Язык символов и знаков значение + видео обзор

Древнейший универсальный язык символов

До возникновения письменности люди использовали универсальный язык символов. Остатки и отголоски этого языка присутствуют в современной культуре.

В основе этого древнейшего праязыка лежат две категории, вокруг которых группируются все символы, которые в большинстве своём неиерархичны, но взаимосвязаны по смыслу. Почти все символы парные. Один символ из пары тяготеет к одной главной категории, а второй — к другой.

Главными категориями является пара: Мужское — женское. Все символьные пары сквозным образом связаны друг с другом по смыслу. Именно эта сквозная смысловая связь делает эти пары символов языком, с помощью которого можно легко расшифровывать смысл древнейших мифов, изображений, пластики и сооружений.

Далее перечислены некоторые пары, сгруппированные для удобства восприятия в условные смысловые группы.

Структура языка

Главные (сквозные) категории

Группа №1

Группа №2

Группа №3

Группа №4

Группа №5

Группа №6

Группа №7

Группа №8

Можно привести и другие пары. Но для понимания структуры и принципа «работы» данного языка этих пар вполне хватит.

Эти пары символов пронизаны сквозной ассоциативной связью. Например, отец — это творец души (ребёнка). Светлый день, когда светит солнце, — это время применения его силы на охоте. Он крупный и высокий как гора, которая устремлена в небо. Выше, чем мать. Он сильный как бык, быстрый как олень, страшный как медведь. Его инструменты — дубина, молот, топор и копьё. Он подобен твердому и прямому стволу дерева или столбу.

Мать даёт тело ребёнку. Она является мягкой и влажной утробой, как пещера внутри горы. Как земля для растений, по которой пресмыкаются змеи и другие рептилии. Как водная бездна. В полутьме пещеры она занимается хозяйством и детьми. Она округлая. Её время ночь (когда светит луна, летает и плачет сова), когда она (мать) соединяется с мужчиной (отцом). Он (отец) входит к ней (матери) как луч солнечного света во время солнцестояния «входит» во тьму дольмена (храма) через каменный вход, попадая на воду в бассейне внутреннего помещения (святая святых), озаряя всё внутреннее помещение лучами света из бассейна (внутреннее строение некоторых сохранившихся дольменов в Англии). Её инструмент — посуда и серп.

Развитие языка

Этот язык возник до письменности и ещё в дописьменнный период претерпел серьёзные изменения, которые связаны с религией. Этот язык был культовым и описывал создание мира. По аналогии с зачатием и рождением ребенка (новая жизнь) древние люди описывали создание мира как соединение мужского и женского первоначал. Соответственно религиозные обряды включали в себя соединение мужчины и женщины, которые отождествлялись с соответствующими первоначалами.

Можно предположить, что люди воспринимали эти два первоначала как некоторые абстрактные категории. Об этом может говорить схематичность культовых объектов (артефактов и храмов). Например, палеолитические Венеры имели отчетливо выраженные органы воспроизводства, а лиц не имели — голова, ноги и руки изображались исключительно схематично. Менгиры также являлись исключительно схематичными сооружениями.

Первое искажение — обмирщение

В дальнейшем параллельно шли несколько процессов, которые сказались на языке символов:

Результатом этих процессов стал сначала стереотеизм (Бог-Отец взаимодействует с (богиней) Великой Матерью для создания мира), а потом и политеизм (когда локальные стереотеистические персонификации размножились и наложились друг на друга в империоподобных обществах Египта, Месопотамии, Греции и др.).

Возможно, во времена акцентирования женского начала и одновременного его нравственного осуждения, возникли следующие символьные пары (также соответствующие мужскому и женскому) как осознание происходящих в религии и культуре процессов:

Таким образом, в ранее нейтральных сбалансированных парах появились сквозные морально-нравственные оценки. Баланс был нарушен. Так ночь, луна, тьма, хаос, бездна, змея, сова, черный цвет, пещеры, подземелья и т.п. стали ассоциироваться с чем-то плохим и злым. А богини становились всё более отрицательными, сюжетно «затягивая» за собой и мужские божества. Поэтому, например, Платон возмущался, что современная ему мифология развращает молодёжь и не даёт положительных образов богов и героев, на которых молодые люди могли бы равняться.

