Язык сказки конек горбунок + видео обзор

Исследовательская работа по детской литературе «Своеобразие языка и стиля сказки П. П. Ершова «Конек-горбунок»»

Язык сказки конек горбунок

Цель исследования – проанализировать лексические, фразеологические и синтаксические средства языка сказки Ершова, тропы и поэтические фигуры, определяющие идейно-художественное своеобразие произведения.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Исследовательская работа по детской литературе

Своеобразие языка и стиля сказки П. П. Ершова

Студентка: Мейнцер Е. А.

Руководитель: Малиновская А. А.

2.1.Лексические средства языка. Тропы. «Авторские» фразеологизмы.

2.2. Синтаксические средства языка сказки.

Анализу особенностей языка литературной сказки П. П. Ершова посвящены работы И. П. Лупановой, П. Я. Черных, Л. А. Булаховского, Л. А. Островской.

Актуальность исследования обусловлена недостаточным вниманием к языку произведения на уроках литературного чтения. Приобщение школьников к богатствам русской литературы, формирование читателя, способного к полноценному восприятию художественного произведения, владеющего умениями целостного анализа текста, возможно только при условии систематической работы над художественной формой произведения.

-текстуальный анализ произведения;

-метод систематизации и обобщения;

Цель исследования – проанализировать лексические, фразеологические и синтаксические средства языка сказки Ершова, тропы и поэтические фигуры, определяющие идейно-художественное своеобразие произведения.

Достижение этой цели требовало решения следующих задач :

— изучить литературу по теме;

— проанализировать лексику и синтаксические конструкции сказки Ершова;

— выявить художественные приемы в создании образов героев произведения;

— обосновать утверждение о самобытности, художественном своеобразии, идейной и эстетической ценности сказки Ершова.

Народный характер сказки П. П. Ершова.

Лексические средства языка. Фразеологизмы. Тропы.

Близость к народу, знание его жизни, привычек, обычаев, вкусов, взглядов обеспечили сказке небывалый успех. Ершов воплотил в своей сказке думы и чаяния русского народа, воссоздал картины народной Руси.

…Уши в загреби берет, что есть мочушки ревет…

…Наш удалый молодец затесался во дворец…

… Горбунок, его почуя, дрягнул было плясовую…

Наряду с историзмами в тексте сказки «Конек-горбунок» встречается ряд архаических элементов (фонетических, грамматических и др.): В долгом времени аль вскоре Приключилося им горе.. Спотыкнувшися три раза, Починивши оба глаза… Натянувшись зельно пьян, Затащился в балаган… о полночь (соврем. в полночь), по Ивана (соврем. за Иваном), согласися быть царица (соврем. царицей), дворяна (соврем. дворяне) и др.

Автор мастерски владеет всеми средствами литературной изобразительности, создавая сложные образные картины. В ярких, выразительных описаниях – сравнения, красочные эпитеты, метафоры, гиперболы :

Кони ржали и храпели, / Очи яхонтом горели ;

И алмазные копыты / Крупным жемчугом обиты …

«Авторские» идиоматические выражения: … На него боязнь напала…Под дождем я весь промок / С головы до самых ног…До животиков промерз,… Ночью холод был ужасный, До сердцов меня пробрал… Дрожь на малого напала, Зубы начали плясать; Он ударился бежать… Он и усом не ведет… Неча молвить, страх красивы!

П.П. Ершов использует и устойчивые выражения, возникшие и бытовавшие в художественном стиле (литературные штампы): Кобылица молодая, / Очъю бешено сверкая, / Змеем голову свила / И пустилась, как стрела.

Такое стилистическое разнообразие фразеологических единиц позволяет охарактеризовать речевую манеру героев в динамике. Особенно показательна в этом смысле речь царя, который то изъясняется простонародным языком ( словно в масле сыр кататься; ходить в золоте; помилуй бог; ), то обращается к официальному стилю ( дать в приказ; в силу указа ). Встречаются в его речи обороты книжного стиля ( взвеселил душу, сиречь молвить ), народно-поэтические выражения ( светик мой, жить припевая, любить душой, умереть с горя ). Иными словами, в поэтике П.П. Ершова фразеологизмы способствуют созданию образа героя, его характеристике.

Наиболее отчетливо это проявляется в речи Ивана:

Всю я ноченьку не спал, / Звезды на небе считал. Вдруг выходит дьявол сам,/ С бородою и с усам;/ Рожа словно как у кошки, /А глаза-то — что те плошки!

Иногда фразеологизмы сочетают в себе речевую манеру героя и авторский комментарий:

Вот и стал тот черт скакать / И зерно хвостом сбивать. / Я шутить ведь не умею — / И вскочи ему на шею.

Сказка пронизана лёгким юмором, лукавством, свойственным русскому народу и отразившимся в его устном художественном творчестве.

Ночь ненастная настала,/ На него боязнь напала,

И со страхов наш мужик / Закопался под сенник…

…Спотыкнувшися три раза, / Починивши оба глаза,

Потирая здесь и там, / Входят братья к двум коням.

