Язык стиль норма колесов + видео обзор

Текст № 1

Колесов, В.В. «Язык, стиль, норма» (фрагмент статьи из учебного пособия М.Ю. Сидоровой, В.С. Савельевой «Русский язык и культура речи». – М.: Айрис-пресс, 2005).

Утрата высокого стиля, которая нарушила сложившееся равновесие форм выражения. «Высокий стиль – носитель символов, и как, например, можно написать слова к гимну вне высокого стиля? Призывы к гражданам, важнейшие государственные утверждения в России всегда оформлялись высоким стилем. Наоборот, информация передается в стиле среднем, басни и анекдоты – это нижний стиль. Вслушайтесь в то, как сегодня сообщают новости частные станции: нам как будто передают информацию, а по стилю это – анекдот, к которому соответственно и нужно отнестись. Отсутствие высокого стиля приводит к тому, что средний стиль повышается в ранге, а его место в свою очередь занимают речения низкого стиля. Вышло множество словарей современного жаргона, они популяризируют его; до полутора тысяч слов или значений обычных слов из воровского жаргона вошло в нашу речь за последний век…»

В области иноязычных заимствований негативную роль играет распространение американизмов и вытеснение иностранными словами русских. «Освоенное заимствование становится эквивалентом русского слова и служит неблаговидным целям введения в заблуждение лиц, со словом не знакомых. Так, например, если бы люди, выслушивая идеологов приватизации, понимали смысл этого латинского слова, концептуально связанное с ним содержание, они бы остереглись, и теперь не пришлось бы возмущаться тем, что случилось. Privatum – это «присвоение для себя, на свой счет» при privatio – «лишение, отбирание у других»; кто у кого отнял – понятно теперь, когда задним умом смысл латинского корня восстанавливают народной этимологией «приватизация». Подобных примеров много: собственно, последние десять лет вся идеология на таких подменах и построена. Иностранное слово лукаво прячет непотребность самого понятия: «вымогатель» – рэкетир, «убийца» – киллер, «продажный» – ангажированный, «посредник» – маклер, «сивуха» – бренди и т.д. Призыв газеты «Известия»: «Давайте учиться выражать новую политику новыми же словами!», боюсь, горько скажется в скором времени. Этическая проблема здесь напрямую связана со смысловой. Нельзя долго уверять, что суверенитет государства – то же, что и суверенитет нации (отсюда требование особых прав для титульной нации), что компетенция – «круг полномочий», а не «право на решение», что легитимный и законный не различаются по смыслу и т.д. Смысловое развитие заимствованных слов доходит до своего предела, и уже слышишь, что проблема – не «вопрос, требующий немедленного решения», а «неразрешимый вопрос»; катарсис – не «нравственное очищение», а «кайф» и пр.

Сегодня сложилась ситуация, напоминающая начало XVII века: различные социальные группы не понимают друг друга, иногда используя одни и те же слова. Народ невозможно объединить на субстрате чужих речевых культур и стратегий…»

«Логическое и поэтическое мышление подавлены формами риторического мышления, в атмосфере которого мы сегодня живем. Задача – чисто рекламная: убедить, не доказывая.

Отсюда проистекают логические ошибки «навешивания ярлыков»; действует принцип двойных стандартов, символы используются в понятийном смысле. Приходилось слышать толкование иностранным словом хорошо известного русского: «Рука – по-русски протекция», «А любовь, Машенька, это лучше сказать секс». Традиционные символы (а символы многозначны) объясняются однозначным иностранным словом… Символ заменяется техническим термином. Это – потребление языка без его обогащения.

Не следует забывать, что упрощение языка для всякого, у кого русский является родным языком, чревато многими бедами. Министр по чрезвычайным ситуациям недавно выразился так: «Часто ссылаются на русский менталитет, но никто ни разу не объяснил, что это такое». Объясняли, и не раз, как объясняли все про культуру речи, и про русский язык (в СМИ) вообще. Не слушают. Вот это и есть воля – слушать только себя. А различие между свободой и волей, правдой и истиной, между реальностью и действительностью, между честью и совестью и сотнями других проявлений русского двоящегося менталитета в «реализме» его представлений о мире – и есть та ментальность, которой нужно следовать. Тут каждый смысл окутан стилем, а идея столь же важна, что и выражаемая ею вещь. »