Гипертрофия женского начала, а также политеизм, дали эффект, который отразился в мифологии как оскопление верховного мужского божества. Этот мотив есть как в средиземноморской мифологии (оскопление Урана), так и в месопотамской (оскопление Ану), и в египетской (оскопление Сета). Оскопление осуществлялось серпом — символ луны, ночи, тьмы и т.д.

Имена Урана и Ану не только созвучны, но и символически тождественны. По всей видимости, они имеют значение: один, единственный. Ур-ана, Ану — один (единица) — уан (по-английски), уно (по-итальянский, по-испански), айнц (по-немецки), un (по-французски). При этом слово «ан» по-шумерски означает «небо». Возможно, единица — это черта, которая уходит или направлена в небо. В противоположность мужской «единице» можно привести, например древнее египетское божество первозданного океана Нун (не-ун — не единый, хаос, пустота, бездна, вода). Также не исключено, что имена месопотамских городов Ур и Урук каким-то образом связаны с богом, которого в Средиземноморье называли Ураном, либо прямой связью, либо народной этимологией.

У римлян имя Урана звучит как Целлум — целый, единый, абсолютный.

Таким образом, в оскоплении Ану, Урана или Целлума мы видим мотив вытеснения мужского первоначала из культуры и богослужения «тёмным» женским первоначалом, которое, напротив, набирает силу.

Возможно, придание ценностного, нравственно-морального сквозного смысла изначально нейтральным парам символов было первым значительным историческим искажением древнего языка символов.

Второе искажение — рождение монотеизма

Когда характер языческого (политеистического) богослужения дошел до диких оргий в пьяном угаре (например, финикийцы стали использовать для «обрядов» более крепкое, чем пиво, вино), членовредительств (включая ритуальное оскопление) и жертвоприношений, благочестивые люди предприняли «реформу», которая заключалась в возврате к почитанию почти забытого Бога-Отца — Творца-Создателя мира, а также в полном забвении женского первоначала как «тёмного» земного оргиастического образа. Так появился монотеизм.

Монотеизм усилил ценностную морально-нравственную сквозную связь женских символов с тёмным злом, а мужских со светлым добром. Одновременно произошла путаница некоторых символов. Например, ранее положительный мужской символ огня был перенесен в «темную» область, чёрный цвет был перенесен из «темной» области в «светлую», а пещера стала атрибутом самых ревностных монотеистов (монахов-отшельников). «Мужские» рога языческих божеств стали символом сатаны — врага монотеистического Бога. Некоторые другие символы также были «спутаны» похожим образом.

Путаница значений символов

Огонь был атрибутом языческих культов, с которыми боролись монотеисты. В частности финикийцы предавали детей и стариков огню в честь Баала и Астарты. Поэтому в монотеистической картине мира огонь «перекочевал» в злую преисподнюю, ад (бывший Аид, который у греков был тёмным и сырым, без огня). Около этого же времени или позже «женские» по символике драконы, которые ранее были холодными водными чудовищами-рептилиями, научились вдруг плеваться «мужским» огнём. Классический дракон именуется змеем, обладает чешуёй рептилии, живёт в холодной и тёмной пещере и спит на золоте и драгоценных камнях, отобранных у преданных лютой смерти жертв. Всё это «женские»символы. А вот огонь драконов, рога и отчасти крылья — это уже больше «мужские» символы.

Одежды жрецов Баала и других языческих священников по всей Европе были белыми. Поэтому христианские священники и монахи выбрали своим цветом чёрный, как цвет «мужского» аскетизма. Монашеская традиция придала пещере оттенок благости и святости. Ранее пещера несла отчётливую символику женского первоначала как утробы матери-земли.