…Вот он поля достигает, / Руки в боки подпирает

Усилению комического эффекта способствуют не только нелепые ситуации, но и шутки, пословицы, присловья. Чтоб напугать братьев, о своём дозоре Иван сочинил нарочито страшную и смешную историю:

Вдруг подходит дьявол сам / С бородою и с усам;

Рожа словно как у кошки, / А глаза – то что те плошки!

Вот и стал тот чёрт скакать / И зерно хвостом сбивать.

Синтаксические средства языка сказки. Поэтические фигуры

Эмоциональность речи Ивана подчеркивается с помощью упрощенных синтаксических конструкций, риторических фигур, вопросительных и восклицательных предложений, инверсий, повторов.

Чудно дело! Так и быть, / Стану, царь, тебе служить. / Только, чур, со мной не драться / И давать мне высыпаться, / А не то я был таков.

Композиционные повторы сопровождают повторы синтаксические. Повторяются отдельные слова, рядом стоящие фразы, обороты, отдельные стихи. И от сивка, и от бурка, / И от вещего каурка… Повторы придают сказке убедительность и особую занимательность:

Таким образом, анализ языка и стиля сказки показывает, насколько сложна лексико-семантическая организация сказки П.П. Ершова и какие серьезные проблемы она порой ставит перед учителем и читателем-школьником.

Как и Пушкин, и Жуковский, Ершов писал свою сказку для всей читающей России. Но она органически вошла в детскую литературу. В первую очередь, сказка детская в своей безудержной фантазии, в удивительных приключениях, динамичном сюжете, красочности, игривой ритмике, песенном складе, образе главного героя – отважном представителе народа, в победе добра над злом, уважении к человеку, к нашему великому языку.

Список литературы

1. Арзамасцева И.Н., Николаева С.А. Детская литература.–М.: Академия, 2009.

2. Детская литература: учебник для студ. сред.проф. учеб. заведений / под ред. Е. О. Путиловой. – М.: Издательский центр «Академия», 2014.

Источник

6. Художественное своеобразие сказки: композиция, стиль, язык

Ершов талантливо соединил сюжеты этих сказок, создав великолепное, яркое произведение с захватывающими событиями, чудесными приключениями главного героя, его находчивостью и жизнелюбием.

Сказка как литературное произведение имеет классическую трёхчастную форму, логическую последовательность в развитии событий, отдельные части органически сплетаются в единое целое. Все действия, совершаемые героями, оправданы классическими законами волшебной сказки.

Произведение делится на три части, каждая из которых снабжена прозаическим эпиграфом, настраивающим читателей на предстоящие события.

Вторая и третья части начинаются развёрнутыми присказками, представляющими собой сжатые сюжеты волшебных, бытовых и сатирических сказок. Так автор отвлекает читателя от основного содержания, возбуждает любопытство и напоминает, что это присказка, а сказка будет впереди.

Сюжет каждой из трёх частей представляет законченное целое, состоящее из быстро протекающих событий. Время в них уплотнено до предела, а пространство безгранично; в каждой части есть центральное событие, наиболее полно выявляющее характеры героев и предопределяет дальнейшие события.

Третья часть наиболее насыщена событиями. В ней так же использованы известные в народной сказке мотивы: герой помогает встречному, который, в свою очередь, через цепочку действующих лиц выручает самого героя, помогая выполнению самого трудного задания.

Завершается сказка характерной для фольклора концовкой: победой главного героя и пиром на весь мир, на котором присутствовал и рассказчик.

Ершов воплотил в своей сказке думы и чаяния народа. Он перенёс в текст и литературную манеру народного творчества.

Сказка пронизана лёгким юмором, лукавством, исстари свойственным русскому народу и отразившемся в его устном художественном творчестве.

Как и Пушкин, Ершов не злоупотребляет метафорами, эпитетами, украшающими слова. Исключения составляют обрядовые сказочные выражения: «очи яхонтом горели», «хвост струился золотой», «кони буйны», «кони буры, сивы». Зато выпуклому, чисто народному образу он умеет дать большую смысловую нагрузку. Как герой Иван представлен в двух планах, так и каждое его слово, фраза двусмысленны. В его описаниях нередко звучит ирония, издёвка.

Смешное в сказке создают и комические ситуации, шутки, пословицы, присловья. Вот братья бегут посмотреть коней:

И Данило, и Гаврило

Что в ногах их мочи было

По крапиве прямиком

Так и дуют босиком.

Чтоб напугать братьев, о своём дозоре Иван сочинил нарочито страшную и смешную историю:

Вдруг подходит дьявол сам

С бородою и с усам;

Рожа словно как у кошки,

Вот и стал тот чёрт скакать

И зерно хвостом сбивать.

Выезд городничего по пустячному делу на базар описан столь торжественно, что выглядит комично. Чтобы подчеркнуть безделье царских слуг, автор так охарактеризовал конюхов, которым царь поручил надзор за двумя конями:

Десять конюхов седых,

Все в нашивках золотых,

Все с цветными кушаками

И с сафьянными бичами.

Виртуозно поэт изобразил шутливую сказочную сценку, как Иван повёл коней:

И под песню дурака

Кони пляшут трепака;

А конёк его горбатко

Так и ломится вприсядку

К удивленью людям всем.