«Ряд специфических особенностей, имманентных электронным средствам массовой коммуникации (невозможность приостановить поток информации с целью осмыслить непонятное, переспросить неясное, выборочно получать лишь желательное из потока информации и т.п., вплоть до приемлемости или неприемлемости диктора или ведущего) еще в большей мере превращают электронные СМИ в доминирующий инструмент в процессе формирования языка, «диктующий» свои условия и ставящий потребителя в безвыходное, подчиненное положение. Степень «пленения» радиослушателя и телезрителя языковыми нормами в электронных СМИ значительно выше, чем нормами языка печатной периодики, поскольку потребитель получает не только понятие, но и его звучание, мелодику фразы, акцентуацию, манеру произношения».

«Не контролируемый государством культурный обмен», нацеленный на погоню за прибылью. «А в условиях коммерциализации отечественных СМИ, в том числе и электронных, это неконтролируемый обмен сочетался с заинтересованностью органов электронных СМИ в получении оплачиваемой рекламы из западных стран. В результате культурный обмен превратился в «улицу с односторонним движением», по которой в Российскую Федерацию хлынул поток «непереводимых» слов, преимущественно из английского языка, сформировавшегося в США. Этот поток ворвался в ткань русского языка не в качестве естественных заимствований при нормальном международном культурном обмене, а как фактор коммерческой заинтересованности в значительной степени приватизированных электронных СМИ.

Во многих случаях коммерческая заинтересованность векторно совпадала со стремлением создателей многих радио- и телевещательных программ как можно скорее «отряхнуть со своих ног наследие прошлого» (советского) периода и свойственного этому периоду русского языка. Все это привело к агрессивному внедрению в русский язык зарубежных слов, нужды в которых не было, так как в русском языке имелись устоявшиеся эквиваленты для этих случаев».

Источник

Язык стиль норма колесов

Заключая эти заметки, еще раз уточним изложенное здесь представление о «литературном языке». Объективно, как данность, подлежащая изучению, «литературный язык» есть функция национального языка, поскольку функция эта со временем становится все более целесообразной и все шире распространяется, изучает «литературный язык» каждый, кто хочет им пользоваться. Эта функция языка – предмет изучения лингвиста, тогда как норма и стиль – две нерасторжимые стороны одного и того же – объекта исследования. Нет стиля без нормы, но и норма кристаллизуется только в туманностях стилистических вариантов. Явление литературного языка позволяет точнее осознать сущность самого языка, поскольку последовательность порождения литературной речи аналитически, во многих переходных моментах выявляет разные и различные признаки языка. Предметное поле исследования расчищается для наблюдений, а объекты исследования – стиль и норма – выделяются в процессе познания предмета.

Может быть, не очень точно, но образно взаимодействие между системой, нормой и стилем можно уподобить пчелиной семье; здесь матка – система языка, рабочие пчелы – стиль, а трутень – норма, которая важна как действующий факт, но устраняется сразу же, как только под напором системы возникают новые возможности стилистического варьирования.

Социолингвистические аспекты изменения современного русского языка

Исключительная особенность русского литературного языка заключается в его постоянном совершенствовании путем внешнего включения в систему все новых и новых, структурно чуждых поначалу, элементов. Это вызвало в нем особую силу, которую можно было бы назвать «силой выживаемости» в новых социальных условиях, и организовало тот запас прочности, который позволяет русскому литературному языку создавать все новые и новые вариации, гибко откликаясь на потребности времени.

В самом деле, та лингвистическая структура, которую мы называем современным русским литературным языком, т. е. языком общерусским, возникла в результате серии последовательных совмещений первоначально «разных языков».

