невольно вздрагиваю, ведь они как привет из того уже далёкого времени. Вспоминаю деревню, наши песни и разговоры. Ни с кем больше не пела я таких песен, не сидела за самоваром. И изб таких, как в той деревне, нигде не видела – с кружевными наличниками на окнах… Нет на свете моей бабушки, Марии Васильевны Петровой, нет её племянницы, Евдокии Ивановны Семёновой, но я считаю своим приятным долгом поблагодарить их за то, что они, пусть и невольно, пробудили во мне интерес к родному языку, живому слову, воспитали во мне почтение и уважение к метким народным словам. Для кого-то эти слова покажутся не более чем забавными, но для меня они – мой родной дом, моя земля… Поэтому и говорю я их без усмешки, обдуманно и, надеюсь, к месту.

«Выражается сильно русский народ… Произнесённое метко, всё равно, что писанное, не вырубливается топором. А уж куды бывает метко всё то, что вышло из глубинки Руси…» Эти слова Николая Васильевича Гоголя очень точно подмечают особенность повседневной речи народа. Что ни слово, то жемчужина!

Источник

Видео

Язык народа. Из сочинений К. Д. Ушинского

Язык народа. Из сочинений К. Д. Ушинского

РУССКИЙ ЯЗЫК. ВЁСЁЛЫЕ СОЧИНЕНИЯ.

РУССКИЙ ЯЗЫК. ВЁСЁЛЫЕ СОЧИНЕНИЯ.

"Язык - душа народа 2021". Конкурс исполнителей народной песни .

"Язык - душа народа 2021".  Конкурс исполнителей народной песни .

"Язык - душа народа 2021". Конкурс сказители народного эпоса.

"Язык - душа народа 2021".  Конкурс сказители народного эпоса.

"Язык - душа народа 2021". Конкурс фольклорных коллективов.

"Язык - душа народа 2021". Конкурс фольклорных коллективов.

Русский язык. Сочинение. Как с ним работать? ЕГЭ 2018

Русский язык. Сочинение. Как с ним работать? ЕГЭ 2018

"Язык - душа народа 2021". Конкурс декоративно-прикладного творчества.

"Язык - душа народа 2021".  Конкурс декоративно-прикладного творчества.

Разбор 5 универсальных произведений для итогового сочинения 2021-2022

Разбор 5 универсальных произведений для итогового сочинения 2021-2022

Сочинение. Декабрь. Судьба человека. | 99 Баллов | ЕГЭ 2021 | Русский Язык

Сочинение. Декабрь. Судьба человека. | 99 Баллов | ЕГЭ 2021 | Русский Язык

Сколько языков и народов в России? / лекция

Сколько языков и народов в России? / лекция
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.