У народа Ершов перенял присказки; они несут определённую нагрузку:

А жена за прибаутки.

И пойдёт у них тут пир,

Что на весь крещёный мир.

Эта присказка ведётся,

Сказка вскоре же начнётся.

Как у наших у ворот

Что дадите мне за вестку,

Бьёт свекровь свою невестку:

Посадила на шесток,

Привязала за шнурок,

Ручки к ножкам притянула.

Ножку правую разула,

Не ходи ты по зорям,

Не кажися молодцам.

Эта присказка велась,

Вот и сказка началась…

Едут близко ли, далёко,

Едут низко ли, высоко,

Скоро сказка говорится,

Дело мешкотно творится.

Только, братцы, я узнал,

Что конёк туда вбежал,

Где (я слышал стороною)

Небо сходится с землёю,

Где крестьянки лён прядут,

Прялки на небо кладут.

Сказка отличается высокими поэтическими достоинствами. Быстро развивающийся сюжет, состоящий из ярких сказочных событий, то смешных и забавных, то страшных, так и влечёт читателя за собой. Каждый стих представляет собой самостоятельную смысловую единицу, предложения короткие, простые. Почти в каждой строке есть глагол, обозначающий движение или действие, что создаёт динамичность. Иногда встречается целый каскад глаголов. В тексте много глагольных рифм, почти всегда они звонкие. Рифмующиеся слова несут наибольшую смысловую нагрузку. Это помогает прочнее запоминать содержание.

Поэт умеет сказать многое набольшим количеством слов: выразить сложную мысль, нарисовать картину. Передать чувства, вызвать улыбку:

Вся как зимний снег, бела,

Грива в землю, золотая,

В мелки кольца завитая.

Ершов мастерски передаёт движение. Та же кобылица. Когда сел на неё Иван,

Змеем голову свила,

И пустилась как стрела,

Вьётся кругом над полями,

Виснет пластью надо рвами,

Мчится скоком по горам,

Ходит дыбом по лесам.

Вышли кони со двора.

Каждое новое задание Ивана начинается с повтора:

Тут посыльные дворяне

Вновь пустились звать Ивана.

Вот к царю Иван явился,

Крякнул дважды и спросил:

«А почто ж меня будил?»

Выполнив это первое трудное задание, навлекает на себя второе, которое предваряет новая вариация повтора:

А посыльные дворяне

В крепком сне его нашли

И в рубашке привели.

За этим следует третье задание:

Царь поспешно закричал

И чуть сам не побежал,

Вот Иван к царю явился,

Царь к нему оборотился.

Эпизоды повторяются каждый раз в обновлённой, усиленной вариации. Каждый раз пришедшего домой Ивана Конёк спрашивает:

Что, Иванушка, не весел,

Что головушку повесил?

Композиционные повторы сопровождают повторы синтаксические. Повторяются отдельные слова, рядом стоящие фразы, обороты, отдельные стихи. Царь говорит Ивану:

Делать нечего, придётся

Во дворце тебе служить.

Будешь в золоте ходить,

В красно платье наряжаться,

Словно в масле сыр кататься.

Во дворце я буду жить,

Буду в золоте ходить,

В красно платье наряжаться,

Словно в масле сыр кататься.

Повторы придают сказке убедительность и особую занимательность.

Жуковский, Пушкин и Ершов обращались к народным сказкам. Жуковский старался облагородить их сюжеты, сгладить острые углы и социальные противоречия в них. Пушкин возвёл их до уровня высокой поэзии, сконцентрировал в них всё лучшее, характерное для народного творчества, избавив от всего случайного, наносного, освободил язык от простонародных элементов.

Ершов был подхвачен народной стихией. Кажется, что он написал сказку быстро, на одном дыхании. И не всегда беспокоился о более тщательном отборе слов, об отделке стиха. Поэтому в тексте сказки много просторечных слов, диалектизмов, не вошедших в литературный язык, таких элементов не было в сказках Пушкина.

Источник

Статья «Стилеобразующие особенности сказки Конёк-Горбунок»

Лексические средства языка. Фразеологизмы. Тропы

Близость к народу, знание его жизни, привычек, обычаев, вкусов, взглядов обеспечили сказке небывалый успех. Ершов воплотил в своей сказке думы и чаяния русского народа, воссоздал картины народной Руси.

Просторечия, диалектизмы, народно-поэтические слова органично вписываются в языковую ткань сказки, способствуя передаче живой народной русской речи : : «утро зорится », «смотреть вполуглаз », … Знать , столица та была недалече от села …Приключилося им горе… Отродяся… соглядать… Дождь вот так ливмя и лил… сызнова…

Уши в загреби берет, что есть мочушки ревет…

Наш удалый молодец затесался во дворец…

Горбунок, его почуя, дрягнул было плясовую…

Наряду с историзмами в тексте сказки «Конек-горбунок» встречается ряд архаических элементов (фонетических, грамматических и др.): В долгом времени аль вскоре Приключилося им горе.. Спотыкнувшися три раза, Починивши оба глаза… Натянувшись зельно пьян, Затащился в балаган… о полночь (соврем. в полночь), по Ивана (соврем. за Иваном), согласися быть царица (соврем. царицей), дворяна (соврем. дворяне) и др.

