Язык это естественно возникшая система + видео обзор

Язык- определение, функции, гипотезы происхождения.

Язык-это естественно возникшая, открытая и закономерно развивающаяся система знаков, предназначенная для общения, передачи информации и формирования национальной культуры.

Русский язык богатый язык. Его богатство заключается в количество слов, которые мы используем. Большинство слов русского языка многозначно, и это их свойство является источником выразительности речи. Русский язык выделяется среди других языков удивительным богатством словообразовательных морфем, прежде всего суффиксов. Огромное богатство русского языка-это литературное наследие, большой фразеологический запас.

коммуникативная, информационная, гносеологическая(познавательная), номинативная(назывная), культурологическая.

Гипотезы происхождения: Существует ряд гипотез о происхождении языка, но ни одна из них не может быть подтверждена фактами в силу огромной отдаленности события по времени. Они остаются гипотезами, так как их нельзя ни наблюдать, ни воспроизвести в эксперименте.

1)Божественного откровения(Язык был создан Богом, богами или божественными мудрецами. Эта гипотеза отражена в религиях разных народов.)

2) Трудового выкрика(язык возник из выкриков, сопровождавших коллективный труд.)

3) Общественного договора(на каком-то этапе существования человечества существовали только примитивные формы самовыражения человека: неосознанные выкрики и жесты. Затем, оказываясь в ситуации, когда для выживания стало необходимо средство общения, люди договорились о значении этих выкриков и жестов)

Русский язык как многоуровневая система.

Язык-это естественно возникшая, открытая и закономерно развивающаяся система знаков, предназначенная для общения, передачи информации и формирования национальной культуры.

Уровни языка не изолированные друг от друга «участки» языка. Они теснейшим образом связаны между собой.

1)фонетический(изучение звуков) 3) Лексико-фразеологический и морфологический(слова)

2) Морфемный( изучает части слов) 4) Синтаксический ( словосочетания и предложения)

5) Стилистический( изучение текста)

Русский язык в мировой лингвистической системе.

Русский язык является языком русской нации, принадлежит к наиболее распространенным языкам мира и служит средством межнационального общения народов, живущих в СНГ и других государствах, входивших ранее в Советский Союз. Наш родной язык является одним из шести официальных и рабочих языков ООН.

Русский язык принадлежит не только к числу наиболее распространенных, но и наиболее развитых языков мир, отличаясь совершенством грамматической системы, несравненным богатством и разнообразием словаря, неповторимой звуковой напевностью и выразительностью, яркой способностью передавать тончайшие оттенки мыслей и эмоций человека.

В генеалогической классификации языков русский язык находится на индо-европейской ветви, в славянской группе, в восточно- славянской подгруппе. (западно-славянская-чешский, словакский ; южно-славянская-сербский, болгарский).

Источник

Презентация была опубликована 7 лет назад пользователемОлег Барановский

Похожие презентации

Презентация на тему: » Язык как знаковая система. Понятие языка Язык – естественно возникающая в человеческом обществе и развивающаяся система знаковых единиц, способная выразить.» — Транскрипт:

1 Язык как знаковая система

2 Понятие языка Язык – естественно возникающая в человеческом обществе и развивающаяся система знаковых единиц, способная выразить всю совокупность понятий и мыслей человека и предназначенная прежде всего для общения. Система языка, как и любая другая система, характеризуется следующими особенностями: целостность; дискретность; наличие связей и отношений.

3 Семиотика Семиотика – наука о знаках. Ч. Моррис предлагал выделять 3 аспекта в семиотике: синтактика (смысловые содержания) семантика (отношения между знаками) прагматика (отношения между знаками и пользователями) Дополнительно. Знак, как правило, несёт определённую целевую нагрузку, сообщая об отношениях его отправителя к своему адресату, к ситуации общения, к денотату и к самому сообщению.

4 Понятие знака Любой знак имеет бинарную структуру ОЗНАЧАЕМОЕ ОЗНАЧАЮЩЕЕ

7 Виды знаковых систем Существуют естественные и искусственные знаки А Б В Г Д Е Ё МАМА МЫЛА РАМУ A b c d e f g h

8 Отличия языкового знака от других знаков Языковой знак – средство не только обозначения, но и создания обозначаемого (вмятина, царапина). В языковом знаке закрепляются результаты познания не только в виде понятий, но и эмоций, волеизъявлений (Боже мой! Стой!). Языковой знак изменяется в двух плоскостях: в плане выражения и в плане содержания. Дополнительно. Практически любая информация может быть передана с помощью языковых знаков, в то время как обратное часто оказывается невозможным.

9 Единицы языка Разделы РазделыЕдиницы языкаУровни ФонетикаЗвуки, фонемыФонетический МорфемикаМорфемыМорфемный ЛексикологияСловаЛексический МорфологияФормы и классы слов(части речи) Морфологический СинтаксисПредложения, словосочетания Синтаксический

10 Неоднородность элементов языка Неоднородность элементов языка имеет два основных проявления: 1)в языке выделяются уровни (подсистемы), иерархически упорядоченные; 2) внутри уровней выделяются классы в чем-то схожих единиц (парадигмы), которые в речи образуют комбинации (синтагмы).

11 Функции языка коммуникативная; познавательная; аккумулятивная; эмоциональная; магическая; поэтическая; эстетическая; волюнтативная и др.

12 Синтагматика и парадигматика Парадигматические отношения – между единицами, различающимися употреблением в определенной позиции. Стол, стола, столу… Синтагматические отношения – сочетаемость единиц. Этот стол, стол сломался. Парадигма устанавливается на основе словоупотребления (синтагматики) Правильное употребление невозможно без знания парадигмы. Парадигматика и синтагматика характерна для каждого уровня языка.

