Язык личность и общество + видео обзор

Роль языка в человеческом обществе

Таким образом, язык является средством коммуникации. Известно, что язык возник при необходимости людей общаться между собой. Сначала это были отдельные междометия, затем набор определенных слов. По мере человеческого развития язык все больше усложнялся, развивался и совершенствовался.

Доказано, что язык необходим для полноценного развития человеческого мышления. Чем лучше человек владеет родной речью, тем глубже, богаче и многогранней его мышление.

Язык – это не беспорядочный набор букв и слов. Он представляет собой систему. Язык настолько развился, что содержит в себе очень много ответвлений. Это профессиональные, молодежные жаргоны, разнообразные тайные языки (например, язык преступного мира) и так далее.

В современном мире мы разговариваем и пишем с помощью языка. Следовательно, у нас есть устный и письменный язык. Жители деревень и маленьких городов (особенно пожилые) пользуются словами и выражениями, малознакомыми или вовсе незнакомыми жителям мегаполисов. И наоборот.

То есть носители одного языка могут с трудом понимать друга, потому что они пользуются диалектами или какими-нибудь жаргонами и т. д. Но, в то же время, есть единая «база» слов, которую понимают все представители русской нации. Именно этот набор слов (литературный язык) позволяет людям понимать друг друга и общаться.

Русский язык считается одним из самых сложных и богатых языков в мире. Он имеет длительную историю своего развития. Впрочем, как и сама Россия. Все величайшие писатели и поэты нашей страны вошли также и в историю русского языка. Ведь именно они помогали ему развиваться, внося туда изменения, преобразуя его. Без труда можно назвать целый сонм таких имен. Это и М.В. Ломоносов с его теорией о «трех штилях». Это и Н.М. Карамзин учением об изящной салонной речи. Это, конечно же, Пушкин, внесший большое оживление в русский литературный язык. Да и вообще все талантливые писатели и поэты влияли на язык своими произведениями.

Таким образом, мы можем видеть, что язык породил один из основных видов искусств – литературу. Возникновение литературы связано со способностью языка выражать малейшие оттенки чувств, настроений, переживаний. А также необходимостью человека делиться всем этим с другими людьми.

В мире существует очень много языков, самобытных и красивых. Но одни из них более распространены по всему миру, более популярны. Их хотят изучать, или необходимость заставляет знать их. В современном мире таким международным языком является, конечно, английский. Его чрезвычайная популярность связана с экономическим могуществом США, а также с навязыванием американской поп-культуры молодежи всего мира.

К счастью, жители других стран начинают все бережнее и бережнее относиться к своему родному языку как к неотъемлемой части родной культуры. Они понимают, что без знания родного языка легко утратить свои корни, потерять свою личность, стать никем. Ведь давно известно, что язык отражает индивидуальное для каждой нации видение окружающего мира и представление о нем. Перестав пользоваться родным языком, человек лишает себя какой-то важной части своей личности, превращается в другого человека.

Но это не значит, что нужно замыкаться в себе и не обращать внимания на языки других народов. Наоборот, очень полезно, на мой взгляд, знать хотя бы один иностранный язык. Это знание поможет общаться с людьми других наций, поможет завести новых друзей. Кроме того, знание иностранного языка обогащает, потому что человек погружается в другую культуру «изнутри», он может читать книги, смотреть фильмы и слушать музыку на языке-оригинале. Значит, он сможет лучше понять людей из другой страны или даже с другого континента. Тем самым, человек, на мой взгляд, расширяет свой опыт и по-другому смотрит на мир: более свободно и широко.

Таким образом, язык и человек неотделимы друг от друга. В самой природе человека уже заложено наличие языка. Несомненно, развитие человеческой цивилизации и каждой страны в отдельности влечет за собой и развитие национальных языков.

Родной язык – это часть национальной культуры и очень важная часть каждого носителя этой культуры. Бесспорно, национальный язык нужно беречь, но знать и уважать другие языки столь же необходимо, как любить свой родной язык.