Автор мастерски владеет всеми средствами литературной изобразительности, создавая сложные образные картины. В ярких, выразительных описаниях сравнения, красочные эпитеты, метафоры, гиперболы :

Кобылица та была / Вся, как зимний снег , бела,

Грива в землю, золотая , / В мелки кольца завитая…

Кони ржали и храпели, / Очи яхонтом горели ;

В мелки кольца завитой, / Хвост струился золотой ,

Что есть силы в дверь стучится, / Чуть что кровля не валится ,

Отправляется на печь / И ведет оттуда речь / Про ночное приключенье / Всем ушам на удивленье Но давно уж речь ведется, / Что лишь дурням клад дается , / Ты ж хоть лоб себе разбей , / Так не выбьешь двух рублей.

«Авторские» идиоматические выражения: … На него боязнь напала…Под дождем я весь промок / С головы до самых ног…До животиков промерз,… Ночью холод был ужасный, До сердцов меня пробрал… Дрожь на малого напала, Зубы начали плясать; Он ударился бежать… Он и усом не ведет… Неча молвить, страх красивы!

П.П. Ершов использует и устойчивые выражения, возникшие и бытовавшие в художественном стиле (литературные штампы): Кобылица молодая, / Очъю бешено сверкая, / Змеем голову свила / И пустилась, как стрела.

Такое стилистическое разнообразие фразеологических единиц позволяет охарактеризовать речевую манеру героев в динамике. Особенно показательна в этом смысле речь царя, который то изъясняется простонародным языком ( словно в масле сыр кататься; ходить в золоте; помилуй бог; ), то обращается к официальному стилю ( дать в приказ; в силу указа ). Встречаются в его речи обороты книжного стиля ( взвеселил душу, сиречь молвить ), народно-поэтические выражения ( светик мой, жить припевая, любить душой, умереть с горя ). Иными словами, в поэтике П.П. Ершова фразеологизмы способствуют созданию образа героя, его характеристике.

Наиболее отчетливо это проявляется в речи Ивана:

Всю я ноченьку не спал, / Звезды на небе считал. Вдруг выходит дьявол сам,/ С бородою и с усам;/ Рожа словно как у кошки, /А глаза-то — что те плошки!

Иногда фразеологизмы сочетают в себе речевую манеру героя и авторский комментарий:

Вот и стал тот черт скакать / И зерно хвостом сбивать. / Я шутить ведь не умею — / И вскочи ему на шею.

Сказка пронизана лёгким юмором, лукавством, свойственным русскому народу и отразившимся в его устном художественном творчестве.

Ночь ненастная настала,/ На него боязнь напала,

И со страхов наш мужик / Закопался под сенник…

Спотыкнувшися три раза, / Починивши оба глаза,

Потирая здесь и там, / Входят братья к двум коням.

Вот он поля достигает, / Руки в боки подпирает

Усилению комического эффекта способствуют не только нелепые ситуации, но и шутки, пословицы, присловья. Чтоб напугать братьев, о своём дозоре Иван сочинил нарочито страшную и смешную историю:

Вдруг подходит дьявол сам / С бородою и с усам;

Рожа словно как у кошки, / А глаза – то что те плошки!

Вот и стал тот чёрт скакать / И зерно хвостом сбивать.

Вульгаризмы довольно часто встречаются в сказке, усиливая сарказм или подчеркивая комичность ситуации: Рожа словно как у кошки… Уж таскал же он, таскал, / Чуть башки мне не сломал… Да какой вас черт украл ?

Чтоб пропасть ему, собаке ! / Чтоб издохнуть в буераке!

Сказка пользуется неизменным успехом именно потому, что синтезировала в своей художественно-речевой ткани лучшие свойства устной народной словесности. Начинается неторопливо, с зачина, как большинство народных сказок:

За горами, за лесами,

За широкими морями,

Не на небе – на земле

Жил старик в одном селе…

Первая часть в последних 20 строках передает сюжет последующих двух глава, интригуя читателя новыми событиями и героями. Такой прием предуведомления не характерен для народных сказок. Вторая часть открывается именно попурри на тему народных сказок, расширяя живописный фон, на котором строится волшебный строй сказки Ершова.

Третья часть имеет уплотненный сюжетный план (три сюжетные линии – путешествие в палаты Месяца, освобождение Кита и волшебное обращение дурака в царя), более плотен и шутовской, раешный, балаганный стих, когда анекдотически-абсурдное предваряет аллегорически-поучительную концовку. Концовка выдержана в народном традиционном стиле.

Сказка Ершова – стихотворное повествование, изобилующее диалогами, прямой речью. Это говорит о том, что сказка не просто складывается, но и разыгрывается перед нами. Живая устная речь героев как бы рождается на наших глазах, искусно вплетаясь в речь повествователя, сказителя, характер которого также без труда восстанавливается.

Сказитель у Ершова персонифицирован, о себе он заявляет в первом лице ( чего нет в народных сказках):

Много ль времени аль мало

Не слыхал ни от кого.