13 Асистемные факты в языке 1. Нереализованные возможности языковой системы: деепричастие от мочь, хотеть, буд. время от обсудить и т.п. 2. Влияние других языков: по[э]т, б[о]а. Несклоняемые существительные, полные синонимы, омонимы. 3. Давление языковой политики и кодификации: ложить –простореч.; кремы, не рек. крема. 4. Реликты прежнего состояния языковой системы: N, два предл. падежа; дефектные парадигмы, непродуктивные типы спряжения, склонения, словообразования, ударения (включит, включишь)

14 Выводы 1. Язык, как и любая система, характеризуется целостностью, дискретностью, наличием отношений (структурой). 2. Язык является вторичной материальной системой, т.к. наделен функцией хранения и передачи семантической информации, то есть язык – это знаковая система. 3. Структура языка не может существовать без элементов, но можно в исследовательских целях выделить структуру, абстрагируясь от элементов. 4. Язык – гетерогенная система, он включает несколько подсистем (уровней). Принципы разграничения уровней различны. 5. Единицы каждого уровня обладают внутренней неоднородностью, это позволяет обнаружить их объединение в классы (парадигматику), и выявить возможные комбинации (синтагматику). 6. Асистемные факты столь же закономерны для языка, как и системные.

Источник

Язык как система

Центральным в этом определении является сочетание «особая система знаков», которое нуждается в подробном пояснении. Что такое знак? С понятием знака мы встречаемся не только в языке, но и в повседневной жизни. Например, видя, как из трубы дома идет дым, мы заключаем, что в доме топят печь. Услышав звук выстрела в лесу, мы делаем вывод, что кто-то охотится. Дым – зрительный знак, признак огня; звук выстрела – слуховой знак, признак выстрела. Даже два этих простейших примера показывают, что знак имеет видимую или воспринимаемую на слух форму и некое содержание, которое за этой формой стоит («топят печь», «стреляют»).

Языковой знак также двусторонен: он имеет форму (или означающее) и содержание (или означаемое). Например, слово стол имеет письменную или звуковую форму, состоящую из четырех букв (звуков), и означаемое – «вид мебели: плита из дерева или другого материала, укрепленная на ножках».

В отличие от знаков, имеющих природный характер (дым – знак огня, звук выстрела – знак выстрела), между формой слова (означающим) и его смыслом (содержанием, означаемым) нет причинной связи. Языковой знак условен: в данном обществе людей тот или иной предмет имеет такое-то название (например, стол), а в других национальных коллективах он может называться иначе (der Tisch – в немецком языке, la table – во французском, a table – в английском).

Слова языка действительно замещают в процессе общения другие объекты. Подобные «заместители» других объектов принято называть знаками, однако то, что обозначается с помощью словесных знаков, – это далеко не всегда предметы действительности. Слова языка могут выступать как знаки не только объектов реальной действительности, но и действий, признаков, а также разного рода мысленных образов, возникающих в сознании человека.

Кроме слов важным компонентом языка являются способы образования слов и построения из этих слов предложений. Все единицы языка не существуют изолированно и неупорядоченно. Они связаны между собой и образуют единое целое – систему языка.

Система – (от греч. systema – «целое, составленное из частей; соединение») объединение элементов, находящихся в отношениях и связях, образующих целостность, единство. Следовательно, каждая система обладает некими признаками:

состоит из множества элементов;

ее элементы находятся в связи друг с другом;

эти элементы образуют единство, одно целое.

Характеризуя язык как систему, необходимо определить, из каких элементов он состоит, как они связаны друг с другом, какие отношения устанавливаются между ними, в чем проявляется их единство.

Язык состоит из единиц: звуков; морфем (приставок, корней, суффиксов, окончаний); слов; фразеологических единиц; свободных словосочетаний; предложений (простых, сложных); текстов.

Каждая из единиц обусловливается другими знаками, и сам, в свою очередь, обусловливает их. Различают три вида отношений языковых единиц: синтагматические, парадигматические и конститутивные.

Синтагматические (или линейные) отношения определяют соединение знаков в речевом потоке: на основании этих отношений единицы одного порядка сочетаются друг с другом именно в тех формах, которые определены законами языка. Так, при образовании слова подушечка к основе существительного подушка прибавляется уменьшительно-ласкательный суффикс к-, который влияет на трансформацию базовой основы: конечный согласный основы изменяется (к заменяется на ч), а перед ним появляется гласный. Образуя глагольное словосочетание, мы ставим зависимое местоимение или существительное в ту падежную форму, которой требует глагольное управление (увидеть (что? – вин. п.) здание; подойти (к чему? – дат. п.) к зданию).

На основании парадигматических отношений единицы одного порядка объединяются в классы, а также группируются внутри классов. Так, однородные языковые единицы объединяются и образуют уровни языка (табл. 1).

Формы и классы слов

Внутри каждого уровня единицы вступают в более сложные парадигматические отношения. Например, сочетания мягкий вагонжесткий вагон, являясь обозначениями определенных типов пассажирских вагонов, противопоставлены друг другу и образуют минимальную знаковую систему – антонимическую пару. Уберите одно из сочетаний, и система разрушится; более того, оставшийся знак потеряет смысл (неясно, что такое мягкий вагон, если нет вагона жесткого).

Другие языковые знаки находятся друг с другом в многомерных отношениях, взаимно обусловливая друг друга и, тем самым, образуя частные системы внутри общей системы языка. Например, стройную систему составляют термины родства. Знаки в этой системе противопоставляются друг другу не по одному признаку (как в паре мягкий вагонжесткий вагон), а по нескольким: полу (отецмать, сындочь), поколению (бабушкаматьвнучка), прямой / непрямой линии родства (отецсын, дядяплемянник).