Источник

Язык и личность. Язык и общество

Язык возникает, развивается и существует как социальный феномен. Его основное назначение заключается в том, чтобы обслуживать нужды человеческого общества и прежде всего обеспечить общение между членами большого или малого социального коллектива, а также функционирование коллективной памяти этого коллектива. Понятие общества относится к одному из трудно определимых. Общество — это не просто множество человеческих индивидов, а система разнообразных отношений между людьми, принадлежащими к тем или иным социальным, профессиональным, половым и возрастным, этническим, этнографическим, конфессиональным группам, где каждый индивид занимает своё определённое место и в силу этого выступает носителем определённого общественного статуса, социальных функций и ролей. Индивид как член общества может быть идентифицирован на основе большого количества отношений, которые его связывают с другими индивидами. Особенности языкового поведения индивида и его поведения вообще оказываются в значительной мере обусловлены социальными факторами. Проблема взаимоотношений языка и общества включает в себя многие аспекты, в том числе и такие, которые входят в группы:

Социальная сущность языка: «Функции языка в обществе», «Основные направления социальной эволюции языков»; «История языка и история народа».

Варьирование языка в обществе: «Функциональные варианты (формы существования) языка», «Язык и территориальная дифференциация общества (территориальные диалекты)», «Язык и социальная дифференциация общества (социальные диалекты)», «Язык и социальные роли говорящих».

Взаимодействие языков в многоэтническом обществе: «Языки и этносы», «Языковые ситуации», «Национально-языковая политика», «Языковые контакты», «Многоязычие в социологическом аспекте».

Их исследованием занимаются социолингвистика (социальная лингвистика), возникшая на стыке языкознания и социологии, а nакже этнолингвистика,этнография речи, стилистика, риторика, прагматика, теория языкового общения,теория массовой коммуникации и т.д. Язык выполняет в обществе следующие социальные функции:

коммуникативная / иформативная (осуществляемые в актах межличностной и массовой коммуникации передача и получение сообщений в форме языковых / вербальных высказываний, обмен информацией между людьми как участниками актов языковой коммуникации, коммуникантами),

познавательная / когнитивная (обработка и хранение знаний в памяти индивида и общества, формирование картины мира),

интерпретативная / толковательная (раскрытие глубинного смысла воспринятых языковых высказываний / текстов),

регулятивная / социативная / интерактивная (языковое взаимодействие коммуникантов, имеющее целью обмен коммуникативными ролями, утверждение своего коммуниативного лидерства, воздействие друг на друга, организация успешного обмена информацией благодаря соблюдению коммуникативных постулатов и принципов),

контактоустанавливающая / фатическая (установление и поддержание коммуникативного взаимодействия),

эмоционально-экспрессивная (выражение своих эмоций, чувств, настроений, психологических установок, отношения к партнёрам по коммуникации и предмету общения),

эстетическая (создание художественных произведений),

магическая / «заклинательная» (использование в религиозном ритуале, в практике заклинателей, экстрасенсов и т.п.),

этнокультурная (объединение в единое целое представителей данного этноса как носителей одного и того же языка в качестве родного),

метаязыковая / метаречевая (передача сообщений о фактах самого языка и речевых актах на нём).История каждого языка самым тесным образом связана с историей народа, являющегося его носителем.

идентифирующая (есть существенные функциональные различия между языком племени, языком народности и языком нации. Язык играет исключительно важную роль в консолидации родственных (и не только родственных) племён в народность и в формировании нации.

Один и тот же этнос может пользоваться одновременно двумя или более языками. Так, многие народы Западной Европы на протяжении всего Средневековья пользовались как своими разговорными языками, так и латинским. В Вавилонии наряду с аккадским (вавилоно-ассирийским) долгое время использовался шумерский язык. И напротив, один и тот же язык может одновременно обслуживать несколько этносов. Так, испанский язык используется в Испании, а также (часто одновременно с другими языками) в Чили, Аргентине, Уругвае, Парагвае, Боливии, Перу, Эквадоре, Колумбии, Венесуэле, Панаме, Коста-Рике, Сальвадоре, Гондурасе, Гватемале, Мексике, Республике Куба, на Филиппинах, в Республике Экваториальная Гвинея и т.д. Этнос может утратить свой язык и перейти на другой язык. Это произошло, например, в Галлии в силу романизации кельтов.