Прежде всего, с конца XVI века постепенно создалась возможность сближения двух основных языковых систем восточнославянского региона. В результате объединительной политики московских князей северные и восточные русские говоры (территориально – севернорусские, новгородские, и южнорусские, низовские), до того развивавшиеся по различным направлениям и представлявшие вполне самостоятельные языковые системы, стали диалектами одного и того же языка и с этого момента развивались в центростремительном направлении. До начала XVI века северные и южные говоры русского языка различались буквально на всех уровнях языковой системы: развитие корреляции согласных по мягкости – твердости и глухости – звонкости на юге и полное отсутствие такой корреляции на севере: серия нейтрализаций в безударном вокализме на юге и полное сохранение старых позиционных отношений вокализма на севере; стабилизация ударения на севере и развитие подвижных типов на юге; разнонаправленные изменения в области морфологии (особенно в именных формах), в том числе и в некоторых категориальных отношениях (категория вида на юге развивается раньше, чем на севере); много принципиальных отличий в области словообразования и лексики; развитие синтаксических конструкций (в том числе и новых типов подчинительных связей) раньше на севере, чем на юге, и т. д. Все эти расхождения представляли собою разной степени архаизмы одной и той же в прошлом системы, поэтому совмещение их в рамках общенационального языка могло происходить при условии отработки общенациональной тенденции – она легко определялась по наиболее продвинутым в его развитии фрагментам северной или южной системы. В местах столкновения этих двух систем образовались средневеликорусские говоры, прежде всего и раньше всего – говоры столицы, которые соединили в своей системе наиболее важные и далеко зашедшие процессы развития, дав толчок еще более новым изменениям и стимулируя завершение этой общенациональной тенденции. Например, если ограничиться фактами из системы фонем: к моменту создания общенациональной тенденции корреляция согласных по мягкости – твердости охватывала в основном лишь зубные согласные, губные и заднеязычные в эту корреляцию не входили, как не входят они в эту корреляцию еще и теперь в большинстве севернорусских говоров, остановившихся на том этапе развития системы, о котором идет сейчас речь. Становление новой динамической тенденции в общерусском масштабе стимулировало завершение развития, доведение его до логического конца – что и произошло на протяжении XVIII–XIX вв. в так называемом московском койне, которое со времен А. А. Шахматова признается основной диалектной базой русского литературного языка. Категория вида до XVII века ограничивалась только некоторыми видовыми парами и обслуживалась пятью-шестью приставками, рано сгладившими собственное лексическое значение; став динамической точкой системы в момент столкновения двух не совсем эквивалентных видо-временных систем, видовая система организовалась как автономная по отношению к системе времен и стала наполняться все новыми видовыми парами, создавая столь важную теперь грамматическую корреляцию. При этом из многих средств образования видовых оппозиций система окончательно выбрала в качестве основного приставочный способ, переводя приставки из средства словообразования в средство формообразования. Как предложные сочетания имен все больше переходят в парадигматику, так и изоморфные им приставочные глаголы все шире включаются в систему порождения новых глагольных форм. То же касается и других сторон языковой системы.

Источник

Колесов, В.В. «Язык, стиль, норма» (фрагмент статьи из учебного пособия М.Ю. Сидоровой, В.С. Савельевой «Русский язык и культура речи». – М.: Айрис-пресс, 2005).

Текст № 1

Утрата высокого стиля, которая нарушила сложившееся равновесие форм выражения. «Высокий стиль – носитель символов, и как, например, можно написать слова к гимну вне высокого стиля? Призывы к гражданам, важнейшие государственные утверждения в России всегда оформлялись высоким стилем. Наоборот, информация передается в стиле среднем, басни и анекдоты – это нижний стиль. Вслушайтесь в то, как сегодня сообщают новости частные станции: нам как будто передают информацию, а по стилю это – анекдот, к которому соответственно и нужно отнестись. Отсутствие высокого стиля приводит к тому, что средний стиль повышается в ранге, а его место в свою очередь занимают речения низкого стиля. Вышло множество словарей современного жаргона, они популяризируют его; до полутора тысяч слов или значений обычных слов из воровского жаргона вошло в нашу речь за последний век…»