Языковые знаки – самые сложные. Они могут состоять из одной единицы (слово, фразеологизм) или их комбинации (предложение), в последнем случае комбинация простых единиц создает сложную единицу. Такая способность языковых единиц низшего порядка быть строительным материалом для единиц высшего порядка определяется конститутивными отношениями языковых единиц. Например, самостоятельный языковой знак – слово. Морфема самостоятельно не функционирует в языке. Она проявляет себя только в слове, поэтому считается минимальным, несамостоятельным языковым знаком, служащим для построения слов. Слова, в свою очередь, строят словосочетания и предложения. Предложение, высказывание, текст – составные знаки разной степени сложности.

Остается выяснить, почему язык определяют как особую систему знаков. Оснований для такого определения несколько. Во-первых, язык во много раз сложнее, чем любая другая знаковая система. Во-вторых, сами знаки языковой системы разной сложности, одни являются простыми, другие – состоящими из ряда простых: например, окно – простой знак, а образованное от него слово подоконник – сложный знак, содержащий приставку под- и суффикс -ник, также являющиеся простыми знаками. В-третьих, хотя отношения между означающим и означаемым в языковом знаке немотивированны, условны, в каждом конкретном случае связь между этими двумя сторонами языкового знака устойчива, закреплена традицией и речевой практикой и не может изменяться по воле отдельного человека: мы не можем стол назвать домом или окном – каждое из этих слов служит обозначением «своего» предмета.

И, наконец, главная причина того, почему язык называют особой знаковой системой, заключается в том, что язык служит средством общения людей друг с другом. Любое содержание, любую мысль мы можем выразить с помощью языка, и в этом заключается его универсальность. Никакие другие знаковые системы, способные служить средствами общения, – о них будет сказано ниже (см. 1.3) – таким свойством не обладают.

Таким образом, язык – это особая система знаков и способов их соединения, которая служит орудием выражения мыслей, чувств и волеизъявлений людей и является важнейшим средством человеческого общения.

Источник

Yazykoznanie_1 / 2

1. Язык как предмет языкознания. Функции языка.

Определений языка так много, что только одно их перечисление занимает целую главу в книге известного американского ученого Хомского «Язык и сознание».

Язык определяли и как особый вид деятельности, и как средство общения, и как средство передачи знаний, и даже как дождь из облака мыслей.

Самое известное определение языка дал Фердинант де Соссюр (швейцарский лингвист, умер в 1913 г., к.19-нач.20) (библия современного языкознания).

Язык – это система произвольных знаков.

Лингвистический энциклопедический словарь под изданием Ярцевой дает свое определение языка:

Язык – это естественно возникшая и закономерно развивающаяся знаковая система, обладающая свойством социальной предназначенности.

Соссюр был первый, кто призвал изучать язык как систему. Он полагал, что в языке нет ничего, кроме различий; всё в языке сопоставляется и противопоставляется, и нужно изучать связи в языке.

Одна из основных задач в определении языка – это понять в чем особенность естественного языка человека.

В языке и языковых явлениях в зависимости от цели исследования выделяют следующие аспекты:

Основные функции языка:

-фатическая (установления контакта)

-метаязыковая (способность языка описывать самого себя)

-культурологическая (функция хранения и передачи культурных ценностей, национального самосознания итд)

Язык также является средством приумножения, наращивания знаний, он помогает формировать наши мысли, классифицировать наши мысли, классифицировать мир вокруг нас.

Сепир Уорф считал, что язык не просто помогает видеть мир, но и предопределяет то, как мы видим мир.

Мы говорим на разных языках, и поэтому видим мир по-разному.

3. Множественность признаков.

(в языке существуют разные уровни со своими правилами и законами, но при этом всё взаимосвязано)

(язык состоит из знаков, каждый из которых имеет форму и содержание)

— Язык опирается на абстрактное (словесно-логиеческое) мышление

Современные лингвисты добавляют новые признаки:

(свойство языка состоять из набора повторяющихся элементов, которые соединяются по правилам)

(создание нового с помощью языка)

4. Наличие разнообразных форм проявления языка.

Полисинтетические языки – и слово, и предложение, длинная цепочка корней аффиксов.

2) Понятие «сродства языков». Языковые союзы.

Сродство языков – это некоторые общие черты, возникшие в языках в результате языковых контактов. На понятии сродства языков строится теория возник­новения языковых объединений в результате взаимо­влияния длительно сосуществующих языков и постепен­ного их схождения. Таким построенным на сродстве языковым объединениям было присвоено название язы­ковых союзов (о языковых союзах см.ниже).

Самое интересное в группировках по сродству заключается именно в том, что они часто объединяют в одном ареале генетически неродственные языки.

Языковой союз – это ареально-историческая общность языков, проявляющаяся в наличии некоторого количества сходных признаков (структурных и материальных), которые сложились в процессе длительного и интенсивного взаимодействия этих языков в пределах единого географического пространства. Например, балканский языковой союз (греческий, албанский, болгарский, македонский, румынский ( включая арумынский, исторумынский, мегленорумынский языки), а также периферийно сербо-хорватский и турецкий языки).

Основные признаки языкового союза (по Н.С.Трубецкому):

Сходство языков в морфологии и синтаксисе (в балканских языках формы родительного и дательного падежей, а также соответствующие им по значению сочетания имён с предлогами имеют одинаковую форму; форма будущего времени в балканских языках образуется аналитически, при помощи вспомогательного глагола или частицы со значением намерения или желания);

Общий фонд «культурных слов» (балканские языки имеют несколько сот общих слов, главным образом субстратного, греческого, турецкого и славянского происхождения (заимствования времён Византийской и Османской империй соответственно)).

Отсутствие системы звуковых соответствий

Отсутствие сходства в элементарной лексике

Условия формирования языкового союза:

Конвергентное развитие контактирующих языков

Общие социальные условия, хозяйственный уклад

Общность элементов культуры

3) Славянские языки: приведите классификацию и примеры, иллюстрирующие особенности данных языков.