Перепутанные символы стали «всеядными» — они теперь используются как в положительном, так и в отрицательном виде. Адский огонь сосуществует с небесным огнём, который сопровождает явления монотеистического Бога и Его ангелов. Рога изображаются как у сатаны, так и у Моисея, величайшего из пророков Бога. Таких примеров можно привести много.

Необходимо понимать причины и суть этих двух глобальных искажений, чтобы «увидеть» древнейший язык символов в его первозданной чистоте и в его развитии в течение тысячелетий неприсьменной и письменной эпох человечества. Знание этого языка позволит лучше понимать образы древних мифов и сказаний, которые дошли до нас. Этот язык отличается исключительной поэтичностью и образностью, не даром большинство мифов и сказаний дошли до нас в стихотворной, поэтической форме гимнов и песен.

Современное состояние

С другой стороны, наблюдается новый виток забвения мужского первоначала Отца-Творца и гипертрофии женского первоначала, но уже не в виде женских богинь, а в виде идеологии городского атеистического материализма. Великая Мать-материя, посредством которой Отец-Творец создал мир, остывает от Его прикосновения, вытесняет Отца и превращается во всеобъемлющий абсолют, деспотично довлеющий над всем, не терпящий себе альтернативы. При этом женское материальное первоначало, которое не уравновешивается и не сдерживается мужским духовным первоначалом, затягивает мир в покой смерти, тьмы, небытия, пустоты, мрака, бездны и хаоса. Как Тиамат, которая хочет уничтожить своих назойливых и беспокойных детей-богов. Как Гея, которая тяготится любвеобилием Урана, за что последний и подвергся оскоплению. Сотворенный изначально сбалансированный мир, сегодня лишен баланса мужского и женского начал, и всё больше «заваливается» в «женский» хаос небытия.

Все эти процессы мы можем осознать, только поняв древнейший язык символов, который использовали наши великие предки и который находится сегодня у нас глубоко в подсознании, выходя наружу только в виде непонятных для большинства людей основательно забытых архетипов.

Источник

Семиотика. Язык как знаковая система. Понятие знака и типы знаков в семиотике

Язык – это система знаков любой физической природы, выполняющая познавательную и коммуникативную функции в процессе человеческой деятельности. Люди могут пользоваться различными знаковыми системами: телеграфный код, транскрипции, стенография, таблицы, цифры, жесты, дорожные знаки и т. п. В самом общем плане языки разделяются на естественные и искусственные.Естественным называют язык, который возник вместе с человеком и развивался естественным путем, при отсутствии сознательного воздействия на него человека.

Искусственные языки – это знаковые системы, созданные человеком как вспомогательные средства для разных коммуникативных целей в тех областях, где применение естественного языка затруднено, невозможно или неэффективно. Среди искусственных языков можно выделить плановые языки, являющиеся вспомогательными средствами международного общения (эсперанто, идо, волапюк, интерлингва); символические языки науки, например языки математики, химии, физики, логики; языки человеко-машинного общения, например языки программирования, информационно-поисковые языки.

Естественный язык принципиально отличен от создаваемых в естественных науках, математике, технике систем знаковых обозначений. Так, систему обозначений в науке, систему телефонных номеров, дорожных знаков мы при определенных обстоятельствах можем заменить на более удобную. Нужно помнить, что эти знаковые системы создаются искусственно и служат средством общения только в узком кругу специалистов.

Семиотика – наука об исследовании знаковых систем

Изучение знаковых систем является предметом специальной науки – семиотики, которая исследует возникновение, строение и функционирование различных знаковых систем, хранящих и передающих информацию. Семиотика изучает естественные и искусственные языки, а также общие принципы, составляющие основу структуры всех знаков.

Понятие знака и типы знаков в семиотике

Знак – это материальный предмет (в широком смысле слова), выступающий в процессе познания и общения в качестве представителя или заместителя некоторого другого предмета, явления и используемый для передачи информации.

