Удмуртские считалки на удмуртском языке + видео обзор

Считалки

Удмуртские считалки на удмуртском языке
Удмуртская семья. Вятская губ., Сарапульский уезд, с. Бураново, нач. ХХ в.

Считалки/ лыдъяськон – от лыдъяны/лыдъяськыны «считать» – постоянно присутствующий в детской игре жанр. Именно наличие счёта является особенностью жанра и формирует его поэтику. Чаще всего применяются количественные и порядковые числительные. Употребление чисел лишь первого десятка объясняется, по-видимому, тем, что эти цифры наиболее доступны восприятию ребенка.

Некоторые считалки построены по принципу искаженного счета. В некоторых искажен сам текст, в котором используется двуязычная лексика. По-видимому, из-за незнания других языков при употреблении фольклорного текста не все слова бывают понятными, и потому форма их наиболее приближается к родной речи, вводится смешанная лексика. Непонятные, но звучные слова и словосочетания привлекают детей, и они увлеченно скандируют их. Иногда на искажение идут сознательно, находя удовольствие в самом словотворчестве. Отсюда и появление заумных считалок.

Главная особенность считалок – строгое соблюдение ритма. В удмуртских считалках ритмоорганизующим элементом является чередование ударных слогов. С помощью аллитераций и ассонансов достигается их интонационная особенность. Они обогащаются новым содержанием благодаря профессиональному творчеству. Их образы, ритмику и динамику активно используют в своем творчестве поэты, пишущие для детей.

. Бакча бертӥ улмо (яблок, лимон) питра,
Кин ке кутӥз – со потоз.

2. Буби-кони, нити-воли,
Зата-бита, померита,
Рузь-вазь, князь!

3. Вить, куать, дас куать,
Тон но, мон но одӥг кадь.

4. Вить, дыр, куать, дыр,
Вить туш, куать туш,
Куать мыйык.

5. Вить туш, куать туш,
Сизьым тушо песятай.

6. Гурезь ултӥ улмо (моко*) питра,
Кин ке кутэ – со потэ.

7. Гондыр, гондыр городын,
Чабей мешок гур вылын.

9. Жингыр-бенгыр барабан,
Мон со котыртӥ бергай.

10. Ик-кук, курег кук,
Крашен сапег, луд кеч кук.
Ыжпи, така, кунян лы,
Чипы-курег – душеслы!

11. Икча-кукча, чаба-бильма,
Дюнгы-менгы, лач-пач.
Укно ултӥ питран питра,
Кин сое кутӥз, со потоз.

12. Инӟы-бинӟы, потык-сарык,
Куса-рыса, пыж-пиж,
Пымес-вылес.

13. Кыз йылын коӵо пуке,
Кыӵыр-кыӵыр кыӵыртэ,
Тонэ чимыны косэ.

15. Куар вылын нумыр кылле,
Сое поттыны кулэ.

16. – Музъем вылтӥ песятай кошке,
Музъем шорияк пилиськем.
Со музъемез кышъяны
Кӧня кортӵог быдтозы?
– Дас (1,2,3 …).

17. Мон но, тон но, Паримон,
Онтонлы луоз коньдон.

18. Микта-кукта, чаба-бильма,
Чи-бу, ладь-бадь,
Коръя-воръя, вий-пой,
Поди, Яшка, вон!

19. Нюк улэ питран питра,
Кин кутӥз, со ик чима.

20. Нюлэскы мынэм бере,
Колёсае ёнаськиз.
Солы кӧня кортӵог кулэ луоз,
Лыдӟыса уть али.

21. Одӥг, кык, куинь,
Ньыль, вить,
Гондыр шуба улысь
Тон потӥд.

22. – Одӥг пересь нюлэскы ветлӥз,
Кӧня кионэз со адӟиз?
Кӧня?
– Кык (1, 2).

23. Озьы гозы, кут гозы,
Бакчаын тэтча ӟозы.

24. Одӥг, кык, куинь,
Чурня!

25. Ог обинь, кык обинь,
Пыр луоз куать обинь.

26. Одӥг, кык, куинь, ньыль,
Вить, куать, сизьым,
Тямыс, укмыс, дас,
Чорыг уя тусьты пыдсын,
Кин ке кутӥз, со потоз.

27. – Пунылэн карез тӥяськем,
Кӧня кортӵог кулэ луоз солы?
– Ньыль (1, 2, 3, 4).

28. Типи-типи-надцать,
Типи-восемнадцать,
Лыдӟод ке но, уд ке но,
Пиез потоз дас куать.

29. Тусьты, пуньы, вӧй горшок
Сю артэк медаз шедьты.

30. Укно ултӥ гондыр ветлэ,
Кин ке кутӥз, со потоз.

31. Урам кузя яблок питра,
Кин ке кутэ, со потэ.

32. Убыр-кабыр, капка йыл,
Капка йылын куака йыр.

33. Чима, чима, чимали,
Чимыдэ тон кынь али,
Пегӟемъёсты утча ни.

34. Чима, чима, чимали,
Чумой дорын чумоли,
Чумоли йылын куака.
Одӥг, кык, куинь,
Чиманлэн пумыз вуиз.

Анка-банка, ты чиганка,
Сейы-бейы, поп!

Аз, буки, веди, баклашка,
Скал, табакерка, ыж.
Венец, парсь, чиндыс,
Исили, писили, федала,
Пургала, Федя,
Пурга, Парас, Пекла.

Акыты-бакыты, тукыты-мы,
Абыль-бабыль, тумыны,
Ики-брики, грамматики,
Энак-ленак, пан!

Анна-кутана, тимат,
Сьӧка-льӧка, зимльзян,
Кушкес-голесь, кисьмелень,
День-бень, борос!

Арода-варода, камтари,
Етки-ватки,
Воркемей Петыр,
Вольпис, пот!

Алаката-балаката,
Туктым-тактым,
Шариатан-бариатан,
На четыре барабан.

Аты-баты, чукты-мы,
Абуль-фабуль, дэ-ме-нэ,
Эксп-пекс, пулем пукс.
Наур!

Икилики-микилики, этилики,
Голубилики, токмашки, отешки,
Меток, сокорок,
И выйдет Иван-королёк.

Икча-кукча, чалма-вулма,
Лынгыр-лангыр, лач-пач,
Красный суды, вомы, пот!

Икча-кукча, бильма-люмга,
Чиль-був, лач-пач,
Йотри-вотри, вот, поди!

Икча-кукча, чаба-бульма,
Чикыль-чокыль, гӧршок.

Икча-кукча, чаба-бильма,
Чибу-лулач, черёка-берёка,
Зуйчик-зайчик, кокыр-мокыр.

Ини-бини, рики-факи,
Торба-орба, шурдырмаки,
Дэун-дэун, кусмыдэун,
Бац!
Чум, чум, чума, чум,
Чум сэреге, ам бым-бум,
Амбумбери арондаш,
На базаре чёрный час.

Эни-бени, рики-факи,
Урба-турба, сентебряки,
Дӧу, дӧу, красно дӧу,
Эни, бени, бац!

Это, пето, сюбо,
Кора, изы, шыртки-партки,
Чингыль-мингыль,
Яшка-юбо, берты.

За огородами катится яблоко,
Кто поймает – тот и галит.

Пять, шесть, шестнадцать,
Ты да я – пара.

То ли пять, то ли шесть,
Пять бород, шесть бород,
Шесть усов.

Пять бород, шесть бород,
Седьмой – дед с бородой.

Под горой катится яблоко (моко*-страшила),
Кто поймает – тот и галит.