Группа родственных языков индоевропейской семьи. Распространены на территории Европы и Азии. Общее число говорящих – свыше 290 млн. чел.

Общее: корни, аффиксы, структура слова, значение слов, структура предложения, употребление грамм. категорий, система регулярных звуковых соответствий.

1) единством происхождения (от праславянского языка, который, как считают некоторые исследователи, выделился из балто-славянского праязыка);

2) длительными и интенсивными контактами.

Процесс перехода праславянского языка в самостоятельные славянские языки носил длительный характер, особенно активно он проходил в 5 – 10 вв. В 9 в. возникает общий литературный славянский язык, что связано с созданием слав. письменности Кириллом и Мефодием (глаголица и кириллица).

Принято делить славянские языки на 3 группы:

восточно-славянская (русск., украин., белорусск.);

юж.-слав. (болгар., македонск., сербохорватск., словенский);

зап.-слав. (чешск., словацк., польск. с кашубским, верхне- и нижнелужицкие).

Обособление славянского языкового континуума из балто-славянского праязыка произошло на основе одного из индоевропейских диалектов (протославянского), сформировался праславянский язык, ставший родоначальником всех современных славянских языков. История праславянского языка делится на 3 периода:

древнейший – до установления тесного балто-славянского языкового контакта

период балто-славянской сообщности

период диалектного дробления и начала формирования самостоятельных славянских языков

Еше в недрах праславянского языка начали формироваться диалектные образования.

Русский – самый распространенный (Европ. часть России, Урал, Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток, Камчатка), 1 из официальных языков ООН, является языком межнационального общения.

Болгарск., македонск., сербохорв., словенский – в Болгарии и Югославии. В средневековье южно-македонский диалект лег в основу старославянского языка – общего литературного языка славян (до сих пор является официальным языком православной церкви).

Польск и чешск. языки – подверглись в средние века значительному влиянию латыни, которая длительное время оставалась литературным языком, позднее, особенно для чешского языка, особую роль играло влияние немецкого литературного языка. Верхне- и нижнелужицкий – 2 западнославянских языка на территории бывшей ГДР.

Славянским языкам свойственно наличие палатализации согласных – приближение плоской средней части языка к нёбу при произнесении звука. Почти все согласные в славянских языках могут быть твёрдыми (непалатализованными) или мягкими (палатализованными).

Славянские языки сильно различаются ударением. В чешском, словацком и лужицком ударение обычно падает на первый слог слова; в польском – на предпоследний; в сербскохорватском ударным может быть любой слог, кроме последнего; в русском, украинском и белорусском ударение может падать на любой слог слова.

В современных славянских языках имеется множество слов, общих с другими индоевропейскими языками. Многие славянские слова похожи на соответствующие английские, например: сестра – sister, три – three, нос – nose, ночь – night и др. В других случаях общее происхождение слов менее очевидно. Русское слово видеть родственно латинскому videre, русское слово пять родственно немецкому fünf, латинскому quinque (ср. музыкальный термин квинтет), греческому penta, которое присутствует, например, в заимствованном слове пентагон (букв. «пятиугольник»).

Все славянские языки, кроме болгарского и македонского, имеют несколько типов склонения существительных и прилагательных, которые изменяются по шести или семи падежам, по числам и по трем родам. Наличие семи падежей (именительный, родительный, дательный, винительный, творительный, местный или предложный и звательный) свидетельствует об архаичности славянских языков и близости их к индоевропейскому языку, в котором было предположительно восемь падежей.

Важной особенностью славянских языков является категория глагольного вида: всякий глагол относится либо к совершенному, либо к несовершенному виду и обозначает, соответственно, либо завершенное, либо длящееся или повторяющееся действие.

Источник

Язык это естественно возникшая система

Язык — это знаковая система произвольной природы, посредством которой осуществляется человеческое общение на различных уровнях коммуникации и трансляции, включая операции мышления, приобретение, хранение, преобразование и передачу сообщений (сигналов, информации, знаний) и связанные процессы. Язык также является универсальным средством объективации действительности как в индивидуальном, так и в общественном сознании, выступая в качестве первичной, наиболее естественной основы репрезентации мира (см. Бытие). В качестве многоаспектного феномена язык выступает предметом изучения различных теоретических дисциплин: логики, лингвистики, семиотики, психологии (психолингвистики), социологии (социолингвистики), культурологии и других.

Язык играет ведущую роль в формировании и развитии человеческого сознания, так как мыслительная деятельность человека, во всяком случае в более или менее развитых формах, неотделима от использования языков того или иного рода. Именно использование языка позволяет человеку производить основную часть мыслительных операций (см. Мышление). Одновременно язык выступает основным средством коммуникации и трансляции, обеспечивая извлечение (приобретение), накопление, хранение, преобразование и передачу информацию и знаний. Благодаря языку возможно существование и развитие абстрактного мышления, поэтому наличие языка является, среди прочего, необходимым инструментом обобщающей деятельности мышления. Синтетические свойства языка (его системная организация, дискретность смысла его единиц, возможность их комбинаторики по определённым правилам и другие) обеспечивают возможность формирования текстов как сложных знаков (см. Знак) с развитой системой модальности (см. Модальность), что задаёт языку как знаковой системе свойство универсальности в выражении как процессуальности человеческого сознания и его состояний, так и целостной системы представлений о мире в качестве результата познания.

В качестве средства выражения язык обладает способностью фиксировать ощущения, восприятия, представления, понятия, суждения и рассуждения, осознаваемые и создаваемые человеком. При этом если ощущения, восприятия и представления могут существовать как в языке, так и вне его (в виде чувственных образов), то понятия, суждения и рассуждения, будучи инструментами и результатами сознания и познавательной деятельности, не существуют вне языка. Благодаря этой функции языка человек получает возможность объективировать (представить в вещественной и чувственно воспринимаемой форме) происходящие в нём неявные процессы осознания, восприятия, сознания и познания.