В области иноязычных заимствований негативную роль играет распространение американизмов и вытеснение иностранными словами русских. «Освоенное заимствование становится эквивалентом русского слова и служит неблаговидным целям введения в заблуждение лиц, со словом не знакомых. Так, например, если бы люди, выслушивая идеологов приватизации, понимали смысл этого латинского слова, концептуально связанное с ним содержание, они бы остереглись, и теперь не пришлось бы возмущаться тем, что случилось. Privatum – это «присвоение для себя, на свой счет» при privatio – «лишение, отбирание у других»; кто у кого отнял – понятно теперь, когда задним умом смысл латинского корня восстанавливают народной этимологией «приХватизация». Подобных примеров много: собственно, последние десять лет вся идеология на таких подменах и построена. Иностранное слово лукаво прячет непотребность самого понятия: «вымогатель» – рэкетир, «убийца» – киллер, «продажный» – ангажированный, «посредник» – маклер, «сивуха» – бренди и т.д. Призыв газеты «Известия»: «Давайте учиться выражать новую политику новыми же словами!», боюсь, горько скажется в скором времени. Этическая проблема здесь напрямую связана со смысловой. Нельзя долго уверять, что суверенитет государства – то же, что и суверенитет нации (отсюда требование особых прав для титульной нации), что компетенция – «круг полномочий», а не «право на решение», что легитимный и законный не различаются по смыслу и т.д. Смысловое развитие заимствованных слов доходит до своего предела, и уже слышишь, что проблема – не «вопрос, требующий немедленного решения», а «неразрешимый вопрос»; катарсис – не «нравственное очищение», а «кайф» и пр.

Сегодня сложилась ситуация, напоминающая начало XVII века: различные социальные группы не понимают друг друга, иногда используя одни и те же слова. Народ невозможно объединить на субстрате чужих речевых культур и стратегий…»

«Логическое и поэтическое мышление подавлены формами риторического мышления, в атмосфере которого мы сегодня живем. Задача – чисто рекламная: убедить, не доказывая.

Отсюда проистекают логические ошибки «навешивания ярлыков»; действует принцип двойных стандартов, символы используются в понятийном смысле. Приходилось слышать толкование иностранным словом хорошо известного русского: «Рука – по-русски протекция», «А любовь, Машенька, это лучше сказать секс». Традиционные символы (а символы многозначны) объясняются однозначным иностранным словом… Символ заменяется техническим термином. Это – потребление языка без его обогащения.

Не следует забывать, что упрощение языка для всякого, у кого русский является родным языком, чревато многими бедами. Министр по чрезвычайным ситуациям недавно выразился так: «Часто ссылаются на русский менталитет, но никто ни разу не объяснил, что это такое». Объясняли, и не раз, как объясняли все про культуру речи, и про русский язык (в СМИ) вообще. Не слушают. Вот это и есть воля – слушать только себя. А различие между свободой и волей, правдой и истиной, между реальностью и действительностью, между честью и совестью и сотнями других проявлений русского двоящегося менталитета в «реализме» его представлений о мире – и есть та ментальность, которой нужно следовать. Тут каждый смысл окутан стилем, а идея столь же важна, что и выражаемая ею вещь. »

«Ряд специфических особенностей, имманентных электронным средствам массовой коммуникации (невозможность приостановить поток информации с целью осмыслить непонятное, переспросить неясное, выборочно получать лишь желательное из потока информации и т.п., вплоть до приемлемости или неприемлемости диктора или ведущего) еще в большей мере превращают электронные СМИ в доминирующий инструмент в процессе формирования языка, «диктующий» свои условия и ставящий потребителя в безвыходное, подчиненное положение. Степень «пленения» радиослушателя и телезрителя языковыми нормами в электронных СМИ значительно выше, чем нормами языка печатной периодики, поскольку потребитель получает не только понятие, но и его звучание, мелодику фразы, акцентуацию, манеру произношения».

«Не контролируемый государством культурный обмен», нацеленный на погоню за прибылью. «А в условиях коммерциализации отечественных СМИ, в том числе и электронных, это неконтролируемый обмен сочетался с заинтересованностью органов электронных СМИ в получении оплачиваемой рекламы из западных стран. В результате культурный обмен превратился в «улицу с односторонним движением», по которой в Российскую Федерацию хлынул поток «непереводимых» слов, преимущественно из английского языка, сформировавшегося в США. Этот поток ворвался в ткань русского языка не в качестве естественных заимствований при нормальном международном культурном обмене, а как фактор коммерческой заинтересованности в значительной степени приватизированных электронных СМИ.

Во многих случаях коммерческая заинтересованность векторно совпадала со стремлением создателей многих радио- и телевещательных программ как можно скорее «отряхнуть со своих ног наследие прошлого» (советского) периода и свойственного этому периоду русского языка. Все это привело к агрессивному внедрению в русский язык зарубежных слов, нужды в которых не было, так как в русском языке имелись устоявшиеся эквиваленты для этих случаев».