Медведь, медведь в городе,
Мешок с пшеницей на печке.

Диго-диго, диго-диг,
Считая по паре, будет двенадцать.

Жингыр-бенгыр барабан,
Я вокруг него кружился.

Ик-кук (игра слов), куриные лапки,
Кряшенские сапоги, заячьи лапки.
Ягненок, барашек, кость теленка,
Цыплята-куры – ястребу!

Икча-кукча, чаба-бильма,
Дюнгы-менгы, лач-пач.
Под окошком катится колесо,
Кто его поймает, тот и галит.

Сорока сидит на ёлке,
Кычыр-кычыр стрекочет (игра слов),
Тебя просит галить.

Дважды восемь – шестнадцать.
Мы с тобою – пара.

На листке лежит червяк,
Его надо выкинуть.

– Шел дед по земле,
А земля раскололась.
Чтобы землю заштопать,
Сколько нужно гвоздей?
– Десять (1, 2, 3 …).

Я, и ты, и Паримон,
А деньги возьмет Антон.

Под гору катится колесо,
Кто поймал, тот и водит.

Заехал в лес,
Развалилось колесо.
Постарайся сосчитать,
Сколько гвоздей нужно для его починки?

Раз, два, три,
Четыре, пять,
Из-под медвежьей шкуры
Вышел ты.

– Один старик в лес сходил,
Сколько волков он увидел?
Сколько?
– Два (1, 2).

Так веревка, лапотные оборы,
В огороде скачет стрекоза.

Один овин, два овина,
Все равно будет шесть овинов.

Раз, два, три, четыре,
Пять, шесть, семь,
Восемь, девять, десять,
Рыба плавает по дну (тарелки),
Кто поймает, тот и выйдет.

– У собаки сломался домик,
Сколько гвоздей потребуется ей?
– Четыре (1, 2, 3, 4).

Типи-типи-надцать,
Типи-восемнадцать,
Считай не считай,
Деток будет шестнадцать.

Тарелки-ложки, горшок для масла,
Пусть найдут лишь через сто лет.

За окном ходит медведь,
Кто его поймает, тот выйдет.

По улице катится яблоко,
Кто поймает – тот и выйдет.

Убыр-кабыр (игра слов), верх ворот,
На воротах воронья голова.

Чима, чима, чимали (игра слов),
Глазки ты закрой-ка,
Спрятавшихся поищи.

Чима, чима, чимали,
У Чумоя копна.
На копне ворона.
Раз, два, три,
Считалке конец.

Источник

Считалки

Удмуртские считалки на удмуртском языке
Удмуртская семья. Вятская губ., Сарапульский уезд, с. Бураново, нач. ХХ в.

Считалки/ лыдъяськон – от лыдъяны/лыдъяськыны «считать» – постоянно присутствующий в детской игре жанр. Именно наличие счёта является особенностью жанра и формирует его поэтику. Чаще всего применяются количественные и порядковые числительные. Употребление чисел лишь первого десятка объясняется, по-видимому, тем, что эти цифры наиболее доступны восприятию ребенка.

Некоторые считалки построены по принципу искаженного счета. В некоторых искажен сам текст, в котором используется двуязычная лексика. По-видимому, из-за незнания других языков при употреблении фольклорного текста не все слова бывают понятными, и потому форма их наиболее приближается к родной речи, вводится смешанная лексика. Непонятные, но звучные слова и словосочетания привлекают детей, и они увлеченно скандируют их. Иногда на искажение идут сознательно, находя удовольствие в самом словотворчестве. Отсюда и появление заумных считалок.

Главная особенность считалок – строгое соблюдение ритма. В удмуртских считалках ритмоорганизующим элементом является чередование ударных слогов. С помощью аллитераций и ассонансов достигается их интонационная особенность. Они обогащаются новым содержанием благодаря профессиональному творчеству. Их образы, ритмику и динамику активно используют в своем творчестве поэты, пишущие для детей.

. Бакча бертӥ улмо (яблок, лимон) питра,
Кин ке кутӥз – со потоз.

2. Буби-кони, нити-воли,
Зата-бита, померита,
Рузь-вазь, князь!

3. Вить, куать, дас куать,
Тон но, мон но одӥг кадь.

4. Вить, дыр, куать, дыр,
Вить туш, куать туш,
Куать мыйык.

5. Вить туш, куать туш,
Сизьым тушо песятай.

6. Гурезь ултӥ улмо (моко*) питра,
Кин ке кутэ – со потэ.

7. Гондыр, гондыр городын,
Чабей мешок гур вылын.

9. Жингыр-бенгыр барабан,
Мон со котыртӥ бергай.

10. Ик-кук, курег кук,
Крашен сапег, луд кеч кук.
Ыжпи, така, кунян лы,
Чипы-курег – душеслы!

11. Икча-кукча, чаба-бильма,
Дюнгы-менгы, лач-пач.
Укно ултӥ питран питра,
Кин сое кутӥз, со потоз.

12. Инӟы-бинӟы, потык-сарык,
Куса-рыса, пыж-пиж,
Пымес-вылес.

13. Кыз йылын коӵо пуке,
Кыӵыр-кыӵыр кыӵыртэ,
Тонэ чимыны косэ.

15. Куар вылын нумыр кылле,
Сое поттыны кулэ.

16. – Музъем вылтӥ песятай кошке,
Музъем шорияк пилиськем.
Со музъемез кышъяны
Кӧня кортӵог быдтозы?
– Дас (1,2,3 …).

17. Мон но, тон но, Паримон,
Онтонлы луоз коньдон.

18. Микта-кукта, чаба-бильма,
Чи-бу, ладь-бадь,
Коръя-воръя, вий-пой,
Поди, Яшка, вон!

19. Нюк улэ питран питра,
Кин кутӥз, со ик чима.

20. Нюлэскы мынэм бере,
Колёсае ёнаськиз.
Солы кӧня кортӵог кулэ луоз,
Лыдӟыса уть али.

21. Одӥг, кык, куинь,
Ньыль, вить,
Гондыр шуба улысь
Тон потӥд.

22. – Одӥг пересь нюлэскы ветлӥз,
Кӧня кионэз со адӟиз?
Кӧня?
– Кык (1, 2).

23. Озьы гозы, кут гозы,
Бакчаын тэтча ӟозы.

24. Одӥг, кык, куинь,
Чурня!

25. Ог обинь, кык обинь,
Пыр луоз куать обинь.

26. Одӥг, кык, куинь, ньыль,
Вить, куать, сизьым,
Тямыс, укмыс, дас,
Чорыг уя тусьты пыдсын,
Кин ке кутӥз, со потоз.

27. – Пунылэн карез тӥяськем,
Кӧня кортӵог кулэ луоз солы?
– Ньыль (1, 2, 3, 4).

28. Типи-типи-надцать,
Типи-восемнадцать,
Лыдӟод ке но, уд ке но,
Пиез потоз дас куать.

29. Тусьты, пуньы, вӧй горшок
Сю артэк медаз шедьты.

30. Укно ултӥ гондыр ветлэ,
Кин ке кутӥз, со потоз.

31. Урам кузя яблок питра,
Кин ке кутэ, со потэ.

32. Убыр-кабыр, капка йыл,
Капка йылын куака йыр.

33. Чима, чима, чимали,
Чимыдэ тон кынь али,
Пегӟемъёсты утча ни.

34. Чима, чима, чимали,
Чумой дорын чумоли,
Чумоли йылын куака.
Одӥг, кык, куинь,
Чиманлэн пумыз вуиз.