На другой день наш Иван,

Взяв три луковки в карман,

На коньке своем уселся

И поехал в дальний путь…

Лицо сказителя проявляется и в характерных для повествовательной прозы оборотах: Но теперь мы их оставим…

Но теперь мы с ним простимся

И к Ивану возвратимся…

Таким образом, идея народности в сказке органично сливается со всем художественным строем. Стихотворная форма играет в данном случае не последнюю роль. Она синтезирует живописное, драматургическое, музыкальное, собственно речевое начала, достигая органичного воздействия на читателя-слушателя, завороженного не только увлекательным сюжетом, но и всем мелодическим строем повествования.

Источник

Анализ литературной сказки «Конёк-Горбунок» Павла Петровича Ершова

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Простой, звучный и сильный стих, чисто народный юмор, обилие удачных и художественных картин (конный рынок, земский суд у рыб, городничий) доставили этой сказке широкое распространение; она вызвала несколько подражаний (например, Конек-Горбунок с золотой щетинкой).

Первое издание “Конька-Горбунка” не появилось на свет в полном своем написании, часть произведения была вырезана цензурой, но после выхода второго издания произведение выпускалось уже без цензуры.

Анализ литературной сказки «Конёк-Горбунок» Павла Петровича Ершова.

1) История создания произведения:

Со времён Пушкина русская литература приобрела народный характер. Пушкинское начинание тотчас было подхвачено. Сказка «Конёк – Горбунок» стала одним из откликов на призыв великого поэта повернуть русскую литературу к народности.

На протяжении всей жизни Ершова не покидала мысль описать Сибирь. Он мечтал создать роман о родине подобно романам Фенимора Купера.

Думы о народе стали причиной рождения сказки «Конёк – Горбунок». Близость к народу, знание его жизни, привычек, обычаев, вкусов, взглядов обеспечили сказке небывалый успех, которым она пользовалась ещё в рукописи.

Впервые сказка была напечатана в «Библиотеке для чтения» в 1834 году, позже издавалась отдельными изданиями. Царская цензура внесла свой коррективы – сказка вышла с купюрами. Пушкин ввёл Ершова в поэтические круги. Есть свидетельства, что он сам отредактировал сказку и написал к ней вступление.

Сказка Ершова заняла место рядом со сказками Пушкина. Так она рассматривалась и современниками. Официальная критика отнеслась к ней с тем же пренебрежением, что и к сказкам Пушкина: это лёгкая побасенка для праздных людей, не лишённая, однако, занимательности.

2) Родожанровые особенности:

В «Коньке – Горбунке» присутствуют и признаки романа: значительная протяжённость истории жизни Иванушки Петровича, эволюция его характера, смена функций действующих лиц, развёрнутость портретов, пейзажи, описательность, диалоги, переплетение «сказочной обрядности» с обилием реалистических сцен и подробностей, будто выхваченных из жизни, широта социального фона.

В первой половине 19 века среди народных сказок сюжетов, подобных «Коньку – Горбунку» не встречалось. Только после выхода в свет сказки фольклористы начали находить сюжеты, возникшие под влиянием этой сказки.

Однако в целом ряде народных сказок есть мотивы, образы и сюжетные ходы, присутствующие в «Коньке – Горбунке»: сказки о Жар – Птице, волшебном коне Сивке – Бурке, о таинственном налёте на райский сад, о том, как старому дураку – царю доставляли молодую невесту и пр.

Ершов талантливо соединил сюжеты этих сказок, создав великолепное, яркое произведение с захватывающими событиями, чудесными приключениями главного героя, его находчивостью и жизнелюбием.

3) Тематика, проблематика, идея. Особенности их выражения.

Смысл сказки — в иронии, в шутке, в прямой сатире: тем, кто хочет разбогатеть, богатство не достаётся. А Иван-дурак всего достиг, потому что жил честно, был щедрым и всегда оставался верным своему долгу и слову.

4) Сюжет и композиция:

Уже самый зачин «Конька-Горбунка» свидетельствует о глубоком интересе Ершова к подлинному народному быту. Вместо бытовавших в литературе идиллических «поселян» Ершов показывает людей, живущих трудовыми интересами. Сказочный сюжет развертывается на будничном, прозаическом фоне реального крестьянского быта. Ершов показывает будничную прозаическую изнанку неоднократно идеализировавшейся «сельской жизни».

Язык сказки конек горбунок

Сказка как литературное произведение имеет классическую трёхчастную форму, логическую последовательность в развитии событий, отдельные части органически сплетаются в единое целое. Все действия, совершаемые героями, оправданы классическими законами волшебной сказки.

Композиционно сказка П.П.Ершова состоит из трех частей, каждую из к-рых предваряет эпиграф:

1.Начинает сказка сказываться.

2.Скоро сказка сказывается. А не скоро дело делается.

3.Доселе Макар огороды копал. А нынче Макар в воеводы попал.

В этих эпиграфах угадываются уже и темп, и плотность повествования, и меняющаяся роль главного героя, определяемая меткостью народной пословицы.