В семиотике различают два типа знаков: естественные (знаки-признаки) и искусственные (условные). Естественные знаки (знаки-признаки) содержат некоторую информацию о предмете (явлении) вследствие естественной связи с ними: дым в лесу может информировать о разведенном костре, морозный узор на оконном стекле – о низкой температуре воздуха на улице и т. д. В отличие от знаков, которые существуют отдельно от предметов и явлений, знаки-признаки являются частью тех предметов или явлений, которые люди воспринимают и изучают (например, мы видим снег и представляем зиму). Искусственные (условные) знаки специально предназначены для формирования, хранения и передачи информации, для представления и замещения предметов и явлений, понятий и суждений.

Знак не является частью (или существенной частью) того, что он представляет, замещает, передает. В этом смысле он искусствен и условен. Условные знаки служат средством общения и передачи информации, поэтому их называют также коммуникативными, или информативными знаками (знаками-информаторами). Существует множество информативных знаков и их систем, различающихся назначением, структурой и организацией. Основные виды информативных знаков – сигнал, символ, языковой знак.

Знаки-сигналы несут информацию по условию, договоренности и не имеют никакой естественной связи с предметами (явлениями), о которых они информируют. Сигнал – это звуковой, зрительный или иной условный знак, передающий информацию. Сам по себе сигнал не содержит информацию – информацию содержит знаковая ситуация. Например, зеленая ракета может означать начало атаки или начало какого-либо празднества; школьный звонок означает окончание или начало урока, а звонок в квартире – это сигнал, приглашающий открыть дверь, и т. д. Содержание сигнала как условного знака, таким образом, варьируется в зависимости от ситуации, от количества сигналов (например, три звонка в театре означают начало спектакля).

Знаки-символы несут информацию о предмете (явлении) на основе отвлечения от него каких-то свойств и признаков. Символ отличается от сигнала тем, что его содержание наглядно, и тем, что он свободен от ситуативной обусловленности. Например, изображение соединенных во взаимном пожатии рук – это символ дружбы, изображение голубя – это символ мира, герб – это изображение какого-либо предмета как признака принадлежности определенному государству, городу и т. д.

Языковые знаки

Языковые знаки – это знаки человеческого языка, основные информативные знаки.

Основные признаки знака: двусторонность (наличие материальной формы и содержания), противопоставленность в системе, условность/мотивированность.

В знаке выделяются две стороны – означаемое (понятие, содержание, смысл знака, его внутренняя сторона, то, что воспринимается нашим сознанием) и означающее (внешнее выражение знака, его формальная сторона, то, что воспринимается органами слуха или зрения).

Как правило, знаки в системе противопоставлены, что предполагает различность их содержания. Например, длинные и короткие гудки в телефонной трубке означают соответственно «линия свободна» – «линия занята». Противопоставленность знаков ярко проявляется в случае нулевого обозначающего. Рассмотрим ситуацию. Для того чтобы какой-то предмет (или звук, жест и т. д.) мог стать условным знаком, он обязательно должен быть противопоставлен какому-то другому предмету (или звуку, жесту и т. д.), иначе говоря, он должен войти в систему знаков.

К примеру, поставленная на подоконник ваза может стать сигналом об опасности только в том случае, если обычно ее там нет. Если же она всегда стоит на подоконнике, она ничего не может обозначать, тогда она – просто ваза. Для того чтобы приобрести способность что-то обозначать, она должна быть противопоставлена другому знаку, в данном случае – нулевому (т. е. значимому отсутствию материально выраженного знака).

Условная связь между означающим и означаемым основана на договоренности (сознательной) (красный свет – «путь закрыт»). Условной связью, например, является закрепленность длительности или краткости звучания гудка в телефонной трубке с занятостью или незанятостью телефонной линии. Мотивированная (внутренне обоснованная) связь основана на сходстве означающего с означаемым. Признак мотивированности очевиден при изображении на дорожном знаке поворота, бегущих детей и т. д.

Языковой знак, как всякая двусторонняя языковая единица, обладает формой (означающее знака) и содержанием (означаемое знака). Как и все прочие знаки, они всегда материальны и означают что-то помимо самих себя. Языковые знаки всегда условны, т. е. связь означаемого и означающего у них произвольна (но при этом, будучи однажды установленной, она становится обязательной для всех носителей данного языка). Как и все условные знаки, они всегда являются членами знаковой системы, а следовательно, обладают не только значением, но и значимостью.