Анка-банка, ты чиганка,
Сейы-бейы, поп!

Аз, буки, веди, баклашка,
Скал, табакерка, ыж.
Венец, парсь, чиндыс,
Исили, писили, федала,
Пургала, Федя,
Пурга, Парас, Пекла.

Акыты-бакыты, тукыты-мы,
Абыль-бабыль, тумыны,
Ики-брики, грамматики,
Энак-ленак, пан!

Анна-кутана, тимат,
Сьӧка-льӧка, зимльзян,
Кушкес-голесь, кисьмелень,
День-бень, борос!

Арода-варода, камтари,
Етки-ватки,
Воркемей Петыр,
Вольпис, пот!

Алаката-балаката,
Туктым-тактым,
Шариатан-бариатан,
На четыре барабан.

Аты-баты, чукты-мы,
Абуль-фабуль, дэ-ме-нэ,
Эксп-пекс, пулем пукс.
Наур!

Икилики-микилики, этилики,
Голубилики, токмашки, отешки,
Меток, сокорок,
И выйдет Иван-королёк.

Икча-кукча, чалма-вулма,
Лынгыр-лангыр, лач-пач,
Красный суды, вомы, пот!

Икча-кукча, бильма-люмга,
Чиль-був, лач-пач,
Йотри-вотри, вот, поди!

Икча-кукча, чаба-бульма,
Чикыль-чокыль, гӧршок.

Икча-кукча, чаба-бильма,
Чибу-лулач, черёка-берёка,
Зуйчик-зайчик, кокыр-мокыр.

Ини-бини, рики-факи,
Торба-орба, шурдырмаки,
Дэун-дэун, кусмыдэун,
Бац!
Чум, чум, чума, чум,
Чум сэреге, ам бым-бум,
Амбумбери арондаш,
На базаре чёрный час.

Эни-бени, рики-факи,
Урба-турба, сентебряки,
Дӧу, дӧу, красно дӧу,
Эни, бени, бац!

Это, пето, сюбо,
Кора, изы, шыртки-партки,
Чингыль-мингыль,
Яшка-юбо, берты.

За огородами катится яблоко,
Кто поймает – тот и галит.

Пять, шесть, шестнадцать,
Ты да я – пара.

То ли пять, то ли шесть,
Пять бород, шесть бород,
Шесть усов.

Пять бород, шесть бород,
Седьмой – дед с бородой.

Под горой катится яблоко (моко*-страшила),
Кто поймает – тот и галит.

Медведь, медведь в городе,
Мешок с пшеницей на печке.

Диго-диго, диго-диг,
Считая по паре, будет двенадцать.

Жингыр-бенгыр барабан,
Я вокруг него кружился.

Ик-кук (игра слов), куриные лапки,
Кряшенские сапоги, заячьи лапки.
Ягненок, барашек, кость теленка,
Цыплята-куры – ястребу!

Икча-кукча, чаба-бильма,
Дюнгы-менгы, лач-пач.
Под окошком катится колесо,
Кто его поймает, тот и галит.

Сорока сидит на ёлке,
Кычыр-кычыр стрекочет (игра слов),
Тебя просит галить.

Дважды восемь – шестнадцать.
Мы с тобою – пара.

На листке лежит червяк,
Его надо выкинуть.

– Шел дед по земле,
А земля раскололась.
Чтобы землю заштопать,
Сколько нужно гвоздей?
– Десять (1, 2, 3 …).

Я, и ты, и Паримон,
А деньги возьмет Антон.

Под гору катится колесо,
Кто поймал, тот и водит.

Заехал в лес,
Развалилось колесо.
Постарайся сосчитать,
Сколько гвоздей нужно для его починки?

Раз, два, три,
Четыре, пять,
Из-под медвежьей шкуры
Вышел ты.

– Один старик в лес сходил,
Сколько волков он увидел?
Сколько?
– Два (1, 2).

Так веревка, лапотные оборы,
В огороде скачет стрекоза.

Один овин, два овина,
Все равно будет шесть овинов.

Раз, два, три, четыре,
Пять, шесть, семь,
Восемь, девять, десять,
Рыба плавает по дну (тарелки),
Кто поймает, тот и выйдет.

– У собаки сломался домик,
Сколько гвоздей потребуется ей?
– Четыре (1, 2, 3, 4).

Типи-типи-надцать,
Типи-восемнадцать,
Считай не считай,
Деток будет шестнадцать.

Тарелки-ложки, горшок для масла,
Пусть найдут лишь через сто лет.

За окном ходит медведь,
Кто его поймает, тот выйдет.

По улице катится яблоко,
Кто поймает – тот и выйдет.

Убыр-кабыр (игра слов), верх ворот,
На воротах воронья голова.

Чима, чима, чимали (игра слов),
Глазки ты закрой-ка,
Спрятавшихся поищи.

Чима, чима, чимали,
У Чумоя копна.
На копне ворона.
Раз, два, три,
Считалке конец.

Источник

Урок-игра для учащихся младшего школьного возраста «Путешествие в страну удмуртского фольклора»

Алена Рыбакова
Урок-игра для учащихся младшего школьного возраста «Путешествие в страну удмуртского фольклора»

Рыбакова Алёна Николаевна,

педагог дополнительного образования

Путешествие по стране «Удмуртский фольклор»

Урок-игра для учащихся младшего школьного возраста

Цель: формирование представлений о многообразии малых фольклорных жанров.

— систематизировать и обобщить знания, полученные на кружке «Фольклор»;

— формировать умение учащихся работать в группах, принимая совместное решение;

— воспитывать уважительное отношение к удмуртскому языку и культуре родного края.

Ход занятия

— Здравствуйте, ребята, сегодня у нас немного необычное занятие. Мы отправляемся путешествовать.

Путешествуя по удивительной стране «Удмуртский фольклор», мы побываем в разных городах и деревнях, познакомимся с их жителями и традициями. А на остановках мы будем отдыхать, играя в разные подвижные игры, то есть забавляться. Игры зимой на свежем воздухе – это ЗИМНИЕ ЗАБАВЫ!

Сначала мы разделимся на две команды, каждая команда будет зарабатывать жетоны за правильные ответы и активную работу. В конце занятия мы посчитаем, какая команда получит больше жетонов.

— Ребята,давайте вспомним названия этих населенных пунктов: Пословицы, Поговорки, Частушки, Считалки, Загадки, Дразнилки, Скороговорки.

— Ну, теперь мы можем отправляться в путь по удивительной и увлекательной стране «Удмуртский фольклор».

2. Бызьыны капчи, пиосмуртлы дэрем вурыны секыт (Замуж выйти легко, трудно мужу рубашку сшить).

4. Зарни пичи ке но, дуно (Мал золотник, да дорог).

7. Урод ке но, аслыз мусо (Хоть и плох, а самому себе мил).

8. Кин ужтэк, со няньтэк (Кто без дела, тот без хлеба).

9. Кужым ужын кыда (Сила закаляется в работе).

Снежок порхает и кружится, на улице бело.

И превратились лужицы в холодное стекло.

Проводится Игра «Узы-боры бичаськом».

— Молодцы. Мы можем следовать дальше. Рядом с городом Пословица расположился ещё один замечательный городок Поговорка. И здесь ребята вы должны также пройти испытание –выполнить задание: закончить поговорку.