В качестве средства общения язык обладает универсальностью своих выразительных возможностей и общностью (интерсубъективностью) своих значений. Универсальность означает, что в принципе в языке можно выразить любое ощущение, восприятие, представление и понятие, построить (и далее анализировать) любое суждение и рассуждение, имеющее значение. Общность (интерсубъективность) означает, что любое данное выражение языка имеет приблизительно одинаковое значение для всех, кто понимает и использует этот язык. Тот факт, что одни и те же выражения языка имеют приблизительно одинаковые значения, позволяет языку служить орудием общения между всеми использующими его людьми. Язык может служить средством общения между различными людьми посредством перевода с одного языка на другой. Перевод есть установление того, что определённые конкретные последовательности символов в разных языках имеют одинаковые значения.

Используя язык в качестве орудия общения, человек, осознающий своё собственное Я, может общаться также с самим собой (см. Автокоммуникация). Сознание в этом случае становится самосознанием, средством самоанализа и самоконтроля, реализации известного с древних времён требования «познай самого себя», средством саморазвития. Познание самого себя позволяет человеку лучше понять, как ведут себя другие люди (другие Я), определить своё место в мире.

Использование языка в качестве орудия общения обладает важным значением для человека, так как становление и развитие человека происходит в обществе, основанном на совместной деятельности людей. Язык позволяет выразить и сделать одинаково понятными для всех правила участия в этой деятельности, её промежуточные и конечные цели, служит универсальным средством хранения и передачи любой социально значимой информации. Благодаря этому язык становится общественным явлением (см. Общество), частью человеческой культуры (см. Культура).

Как и любое общественное явление, язык подвержен изменениям во времени, образующим историю языка. В своей совокупности они составляют эволюцию языка, которая, как правило, отличается крайне медленным темпом происходящих в нём изменений. Все другие изменения в обществе происходят быстрее, поэтому их результаты даже на длинных интервалах времени могут быть зафиксированы практически в одном и том же языке и стать понятными людям различных поколений и даже эпох. Благодаря такой «консервативности» (инерции изменений) язык является частью не только существующей культуры, но и культуры народа на протяжении всей его истории. Язык тем самым вносит значительный вклад в познание человеком своего прошлого бытия, делая тем самым возможным и прогноз относительно будущего.

Ещё одно фундаментальное свойство языка — наличие неявно заданной «картины мира», поддерживающей в качестве фундамента систему значений выражений языка. Поскольку она задана неявно, то о такой картине трудно судить с полной определённостью. Известно, однако, что она представляет мир в виде той или иной совокупности вещей, свойств и отношений, несколько размытых, но тем не менее упорядоченных в пространстве и времени. Чем сложнее и разнообразнее эта «картина мира», тем больше выразительные возможности языка и тем сложнее сам язык, тем сильнее зависимость поведения и сознания человека от используемого им языка, причём эта зависимость может не осознаваться.

Все языки принято разделять на естественные (вербальные языки общения) и искусственные (созданные человеком кодовые системы). Под естественным языком понимается язык, который возник и развивается в процессе естественной эволюции человеческих сообществ, и используется как средство выражения мыслей и общения между людьми. Искусственный язык создаётся людьми для каких-либо функционально-деятельностных целей и специальных потребностей. В соответствии с типом языка условно различаются знаки естественных и искусственных языков. Главной особенностью языковых знаков является то, что они входят в систему знаков и функционируют как знаки только в ней, в соответствии с имеющимися в ней правилами — как явными, так и неявными. Языковые знаки можно определить как материальные объекты, предназначенные для использования в качестве знаков. Использование знаков в языках основано на абстракции отождествления, в силу которой отождествляются однотипные знаки, порождённые в различных условиях, в различное время, различными средствами, имеющие различную материальную природу и свойства. Так, некоторая буква может быть записана при помощи различных шрифтов, но при этом считается одной и той же буквой, а разные варианты её записи понимаются как различные экземпляры одного и того же знака. Среди всех знаковых систем следует выделить пропозициональные системы, из них доминирующую роль играет устный язык, первичный относительно всех остальных систем этого класса. Определённая последовательность знаков, организованная в рамках той или иной знаковой системы, составляет знаковое сообщение — текст. Фиксация текста визуальными средствами привела к созданию письменности, которая является важным способом транспонирования речи в другую среду. При этом письменный язык обнаруживает тенденцию к развитию собственных структурных свойств. Искусственные знаковые системы (формализованные, машинные и другие искусственные языки), которые используются для различных научных и технических применений, являются трансформами естественного языка — в особенности его письменной разновидности. Поскольку развитие и совершенствование знаковых систем определяется потребностями общественной практики, становление науки и техники привело к введению в естественные языки специальных графических знаков, используемых для сокращения, выражения понятий, суждений, способов оперирования объектами, рассматриваемыми в науке и технической среде. Такие языки позволяют добиваться однозначности использованных терминов и фиксировать понятия, для которых в естественном языке нет словесных выражений.