Помимо свойств, общих для всех знаков, языковые знаки имеют еще и особые, только им присущие особенности. К их числу относится линейность: языковые знаки всегда следуют друг за другом, никогда не совмещаясь в пространстве (при письме) или во времени (в устной речи). Можно представить себе неязыковой знак (скажем, сигнал) в виде звучащего в определенный момент аккорда из трех звуков, каждый из которых имеет свое значение. Но не существует языковых знаков, в которых в пространстве или во времени совмещалось бы несколько единиц. Они всегда следуют друг за другом, составляя линейную цепь.

Другая особенность языковых знаков связана с диахроническим аспектом их существования: языковой знак характеризуется изменчивостью и одновременно стремлением к неизменчивости. Такое противоречие объясняется тем, что язык используется обществом, которое, с одной стороны, нуждается в постоянно изменяющемся языке для выражения своих меняющихся знаний о мире, а с другой стороны – в неизменной, стабильной системе общения, так как любые изменения в языке поначалу вызывают затруднения в общении. Поэтому на языковые знаки постоянно действуют две разнонаправленные силы, одна из которых подталкивает их к изменению, а другая стремится их удержать в неизменном виде.

К языковым знакам следует отнести значимые единицы языка – морфемы, слова, предложения.

Однако знаковость морфем очень ограничена, поскольку морфемы являются составными частями слов и имеют значения только в составе слов. В полной мере знаками в языке являются слова. Они представляют понятия, являются их символами или знаками; слова способны входить в состав предложения и по необходимости оформлять предложение. Полноценным коммуникативным знаком является предложение. В предложении как высшей знаковой единице приводятся в действие все знаки и сигналы языка, а сами предложения образуют связь друг с другом, с контекстом и ситуацией речи. Предложение обеспечивает языку возможность передавать любую конкретную мысль, любую информацию.

Язык как знаковая система

Язык как важнейшая знаковая система отличается от всех остальных вспомогательных (специализированных) знаковых систем.

Языковая знаковая система является всеобъемлющим средством передачи и хранения информации, а также оформления самой мысли, выражения эмоций, оценки и волеизъявления, в то время как специализированные знаковые системы служат для передачи ограниченной информации, перекодировки уже известного.

Сфера употребления языка универсальна. Он используется во всех областях человеческой деятельности, тогда как специализированные знаковые системы имеют ограниченную сферу употребления. Язык как знаковая система создается постепенно и развивается в процессе своего функционирования, а специализированные средства общения, передачи и хранения информации являются результатом разового соглашения людей, имеют продуманный и искусственный характер.

Источник

Язык символов и знаков значение

Далеко не всегда бывает возможно выразить словами все то, что мы чувствуем и понимаем. Есть явления, состояния, события, суть которых нельзя разложить по полочкам, объяснить математическими формулами. В загадочных глубинах человеческой души таятся жемчужины опыта, заключающие в себе тысячу и один смысл, тысячу и одно переживание, тысячу и одну тайну. В сокровищнице духовной культуры человечества хранятся бесценные знания о человеке, природе и Вселенной, великие идеи и творения человеческого духа, за которыми стоят длинные цепочки событий, причин и следствий, судьбы многих поколений. Для их постижения всегда был необходим особый подход души, ибо нашим обычным рациональным умом познать их невозможно. Испокон веков всякий раз, когда перед человеком вставала необходимость увидеть мир целостно, соединить видимое и невидимое, связать между собой прошлое, настоящее и будущее, совершенно новое и поистине древнее; всякий раз, когда душа его рвалась к новым далям, для достижения которых нужно было преодолевать границы жизни и смерти, пространства и времени и постигать вечные законы бытия; всякий раз, когда для объяснения и выражения этого одних слов было недостаточно, – человек прибегал к удивительному языку символов.