(Каждой команде предлагаются поговорки (по очереди). За правильный ответ зарабатывают жетоны)

1. Шудбуре толъя-бурья (кошкиз)

3. Урод ивор путэт вискыт но (пыроз)

4. Урод муртлэн сюлмыз (сьд)

5. Уж шоры чиньы пыр (учкыны)

7. Уж вылын калтак, кыл вылын (мастак)

Девочки поют ч а с т у ш к и:

— Пусть сегодня никому дома не сидится,

Выходи, честной народ, будем веселиться!

— Ой, девчонки-хохотушки, запевайте-ка частушки,

Запевайте поскорей, чтоб порадовать людей!

Кстати, частушки – это тоже малый жанр фольклора.

Кто знает частушки и желает спеть?

— Ну, а теперь – поиграем!

Провидится игра: «Круген частушкаос кырзаса шудон».

— Путь открыт, идём вперед. Впереди у нас деревенька веселая. Её жители не работают, а с утра до вечера без умолку говорят. Эта деревенька называется Скороговорка.

— Кто прочитает 3 раза без ошибок?

1. Ехала грека через реку,

Видит грека – в реке рак.

Сунул грека руку в реку,

Рак за руку греку цап.

2. Нимыз- Нимыш, пыдыз- падыш.

Йыги. Тини, ыгы, сое гып! Ыб!

3. Полюбила меня маменька уздой

4. Бадь улэ, пе, мыноно но

— Молодцы. Нелегкое было задание, но вы с ним справились.

— А теперь я предлагаю вам отдохнуть: в село загадок заглянуть.

4. Сьд скал лыктыса вань калыкез погыръялоз (уй). – Придет черная корова и всех повалит (ночь).

5. Сяська вылын сяська (бубыли). – На цветке цветок (бабочка).

6. Китэк, тртэк корка лэсьтэ (кузьыли). – Без рук, без топора дом строит (муравей).

8. Киыз вл – бамез чепыльтэ (кезьыт). – Рук нет – за щеку щиплет (мороз).

9. Гужемзэ шутэтске, толзэ ветлэ (додьы). – Летом отдыхает, зимой ходит (сани).

— Понравились вам загадки? Ну, а теперь, ребята, вы можете загадать по одной загадке своим соперникам.

— Отправляемся дальше и следующая станция «СЧИТАЛОЧКА»

Кто знает считалочки?

1. Бакча берти яблок питра,

2. Буби-кони, нити-воли,

3. Икча-пукча, кут лобиз,

Укно улт питран питра,

Кин сое кутз, со потоз.

Молодцы, ребята, считалки вы знаете. А сейчас проверим, как вы знаете Дразнилки. Какая команда больше назовёт.

2. Виталь-куаталь, куатали,

Няньзэ куртчем — кын потэм,

Йлзэ узем — псь потэм.

3. Жадина – говядина,

— Наше путешествие подходит к концу. В стольный град Сказок и Небылиц мы совершим путешествие в следующий раз, а сейчас нам нужно составить путеводитель для ребят, которым ещё предстоит познакомиться со страной «Удмуртский фольклор».

— Вспомним определения малых жанров Фольклора:

1. Произведение устной народной словесности. Это краткое изречение с нравоучительным смыслом (Пословица).

2. Произведение устной народной словесности. Это крылатое выражение, в котором метко определяется отношение к чему-либо (Поговорка).

3. Произведение устной народной словесности.Это иносказание: описывается один предмет, а подразумевается другой (Скороговорка).

4. Произведения народной словесности. Они употребляются в детских играх. Главное в них – четкость ритма (Считалка).

5. Иносказательное описание какого-либо предмета или явления, данное в форме вопроса (Загадка).

6. Произносимый нараспев стишок, которым дразнят кого-либо.

Конспект занятия по ФЭМП использованием малых форм фольклора во второй младшей группе «Путешествие с Петрушкой» «Путешествие с Петрушкой» занятие по ФЭМП с использованием малых форм фольклора во второй младшей группе. Цель: продолжать формировать элементарные.

«Путешествие в страну Магнитолию.» Конспект опытно-экспериментальной деятельности в старшей группе на тему: «Волшебное свойство магнита». Образовательная область: познание,.

НОД «Путешествие в страну сказок» Ход занятия Восп: Много в мире сказок самых-самых разных, Длинных и коротких,грустных и смешных. И на всей планете взрослые и дети Любят.

Удмуртские считалки на удмуртском языкеНОД «Путешествие в страну звёзд» Цель: Развитие интегративных качеств личности дошкольников в процессе формирования первоначальных астрономических представлений. Программное.

Проект по ПДД «Путешествие в страну ПДД» ПРОЕКТ «ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ПДД» Тип проекта: познавательно – игровой Длительность проекта: с 09.03.2016 по 21.03. 2016 года Участники:.

Проект «Путешествие в страну Сенсорику» Педагогический проект во второй младшей №12 группе «Забавные пчелки» «Путешествие в страну Сенсорику» Учреждение: МБДОУ «Детский сад №.

Источник

Удмуртский фольклор

Содержание

Дразнилки [ править ]

Жанром, несущим в себе особенно выразительные черты детского творчества, являются дразнилки – исаськонъёс (от глагола «исаськыны» – дразниться). Дразнилки являются частью игрового фольклора. Среди детей они встречаются довольно часто. Обычай давать клички и обидные прозвища дети принимают от взрослых, но в детской среде они в известной мере смягчаются. Дети очень любят поддразнивать друг друга и петь насмешливые песенки. Такие песенки-дразнилки и песенки-насмешки представляют особый вид детского творчества. Вначале это просто рифмованные прибавления к имени – прозвища. Если к ним присоединить какой-нибудь стих, образуется дразнилка: «Таня-баня, растабаня; Табаньдэ мыным но вай» – «Таня-баня, растабаня; Табани и мне ты дай».

Загадки [ править ]

Загадка была своеобразным выражением отношения народа к природным и социальным явлениям, школой жизни и поэтического мастерства. На «вечерах загадок» загадывание совершалось в определенном порядке. Загадывание начиналось с частей и функций человеческого тела. Далее тематика расширялась кругами, вовлекая весь окружающий мир предметов и явлений: дом и предметы обихода, двор, домашние животные, огород, пасека. И последняя группа — самая многочисленная — загадки о явлениях природы, куда входят иносказания о годе и временах года, небесных светилах, о реке и ее обитателях, растительном и животном мире.

Звуковая организация загадок предполагает употребление аллитерации: Куакын кикы силе. — Дуриськем (В кустарнике кукушка кукует. — Куют в кузнице), выразительных междометных слов, создающих в загадке особый колорит: Мыноз но мыноз, тӥрныд вылаз лоб! пуксёз. — Пуны (Идет, идет, на топорище хлоп! сядет. — Собака.); искажение звучания: Коняй-юмай кӧй миндэр. — Коӵыш (Сладкоежка — толстая подушка. — Кошка.)

Употребляет загадка и звукоподражания: Пинь! Пинь! шуэ но пиньыз ӧвӧл. — Пислэг (Пинь! Пинь! говорит, а зубов нет. — Синица.). Некоторые загадки полностью построены на звукоподражании: Дыбыр-дыбыр-дыг, Лёгор агай йыг. — Вуко кӧос (Звуки, издаваемые жерновами.).

Из выразительных средств создания образа в загадке чаще всего используется метафора, сравнение и эпитет. Метафорические загадки образуют самую многочисленную группу: Пересь абилэн валесэз пуштоз но — мамыкез куашкалоз. — Лымы (Перина старенькой бабушки лопнет — пух разлетится. — Снег.); Лӥял котырын гондыр берга. — Нянь котӥсь (Вокруг пня медведь крутится. — Человек, месящий тесто).