Анализ понятия языка и знака занимал важное место в философии (см. Философия) и научном познании (см. Наука). Хотя специальные области исследований языка и знаковых систем сформировались достаточно поздно, история философского осмысления проблематики языка имеет длительную историю. Философское осмысление языка осуществлялось в контексте общего познания природы и человека в античной философии, где сформировались две основные концепции природы языка и языковых знаков. У истоков одной из них стоит Аристотель, который утверждает условный, договорный характер имён, о чём он говорит в работе «Об истолковании». Другая концепция нашла своё воплощение в работах Платона (в частности, в диалоге «Кратил») и у стоиков. В диалоге Платона «Кратил» ставится вопрос о том, закрепляет ли язык форму за содержанием «по природе» или «по соглашению». Главный участник диалога, Сократ, приходит к выводу, что репрезентация через подобие преобладает над использованием условных знаков, но имеет место и дополнительный фактор — соглашение, обычай и привычка. В теории стоиков знак рассматривался как сущность, образуемая отношением означающего («воспринимаемое») и означаемого («понимаемое»). Последнее учение часто называют «естественной» теорией происхождения языка. Согласно этому подходу, языковые знаки соответствуют природе обозначаемых объектов — хотя бы для «истинного языка» и «истинных имён». «Истинный язык» и имена в нём считались созданными богами или первыми людьми, которые в силу своей мудрости смогли постичь суть вещей и дать им имена в соответствии с их природой. Сторонники «естественной» концепции происхождения языка обычно утверждают, что со временем — по мере деградации людей (например, от Золотого века к Железному) — язык искажается, деградирует, и поэтому в современном им языке (языках) связь имён с обозначаемым уже не очевидна. «Естественная» теория происхождения языка имела место в различных культурах и учениях — почти во всех школах древнеиндийской философии, в конфуцианстве, гностицизме, суфизме и других. В европейской философии эта «линия Платона» отчётливо прослеживается до поздней схоластики, где, в частности, выступает обоснованием терминализма У. Оккама.

В новоевропейской традиции философия языка смыкается с методологией, эволюционирующей в контексте гносеологии. Развивается классическая парадигма философии языка, основанная на презумпции истолкования языка как внеположенной объективной реальности, открытой для когнитивного проникновения в рамках субъект-объектноой процедуры. В XIX веке значительный вклад в понимание природы языка внесла лингвистика, в которой разрабатывались различные аспекты функционирования естественных языков. Эти исследования восходят к трудам Ф. де Соссюра, определившего основные свойства знаковых систем естественных языков и заложившего методологические основы семиотики (см. Семиотика).

Соссюром впервые осуществлён системный подход к феномену языка. Выделяя значимость оппозиции «язык — речь», он обнаруживает четыре компонента языковой предметности:

Таким образом, по Соссюру, язык — это систематизированная совокупность правил, необходимых для коммуникации. В противоположность этому, речь — индивидуальное воплощение языка, включающая фонацию, реализацию правил и возможных комбинаций знаков.

Ч. С. Пирс, почти одновременно с Соссюром и независимо от него, также отмечает различие между «материальными качествами» — означающим знака и его «непосредственной интерпретацией», то есть означаемым. Однако, в отличие от Соссюра, который настойчиво подчёркивал условность языка, Пирс учением о трёх типах знаков давал основание для утверждения как фактического, так и условного характера связи между двумя составляющими знака. Он выделял иконический знак, знак-индекс и символический знак. Действие иконического знака основано на фактическом подобии означающего и означаемого, например, рисунка какого-либо дерева и самого дерева. Действие индекса (указательного знака) основано на фактической, реально существующей смежности означающего и означаемого. Действие символа основано на установленной по конвенции, усвоенной смежности означающего и означаемого. В данном случае связь основана на правиле и не зависит от наличия какого-либо сходства или физической смежности. Интерпретация символического знака возможна лишь при знании этого правила. Таким образом, в основе разделения знаков на иконические знаки, индексы и символы лежит преобладание одного из перечисленных факторов над другими.

К. Бюлер выдвинул четыре аксиомы языка, находящиеся на теоретическом стыке лингвистики с философией.

В первой аксиоме, носящей название «модель языка как органона», языковой знак рассматривается как инструмент, посредством которого «один сообщает другому нечто о вещи». Налицо модель канонической речевой ситуации, включающей говорящего, слушающего и предмет (и положение вещей), о которых идёт речь. Существенно при этом, что говорящий и слушающий не являются какими-то периферийными элементами, частью того, о чём может сообщаться; они занимают в речевой ситуации свои собственные позиции, так или иначе отражающиеся в высказывании. Особые позиции участников речевой ситуации предопределяет связь знака не только с предметами и ситуациями, о которых сообщается в высказывании, но и с каждым из них. Таким образом, знак оказывается наделённым тремя функциями: это символ в силу своей соотнесённости с предметами и положениями вещей, это симптом в силу своей зависимости от отправителя и это сигнал в силу своей апелляции к слушателю, чьим внешним поведением или внутренним состоянием он управляет.

Концепция трёх функций языка Бюлера была развита и модифицирована в работе Р. Якобсона «Лингвистика и поэтика». Якобсон выделяет шесть основных функций языка в зависимости от принятой установки:

«Эмотивная» функция Якобсона соответствует «экспрессивной» по Бюлеру, «коннотивная» — «апеллятивной», «референтивная» («когнитивная») — функции репрезентации, по Бюлеру.

Вторая аксиома Бюлера касается знаковой природы языка, в основе которой положен «заместительный» принцип («нечто стоит вместо другого»). Бюлер дополняет этот известный принцип «принципом абстрактивной релевантности», подразумевающим, что когда в роли знака-носителя смысла выступает чувственно воспринимаемая вещь, то с выполняемой ей семантической функцией не должна быть связана вся совокупность её конкретных свойств. Напротив, для её функционирования в качестве знака релевантен тот или иной «абстрактный момент». Аналогичная ситуация существует и в отношении содержания знака: в значение знака входит не вся безграничная совокупность признаков обозначаемых в конкретных случаях предметов и ситуаций, а только небольшая «сематологически релевантная» часть соответствующих признаков.