Текст №2

Стернин, И.А. Кризис или развитие. (Фрагменты)

… Можно ли охарактеризовать современное состояние русского языка как кризис?

С одной стороны, наше обыденное понимание слова кризис (резкое ухудшение, угрожающее существованию) вроде бы дает определенные основания говорить об этом – в русском языке наблюдается огромное количество иностранных слов, жаргонизмов, в повседневном общении распространяется грубость, мат, растет малограмотность и безграмотность во всех сферах.

На самом же деле никакого кризиса в языке сейчас нет. Наоборот, русский язык сейчас переживает период интенсивного развития.

Такие периоды интенсивного развития в русском языке в новое время уже бывали. Это, прежде всего, период Петра I. Тогда в русский язык пришло огромное количество новых иностранных слов. Император-реформатор создавал промышленность в России, активно привлекая иностранных специалистов, они привезли с собой свою технологию и, естественно, свою терминологию. И в области политики, государственного управления, культуры появилось много новых слов – тоже, в основном, иностранных, но России это пошло только на пользу. Страна обновилась, обновился и ее язык.

Третий период интенсивного развития русского языка – Октябрьская революция. Вновь обширные изменения в лексике и фразеологии. Новые понятия, новые реалии, новые государственные и общественные организации требовали новых слов. Однако в этот период не произошло нашествия иностранных слов. Почему? Заимствовать было неоткуда. Россия – первая страна, в которой произошла такого рода социалистическая революция, и все слова пришлось создавать на собственной основе. И даже когда в 1919 году в Баварии произошла революция, уже немецкие революционеры заимствовали из русского языка слова «большевик» и «советы».

Четвертый период – годы перестройки в конце минувшего века. Опять слом общественной системы, опять огромные социальные перемены. И вновь – масса новых слов, много заимствований, так как в русский язык вошло много иностранных понятий в сфере политики, рыночной экономики, шоу-бизнеса.

Русский язык переживает сегодня период интенсивного развития. Наблюдения показывают, что этот период уже в основном закончился. Сейчас уже мало появляется новых слов, ко многим заимствованиям русские люди уже привыкли.

Итак, никакого кризиса языка нет. Но кризис есть в другом. Можно сказать, что в России наблюдается кризис культуры речи.

Культура речи – это речь, соответствующая нормам литературного языка, уместная в той или иной ситуации. Культура речи предполагает, что люди обращают внимание на то, как они говорят. Пренебрежение к культуре речи, утрата контроля за своей речью у многих людей самых разных социальных и профессиональных групп и есть кризис культуры речи. Причина этого кризиса – социальная.

Есть и другая причина. Нельзя также путать свободу слова и свободу речи. У россиян в переходный период развития страны эти понятия в сознании часто не различались.

Свобода слова – это «говори, что хочешь». А свобода речи – это «говори, как хочешь».

Нужна ли обществу свобода слова? Безусловно.

А может ли быть вообще свобода речи в обществе? Никогда! Если каждый будет говорить, как он хочет, мы перестанем друг друга понимать. В языке есть определенные нормы для определенных ситуаций. Скажем, собрались мы на вечеринку с приятелями, и я говорю: напрягает меня наш губернатор. Но можно ли это сказать в публичном месте или написать? Нельзя, нормы речи не позволяют.

Есть такая известная фраза: язык – одежда мыслей. Действительно, у нас есть одежда для разных ситуаций. Мы понимаем, что работать в огороде нужно не в той одежде, в которой ты пойдешь в театр. … Точно так же носитель языка должен относиться и к своей речи – она должна быть адекватной, то есть соответствовать конкретной ситуации общения. То, что можно сказать в беседе с друзьями, нельзя произносить с трибуны; а то, что можно сказать устно, не всегда можно написать. …

Еще один вопрос: «Всегда ли вы в своей речи стараетесь соблюдать языковые нормы?» В 1993 году 32% респондентов ответили, что всегда стараются, в 2003-м – 29%. Отсюда можно сделать вывод: только треть нашего населения следит за своей речью и «фильтрует базар». Двум третям это неинтересно. …

Впрочем, не стоит сгущать краски. В нашем исследовании был и вопрос о посещении специальных курсов. Так вот, если в 1993 году дополнительные курсы по культуре речи не хотел посещать никто, то в 2003-м уже 5% респондентов не отказались бы ходить на такие занятия.