В предисловии к французскому «Словарю символов» его составитель Жан Шевалье пишет: «Днем и ночью, когда мы беседуем, выражаемся жестами, видим сны, каждый из нас сознательно или бессознательно пользуется символами. Они придают форму нашим стремлениям и желаниям, подталкивают нас к действиям и новым начинаниям, моделируют наше поведение, лежат в основе наших успехов и неудач… Все науки, естественные и гуманитарные, искусство со всеми его направлениями – все, что составляет культуру человека, на своем пути встречается с символами. Все они должны объединить свои усилия, чтобы разгадать тайну символов и освободить энергию, сконцентрированную в них. Мало сказать, что мы живем в мире символов, – мир символов живет в нас».

Наша жизнь действительно наполнена символами. Они сопровождают нас во сне и наяву, в общении и взаимоотношениях, в познании и творчестве. На самом деле, порой сами того не осознавая, мы часто встречаемся с символами и используем их, следуя в этом за многими поколениями людей разных эпох и культур, которые на языке символов выражали свое состояние души, свое мировоззрение, свое понимание великих истин и тайн бытия. Ведь и мы постоянно сталкиваемся с явлениями, ситуациями, образами, предметами, существами, которые имеют для нас не только явно выраженные, общепризнанные характеристики и черты. Часто, сознательно или бессознательно, мы наделяем их другими значениями, не всегда связанными с их конкретными свойствами или функциями. Они становятся для нас напоминанием, символом неких чувств, переживаний, состояний и опытов познания, выходящих за пределы конкретной физической реальности.

Обращаясь к любимому человеку со словами «солнышко мое» или «мое золото», мы даже не представляем, что конкретное небесное тело и конкретный металл символизируют не только безграничную гамму наших прекрасных чувств, которые не нужно долго объяснять. Сколь ко параллельных смыслов, значений, законов и истин скрывается в одних только символах Солнца и золота! Во все времена эти символы использовались в алхимии, астрологии, медицине, в мифах и легендах народов мира; их можно увидеть на портиках храмов, в лабиринтах гробниц и пирамид. Что делает эти на первый взгляд простые, всеми любимые понятия символами, содержащими в себе целые мировоззрения, глубокие познания о сотворении мира и великих законах Вселенной, о процессах трансформации, происходящих в природе и в душе человека? Сколько в них еще не познанного? Учитывая, что подобных символов существует бесконечное множество, мы вправе говорить о том, что символы – это не просто язык, которым пользуется душа человека, для того чтобы понять и выразить свои богатые, многогранные состояния. Это целый удивительный мир, загадочная сокровищница духовной культуры человечества, в которой заключены не только вся мудрость поколений, но и еще не раскрытые таинства существования человека, природы, Вселенной.

Когда нам снится, что мы горим, что нас охватывает пламя и что, преодолевая боль, мы меняемся и становимся другими – мы просыпаемся в холодном поту и надеемся, что кошмарный сон больше не повторится. Подобные ощущения испытывали также герои древних мифов Греции, Египта, многих других народов – с одной лишь разницей: впоследствии они узнавали, что прохождение через огонь обозначает процесс испытаний и изменений, ведущий к осознанию бессмертия и вечных принципов бытия. Символика сновидения, которая на первый взгляд показалась кошмарной, в мифах предстает в совершенно ином свете, хотя в обоих случаях в ней скрывается один и тот же смысл: она говорит о законах, этапах духовного развития как человека, так и человечества в целом. Таких мифов, легенд, сказок, в которых заключены целые символические комплексы, существует бесчисленное множество. Они очень схожи по форме, содержанию и по скрытым в них значениям; поражает то, что они принадлежат совершенно разным эпохам, цивилизациям, культурам, не связанным между собой ни географически, ни исторически.

Как объяснить тот факт, что почти те же мифологические содержания появляются в сновидениях людей, которые о них никогда ничего не читали и не слышали? Значит ли это, что есть универсальный источник всех познаний, который лежит и в основе самого языка символов?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вернуться к свойствам символа.

Что такое символ?