Описывая взаимоотношения используемых в одном социальном коллективе разных вариантов языка или же разных языков, говорят о языковой ситуации. Языковые ситуации могут быть однокомпонентными и многокомпонентными, равновесными и неравновесными. Примером однокомпонентной языковой ситуации может служить Исландия. Равновесная ситуация имеет место в Бельгии (одинаковый статус французского и нидерландского языков). Во многих государствах Западной Африки наблюдаются неравновесные ситуации: местные языки обладают большей демографической мощностью, а по коммуникативной мощности они уступают европейским языкам. Доминировать может один язык: волоф в Сенегале. В Нигерии доминируют несколько языков (хауса, йоруба, игбо). Используемые языки могут обладать разным престижем (в случае диглоссии). На продуманный анализ и взвешенные оценки языковых ситуаций опирается выбор рациональной языковой политики, проводимой государством.

Соотнесение разных языковых систем и разных типов культуры (а также разных способов категоризации явлений мира) составляет содержаниеэтнолингвистики. Многие представители этнолингвистики нередко неправомерно преувеличивают роль языка в познании мира (школа Лео Вайсгербера в Германии, гипотеза языковой относительности, выдвинутая в США Эдвардом Сепиром и Бенджаменом Л. Уорфом).

Язык определённым образом отражает территориальную дифференциацию народа, говорящего на нём, выступая в виде множества говоров, и социальную дифференциацию общества на классы, слои и группы, существующие между ними различия в использовании в целом единого языка, выступая в виде множества вариантов, разновидностей, социальных диалектов (социолектов). В языке в виде множества форм общего и специализированного характера, таких, как литературный язык, просторечие, койне, функциональные стили, подъязыки науки, жаргоны и арго, отражается многообразие сфер и сред его применения.

<>На данном языке сказываются появление своей системы письма и формирование наряду с устно-разговорным письменногоязыка, изобретение и распространение книгопечатания, газет, журналов, радио, телеграфа, телефона, телевидения, Интернета. Поскольку общество в процессе своего исторического развития беспрерывно изменяется, меняются и функции обслуживающего его языка, его социально-функциональная стратификация, взаимоотношения между территориальными и социальными диалектами, общественый статус разных форм существования языка.

Ддя теоретического языкознания немалый интерес представляет проблема взаимоотношения внутренних (внутриструктурных) и внешних (прежде всего социальных) факторов развития языковой системы. Язык (и прежде всего его словарь) чутко реагирует на развитие материальной культуры (техника и технология), на достижения духовной культуры (мифологическое, философское, художественное, научное постижение мира, формирование новых понятий).

Источник

Язык и общество, язык и личность

Язык представляет собой не природный, биологический феномен, а социальный, общественный. Это означает не только то, что язык «вырастает» у человека как продукт подражания и развития, но еще и то, что он существует в масштабе целого сообщества: не может быть языка «для одного человека». Можно сказать и так: язык — явление надындивидуальное, обслуживающее всех членов данного общества, независимо от их пола, возраста, образования, материального положения.

Какова же роль индивида, отдельного человека в этом процессе? Принимает ли он просто готовые правила игры, подписывая наряду с остальными членами общества «языковую конвенцию» и в дальнейшем исправно ее соблюдая? Нет, не совсем так: личность обладает по отношению к языку определенной свободой.

Дело прежде всего в том, что язык — очень сложная, объемная, многоэлементная система. В нем огромное количество слов, масса правил (и исключений из них), разнообразных вариантов. Большие толковые словари современных литературных языков — английского, немецкого, русского и т.д. — фиксируют сотни тысяч единиц. Отдельный человек просто не может овладеть таким богатством. Да оно ему и ни к чему. Скажем, для повседневной жизни человеку нужно каких-нибудь 3,5—4 тысячи слов. Ну, пусть еще столько же для каких-то особых ситуаций. А остальное? Поэтому человек относится к языковым единицам избирательно: он выбирает себе какие-то слова формирует свой собственный лексикон. Конечно, есть слова общеупотребительные, без которых никак не обойтись, к примеру: кто, рука, знать, большой, сколько. Но в других случаях существует возможность выбора. Например, можно сказать по-русски сорочка, а можно — рубашка. Можно сказать туфли, а можно — полуботинки. Кто-то говорит сначала, а кто-то — сперва. Кто-то не употребляет слова скверный, он говорит плохой ИЛИ дрянной, а кто-то, наоборот, никогда не пользуется словом дрянной, это «не его» слово. Та^им образом, языковая свобода личности проявляется прежде всего в индивидуальных вариантах языка — идиолектах. Можно, в частности, говорить о том, что существует идиолект Пушкина (во всех его произведениях, включая художественную прозу и письма, ученые насчитали около 20 тысяч разных слов). Существует идиолект Михаила Горбачева, идиолект ученика 2-го класса Пети Мышкина. Но идиолект — это не только лексика. Это также индивидуальные особенности произношения: кто-то шепелявит, а кто-то произносит звуки слегка в нос, кто-то на месте взрывного [г] произносит [у] щелевое, свойственное южнорусским говорам, а кто-то не может избавиться от твердого («белорусского») [ч]. Одни говорят творог, другие — творог, одни — церковь, другие — це[р’]ковь, с мягким [р*]. Расхождения обнаруживаются и на письме: кто-то пишет букву д с петелькой внизу: а кто-то — с петелькой вверху: д. А буква т, например, существует в вариантах т, ш, т.