В последнее время положение, действительно, меняется. Не так давно мы открыли при Центре коммуникативных исследований ВГУ курсы риторики, культуры речи, делового общения, делового имиджа. И должен заметить, желающие пополнить свои знания есть не только среди студентов. Приходят к нам те, кто желает достичь успеха, сделать карьеру. Чаще всего это – молодые люди. Стали интересоваться нашими курсами и бизнесмены, те, кто собирается выдвинуть свою кандидатуру в депутаты.

Так что кризис культуры речи вполне преодолим. А язык ни в каком кризисе не находится.

Текст № 3

Капра, Фритьоф. Дао физики

Многие парадоксы атомной физики связаны с двойственной природой электромагнитного излучения, и в частности, света. С одной стороны, очевидно, что излучение состоит из волн, поскольку оно порождает хорошо известное явление интерференции, связанное с волнами: при наличии двух источников света интенсивность света в какой-то точке может быть равной не только сумме двух излучений, но также больше или меньше ее. Причина – в интерференции волн, исходящих из разных источников: там, где совпадают гребни волн, излучение сильнее; там где гребень приходится на подошву, излучение слабее. Можно определить точную величину интерференции. Электромагнитные излучения всегда интерферируют, обнаруживая, таким образом, свойства волн.

С другой стороны, электромагнитное излучение обладает так называемым фотоэлектрическим эффектом: ультрафиолетовый свет способен «выбивать» из поверхностного слоя некоторых металлов электроны и должен, следовательно, состоять из движущихся частиц. Похожая ситуация возникает при проведении эксперимента рассеиванием рентгеновских лучей. Результаты последнего можно толковать как столкновение «частиц света» с электронами. При этом, однако, обнаруживается явление интерференции, характерное для волн.

На ранних этапах развития теории атома физики не могли понять, как электромагнитное излучение может одновременно состоять из частиц очень маленького объема и из волн, способных распространяться на большие расстояния.

Восточному мистицизму присущи несколько способов обращения с парадоксами действительности. В то время, как индуизм скрывает их за цветистой тканью мифа, буддизм и даосизм предпочитают подчеркивать парадоксы, нежели замалчивать их. Основное произведение даосизма «Дао-де цзин», написанное Лао-цзы, кажется очень загадочным и даже непоследовательным. Оно состоит из интригующе парадоксальных утверждений, и его емкий, проникновенный и, в высшей степени, поэтичный язык захватывает внимание читателя, не позволяя ему вернуться на привычные пути логического мышления.

Текст № 4

Лапидус, Б.М. От менеджмента качества к качеству менеджмента //Экономика железных дорог. – 2006. № 10.

Для всех потребителей транспортных услуг ключевыми параметрами качества являются:

• сохранение сроков доставки;

• обеспечение доставки по согласованному графику.

Уровень транспортных услуг в отрасли удовлетворяет потребностям клиентов не в полной мере: по результатам проведённого опроса 56 % потребителей не полностью удовлетворены перевозочными услугами, а 25 % – не удовлетворены вовсе.

Основной проблемой являются многоступенчатость и сложность оформ-ления перевозочных документов и подачи заявок на перевозки грузов (это отметили 21 % опрошенных). Кроме того, 14 % респондентов назвали одной из проблем отсутствие комплексного сервиса транспортных услуг.

Другими претензиями грузоотправителей являются:

• необоснованность тарифов на перевозку;

• отсутствие разнообразия тарифных планов;

• трудности с внесением изменений в составленный план перевозок;

• низкий уровень профессиональной подготовки работников;

• незаинтересованность работников в привлечении клиентов.

Неразвитая система организации доставки грузов «от двери до двери», недостаточно широкая специализация подвижного состава, небольшой спектр дополнительных услуг и ряд других причин побуждают грузоотправителей пользоваться услугами конкурентных видов транспорта (в основном автомобильного, который имеет возможность более гибко реагировать на потребность клиента).