Обобщения в удмуртских загадках подчас так далеки от загадываемого предмета, что отгадка порой кажется немыслимой в применении к нему. Их лучше воспринимают дети, чем взрослые, ибо непосредственность восприятия загадок со временем утрачивается. Более конкретный вид придает загадке употребление собственных имен. Например, при указании места действия в загадках выступают географические названия, знакомые удмуртам: Кам вамен ез, со но уг шуд. — Ведра вуг (Через Каму струна, да и та не играет. — Дужка ведра.); Вало вамен ез езоз. — Йӧ пилиськем (Через Валу проволока натянется. — Трещина на льду, образуемая во время сильных морозов.). Если речь идет о значительном расстоянии, обязательно упоминаются города Москва, Петербург, Казань, Астрахань: Ачиз Мускоын кораське, шелепез татчы пазяське. — Дуриськем (Сам в Москве рубит, щепки сюда летят. — Куют в кузнице.); Атаез кутчаськыса кылёз, пиез Кузонэ вуоз. — Тыл но ӵын (Отец обуться не успеет, сын до Казани доберется. — Огонь и дым).

Имена собственные в удмуртских загадках встречаются нечасто. Если предмет в загадке уподобляется человеку, чаще употребляются постоянные метафоры пересь «старик», кышномурт «женщина», одӥг адями «один человек». Чувствуется связь загадки с традициями всего удмуртского фольклора. Действующими лицами сказок тоже являются в основном безымянные герои: один человек, один солдат, младшая сестра, бедный человек и т. д.

Заклинания, заклички, заговоры [ править ]

Жанры фольклора, возникнув в разное время, в художественных образах отразили ступени познания человеком окружающей природы и общества. Согласно его дохристианским верованиям, сохранившимся вплоть до XX в., вся природа населялась существами, способными помочь или помешать, навредить человеку. Поэтому в разных случаях к ним обращались с помощью заклинаний, закличек, заговоров, которые составили отдельный самобытный пласт обрядовой поэзии, преследующий утилитарно-магические цели.

В большинстве закличек удмуртские дети обращаются к солнцу. Солнце они ласково называют «матерью», «облако» – отцом. Такие заклички обычно пели во время купания, когда после долгого пребывания в воде переохлаждались, а солнышко в этот момент скрывалось в облаках. Закличкой-призывом сулили солнцу красивое платье.

В закличках-обращениях часто встречаются диалектные слова и словоформы: варьируются обращения, например, к солнцу-матери («нэнэй», «анай», «муми», «нэни» и т.д.), к отцу-облаку («дядяй», «папа», «атай» и т. д.), тогда как сюжеты закличек устойчивы, почти не подвержены изменениям.

Заговоры делятся на хозяйственные, лечебные и любовные. Особенно развитыми у удмуртов были хозяйственные заговоры, которые исполнялись во время частных и общих молений главой семейства или специальными жрецами. Это были обращения к разного рода божествам (троице верховных богов Инмару, Кылдысину и Куазю, покровителю семейно-родового счастья – воршуду и т. д.) с просьбой ниспослать хозяйственное и семейное благополучие, здоровье и счастье.

Поддевки [ править ]

В детской среде существовали и до сих пор сохраняются своеобразные словесные игры – кылын шудонъёс, рассчитанные в основном на простаков. Поддевки основаны в большинстве случаев на созвучиях (рифме): » – Кызьпу, шу! ; – Кызьпу.; – Тыбыр улад тылпу» ; » – Скажи, «береза»; – Береза; – Под твоей лопаткой пожар».

Обычная форма поддевки – диалог, состоящий из трех строк. В первой строке играющий задает вопрос, во второй – повторяется слово, которое просят повторить, а в третьей строке дается ответ. Поддевки близки по функции прибауткам и шуточным ответам. Веселой словесной игрой для детей старшего возраста является быстрое повторение труднопроизносимых стихов и фраз – скороговорок – ӝог веранъёс. Скороговорки построены на аллитерациях и ассонансах, они способствуют выработке у детей правильной артикуляции, помогают осваивать особенности родного языка. Помогают детям чувствовать и развивать речь – четко и быстро выговаривать отдельные звуки, слова и выражения. «Озьы, гозы, кузь гозы; Бакчаын тэтча ӟозы» – «Так, веревка, длинная веревка; В огороде скачет стрекоза».

Тексты некоторых скороговорок, как и дразнилок, не поддаются переводу. При переводе на русский или другие языки теряется сочность звучания слов или отдельных звуков.

Пословицы и поговорки [ править ]

Пословицы, поговорки удмуртов представляют собой свод правил житейской мудрости, народной этики.

В них выражено отношение народа к различным достоинствам и недостаткам человека, они содержат оценку семейной жизни, взаимоотношений в семье, дружбы и любви, коллективизма, богатства и бедности, в них воплотились понимание счастья и горя, жизни и смерти. Вот лишь некоторые примеры: «Пӧян но кышкан одӥг кисыын кыллё» — «Обман и трусость в одном кармане лежат»; «Шонер кырыжез ворме» — «Правда кривду побеждает»; «Одӥг киын герд думыны но уг луы» — «Одной рукой и узла не завяжешь»; «Визьмолы тыл — шуныт, визьтэмлы — сутӥськон» — «Умный у огня согреется, а глупый — обожжется»; «Бызьыны капчи, пиосмуртлы дэрем вурыны секыт» — «Замуж выйти легко, трудно мужу рубашку сшить»; «Самой секыт уж — тэк улон» — «Самый тяжкий труд — безделье» и др.

Предания [ править ]

Мифологические предания [ править ]

В удмуртской несказочной прозе выделяется универсальный жанр преданий, который является вербальной формой отношения народа к исторической действительности: мифической или реалистической. В мифологических преданиях мотивы первотворения, явления каких-либо фактов и реалий действительности переработаны в русле поздней традиции с преобладанием морально-этических установок, что создает своеобразный синтез архаических по установке, но поздних по форме повествований. Один из ярких примеров – повествование, согласно которому пятна на луне появились после того, как бедная девушка, живущая со злой мачехой, попросила у луны покровительства, и та забрала ее к себе, когда девушка пошла за водой в один из рождественских вечеров. С тех пор, говорят, и стоит она там, а в полнолуние отчетливо видны и сама девушка, и коромысло с ведрами.

Многие тексты соотносятся с библейскими сюжетами и образами, но, в отличие от легендарных преданий, их содержание тесно переплетено с архаическими представлениями, переплавившими новые влияния в горниле традиции, как, например, в предании «О сотворении мира». Его героями являются Инмар (Верховный Бог) и Шайтан (Черт). Задумав сотворить мир, Инмар посылает Шайтана достать землю со дна мирового океана. Отдав землю Инмару, Шайтан утаивает ее крупицы за щеками, но когда земля, по повелению Инмара, начинает разрастаться, он вынужден выплюнуть ее. Этот факт, согласно преданию, и является причиной неровности земной поверхности [8]

Легендарные предания [ править ]

Легендарные предания сформированы системой религиозных представлений удмуртского народа – своеобразным синтезом языческих верований с элементами христианства. В связи с этим сюжетный состав легендарных преданий разделяется на два подвида. Первый содержит повествования об установлении обычаев и обрядов, связанных с этнической религией удмуртов, ее трансформацией, взаимоотношениях «удмуртской» и «русской» веры. Сюда же относятся рассказы о прорицателях, некоторые сюжеты о колдунах, их обучении и т. д.