Конечно, своеобразие идиолектов и социолектов обнаруживается главным образом в сфере лексики, словарного запаса. Что касается грамматики, ее законы, казалось бы, для всех едины. Ни один носитель русского языка не скажет: «Купил зимний куртка на искусственное мех» (если только при этом не преследует какой-то особой цели: развлечь собеседника, изобразить речь иностранца или еще что-то; вспомним известную пародию А. Иванова на стихотворение В. Сидорова: «Веселый птичк, помахивая хвостик, высвистывает мой стихотворень. »). Итак, можно ли тут говорить о какой-то свободе выбора?

Однако если внимательно изучать окружающую нас речь, то можно убедиться: и к грамматическим правилам человек относится по-разному. Одни из них он безоговорочно признает, а другие позволяет себе нарушать или даже делает вид, что их вовсе не существует. Это как с правилами дорожного движения. Ни один нормальный водитель не поедет по тротуару или поперек проезжей части. А вот что касается соблюдения установленных ограничений скорости движения, то тут, как пишется в казенных отчетах, «имеют место быть» многочисленные нарушения. Так и говорящий человек: он «ранжирует» правила, делит их на незыблемые (обязательные) и неважные (факультативные).

К примеру, в «Былом и думах» А.И. Герцена судья разговаривает с крестьянином. Первый говорит: «Полно, полно, брат, сегодня от святых отцов нет запрета на вино и елей». Второй отвечает: «Оно точно, запрету нет, но вино-то и доводит человека до всех бед». Запрета или запрету — как сказать? И так, и так можно, это варианты, различающиеся только стилистически, и говорящий обладает тут определенной свободой выбора.

Другой пример. Учебники русского языка в один голос твердят, что формы косвенных падежей от местоимения оба будут обоих, обоим, обоими, а от местоимения обе — обеих, обеим, обеими. А в реальной жизни мы то и дело слышим: «обоими руками», «с обоих сторон». Носитель языка никак не хочет различать во множественном числе род этих местоимений (подобно тому как давно уже не различается во множественном числе род имен прилагательных — см. примеры в разделе 10 вроде новые дома или новые двери). Или еще такой случай: в школе нас старательно учат разграничивать частицы не и ни в «усилительно-отрицательном» значении. Так, положено говорить: Где я только не был!, но: Где бы я ни был, я всегда помнил о Родине. Или: Кто только вам не звонил! Но: Кто бы вам ни звонил, не снимайте трубку. Для массового же носителя русского языка это противопоставление выглядит, очевидно, искусственным, ненужным, и в речи эти частицы регулярно смешиваются.

Можно вообще утверждать, что наряду с грамматикой научной и грамматикой школьной существует также грамматика наивная. Это грамматика обыкновенного человека, так сказать, массового пользователя языка, и она имеет право на существование подобно тому, как существует наивная (бытовая) химия, наивная физика, наивная медицина и т.д. (Вспомним: нас ведь в быту вода интересует не как вещество, в молекуле которого соединяются два атома одного газа и один — другого, а как жидкость без запаха и вкуса, служащая для питья, умывания и стирки. ) Конечно, наивная грамматика фрагментарна (т.е. неполна, выборочна) и интуитивна (здесь нет терминов и четких определений). Вместе с тем это тот реальный минимум правил, без которого не обойтись носителю языка, если он хочет, чтобы его понимали; это основа его идиолекта. И при всей индивидуальности идиолекта грамматическая его часть варьируется все же меньше, чем все остальные части.