Сегодня существует большая путаница между символами и простыми обозначениями. Трезубец Нептуна на банке селедки, Царевна-Лебедь на коробке стирального порошка, фигура Геракла на креме против облысения, Афродиты на таблетках для похудения, Гермеса на дверях нотариальной конторы – эти изображения ничем не отличаются от любых других обозначений, хотя в мифах, сказаниях, легендах, в некоторых ситуациях те же самые образы имеют глубокие и сокровенные свойства символов. Возникает вполне справедливый вопрос: почему же в каких-то случаях некие образы, ситуации, персонажи, предметы, чувства и состояния приобретают свойства символов, а в других, имея ту же внешнюю форму, сводятся к простым обозначениям для новой зубной пасты, банка или марки автомобиля?

В своей книге «Проблемы души нашего времени» К. Г. Юнг пишет: «Я ни в коем случае не понимаю под символом аллегорию или простой знак; скорее я понимаю под ним некий образ, который должен, насколько это возможно, охарактеризовать всего лишь смутно предполагаемую природу духа».

Многогранность, многозначность символа прекрасно определяет Р. Бекер: «Символ можно сравнить с хрусталем, пропускающим свет самыми разными способами в зависимости от того, через какую грань этот свет проходит. Можно еще сказать, что символ – это живое существо, частица нашей собственной сущности, находящаяся в постоянном движении и трансформации. Когда мы в него проникаем, в тот момент, когда мы осознаем, что он является толчком для пересмотра и размышлений, изучая его, мы одновременно наблюдаем и изучаем свой собственный путь, перед нами открывается то направление, следуя которому наша душа улетит к новым далям». На самом деле между символом и простым обозначением существует такое же различие, как и между живым человеком и его изображением на фотографии. Символом может стать буквально все: ситуация, образ, предмет, явление, существо, персонаж, – но для этого они должны приобрести определенные свойства, характерные для любой вечно живущей бессмертной сущности. Та вторая загадочная параллельная жизнь, которую они содержат в себе и открывают перед человеком, должна выходить за пределы настоящего мгновения, за пределы данного физического существования. Свойства символа, о которых мы будем говорить, на самом деле характерны для всех истин, которые являются частью того, что древние философы называли Софией, – универсальной духовной мудрости, отражающейся в мировоззрении всех культур, религий и традиций.

Каждый символ скрывает в себе многогранное, глубокое знание

Все современные исследователи, серьезно занимающиеся языком символов, подтверждают то, что давным-давно знали философы древности. Символ не только невозможно понимать буквально; даже зная, что в нем сокрыты глубокие познания о человеке, природе и Вселенной, его недостаточно исследовать обычным, рациональным способом. Многоплановые значения символа не изучаются, а проживаются, открываются перед нашим внутренним взором постепенно, один за другим, иногда внезапно и неожиданно, иногда в результате длительных безрезультатных поисков, когда мы уже начинаем думать, что все усилия были тщетными. Так или иначе, символ никогда не раскрывает перед человеком всего своего содержания, а только ту часть, которая для него становится актуальной, которую он может понять, поскольку она созвучна изменениям в его душе, его духовным поискам и стремлениям.

Древние философы говорили, что язык символов имеет, как минимум, семь ключей разгадки и понимания. Это значит, что существует по меньшей мере семь разных подходов к одному и тому же символическому материалу и за каждым из них скрываются различные содержания и значения, все более и более глубокие, относящиеся к разным граням существования и к разным наукам, но всегда дополняющие друг друга. Если нам открывается одно значение символа, на этом наша работа не заканчивается – напротив, она только начинается. Разгадывая одну загадку, мы на самом деле поднимаем лишь самую первую, самую верхнюю вуаль, скрывающую за собой другие вуали и другие тайны. Семь символических ключей – семь вуалей великой египетской богини Исиды; приоткрыв одну, мы только понимаем, что она ведет к другой вуали, к другой загадке, скрывающейся за ней. Язык символов сам по себе великая загадка.