Каждая из частей имеет свой доминантный конфликт:

1.Иван и Конек-Горбунок — и смекалистые братья. (Пространство семьи — государства.)

2.Иван и Конек-Горбунок — и царь с прислугой. (Пространство царства, столь разительно напоминающего своей широтой российские пределы.)

3.Иван и Конек-Горбунок — и Царь-девица. (Пространство Мироздания.)

Сюжет каждой из трёх частей представляет законченное целое, состоящее из быстро протекающих событий. Время в них уплотнено до предела, а пространство безгранично; в каждой части есть центральное событие, наиболее полно выявляющее характеры героев и предопределяет дальнейшие события.

В первой части это пленение кобылицы. Она дарит Ивану жеребят, с ними вместе Иван попадает на службу в царскую конюшню. Первая часть завершается кратким рассказом о дальнейших событиях вплоть до заключительного эпизода, как главный герой сделался царём, тем самым готовя читателя к дальнейшим событиям, заинтриговывая его.

Во второй части центральными являются два события: Иван с помощью Конька-горбунка ловит Жар-птицу и доставляет во дворец Царь-девицу.

Как и во многих народных сказках, Иван выполняет третье, самое трудное, почти непосильное задание — добывает перстень Царь-девицы и встречается с китом; заодно побывал на небе, где беседовал с Месяцем Месяцовичем, матерью Царь-девицы, освободил кита от мучения, за что тот помог Ивану достать перстень. Третья часть, таким образом, наиболее насыщена событиями. В ней использованы известные в народной сказке мотивы: герой. помогает встречному, который в свою очередь, через цепочку действующих лиц, выручает самого героя, содействуя выполнению наиболее трудного задания.

Третья часть наиболее насыщена событиями. В ней так же использованы известные в народной сказке мотивы: герой помогает встречному, который, в свою очередь, через цепочку действующих лиц выручает самого героя, помогая выполнению самого трудного задания.

Все три части сказки крепко связаны между собой образом Ивана и его верного друга Конька-горбунка.

Завершается сказка характерной для фольклора концовкой: победой главного героя и пиром на весь мир, на котором присутствовал и рассказчик.

Двигателем сюжета в основном является характер главного героя, всегда находящегося в центре событий. Его смелость, отвага, самостоятельность, находчивость, честность, умение ценить дружбу, чувство собственного достоинства помогают преодолеть» все препятствия и победить.

Одним из традиционных художественных приёмов, используемых сказочником, является удвоение, принимающее всеохватывающий характер: удваиваются сюжетные мотивы и фрагменты, персонажи имеют своих двойников и «близнецов», в повествовательной структуре возникает множество параллельных синтаксических конструкций с лексическими повторами. Происходит удвоение жанра – сказка в сказке, удваиваются «сферы вселенной» (земное и подводное, земное и небесное царства). Функция удвоения – создание и разрушение сказочной реальности; сатирично описаны «двойники – братья» «Данило да Гаврило».

ПРОСТРАНСТВО В СКАЗКЕ:

Бытовое и фантастическое переплелось в сказке. Сказочное мироздание состоит из трёх обособленных царств – земного, небесного и подводного. Основное – земное, имеющее множество характеристик и примет, наиболее детализировано:

За горами, за лесами, За широкими полями…,

Братья сеяли пшеницу, Да возили в град-столицу: Знать, столица та была Недалече от села.

Кроме «топографии» земное царство имеет свою погоду, приметы царского и крестьянского быта. Это царство и самое густонаселённое: тут и крестьяне, и стрельцы, звери и птицы, царь и его слуги, купцы и таинственный «царь Салтан». «Я с земли пришёл Землянской, Из страны ведь христианской».

Небесное царство похоже на земное, только «земля – то голубая», те же терема с русскими православными крестами, забор с воротами, сад.

Подводное царство противоречиво: оно огромно, но меньше земного; его обитатели необычны, но подчинены один другому по законам земного царства.

Все три царства при своей, кажется, непохожести являются одним по сути, подчиняются одним и тем же социальным законам – законам царской чиновничьей России, а в отношении географии, мироустройства – по законам восприятия мира россиянином – степняком, для которого нет и не может быть ничего больше и необъятнее, чем земля с её полями, лесами и горами.

Удивляют читателя персонажи, населяющие подводное и небесное царства.

Все бока его изрыты, Частоколы в рёбра вбиты, На хвосте сыр – бор шумит, На спине село стоит…

— деревня, мужицкая крестьянская Русь. Кит «подневольный», «страдающий», как и Иван, последний на социальной лестнице, по сюжету сказки переживает превращение в самовластного тирана.

5) Система образов-характеров:

Уже при первом испытании Иван оказался самым честным и смелым. Если его брат Данило сразу струсил и «закопался под сенник», а второй — Гаврило, вместо того, чтобы охранять пшеницу, «всю ночь ходил дозором у соседки под забором», то Иван добросовестно и без страха стоял на карауле и поймал вора. Он трезво относится к окружающему, любое чудо воспринимает как естественное явление, а если нужно — вступает с ним в борьбу. Иван верно оценивает поведение других и прямо говорит им об этом невзирая на лица, будь то родные братья или сам царь.