В конце концов, однако, свобода личности по отношению к языку проявляется не только в возможности выбора языковых единиц, формирования своего идиолекта. Она еще — в возможности оценки языковых единиц: это мне нравится, а то не нравится. Отсюда вытекает естественное стремление исправить, устранить то, что не нравится, и, наоборот, закрепить, узаконить то, что кажется удачным, — вообще каким-то образом повлиять на язык.

В самом деле, мы уже привыкли к тому, что поддается регулированию сфера права: издаются новые законы и отменяются старые. Мы знаем, что можно реформировать систему образования, можно стимулировать или направлять в определенную сторону развитие культуры и литературы. Если так, то почему бы не регулировать язык? Не упорядочивать его, не лечить его от «болезней», которые наверняка существуют? Или почему хотя бы в мелочах не вносить в него необходимые коррективы?

Большинство языковедов, в том числе крупнейшие авторитеты в данной области, скептически относятся к попыткам «вмешательства во внутренние дела» языка. Академик Л.В. Щерба, например, прямо писал: «Человек не властен ничего изменить в системе языка».

Оппоненты могут указать на конкретные случаи воздействия личности на язык, в частности, на известные неологизмы, введенные в тот или иной язык конкретным человеком: писателем или общественным деятелем. Да, такие примеры существуют. Известны слова, созданные М.В. Ломоносовым и Н.М. Карамзиным, М.Е. Салтыковым-Щедриным и Ф.М. Достоевским, но это — капля в море. Показательно, что Федор Михайлович Достоевский, великий русский писатель, создатель романов «Идиот», «Братья Карамазовы», «Преступление и наказание», с удовлетворением и гордостью сообщает в своем «Дневнике писателя», что это он ввел в литературный обиход глагол стушеваться. Соизмеримо ли: одна из вершин мировой эстетической и философской мысли и — авторство по отношению к какому-то одному слову, даже, в общем-то, не слишком и необходимому.

Конечно, бывают особые эпохи — формирования нации, становления литературного языка, пробуждения общественного сознания, когда роль личности (незаурядной или даже гениальной, созвучной эпохе и соразмерной языку), может оказаться значительной. В истории многих литературных языков можно обнаружить такую конкретную фигуру. Для русского языка это, конечно, Александр Сергеевич Пушкин. И дело вовсе не в том, что Пушкин «придумал» какие-то слова, а в том, что он сломал границы стилей, соединил высокое с низким, заложил основы сегодняшней системы словоупотребления. Подобную роль для английского языка сыграли Джефри Чосер и Вильям Шекспир, для немецкого — реформатор церкви Мартин Лютер, для лезгинского — Сулейман Стальский и т.д.

Но все это уникальные ситуации, исключительные случаи. В целом же язык чрезвычайно устойчив по отношению к индивидуальному вмешательству, к попыткам сознательно «улучшить» и отрегулировать его. И причину такой устойчивости мы уже знаем: она кроется в надындивидуальном характере средства общения. Ведь для того, чтобы внести в язык какое-то изменение — положим, запретить какую-то неправильную форму или, наоборот, закрепить кажущийся нам удачным неологизм, — нам надо «уговорить» всех людей, пользующихся данным языком, изменить в каком-то пункте «конвенцию». А людей этих, возможно, миллионы и миллионы. Более того, носители языка консервативны, они интуитивно чувствуют условность языкового знака, так зачем что-то менять?

Итак, язык развивается стихийно: если в нем и совершаются какие-то изменения, то чаще всего они анонимного происхождения: кто-то сказал, а кто-то подхватил, а еще кто-то добавил. Все мы были и постоянно бываем свидетелями того, как в речи возникает внезапно и расходится, подобно кругам на воде, м о д а на то или иное слово или выражение. Вчера его еще не было, сегодня уже можно с уверенностью сказать — есть. Но откуда оно пришло, кто был его создателем? Чаще всего неизвестно. В лучшем случае мы можем очертить сферу, область, в которой оно зародилось. Это может быть, скажем, молодежный жаргон (оттуда к нам пришли слова балдеть, заколебать, бакс и др.) или та или иная профессиональная терминология (борт в значении ‘вертолет’ — из речи военных, безнал ‘безналичный расчет’ — из речи финансистов, альбом ‘цикл музыкальных записей’ — из терминологии музыкантов и т.п.), аппаратно-бюрократический жаргон (наработка, отслеживать, задействовать и т.п.). Анонимность — нормальное условие языковых инноваций. Каждый человек чувствует здесь себя в равной степени и потребителем, и создателем, потому что он — представитель языкового сообщества. A.M. Пешковскому принадлежит удачное сравнение языка с рынком:

«На рынке, как известно, каждый приноровляется к так называемой рыночной цене, стараясь купить не дороже, а продать не дешевле этой цены. Цену эту он воспринимает как нечто объективно данное: «сегодня пуд картофеля стоит столько-то». Но в то же время известно, что это «стоит» слагается из соотношения спроса и предложения, в которых участвует каждый посетитель рынка. Совершенно то же и в языке. Все мы, чтобы нас понимали, должны равняться в нашей языковой деятельности по окружающим, должны говорить, как все. Это «как все» создается сложением миллионов индивидуальных языков, в том числе и моим. Всякий говорящий одновременно и подражает, и вызывает подражание, и говорит «как все», и создает это «как все». Как нет на рынке ни одного покупателя (даже из приценивающихся или осведомляющихся только) и ни одного продавца, которые бы не участвовали в создании рыночной цены, так нет в языке ни одного говорящего, который бы не участвовал в создании самого языка. Разница между обывателем и литератором здесь только количественная, как между крупными покупателями-продавцами и мелкими, но не качественная. ».

Отсюда, конечно, не следует, что человеку запрещается говорить, как ему хочется, как ему в голову придет. (Необразованный человек, по выражению A.M. Пешковского, «говорит, как птица поет».) Но это значит, что в определенных ситуациях — таких, как общение с государством, общение с массой народа, общение с представителями иных возрастов, профессий, местностей и т.д. — он должен переходить со своего идиолекта на литературный язык. Литературный язык — это язык нормированный и пропагандируемый, это язык, которому учат и на котором учат.

Для языкознания отсюда вытекают два возможных подхода к предмету данной науки. Один из них объективно и, так сказать, безучастно фиксирует все, что встречается в речи: это подход описательный. Для описательного языкознания все факты языка равноправны, все одинаково интересны. То, от чего подчас страдает ухо образованного человека (какое-нибудь «местов» или «победю»), для описательного языкознания может представлять особую ценность. Другой подход основан на разграничении «правильного» и «неправильного» в языке, это подход нормативный. У него, конечно, особенно сильные корни в практике школьного преподавания, но не только там. Основная масса словарей и грамматик, с которыми мы в своей жизни имеем дело, — это словари и грамматики нормативные. Такой подход реализуется в виде особого направления в языкознании, называемого культурой речи, а также в виде целой идеологии — «языковой пропаганды», «языкового строительства» и т.п. Не стоит задаваться вопросом, с какой точки зрения лучше подходить к языку: изучать, «как говорят» вокруг нас, или же рекомендовать, «как следует говорить», потому что у каждого из подходов свои преимущества, основания и цели. Не следует только забывать, что возможности регулирования языка, воздействия на него весьма ограниченны. Язык в каком-то смысле — «вещь в себе».

Источник

Видео

ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО ○ Психология

ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО ○ Психология

Образование, его значение для личности и общества 🎓 ЕГЭ по обществознанию без репетитора

Образование, его значение для личности и общества 🎓 ЕГЭ по обществознанию без репетитора

Лекция Дмитрия Леонтьева — «Личность и общество: кто кого?»

Лекция Дмитрия Леонтьева — «Личность и общество: кто кого?»

Введение в языкознание. Лекция 10. Язык и общество

Введение в языкознание. Лекция 10. Язык и общество

Личность и общество

Личность и общество

Культура личности и общества. Видеоурок по обществознанию 8 класс

Культура личности и общества. Видеоурок по обществознанию 8 класс

Видеоурок по русскому языку “Роль языка в обществе”

Видеоурок по русскому языку “Роль языка в обществе”

Всё о разделе «Человек и общество» за 45 минут | Обществознание ЕГЭ 2022 | Умскул

Всё о разделе «Человек и общество» за 45 минут | Обществознание ЕГЭ 2022 | Умскул

Личность и общество

Личность и общество

личность и общество

личность и общество
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.