Третья аксиома предлагает «схему четырёх полей», в которой язык может рассматриваться как:

Важным здесь является выделение «речевых актов». Акты такого рода предусматриваются особенностями языковой репрезентации, всегда связанной с некоторой семантической неопределённостью, обусловливающей определённую степень свободы субъективного «смыслонаделения», которая ограничивается «объективными возможностями».

Четвёртая аксиома гласит, что язык по своей структуре представляет собой систему, состоящую по крайней мере из двух коррелятивных классов образований: слов и предложений. «Двухклассная» система использует при репрезентации две процедуры: выбор слов и построение предложений. Данная система сопоставима с концепцией Якобсона о наличии двух важных факторов, которые действуют на всех уровнях языка. Первый из этих факторов — селекция — «опирается на эквивалентность, сходство и различие, синонимию и антонимию», тогда как второй — комбинация, регулирующий построение любой последовательности, — «основан на смежности». Эти функции обнаруживают неисчерпаемый творческий потенциал естественного языка по сравнению с какими-либо другими знаковыми системами.

Наряду с указанными подходами, в европейской культуре закладываются другие парадигмы философии языка, вызванные к жизни рассмотрением последнего не в качестве объективно наличной ставшей реальности, внеположенной познающему сознанию, но напротив — в качестве творческой процессуальности, определяющей духовное бытие индивида и фактически совпадающей с ним. Первый импульс движения в этом направлении был задан в контексте предромантической философии XVIII века, трактовавшей человека как «языковое существо», а язык — как «форму развития человеческого духа» (И. Г. Гердер). Наиболее важной вехой оформления неклассической трактовки язык является идея о возможности толкования в качестве языка любой знаковой системы с заданной интерсубъективной семантикой (от исходной мысли В. Вундта о «языке жестов» до интегрального базисного тезиса Л. Витгенштейна «мир есть язык»).

Основоположником неклассической парадигмы истолкования языковых феноменов и основателем философии языка в собственном смысле этого слова является В. Гумбольдт. В его трактовке язык предстаёт не внешним средством выражения результатов мышления («ergon»), но «непроизвольным средством» протекания последнего, — процессуальным средством духовного творчества и обретения истины («energeia»). Язык, таким образом, представляет, по Гумбольдту, особый мир, конституированный духом и выступающий в качестве медиатора между духом и предметным миром: языковое опосредование предметности позволяет сделать её содержанием духа, открывая возможность мышления о мире. В этом контексте строй языка оказывается содержательной детерминантой мировосприятия и миропонимания («внутренняя форма» языка как «формирующий орган мысли»), что позволяет интерпретировать концепцию Гумбольдта как предвосхищение концепции лигвистической относительности. На базе идей Гумбольдта разворачивается широкий спектр психологизированных концепций языка и собственно психолингвистики.

Становление философии языка оказывает существенное воздействие не только на структурную организацию, но и на содержание проблемных полей философского знания. В этой связи конституирование философии языка рефлексивно осмыслено в философии как лингвистический поворот философской традиции, задающий интенцию на перевод философских проблем в плоскость языка и поиск их решения посредством языковой аналитики. Так, логическая семантика Г. Фреге исследует отношения обозначения, раскрывая связь смысла языковых выражений со значением в логическом смысле этого слова.

На идее о различии смысла и значения языковых выражений основана философская концепция Витгенштейна, фундированная отказом от традиционного субъект-объектного членения высказываний, понятых в качестве целостных и автономных. Внимание неклассической философии языка сфокусировано на так называемой проблеме семантического треугольника, то есть проблеме соотношения имени с десигнатом и денотатом соответствующего понятия. В этой связи логика мышления анализируется Витгенштейном посредством анализа логики языка, а поскольку ареал бытия совпадает с ареалом «метафизического субъекта», поскольку бытие совпадает со сферой вербальной артикуляции: «мы делаем предикатами вещей то, что заложено в наших способах их представления». В работах позднего Витгенштейна осуществляется переориентация от стремления к экспликации и анализу онтологически заданной, базовой априорной структуры языка на анализ плюральной вариативности его процессуальных актуализаций: значение не исходно, — оно возникает в ситуации контекстных словоупотреблений (номиналистический исток концепции Витгенштейна), организованных по определённым правилам (см. Языковые игры). Если правила построения языковых конструкций, являющиеся результатом конвенции «лингвистического сообщества», описываются Витгенштейном как «поверхностная грамматика», то законы организации языковых игр — как «формы жизни», оцениваемые им в качестве «глубинной грамматики», соотнесённой с фундаментальными структурами бытия. И если задачей философии является исследование языковых игр, то сверхзадачей — «языковая терапия», то есть аналитическое исключение из языка генерализаций как патологий.

Концепция Витгенштейна выступила основанием оформления в неклассической традиции философии лингвистического анализа (аналитической философии), ориентированной — в отличие от философии логического анализа — не на реорганизацию естественного языка в соответствии с внешними правилами, привнесёнными из логики, но — вслед за Витгенштейном — на анализ естественного функционирования слова в ситуативных контекстах с целью терапии неправильных (то есть генерализующих) словоупотреблений: не реформирование, но формирование языковых систем (своего рода языковых игр). В этой связи принято говорить о лингвистическом повороте в современной философии, задающем перевод содержательных проблем в плоскость языка и поиск их решения посредством языковой аналитики. Примером тому является так называемая онтологическая проблема, решение которой найдено в сопоставлении различных описаний мира и выборе среди них наиболее эффективного. Точно так же обсуждаются социальные (логика социальных наук, аналитическая философия истории, нарратология), моральные (этика дискурса), экзистенциальные проблемы (гермневтика) и даже религиозные проблемы (эпистемология религиозных верований).