Текст № 5

Клепиков, В.П., Клеников, В.В. Затраты на логистические проекты при смешанных перевозках // Экономика железных дорог. –2006. № 10.

Развитие инфраструктуры на стыке железнодорожного и морского транспорта, основанное на концессионных отношениях, возможно лишь с использованием инвестиционных проектов, привлекательных для частных инвесторов.

При составлении проектов необходимо учитывать весь спектр компонентов смешанных перевозок, включая организацию грузопотоков, взаимодействие промышленного и магистрального железнодорожного транспорта, процесс переработки грузов и взаимодействие различных видов транспорта в портах, ритмичную работу морского флота.

Всесторонне проработанный бизнес-план, составляющий основу инве-стиционного проекта, должен моделировать функционирование механизма разрабатываемых концессий в процессе их реализации. Такое моделирование позволяет создать надёжный аппарат средств, прогнозирующий и определяющий «узкие места» при реализации проекта, получить максимальную отдачу вложенных инвестиций.

В качестве примера приведём фрагмент логистического проекта сме-шанной транспортировки продукции металлургического завода от станции отправления с перевозкой по железной дороге в отечественный порт перевалки, доставкой морским флотом до порта выгрузки иностранного получателя.

Продукция – стальная заготовка и сортовой прокат – отправляется со станции Белорецк; годовой объём, предъявляемый к перевозке, – 1,1 млн т. Рассмотрено несколько вариантов маршрутов доставки продукции: в Новороссийск, Мурманск и Санкт-Петербург.

Текст № 6

Уманцева, Л.В. Методика анализа функциональных стилей языка и речи (извлечения) // Лингвориторическая парадигма: теоретические и практические аспекты. – Сочи, 2002.

Проблема стиля всегда была в центре внимания учёных, как лингвистов, так и литературоведов. Заметим, что понимание стиля неоднозначно, оно обусловлено многими факторами. Среди них важнейший – исторический.

Стиль – категория историческая. М.В. Ломоносов своей теорией «трёх штилей» дифференцировал «российский язык» XVIII века. Понятия «высокий», «средний», «низкий» стили лежат в основе и современного русского языка. Мы употребляем такие выражения, как торжественная речь, митинговая речь, жаргонная речь, бытовая речь и т. д. Ко всем названным словосочетаниям можно подыскать синонимическую замену: высокая речь, средняя или посредственная, низкая (грязная) речь и т. д.

Современные концепции стиля базируются на функционально-семантическом подходе в понимании языка и речи, их функций и целей общения. Сфера применения языка, тематика и цели высказывания определяют существенные признаки стиля, его основные стилеобразующие черты. Последние обусловливают особенности функционирования языковых средств в том или ином стиле, их специфическую организацию.

Н.М. Карамзин, знаток русского языка, писал: «Да будет же честь и хвала нашему языку, который в самородном богатстве своём течёт, как гордая величественная река». Многообразие русского языка непременно проявляется в функциональных стилях языка и речи. Студентам, изучающим стилелогию (учение о стилях), необходимо:

• различать языковые средства, используемые в рамках стиля – магистраль, маневры, лубрикатор, лоток, бюллетень, наказание – кара – нагоняй – взбучка, корить – попрекать – пенять – тыкать в глаза и др.;

• приобрести навыки анализа функциональных стилей по схеме: сфера общения – основные функции – жанровые разновидности – стилеобразующие черты – лексические особенности – характер устойчивых сочетаний – морфологические и синтаксические особенности;

• обратить особое внимание на официально-деловую письменную и устную речь, культуру делового общения, познакомиться с правилами оформления документов, научиться составлять официальные тексты, знать их реквизиты.

Текст № 7

Приказ Минобразования РФ от 5марта 2004 г. № 1089 «Об утверждении федерального компонента государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования».

В соответствии с письмом Минюста РФ от 2 апреля 2004 г. № 07/3477-ЮД настоящий приказ не нуждается в государственной регистрации (информация опубликована в Бюллетене Минюста РФ, № 6, 2004 г.)

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 28 сентября 2004 г. № ГКПИ04-1284 настоящий приказ по своей форме не может считаться нормативным правовым актом, предусмотренным постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009.