Даже в системе, согласно которой многие познания были закодированы на языке символов, есть простая и красивая логика, хотя она может показаться чуждой нашему рациональному восприятию, привыкшему рассматривать все подобные подходы как оригинальный плод фантазии. В своей лекции «О лунопочитании древнем и современном» Джеральд Мэссей рассказывает: «Когда египтяне представляли луну как кошку, они не были настолько невежественны, чтобы предполагать, что луна была кошкою, также их подвижная фантазия не видела ни малейшего сходства между луною и кошкою. Миф кошки не был простым расширением словесной метафоры; также не было у них намерения создавать недоумения или загадки… Они подметили тот простой факт, что кошка видит в темноте и что ее зрачки становятся совершенно круглыми и особенно светящимися ночью. Луна была созерцательницей в ночных небесах, и кошка была ее эквивалентом на земле; и, таким образом, обыкновенная кошка была принята как выражение, как естественная эмблема и живое воспроизведение луны… Кошка называлась по-египетски мау, что означает „зрячий“, от глагола мау – „видеть“ … Луна как кошка была глазом солнца, ибо она отражает солнечный свет и потому, что глаз отображает изображение в своем зеркале. Под видом богини Пашт кошка стережет солнце, попирая лапою главу змия тьмы, именуемого его вечным врагом!»

На примере символики кошки мы можем проследить определенную динамику, по которой раскрывается каждый символ: начиная с самого первого, поверхностного содержания одно символическое значение ведет к другому, более глубокому. Ведь «глаз солнца», «зрящий в темноте», «зеркало происходящего», «сражение со змеем тьмы» – это уже новые символические образы, также имеющие многогранные и разнообразные значения, ведущие к новым далям и новым знаниям. Их мы можем встретить не только в символике кошки, но и во многих других символических материалах. В зависимости от того, в каком ключе их рассматривать, они могут привести нас как к познанию законов видимой и невидимой природы, так и к внутреннему миру человека и скрытым в нем потенциалам, к этапам ученического Пути, к этапам сотворения мира и многому еще.

Динамика раскрытия сокровенных значений символов, а также все процессы трансформации и эволюции, происходящие в человеке, природе и Вселенной, очень интересно и красиво прослеживаются в мифах, сказках, легендах, притчах. Е. П. Блаватская пишет об этом: «Ни один мифологический рассказ, ни одно традиционное событие в народных сказаниях никогда, ни в одну эпоху не были вымыслом, но каждый из таких рассказов имеет действительно историческую подоснову… Даже притча есть выраженный символ; вымысел или легенда, как думают некоторые; аллегорическая передача жизненной реальности, событий и фактов, говорим мы. Именно, как мораль всегда выводилась из притчи, причем подобная мораль была действенной правдою и фактом в человеческой жизни, так и историческое, реальное событие было извлекаемо теми, кто были сведущи в этих священных науках, из эмблем и символов, запечатленных в древних храмовых архивах. Религиозная и эзотерическая история каждого народа была уложена в символах».

Источник

Видео

Символические коды культуры — Символы первобытной культуры. Ч.1. Стоян Светлана

Символические коды культуры — Символы первобытной культуры. Ч.1. Стоян Светлана

Символы и их значения (1)

Символы и их значения (1)

Z — «полусвастика» или символ пустоты?

Z — «полусвастика» или символ пустоты?

"Тайный язык знаков и символов". Владимир Девятов

"Тайный язык знаков и символов". Владимир Девятов

Культура как система знаков (знаки, символы и языки культуры)

Культура как система знаков (знаки, символы и языки культуры)

#Звезда #Сварога. #Свастика. #Коловрат. Славянские символы. Значение символа Звезда Сварога.

#Звезда #Сварога. #Свастика. #Коловрат. Славянские символы. Значение символа Звезда Сварога.

Как ввести знак параграфа и математические символы

Как ввести знак параграфа и математические символы

Москва и ее масонские знаки: лекция Сергея Сопелева

Москва и ее масонские знаки: лекция Сергея Сопелева

Что означает буква [Z] и [V] на Российской технике

Что означает буква [Z] и [V] на Российской технике

Власть символа (2008) Публицистическая передача

Власть символа (2008) Публицистическая передача
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.