Исторические предания [ править ]

Самый богатый раздел преданий — исторический, циклизующий произведения вокруг нескольких основных тем. В удмуртских исторических преданиях выделяется несколько основных циклов: о древнейших насельниках края; героико-богатырский; о заселении и освоении края; предания о разбойниках, беглых; предания о кладах.

Алангасар стал отправной точкой для создания двух типов образов в удмуртском фольклоре – богатырей и мифических существ. Богатыри стали преемниками их физической силы, мифические существа — «ума». Первые стали персонажами преданий героико-богатырского цикла, вторые — мифологических сказок. Алангасар в архаической традиции – гиперболизированный образ прошлого, воспоминание о мифическом, «дочеловеческом» времени.

Удмуртские считалки на удмуртском языке

Удмуртские предания о героических богатырях получили локальное развитие. Северным удмуртам, к примеру, не известны эпические персонажи южных районов. В фольклоре средней полосы Удмуртии имеется свой круг богатырей и т. д. Собирателями произведений устного народного творчества не зафиксированы эпические тексты, которые имели бы общенациональное звучание, т. е. бытовали бы во всех районах, где проживает коренное население.

Эпические (несказочные) тексты, бытующие в разных районах и повествующие о различных богатырях, между тем имеют общие характерные признаки, способствующие объединению их в определенные жанры. Они выработали свою художественную форму.

Абсолютное большинство эпических текстов, за некоторыми исключениями, повествуется в прозаическом изложении. Сказитель ведет свой рассказ, как бы вспоминая давно прошедшие события. Он как будто и сам верит в то, о чем говорит, и слушателей заставляет поверить в сказанное. Это создает особый стиль повествования. Эпизоды один за другим нанизываются на одну нить и создают особый сюжет.

Изображаемые в произведениях события происходят в Прикамье. Поэтому в текстах часто встречаются картины природы, характерные для этого региона — поля и леса, луга и реки, горы и долы. Типичны для данной местности флора и фауна. Действие может происходить в любое время суток (утром, днем, вечером) и года( летом, зимой и т. д.). Место действия, как правило, конкретизируется, указывается более или менее точно. Об этом ясно говорят встречающиеся в текстах топонимы: названия населенных пунктов, рек, озер, гор, полей и т. д. Среди них, к примеру — Белая Кама, Вала, Чепца, Кильмезь, Тойма, Иж, Пазял, Можга, Дондыкар, Карйыл, Поршур.

Одним из наиболее широко распространенных художественных приемов является гипербола, которая используется при описании различных событий п действий, особенно при создании образов богатырей. Удмуртский материал подтверждает теоретическое положение, замеченное фольклористами,— чем дальше от нас во времени происходили описываемые события, тем больше степень гиперболизации фактов. От характера гиперболы можно примерно установить эпоху описываемых событий.

Легенда «Эш-Тэрек» повествует о борьбе удмуртского батыра с бигерами (татарами). В тексте произведения нет данных, указывающих на конкретное историческое время. Подобные конфликтные ситуации были возможны и в период Волжско-Булгарского государства (IX—XII вв.) и во времена татаро-монгольского ига (XIII—XVI вв.). Анализ гиперболы как художественного приема дает основание предположить, что в произведении отражено более раннее время в рамках указанных эпох.

Отдельные образы богатырей сохраняют прямые указания или намеки на связь с тотемным предком. Донды, например, после смерти превращен в лебедя. Реминисценциями представлений о зоо- или орнитоморфной сущности тотемного предка является магическая способность богатыря превращаться в зверя или птицу: чтобы отомстить за убитого брата Бурсина, богатырь Селта оборачивается вначале медведем, а потом вороном и в таком обличье проникает к врагам или бежит от них. Утраченный в процессе эволюции образ, способный к перевоплощению, превращается в преданиях в образ героя, одетого в шкуру тотемного предка или имеющего шубу из какого-либо меха. Так, непременной принадлежностью «гардероба» богатыря Бурсина является шуба, отороченная мехом бобра (мый ку дуро шуба). Жизнь богатырей, по свидетельству преданий, в целом не отличается от жизни обычных людей. Они также занимаются охотой, рыболовством, земледелием, часто именно они или их дети являются зачинателями того или иного вида хозяйствования или промысла. По-видимому, удмуртские богатыри уже начинают владеть собственностью, выраженной в виде каких-то нарезных денег, о чем свидетельствует упоминание о шорӟем коньдон (рубленые гривны), и обязательного атрибута каждого городища – подземного клада. Недаром мотив хранения несметных богатств на местах поселений богатырей занимает одно из ведущих мест в композиции текста.

Статус богатырей изменяется в моменты нападения на их территории враждебных соседей (тушмон – враг) в целях захвата их земель. Богатыри предводительствуют в сражениях, за что соплеменники в мирное время платят им дань или отрабатывают на их полях. Претендентами на земли их родов выступают как богатыри других удмуртских родов, так и соседние народы (пор – марийцы, бигер – татары, ӟуч – русские). Поиски новых земель (в результате поражения в военных столкновениях или в мирных спорах-состязаниях: стрельба из лука на дальность, пинание кочки) и их освоение также ложатся на плечи батыров.

Положение богатырей в обществе главным образом обусловлено их физическим могуществом. Один из основных мотивов преданий этого цикла — мотив обладания богатырями необыкновенной физической силой – наиболее богат разнообразными версиями, которые раскрывают облик богатыря в конкретных деталях. Физическая сила героя проявляется: в вытягивании пригорков рукой до величины горы; очищении леса голыми руками; перебрасывании камней из пращ или целых бревен с городища на городище; стрельбе из лука за 40, 80 и более верст; изготовлении необычных по величине и качеству орудий труда и оружия; необычайно быстром передвижении; способности перепнуть кочку через реку для разрешения спора за земельные и водные угодья. Невероятная сила богатырей способна проявиться даже после их смерти.

Могучая сила героев богатырского цикла во много раз увеличена за счет сверхъестественных возможностей, предопределенных их жреческо-колдовской сущностью или приобретенных с помощью магических предметов или волшебных помощников. Магическая сила богатырей обнаруживается: в способностях к волхвованию и предсказыванию; во владении магическими предметами (волшебные лыжи — золотые или серебряные, чудесные кони, заговоренные меч/сабля или нож/кинжал); в связи с потусторонним миром.

Предания по тематике, содержанию и форме могут быть различны. Но тем не менее в ряде текстов встречаются одинаковые эпизоды, которые воссоздаются одинаковыми художественными приемами и превращаются в традиционные. Отражение в фольклоре однотипных событий одинаковыми традиционными приемами создает мотив. Мотивы всегда многократно повторяемы. Какими художественными приемами ни показывался бы единичный эпизод, он не станет мотивом, не приобретет традиционного звучания. Мотивы, характерные для удмуртских преданий:

Мотив сравнения человека с дятлом (птицей) или дятленком. Удмурты с древних времен живут в лесном краю, поэтому им хорошо известны повадки лесных птиц. Дятел долбит дерево, выискивая себе корм. Трудяга-дятел импонирует лесному жителю, и он, работая с топором, начинает сравнивать себя с дятлом. Этот мотив характерен для наиболее древних, космогонических легенд, повествующих о вселенной, происхождении жизни и человека. Причем человека-лесоруба сравнивают с дятлом его мифические противники — алангасары, зэрпалы, великаны.

«Маленький человек стал землю пахать, лес рубить, избы строить. Увидел одного мальчик-великан, взял в руку и вместе с топором положил себе в карман. Вернулся домой и показывает матери:

— Посмотри-ка, мать, какого я дятла поймал, он ель долбил.