В соответствии с Положением о Министерстве образования Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 24.03.2000 № 258 «Об утверждении Положения о Министерстве образования Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, № 14, ст. 1496; № 43, ст. 4239; 2002, № 6, ст. 579; № 23, ст. 2166; 2003, № 35, ст. 3435), решением коллегии Минобразования России и президиума Российской академии образования от 23.12.03 № 21/12 «О проекте федерального компонента государственного стандарта общего образования и федерального базисного учебного плана для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования», приказываю:

Постановлением Правительства РФ от 1 февраля 2005 г. № 49 вышеназванное постановление признано утратившим силу.

1 Утвердить федеральный компонент государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования (приложение).

2 Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на первого заместителя министра В.А. Болотова.

И.о. министра В.М. Филиппов

Текст № 8

Памятка по расчётам и оплате электроэнергии

1 Счёт за отпущенную электроэнергию выписывает сам абонент, пользуясь абонентской книжкой.

2 Счёт должен выписываться в день, указанный в книжке, и оплачиваться ежемесячно, в установленный срок.

3 Расход электроэнергии определяется самим абонентом по разнице показаний счётчика, записанной при выписке предыдущего счёта и на день выписки очередного счёта.

4 Сумма счёта за истекший период определяется путём умножения полученного расхода электроэнергии в киловатт-часах на тариф «х» рублей, а при льготном тарифе на «х» рублей.

5 Абонентская книжка вместе с выписанным счётом предъявляется к оплате в сберегательную кассу или почтовое отделение.

6 Энергонадзор имеет право по истечении 10 дней после установленного срока для выписки счёта прекратить подачу электроэнергии абоненту, не оплатившему счёт в указанное время.

Текст № 9

ДОГОВОР

о возмездном оказании услуг

г. Москва «__»_______________ 2008 г.

Компания А, именуемое в дальнейшем «Заказчик», в лице генерального директора ……. действующего на основании Положения, с одной стороны, и

именуемый в дальнейшем «Исполнитель», с другой стороны, заключили настоящий договор о нижеследующем:

I Предмет договора

«Заказчик» поручает, а «Исполнитель» принимает на себя обязательство оказать Фонду следующие услуги и выполнить работу

в срок до_________________________

За выполнение услуг, указанных в п..1 договора, Фонд выплачивает Исполнителю

Ш Ответственность сторон

1 При невозможности исполнения договора по вине «Заказчика» услуги подлежат оплате в полном объеме.

2 При отказе «Заказчика» от исполнения договора им оплачивается «Исполнителю» фактически понесенные «Исполнителем» затраты.

IV Досрочное расторжение договора

1 При невыполнении или нарушении обязательств по настоящему договору одной из сторон другая сторона вправе в одностороннем порядке расторгнуть настоящий договор до наступления сроков исполнения обязательств с предъявлением требований о возмещении понесенных убытков.

V. Юридические адреса, реквизиты и подписи сторон

Источник

Видео

Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. Лекция 1. Особенности русской ментальности.

Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. Лекция 1. Особенности русской ментальности.

Китайский язык с Гордеем Колесовым! Супер мотиватор!

Китайский язык с Гордеем Колесовым! Супер мотиватор!

Русский язык 10 класс (Урок№17 - Научный стиль.)

Русский язык 10 класс (Урок№17 - Научный стиль.)

Стили речи

Стили речи

Иностранные языки играючи - Евгений и Гордей Колесовы! Обучение через игру!

Иностранные языки играючи - Евгений и Гордей Колесовы! Обучение через игру!

Что такое стилистика, и зачем она нужна - В. Г. Костомаров

Что такое стилистика, и зачем она нужна - В. Г. Костомаров

Урок 28. Начнем работать над дизайном. Язык разметки с нуля.

Урок 28. Начнем работать над дизайном. Язык разметки с нуля.

Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. Лекция 3. Модели классификации ментальности

Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. Лекция 3. Модели классификации ментальности

6-ти летний Гордей Колесов на центральном ТВ Китая, CCTV-1 (0+)

6-ти летний Гордей Колесов на центральном ТВ Китая, CCTV-1 (0+)

В.Г. Костомаров. Язык текущего момента: понятие нормы

В.Г. Костомаров. Язык текущего момента: понятие нормы
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.