В то же время он отходчив, способен прощать чужие проступки. Так, он простил своих братьев, укравших его коней, когда те убедили его, что сделали это от бедности.

Во всех случаях Иван проявляет самостоятельность, не стесняется высказать свое мнение, не теряет чувство собственного достоинства. Увидев Царь-девицу, прямо говорит, что она «вовсе не красива».

Если «братья» воплощают для Ершова косность, корыстолюбие и другие непривлекательные черты, то Иван является в его глазах подлинным олицетворением лучших моральных качеств народа.

Необычен образ помощника Ивана – конька – «игрушечный» рост в три вершка, аршинные уши, которыми удобно «хлопать с радости», да два горба.

Отчего же конёк двугорб? Может, этот образ пришёл из детства – Ершов жил в Петропавловске и Омске – городах, являющихся вратами в земли полуденные – Индию, Персию, Бухару; там на базарах встречал он небывалых для Сибири животных – двугорбых верблюдов и длинноухих осликов. Но, пожалуй, это слишком упрощённая аналогия. Образ Иванушки Ершов писал с балаганного Петрушки – любимца русского народа. Петрушка был неказист: носат, горбат. Не «переместились» ли горбы со спины Петрушки на конька?

Есть и ещё гипотеза: конёк – дальний «родственник» древнемифологического крылатого коня, способного взлететь к Солнцу. У миниатюрного ершовского конька крылья «отпали», но «горбы» сохранились, а с ними и могучая сила, способная доставить Иванушку на небо. Человеку всегда хотелось летать, поэтому образ конька притягателен для читателя.

Пара героев как один главный герой вполне оригинально (в сравнении с фольклорной сказочной традицией) явлена в этой сказке.

Герои эти и противопоставлены, и сопоставлены: герой и его «конь». Любопытный, безрассудный, даже самонадеянный — герой — и рассудительный, мудрый, сострадательный его товарищ по существу две стороны одной и той же «широкой русской натуры».

При всем этом они удивительно похожи между собой: Иван-то дурак, самый младший, «герой с дефектом» с общепринятой точки зрения; Конек-Горбунок — «уродец» в своем мире, он тоже третий, младший, так они оказываются диалектически взаимодополняющими и взаимоисключающими друг друга героями.

Я отдам тебя в мученье, Я велю тебя терзать, В мелки части разорвать.

Продолжая пушкинские традиции, Ершов все стрелы сарказма направляет в фигуру царя – жалкого, глупого, лениво почёсывающегося от скуки самодура.

Все появления царя сопровождаются репликами вроде: «Царь сказал ему, зевая», «Царь, затрясши бородою, закричал ему вослед».

Очень хорошо проявляется отношение к Царю и его придворным когда П.П.Ершов описывает порядки и взаимоотношения в морском царстве которое является зеркальным отражением мира земного. Им даже для исполнения указа требуется много «рыб». Иван у П.П.Ершова не уважает Царя, так как Царь капризен, труслив и сумасброден, он напоминает избалованного ребенка, а не мудрого взрослого человека.

Царь изображён смешным и неприятным, над ним смеётся не только Иван, но и Месяц Месяцович, вот как Месяц ответил узнав что Царь хочет жениться на Царь-девице:

Вишь, что старый хрен затеял: Хочет жать там, где не сеял.

Но царь только главный притеснитель народа. Беда в том, что с ним хозяйничает и вся его челядь. Ершов рисует яркую картину собирательства народа. Притесняют не только крестьян, но и дворовых людей. Как бы ни трудился народ, всё равно он остаётся нищим.

Появление «градского отряда» во главе с городничим свидетельствует о полицейском режиме. С народом обращаются как со скотом: сторож кричит, бьёт людей бичом. Народ, не протестуя, безмолвствует.

6) Особенности речевой организации произведения:

А) речь повествователя:

Стремясь сохранить литературную и народную сказку Ершов воссоздает в своем произведении манеру фольклорного жанра. Он часто обращается к читателю:

Но теперь мы их оставим, Снова сказкой позабавим Православных христиан, Что наделал наш Иван…

“Эх, послушай, люд честной! Жили-были муж с женой…“

А так же начинается рассказ о каких- либо событиях с частицы ”ну”:

Ну-с, так вот! Раз Данило (В праздник, помниться, то было)…

Ну-с, так едет наш Иван За кольцом на океян…

И как народный рассказчик прерывает изложение, поясняя что-то либо непонятное слушателю:

Тут, уклав его в ларец, Закричал (от нетерпенья)…

Б) синтаксис и лексика:

Каждый стих представляет собой самостоятельную смысловую единицу, предложения короткие, простые.

Язык сказки, по подсчету Л.А. Островской, насчитывает 700 глаголов, что составляет 28 процентов текста. Глаголы театрализуют сказочное действие, создают динамичность, движения героев подчеркнуто сценичны, комические: «Молодцом с повозки прыг…», «с полатей скок…», «затрясши бородою», «быстрым взмахом кулака». Иногда встречается целый каскад глаголов.