А мать ему и говорит:

— Сынок, это не дятел, это человек. Значит нас скоро не будет, на свете останутся жить только такие люди. Они маленькие, но работящие; умеют пчел водить и зверей ловить. Пришла пора уходить нам отсюда» («О сотворении мира»).

Во всех легендах, в которых человек сравнивается с дятлом, великаны уходят неизвестно куда, вместо них остаются жить в этих краях обыкновенные люди.

Мотив быстрого передвижения. Богатыри за короткое время преодолевают большие расстояния, но это расстояние дается в пределах реально возможных. Герой передвигается пешком, на лыжах или едет на коне.

«На охоту ходил он за 25 верст. Каждый день, уходя из дома, он брал прямо из печки горячий каравай хлеба, который за дорогу не успевал остыть — так быстро он ходил на лыжах» («Идна-батыр»).

«Жена доставляла ему хлеб еще горячим, 30—40 верст пегий конь скакал так быстро, чтоб хлеб не успевал остыть» («Ядыгар»).

«Зимою Селтакарские богатыри надевали на ноги серебряные лыжи и ходили к богатырям Карйыла. Лыжи эти были настолько быстроходны, что они в один миг пробегали пространство между этими двумя городищами». («Дондинские богатыри»).

«Ретивый в труде, Пазял был ретив на охоте. 30 верст он от Старой Жикьи до порубки перебегал так быстро, что не успевал остывать взятый им для завтрака горячий хлеб». («Пазял и Жужгес»).

Время, затраченное на преодоление определенного расстояния, обычно сравнивается с остыванием горячего хлеба. Откуда этот образ? Почему именно хлеб? Время относится к отвлеченным понятиям, его можно понять и объяснить лишь сознанием. В древности человек отвлеченные понятия старался осмыслить через конкретные образы. Он чувствовал течение времени, но не мог показывать его в часах и минутах. Поэтому определенные отрезки времени он сопоставлял с временем, затрачиваемым на выполнение какой-либо операции в натуральном хозяйстве или необходимым для завершения какого-то явления. Известно, что взятый из печки горячий хлеб остывает медленно, примерно в течение одного часа. Отсюда — батыры менее, чем через час (не успевал остыть горячий хлеб), покрывали расстояние в 25, 30, 40 и более километров.

Мотив перебрасывания тяжелых предметов. При возникновении конфликтных ситуаций между городищами богатыри перекидываются тяжелыми предметами, причем в легендах не говорится о последствиях этих операций. Сказителям не важно, что случилось с людьми другого городища. На первый план выдвигается сам факт перебрасывания тяжестей, т. е. подчеркивается могучая сила богатырей, их желание отстаивать свою правоту.

«Дондыкарские богатыри нередко ссорились с соседними богатырями. Сражаясь с ними, они перебрасывали на соседние городища целые бревна или большие чугунные гири. Так, Гурьякарские богатыри перекидывались бревнами с Весьякарскими богатырями, а с Балезинскими перекидывались 40-пудовыми гирями. Иднакарские богатыри кидали гири в несколько десятков пудов в Сепычкарских богатырей, а богатыри Селтакарские бросали бревна в Иднакарских богатырей, с которыми у них была частая вражда» («Дондинские богатыри»).

Мотив пинания кочек через реку. Удмуртский край изобилует множеством рек и речушек, по обеим сторонам которых тянутся обширные луга. В древности основным путем передвижения были реки. Предки удмуртов селились в бассейнах рек Кильмезь, Вала, Иж и других. Между старожилами и вновь прибывшими возникали спорные вопросы из-за места жительства, луговых и лесных угодий. Эти споры никогда не приводили к кровопролитию. Они всегда разрешались мирным состязанием, одним из наиболее распространенных видов которого является пинание кочек через реку или озеро.

Это состязание выявляет не только физическую силу богатырей: кто пинком может перекинуть кочку через реку. Один из соперников всегда оказывается умнее и хитрее, он заранее срезает предназначенную ему кочку, и, естественно, выигрывает. Мотив любопытен тем, что в нем подчеркивается превосходство разума над физической силой.

Вот как разрешается спор между богатырями Mapданом и Тутоем из-за лугов и лесов вдоль реки Вала. «За ночь Мардан срезал кочку и поставил опять на свое место. Так же велел поступить и своим людям.

На рассвете вышли спорщики к реке. Изо всей силы пнул Тутой большую кочку. Кочка сорвалась и полетела ввысь, затем шлепнулась как раз на середине реки. Потом пнул свою срезанную кочку Мардан. Эта кочка полетела через реку и ударилась о землю за рекой». («Мардан атай и Тутой»). Состязание выигрывает умный Мардан, хотя физически он слабее соперника. А Тутой со своими людьми (со своим родом) был вынужден покинуть эти места. Данный мотив встречается также в легендах «Мардан-батыр», «Тутой и Янтамыр», «Пазял и Жужгес», «Два батыра — два брата» и других.

«Кайван пригласил Завьяла в лес. Стоят они на горе у леса и оттуда смотрят на огромную сосну на другой горе. Кайван взял стрелу, натянул лук, нацелился на сосну и говорит:

— Если эта стрела воткнется в сосну, пусть там у вас будет кладбище, а по ту сторону речки — починок. Места по эту сторону реки Позимь будут ваши, а по ту сторону — мои. Межой между моими и вашими владениями будет Позимь.

— Ладно, пусть будет так,— сказал Завьял.

Кайван пустил стрелу, и она воткнулась в сосну» («Кайван и Ондра батыр»).

Аналогичный мотив встречается в легенде «Дондинские богатыри» и некоторых других.

Мотив подпиливания свай мостов. Прикамье — край множества рек и глубоких оврагов. На дорогах встречается немало мостов, по которым проезжают богатыри. Враги, не смея вступить с ними в открытую схватку, пускаются на хитрость: на пути следования богатырей подпиливают сваи мостов и устраивают засаду. Мост рушится, богатыри попадают в затрудненное положение и нередко гибнут. Этот мотив обнаруживаем в легендах «Калмезские богатыри», «Ядыгар», «Идна батыр», «Мардан батыр», «Можга батыр» и ряде других.

Мотив проклинания пегого коня и второй жены. Он обычно связан с предыдущим мотивом. Богатырь обычно ездит на нескольких (двух, трех) лошадях, те, чувствуя опасность, не идут на обманчивый мост. Пегий же конь не может чувствовать опасности, герой садится на него, конь идет на мост и проваливается. Из-за пегого коня богатырь попадает в ловушку, за что и проклинает его. Откуда появилось отрицательное отношение человека к пегим лошадям?

Удмурты до принятия христианства исповедовали языческую веру. Своим языческим богам они приносили в жертву животных и птиц. По сложившимся народным представлениям, жертвы богов должны быть строго определенной масти. Они не могли принимать пестрых гусей, пестрых барашков и бычков, пегих жеребят и т. д. Животные и птицы определенной масти, угодные языческим богам, попадают под защиту духов-покровителей, которые якобы заранее предупреждают их об опасности, оберегают от несчастных случаев. Доброта духа-покровителя не распространяется на пестрых животных и птиц. Поэтому пегим лошадям никто не дает знать о приближающейся опасности, они не чувствуют ее, за что и получают проклятие от своих седоков.