Таким образом, именно в рамках лингвистической философии как особого вектора развёртки философской проблематики реализуют себя базовые интенции неклассической парадигмы трактовки языка. В рамках логического позитивизма Венского кружка разрабатываются концепции языка как фундаментального способа онтологической организации: «быть — значит быть значением связанной переменной» (У. Куайн). В этом контексте онтологическая проблематика артикулируется как проблема «перевода»: знание об объекте может быть объективировано в языке соответствующей теории Тn, а знание о ней — в языке теории Тn + 1, и так далее; однако «радикальный перевод», то есть перевод на языка реальности принципиально недостижим в связи с «непрозрачностью» основ и способов референции объектов этой реальности в структурах языка. В этом контексте остро возникает проблема интерпретации, а также проблема соотношения означающего и выражающего планов языка (противопоставление «референциального» и «эмотивного» словоупотребления у К. К. Огдена и И. А. Ричардса).

Острая актуализация проблем языкового формализма, а также механизмов осуществления таких процедур, как референция и интерпретация, позволило философии языка выступить в качестве методологической основы разработки концепции искусственных языков как семиотических систем, каждая из которых с точки зрения теории множеств предстаёт как семантический универсум и предполагает эксплицитно заданную сферу своей предметной аппликации. Однако, сама философия языка далека от идеи возможности адекватного моделирования естественного бытия языка в функционировании знакового формализма: Куайном формулируется идея «стимульного значения» как внеязыковых, привнесённых ситуативными «стимулами» детерминант принятия или не принятия высказывания.

Транзитивной по отношению к неклассической и современной (постмодернистской) парадигмам интерпретации языка является концепция, сформулированная в работах позднего Хайдеггера и основанная на принципиальном отказе от узко-специальной, сугубо семиотической его трактовки. По Хайдеггеру, человек как «пастух бытия» слушает его глубинный зов — призыв абсолютной семантической полноты, жаждущей обрести форму своего выражения. Именно в языке коренится для человека возможность свершения своего высшего предназначения: язык есть способность человека «сказать бытие», артикулировать в языковых структурах его голос, ибо устами говорящего говорит само бытие, обретающее в языке сферу своей презентации, — и в этом плане язык есть «дом бытия». В свете этого «дар речи есть не одна из человеческих способностей рядом со многими другими. Дар речи отличает человека, только и делая его человеком. Этой чертой очерчено его существо… Сущность человека покоится в языке» (М. Хайдеггер).

Трактовка языка как проявления активности человеческой сущностной экзистенции и идея наполняемости языковых структур бытием в интеллектуально-волевом человеческом усилии инспирирует современную парадигму философии языка, конституируемую в контексте культуры постмодерна. Проблема языка в контексте этой философской парадигмы задаёт принципиально новое видение языковой реальности. Восприняв от классической и неклассической традиций идеи произвольности языкового знака как единства означаемого и означающего (Ф. де Соссюр), влитости языка в культурный контекст (В. Гумбольдт), концепции лигвистической относительности (Э. Сепир и Б. Ли Уорф), плюральности значений естественного языка в концепции языковых игр (Л. Витгенштейн), идеи произвольности выбора правил языка, соотносимых с правилами игры («принцип терпимости» Р. Карнапа), конституирования смысла языковых выражений в контексте векторного человеческого усилия (М. Хайдеггер), современная философия языка генетически восходит к концепции Н. Хомски, создавшего трансформационную (генеративную) модель языка.

Парадигма постмодерна радикально артикулирует саму проблему языковой реальности. Прежде всего, текст понимается предельно расширительно: с одной стороны — мир как текст («словарь» и «энциклопедия» у У. Эко, «космическая библиотека» у В. Лейча, собственно «текст» у Ж. Дерриды). В рамках герменевтической традиции заложена трактовка языка в связи с проблематикой понимания: по Х.-Г. Гадамеру, открытое для понимания бытие и есть язык. Понимание, таким образом, задаёт как возможность понимающего мироистолкования, так и горизонт герменевтической онтологии. — Постижение смысла бытия оказывается тождественным его языковому конструированию: «система категорий — это система способов конструирования бытия» (Ж. Деррида). Задавая принципиально новое (предельно расширительное) видение языковой реальности, философия постмодерна формулирует и принципиально новые стратегии по отношению к тексту. Текст абсолютно свободен, ибо лишён «почтения к целостности (закону)» (Р. Барт), в этой связи он лишён и жёсткой структуры, будучи организован как ризома, а также центра, будучи полисемантичным: «функцией этого центра было бы… гарантировать, чтобы организующий принцип системы ограничивал то, что мы можем назвать свободной игрой структуры» (Ж. Деррида). В этом отношении классическая трактовка текста сменяется идеалом «невозможного текста» (Ж. Делёз) с «бесовской текстурой» (Р. Барт), понятого как «конструкция», коллаж цитат, организованный по такому принципу, как «ирония, метаречивая игра» (У. Эко).

Источник

Видео

Язык как система

Язык как система

Язык как система знаков

Язык как система знаков

Происхождение языка: что такое язык и как он появился?

Происхождение языка: что такое язык и как он появился?

Введение в языкознание Система языка

Введение в языкознание  Система языка

Введение в языкознание. Лекция 1. Язык и речь как основные объекты языкознания

Введение в языкознание. Лекция 1. Язык и речь как основные объекты языкознания

«Единство через многообразие»: круглый стол «Купно заедино»

«Единство через многообразие»: круглый стол «Купно заедино»

Понятия языка и стиля

Понятия языка и стиля

Полиглот. Выучим немецкий за 16 часов! Урок 1. / Телеканал Культура

Полиглот. Выучим немецкий за 16 часов! Урок 1. / Телеканал Культура

Практическое занятие по теме "Язык и его основные функции"

Практическое занятие по теме "Язык и его основные функции"

Высокочувствительный тропонин в мировых клинических рекомендациях

Высокочувствительный тропонин в мировых клинических рекомендациях
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.