В) средства выразительности (язык сказки):

Сказка пронизана лёгким юмором, лукавством, исстари свойственным русскому народу и отразившемся в его устном художественном творчестве.

Как и Пушкин, Ершов не злоупотребляет метафорами, эпитетами, украшающими слова. Исключения составляют обрядовые сказочные выражения: «очи яхонтом горели», «хвост струился золотой», «кони буйны», «кони буры, сивы». Зато выпуклому, чисто народному образу он умеет дать большую смысловую нагрузку. Как герой Иван представлен в двух планах, так и каждое его слово, фраза двусмысленны. В его описаниях нередко звучит ирония, издёвка.

Смешное в сказке создают и пословицы, поговорки, присказки, прибаутки:

Та-ра-ра-ли, та-ра-ра! Вышли кони со двора; Вот крестьяне их поймали Да покрепче привязали…

Сидит ворон на дубу, Он играет во трубу…

Муха песенку поёт: «Что дадите мне за вестку? Бьёт свекровь свою невестку…»

Эпитеты: ночь ненастная, грива золотая, алмазные копыты,чудный свет, летними лучами, сладки речи.

Метонимия: будешь в золоте ходить.

Риторические вопросы, обращения, восклицания: Что за диво?

Устаревшие слова: сенник (матрац с сеном), малахай (разгильдяй), рогожа (ткань), ражий (крепкий, здоровый), прозументы (тесьма, лента), шабалка (средство для дробления чего-л.), чуб (прядь волос, вихор), бусурман (неверный, нехристианин), балясы (веселые россказни).

Фразеологизмы: не ударил в грязь лицом, мыкать свет, он и усом не ведет, хоть лоб себе разбей, словно в масле сыр кататься, ни жив ни мёртв, черти б вас побрали!

7) Ритмико-интонационный строй:

В целом сказка написана звонким четырёхстопным хореем, отличается музыкальностью стиха. Иногда случается нарушение ритма.

Попадаются словесные натяжки: «жары – птицы», «версту, другу пробежал», «молвил ловчий мря со смеху», «канальски отличиться» и др. Всё это является следствием некритического отношения к народному творчеству, невнимания к строгому отбору языковых единиц, к отделке стиха.

В тексте много глагольных рифм, почти всегда они звонкие. Рифмующиеся слова несут наибольшую смысловую нагрузку. Это помогает прочнее запоминать содержание.

Сказка «Конек-горбунок» и ее идейно-художественные достоинства

Главным достоинством сказки является ярко выраженная народность. Как будто не один человек, а весь народ коллективно сочинял ее и из поколения в поколение передавал устно: она неотделима от народного творчества. Между тем это совершенно оригинальное произведение талантливого поэта, вышедшего из недр народа, не только усвоившего секреты его устно-поэтического творчества, но и сумевшего передать его дух.

Среди бесчисленного множества народных сказок подобных «Коньку-горбунку» не встречалось, а если со второй половины XIX века фольклористы и записывали такие же сюжеты, то возникали они под влиянием ершовской сказки. В то же время в целом ряде русских народных сказок встречаются похожие мотивы, образы и сюжетные ходы, рисутствующие в «Коньке-горбунке»: есть сказки о Жар-птице, необыкновенном коне Сивке-Бурке, о таинственных налетах на сад, о том, как доставали дряхлому царю молодую жену и др.

Ершов не просто соединил куски из отдельных сказок, а создал совершенно новое, цельное и законченное произведение. Оно привлекает читателей яркими событиями, чудесными приключениями главного героя, его оптимизмом и находчивостью. Все здесь ярко, живо и занимательно. Сказка отличается удивительной строгостью, логической последовательностью в развитии событий, спаянностью отдельных частей в одно целое. Все, что совершают герои, вполне оправдано законами сказки.

Источник

Видео

Мультфильм "Конек Горбунок" Советские мультики, сказки для детей

Мультфильм "Конек Горбунок" Советские мультики, сказки для детей

Н. Ершов. Конек-Горбунок. Читает Олег Табаков

Н. Ершов. Конек-Горбунок. Читает Олег Табаков

м/ф "Конек-Горбунок". (Реставрация, Full HD 1080p.)

м/ф "Конек-Горбунок". (Реставрация, Full HD 1080p.)

Конек горбунок. Ершов П. Аудиокнига. читает Олег Анофриев

Конек горбунок. Ершов П. Аудиокнига. читает Олег Анофриев

Прочтение сказки П.П.Ершова «Конёк-горбунок» на наибольшем количестве языков

Прочтение сказки П.П.Ершова «Конёк-горбунок» на наибольшем количестве языков

Реальная сказка

Реальная сказка

Самая странная и невероятная расшифровка сказки "Конёк- горбунок.

Самая странная и невероятная расшифровка сказки "Конёк- горбунок.

Конёк-горбунок (1941)

Конёк-горбунок (1941)

Конек-горбунок П. Ершов (диафильм озвученный) 1966 г

Конек-горбунок П. Ершов (диафильм озвученный) 1966 г

🐴Конек Горбунок - Аудиосказка онлайн - Сказки на ночь

🐴Конек Горбунок - Аудиосказка онлайн - Сказки на ночь
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.