«Первая жена батыра умерла, он женился второй раз. В один прекрасный день Мардан собрался в дорогу, запряг в телегу пегого коня. Вторая жена забыла положить ему палаш. Поры (марийцы) на его пути подрубили сваи моста. Его пегий конь не остановился перед мостом. Мардан батыр вместе с конем провалился под мост. Падая, он громко крикнул:

— Пегий конь только тогда конь, когда нет коня; вторая жена только тогда жена, когда нет жены.— Так погиб Мардан батыр». Рассмотрим еще несколько примеров.

«Думая спастись, он начал искать шашку. Но вместо остро отточенной шашки под руку попал каравай хлеба. Микола понял, что погибель пришла.

— Пегая лошадь — не лошадь, вторая жена — не жена,—сказал он умирая». («Два батыра — два брата»).

В стилистическом отношении формула проклинания несколько варьируется, но суть остается единой — резко отрицательное отношение к упомянутым объектам.

В преданиях этот мотив трактуется несколько иначе, чем в сказках. Богатырь, спасаясь от погони, может перенять облик зверя или птицы, чего не могут сделать его преследователи. Например. Селта бакатыр, уходя от поров (марийцев), превращается в медведя, затем в ястреба («Калмезские богатыри»).

Аналогичным способом спасается от поров и батыр Мардан. Сначала он также превращается в медведя, затем — в ворона, и его не могут поймать («Мардан атай и Бия-дурак»).

Иногда предводитель рода после смерти не уходит в потусторонний мир, а превращается в тотема-покровителя. «Дожил Донды до глубокой старости. Едва только испустил он последний вздох, как был превращен инмаром в белого лебедя. В этом образе он будто бы покровительствовал удмуртам, которые его не забывают» («Донды»).

В зачине преданий непременно дается указание на прошедшее время, когда происходило описываемое событие. В зачине часто встречается слово «вашкала», которое можно перевести «давным-давно» или «в древности». Это слово указывает на древность рассказываемых фактов.

Если сказитель хочет подчеркнуть большую степень давности, перед словом «вашкала» ставит наречие степени «туж» — «очень». В зачине некоторых легенд традиционным становится слово «кемалась» — «давно». По сравнению со словом «вашкала» это слово указывает на эпоху, более близкую нам, хотя и значительно удаленную.

Более близкое нам время отмечается словом «азьло» — «прежде». Этим самым сказитель как бы подчеркивает недавно прошедшее время. В отдельных случаях степень отдаленности от нас описываемых событий не имеет практического значения. В зачине нет указания на время, сказителю важен лишь сам факт, который он воспроизводит.

Зачин удмуртских сказаний обычно немногословен. Но он задает определенный тон и рассказчику, и слушателям, как бы помогает им мысленно перенестись в ту эпоху, в которую происходили описываемые события.

Концовка предании подводит итог всему сказанному. В стилистическом отношении концовка не выработала традиционной формы, но с точки зрения содержания (информативного начала) в ней наблюдается определенная закономерность. Многие легенды, особенно героические, заканчиваются смертью героя. В отдельных случаях герой сам умирает, дожив до глубокой старости, и народ оплакивает его.

В ряде легенд говорится о преждевременной гибели батыра, и само повествование на этом обрывается. Сцена гибели превращается в своеобразную концовку. Герой обычно гибнет в борьбе с темными силами природы («Эштэрек»), в сражении с иными племенами («Кондрат батыр», «Ядыгар») или при социально-классовых стычках («Камит Усманов»).

В отдельных легендах и преданиях в концовке констатируется, как изменилась жизнь после описанных событий или как и почему народ помнит о фактах глубокой старины.

Приговорки [ править ]

В приговорках-обращениях к домашним животным и птице преобладают мотивы, проникнутые довольно меркантильными соображениями. Просьба в них оформлена настолько буднично, что не будь они традиционными, почти формульными, можно было бы счесть их за случайно высказанное вслух сиюминутное пожелание и т. п.

Сказки [ править ]

Как и в фольклоре других народов, у удмуртов есть сказки: о животных, социально-бытовые или новеллистические, и волшебные.

Сказки о животных [ править ]

Новеллистические сказки [ править ]

Волшебные сказки [ править ]

Считалки [ править ]

Именно наличие счета является особенностью жанра и формирует его поэтику. Чаще всего применяются количественные и порядковое числительные. Употребление чисел лишь первого десятка объясняется, по-видимому, тем, что эти цифры наиболее доступны восприятию маленьких детей. Счет в считалках применяется в разных формах. Иногда он проходит через весь текст: «Одӥг, кык, куинь, ньыль; Вить, куать, сизьым, тямыс; Укмыс, дас – ; Горд солдат потӥз» – «Раз, два, три, четыре; Пять, шесть, семь, восемь; Девять, десять – ; Красный солдат вышел». Некоторые считалки умело построены по принципу искаженного счета: «Анды, дванды, тринды, четыренды; Шахты, монахты, пен пенокас; Карлики, десяток». Этот способ возник в связи с табу счета. Запрет на произнесение точного числа дал возможность введения заумных элементов в систему счета, что в дальнейшем закономерно отразилось и на игровой установке жанра.

В удмуртских считалках можно встретить также произведения с искаженным текстом, возникающие в основном в двуязычной среде. По-видимому, из-за незнания других языков при употреблении фольклорного текста не все слова бывают понятными, и потому форма их наиболее приближается к родной речи, вводится смешанная лексика. Непонятные, но звучные слова и словосочетания привлекают детей, и они увлеченно скандируют их. Иногда на искажение идут сознательно, находя удовольствие в самом словотворчестве. Отсюда и появление заумных считалок. Они образованы разными способами: повторением слов с добавлением согласного – «экетэ-бекетэ»; заменой начальных согласных одного и того же слова – «черека-берёка».

Главная особенность этого жанра – строгое соблюдение ритма. Исчезает ритм – исчезает и считалка. В удмуртских считалках ритмоорганизующим элементом чаще всего является чередование ударных слогов. С помощью ассонансов и аллитераций достигается их интонационная особенность. В стихотворной строке удмуртских считалок, состоящей из трех-четырех слов, обычно бывает не менее трех и более аллитерирующих звуков. Это способствует быстрому запоминанию, обучает детей четкому произношению.

Считалка развивает чутье к языку, приучает к поэтическим особенностям фольклора. В настоящее время в детском репертуаре считалки остаются одним из самых популярных жанров. Они обогащаются новым содержанием благодаря профессиональному творчеству. Их образы, ритмику и динамику активно используют в своем творчестве детские поэты.

Источник

Видео

Вщем лежать блять ! ёто ограбление ! Удмуртский Анегдот 2

Вщем лежать блять ! ёто ограбление ! Удмуртский Анегдот 2

Пять кочерга.Юмор на удмуртском языке.

Пять кочерга.Юмор на удмуртском языке.

Мурӝол Underground - Супер удмурты (клип) СУПЕРУДМУРТЫ

Мурӝол Underground - Супер удмурты (клип)  СУПЕРУДМУРТЫ

Видеокурсы удмуртского языка. Урок #1: Что нужно знать об удмуртском языке

Видеокурсы удмуртского языка. Урок #1: Что нужно знать об удмуртском языке

Удмурты - Ирландцы России?

Удмурты - Ирландцы России?

удмуртские песни#удмуртская музыка

удмуртские песни#удмуртская музыка

Удмуртский акцент, говор, особенности произношения слов

Удмуртский акцент, говор, особенности произношения слов

Удмуртская песня Видео

Удмуртская песня   Видео

Сборник удмуртской эстрады

Сборник удмуртской эстрады

Краткая видеоинструкция к удмуртскому навигатору

Краткая видеоинструкция к удмуртскому навигатору
Поделиться или сохранить к себе:
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.